home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


6 глава

Путешествие было длинным и утомительным. Когда они начали подъезжать к Лондону, Дэзи сказала, что этого не может быть, это ей снится. Они будут плыть по реке вечно. Лиз с трудом скрывала свой восторг и беспрестанно тормошила хозяйку:

— Да смотрите же, мисс! Вестминстерское аббатство! Мы подъезжаем! Господи, благодарю тебя!

Поверив в то, что перед ней Лондон, Дэзи потребовала у Лиз гребень и зеркало и как могла, привела себя в порядок. Она почистила платье и долго рассматривала свое лицо. Потом вздохнула и сунула зеркало горничной:

— Какой ужас.

— Какие глупости! — возразил Рэнфорд, — вы прекрасно выглядите, мисс Вайз.

Дэзи снова взяла зеркало, осмотрела себя и скептически приподняла брови. Она достаточно себя ценила, но не могла понять, что в ней прекрасного в тот момент, когда она более всего напоминает ободранную рыжую кошку.

Дом леди Пейджет находился не очень далеко от набережной, поэтому они скоро добрались туда, наняв кэб. Кэбмен лишь молча покосился в их сторону, оценивая то, что представилось его глазам, но свои комментарии оставил при себе. Самое главное было в том, что эти странные пассажиры платили. А что там с ними случилось — напали бандиты ли и бросили в реку, — неважно.

Оглядев дом своей тети, Дэзи ахнула:

— Какой большой!

— Как здесь красиво! — вторила ей Лиз.

Рэнфорд ничего не сказал, лишь усмехнулся. Он решительно постучал в дверь. Ее вскоре открыл вышколенный лакей и с подозрением уставился на непрошенных гостей. Узнав Рэнфорда, с его лица сошло неописуемое выражение, которое возникло в первую же секунду.

— Леди Пейджет дома, Таннер? — спросил тот.

— Да, сэр, — отозвался лакей.

— Тогда доложи о нас.

Он отстранил лакея с дороги и, пропустив Дэзи вперед, вошел сам.

— Как доложить о вас, господа?

— Мое имя ты знаешь. И поторопись. Леди Пейджет будет очень рада нас видеть.

Судя по лицу лакея, он очень в этом сомневался, но удержался от комментариев. Проводив их в приемную, он быстро удалился.

Дэзи огляделась по сторонам. Обстановка была богатой. Может быть, поэтому она почувствовала себя неуютно, зная, что ее вид никуда не годится. Как смотрел на них этот Таннер! Он, видать, бог знает что о них подумал. Дэзи представила себе, как он представит их леди Пейджет и содрогнулась.

Отворилась дверь и в приемную вошла леди средних лет. У Дэзи внезапно сжалось сердце, так как она очень походила на ее покойного отца.

— Мэйворинг! — воскликнула леди, — где вы пропадали? Вас все обыскались. Что-то случилось? Я смотрю, ваш вид красноречиво об этом свидетельствует.

— Да, леди Пейджет, но уже все позади.

Леди Пейджет перевела взгляд на Дэзи и вздрогнула:

— Боже мой! Мисс, простите, но вы мне очень напоминаете… — она не договорила.

— Это мисс Дэзи Вайз, — представил девушку Рэнфорд.

— Дэзи?! — ахнула женщина, — Дэзи Вайз! Что ты здесь делаешь, девочка, в таком виде? То произошло? А где твои родители? Где Генри? А Эмили? О, я понимаю, ты очень похожа на Эмили. Такой она была лет пятнадцать назад.

Дэзи непроизвольно закрыла лицо руками.

— Леди Пейджет, — Рэнфорд подошел к женщине и взял ее за руку, — к сожалению, мне придется сообщить вам неприятную новость. Мистер и миссис Вайз умерли в Дувре.

Леди Пейджет покачнулась, так что мужчине пришлось подхватить ее и усадить в кресло.

— Господи! Я должна была догадаться! Бубонная чума! Дэзи, дорогая, как я тебе сочувствую! — леди достала платок, так как ее лицо было залито слезами, — бедный Генри, бедняжка Эмили!

— Леди Пейджет, мисс Вайз некуда идти. Мы с трудом смогли покинуть Дувр.

— Да.

Леди Пейджет встала и подошла к племяннице:

— Нечего и говорить о том, что ты останешься у меня. Молоденькой девушке нельзя быть в одиночестве, — она обняла Дэзи за плечи, — сколько тебе пришлось пережить, девочка моя! Ты такая худенькая и бледная! Но ничего, это мы живо поправим.

Женщина усадила девушка в кресло. Потом взглянула на Рэнфорда:

— Где вы ее нашли, Мэйворинг?

— В Дувре.

— Она не болела этой… этой гадостью?

— Нет. Болел я.

— Вы! — она всплеснула руками.

— А мисс Вайз самоотверженно за мной ухаживала. Могу смело сказать, если бы не она, я бы здесь не находился.

— Не преувеличивайте, — произнесла Дэзи, это были ее первые слова.

— Напротив, — возразил Рэнфорд.

— И ты была там совершенно одна? — продолжала спрашивать леди Пейджет.

— Со мной была Лиз, — пояснила Дэзи, — правда, она тоже болела.

— Где же вы жили? — ужаснулась женщина, обняв ее за плечи.

— У тети Кэрол.

— Понятно. А где же…

— Умерла.

— Боже мой, — она вздохнула, — все это ужасно.

Оглядев молчащих гостей, леди Пейджет решила взять инициативу в свои руки.

— Вам всем нужно привести себя в порядок. Дэзи, дорогая, тобой займется горничная. Вы, Мэйворинг, тоже не можете разгуливать по улицам в таком виде.

— Я уже разгуливал, и со мной ничего не случилось, — возразил тот, — мне нужно домой.

— О да, конечно, — слегка улыбнулась леди Пейджет, — и кое-кого навестить, не правда ли? Хорошо, вы давно уже совершеннолетний. Ступайте.

Рэнфорд слегка поклонился женщине и взглянул на Дэзи.

— Мисс Вайз, до встречи.

Она кивнула, стиснув зубы.

Проводив гостя взглядом, леди Пейджет произнесла:

— Хороший малый этот Мэйворинг. Тебе повезло, душечка, что ты его встретила. Иначе подумать страшно, что могло бы случиться.

— Куда это он так торопился? — спросила Дэзи нарочито небрежно.

— Ну как же, навестить миссис Эштон, конечно же. Миссис Клариссу Эштон.

— Кларисса, — повторила девушка, нахмурив брови, — кажется, я уже слышала это имя.

— Наверняка. Кларисса Эштон — первая красавица Лондона.

— Понятно, — Дэзи встала, — где я могу переодеться?

— Сейчас, дорогая. Пойдем.

— И еще, тетя, — она выговорила это с заметным усилием, — у меня с собой нет никакой одежды. Мы… э-э-э… слишком спешили и…

— Какие пустяки. Сегодня я одолжу тебе платье моей дочери Харриет. А завтра пригласим портниху, и у тебя будет столько платьев, что ты собьешься со счету.

Перспектива получить столько одежды сразу не обрадовала Дэзи, но она выдавила из себя улыбку, чтобы не обижать славную леди Пейджет. Ей хотелось плакать, но она решила повременить с этим.

Нервы ее долго были на пределе и, когда наступило облегчение, Дэзи была готова плакать от чего угодно. Ей было неловко, но она ничего не могла с собой поделать. В ней что-то сломалось. Напряжение последних дней выходило со слезами, и с этим нужно было смириться. Однако, сейчас причина была куда более серьезной. После того, как она услышала о миссис Клариссе Эштон.

Девушка все-таки не выдержала и, когда горничная приводила в порядок ее волосы, уже вымытые и высушенные, начала тихо всхлипывать.

— Что с вами, мисс? — испуганно спросила горничная.

— Ничего, все в порядке, — пояснила Дэзи, промокая глаза платком.

На этот раз Дэзи быстро удалось подавить слезы, но за обедом ничего не вышло. Она вспомнила первый завтрак в доме тети Кэрол. Леди Пейджет покачала головой, видя состояние племянницы.

— Бедняжка, — произнесла она сочувственно, — тебе нужно прийти в себя, Дэзи. Не плачь, дорогая, все позади.

— Да, я знаю, — провсхлипывала Дэзи, — но я не могу остановиться. Я плачу из-за любого пустяка. Понимаю, что это глупо, но…

— Это не глупо. Это все нервы, — женщина встала, подошла к ней и обняла за плечи, — тебе нужно поменьше сидеть в одиночестве и вспоминать прошлое. И я знаю, что нужно делать.

— Что? — взглянула на нее племянница глазами, полными слез.

— В Лондоне столько развлечений, детка. И я намерена показать их тебе все до единого.

— Это, наверное, дорого, — предположила Дэзи.

Женщина рассмеялась:

— Нисколько. К тому же, это моя забота. Я сама очень люблю развлечения. А сейчас нам особенно нужно поднять свой дух. Вот увидишь, Дэзи, пройдет месяц — и ты сама себя не узнаешь.

Когда обед закончился, леди Пейджет повела племянницу в одну из комнат, где был растоплен камин.

— Итак, — начала она, садясь в кресло, — завтра я приглашу портниху. Для начала она сошьет тебе пару платьев. А потом мы поедем в театр. Ты когда-нибудь была в театре?

— Да, во Франции, — пояснила Дэзи.

Увидев дрожащие губы девушки, леди Пейджет поспешила сказать:

— Уверена, он не идет ни в какое сравнение с нашим Королевским театром. Я обожаю там бывать. В театре всегда собирается самое изысканное общество. Я покажу тебе самых влиятельных людей страны.

Дэзи кивнула.

Вопреки ожиданиям, она неплохо провела вечер, а лежа в постели, заснула почти сразу, хотя думала, что будет рыдать всю ночь. Но, видимо, девушка соскучилась по настоящей кровати, мягкой постели и мирной обстановке без каких бы то ни было трупов и стонов больных.

Наутро Дэзи чувствовала себя намного лучше. Слезливое настроение улетучилось, правда, нельзя было с уверенностью сказать, что навсегда. Но сегодня ею владел живой интерес к происходящему. Часов в двенадцать пришла портниха и Дэзи была слишком занята, чтобы думать о грустном. И потом, вряд ли на свете есть женщина, которую не радуют обновы.

Когда она снимала наметанную ткань, очень надеясь, что это последняя примерка на сегодня, в комнату вошла горничная Джейн.

— Мисс Вайз, — начала она, — госпожа зовет вас в гостиную.

— Хорошо, — кивнула Дэзи, собираясь выходить.

— Нужно хотя бы причесаться, — остановила ее Джейн, — у леди Пейджет гости.

— О-о, — протянула девушка.

Тетя энергично взялась за выполнение своей программы.

Послушно причесав волосы и поправив кудряшки, Дэзи вышла за дверь и направилась вниз. Ей было интересно, что за люди посетили леди Пейджет. Но в гостиной помимо тети, находился только Рэнфорд. Увидев его, Дэзи изобразила самую любезную улыбку, на которую только была способна. Интересно, что он тут делает? Она-то считала, что его сейчас от обожаемой Клариссы не оторвешь.

— Дорогая, не стоило так торопиться, — улыбнулась тетя, — это всего лишь Мэйворинг.

— Это не слишком любезно с вашей стороны, леди Пейджет, — усмехнулся тот, — добрый день, мисс Вайз.

Она присела, на сей раз улыбаясь куда более искренне, поскольку шутка тети ее рассмешила.

— Добрый день, мистер Рэнфорд.

Она испытывала странное, двойственное чувство. Радость и волнение оттого, что пришел всего лишь Мэйворинг, и злость, потому что поняла, что все ее глупые, наивные надежды оказались беспочвенными. Кларисса Эштон — вот его мечта и любовь. А ее он просто пожалел. Ну, и еще, наверное, он благодарен ей за спасение. Но это совсем другое.

Но Рэнфорд ничем не дал понять, что тяготится обществом дам и торопится к другой. Напротив, у него был такой вид, словно он долго сюда стремился и вот, наконец, успел.

— Ни к чему в такой чудесный день сидеть дома, — сказал он, — почему бы нам не прогуляться?

— Хорошая мысль, — улыбнулась леди Пейджет, — но я уже не в том возрасте, чтобы постоянно находиться на воздухе. К старости появляется такая противная вещь, как ревматизм и подагра.

— Глупости, — фыркнул Рэнфорд, — вы еще слишком молоды, чтобы думать о подагре. К тому же, вы прекрасно держитесь в седле. Неужели, за полгода что-то изменилось?

Леди Пейджет рассмеялась:

— Нет, вы правы. Но мы не можем поехать на прогулку, Мэйворинг. И не из-за моего ревматизма, а из-за временного отсутствия подходящей одежды у Дэзи.

— О да, понимаю, — кивнул он, — но на прогулку в саду это не распространяется, надеюсь?

Женщина кивнула.

— Конечно, нет. Дэзи, дорогая, почему бы тебе не погулять немного и не подышать свежим воздухом?

— А вы, тетя? — спросила Дэзи.

— В саду еще сыро, душенька.

— А у вас ревматизм, — ехидно напомнил Рэнфорд.

— Вот именно, — ничуть не обиделась леди Пейджет, — и подагра.

Они рассмеялись. Даже Дэзи улыбнулась, хотя ей гораздо больше было жаль тетю, что она подвергается столь ужасным недугам.

— А это не опасно? — посерьезнела она позднее.

— С этими болезнями люди живут десятилетиями, — отмахнулась женщина, — еще не встречала ни одного человека, который бы умер от ревматизма. Идите в сад, прогуляйтесь, подышите свежим воздухом, побеседуйте. А я пока распоряжусь насчет чая.

— Ну что ж, — кивнул мужчина, — нужно признать, все это звучит очень убедительно. Вы хотите составить мне компанию, мисс Вайз?

Дэзи и хотела, и не хотела, но кивнула:

— Я постараюсь. Но я не очень веселая собеседница.

— Ничего страшного.

Сад леди Пейджет был устроен по всем правилам. Ровные, посыпанные песком дорожки, аккуратно постриженные кусты и ухоженные клумбы. Дэзи до сих пор не имела возможности это увидеть, и поэтому с любопытством оглядывалась по сторонам. Сад показался ей не слишком большим, но очень милым. Здесь должно быть приятно прогуливаться.

— Как самочувствие? — спросил у нее Рэнфорд.

— Очень хорошо. А почему вы об этом спрашиваете? Я-то ведь не болела.

— Полагаю, вам пришлось хуже, чем больным. Что, собственно говоря, мы делали? Всего-навсего лежали и стонали.

— Не шутите этим, — нахмурилась Дэзи, — это совсем не смешно.

— Конечно. Но над собой-то я могу подшучивать, правда?

Подумав, она признала его правоту. Да, пошутить над собой, почему бы и нет? Не каждый на это способен, но раз уж наделен такой способностью, то ему можно только позавидовать.

— А как ваше самочувствие, сэр? — осведомилась Дэзи в задумчивости.

— Здоров, как бык.

— Так не бывает.

— У меня бывает. Видите ли, мисс Вайз, никогда раньше болезнь не укладывала меня в постель надолго. У меня железное здоровье.

— Это хорошо, — порадовалась за него девушка.

Она огляделась, заметив рядом с собой клумбу с розами. Девушке всегда нравились цветы, но розы — особенно. Из всего великолепия флоры она предпочитала именно их.

— Очень красиво, — вполголоса произнесла она.

— Хотите, сорву один?

— Нет, не надо, — запоздало запротестовала Дэзи, но было поздно.

Рэнфорд уже наклонился и двумя пальцами оторвал цветок со стеблем с розового куста.

— Ну вот. Теперь тетя будет сердиться.

— Это я беру на себя. И потом, для чего же еще нужны розы? Их посадили здесь именно с этой целью.

Девушка взяла цветок, избегая шипов и приблизив к лицу, понюхала.

— Благодарю вас, сэр, — поблагодарила она мужчину, — здесь мило и очень спокойно.

— Это именно то, что вам не хватало?

— Да, пожалуй.

Она помолчала, не зная, что еще добавить. Все темы для разговоров почему-то выветрились у нее из головы. Точнее, кое-что там все-таки оставалось, но это Дэзи сочла бессмысленным и если уж на то пошло, глупым.

— Не очень-то вы разговорчивы, мисс Вайз, — заметил Рэнфорд тем временем.

Она искоса на него взглянула. Зачем он вообще сюда пришел? Неужели, он не понимает, что для нее лучше было бы совсем его не видеть, чем видеть и знать, что его сердце принадлежит другой? Впрочем… ему-то откуда такое знать? Он ведь и понятия не имеет о ее чувствах. Наверное, чувствует себя обязанным уделять ей внимание, ведь она ему жизнь спасла. Надо как-то расплачиваться.

— Простите, — проговорила Дэзи вслух, — даже не знаю, что это на меня нашло. Хотя вообще-то я не очень разговорчива. Но вы правы. Знаете, я довольно давно не была в Англии и должна заметить, что тут гораздо лучше, чем в других местах. Хотя может быть, я говорю так потому, что здесь моя родина.

— Нет, мисс Вайз, вы говорите не о том, — почти перебил ее мужчина.

Девушка уставилась на него с изумлением. Не о том? Что это он имеет в виду? Чем эта тема хуже любой другой? Или она была недостаточно вежлива и учтива?

— А о чем я должна говорить? — спросила она непонимающе, — кажется… ой!

Разговаривая, Дэзи позабыла про розу, но та о ней не забыла. Острый шип впился в палец девушки. Вскрикнув от боли, она уставилась на ранку, откуда уже показалась капля крови.

Не заметив этого, Рэнфорд продолжал:

— И в самом деле, о чем можно со мной разговаривать? Может быть, мне уйти?

Глаза Дэзи стали еще больше, хотя казалось, что дальше уже некуда. Она даже позабыла про укол шипом розы.

— Простите, — пробормотала она, — но я вас не понимаю. Вы хотите уйти потому, что вам не нравится избранная мною тема? Согласна, она весьма банальна, но не до такой же степени. И потом, я даже… — девушка оборвала сама себя, так как вспомнила про палец и принялась искать платок, чтобы приложить его к ране.

Роза мешала ей и Дэзи положила ее на скамью. Наконец, платок был найден. Вытащив его, девушка собралась выполнить задуманное, но ей помешал собеседник.

— Мисс Вайз, — начал он, видимо, поняв ее совершенно превратно, — ну что вы! Я вовсе не хотел вас обидеть. Нет, правда, перестаньте. Извините меня. Сам не понимаю, что говорю.

Дэзи поморгала ресницами, чувствуя себя как никогда глупо. Именно сейчас ей совершенно не хотелось плакать. Но недоразумение на этом не окончилось. Рэнфорд усадил ее на скамью и продолжал развивать свою мысль:

— Не плачьте же. Я такой идиот, говорю гадости, а потом хочу, чтобы ко мне хорошо относились.

— Нет, я вовсе… — девушка осеклась и поспешно спрятала лицо в платок.

После таких слов признаваться в том, что она и не собиралась плакать, было бы не только вопиющей бестактностью, но и прямым поводом к ссоре. Девушка пару раз всхлипнула, чтобы выглядеть убедительнее. Потом решила, что хватит. Какая все-таки глупость. К тому же, очень странно. Когда ей хочется плакать, то приходится изо всех сил сдерживаться. А сейчас, плачь — не хочу, так нет, ни единой слезинки выдавить из себя не может.

— Простите, — сказала она, — это так глупо.

— Ничего глупого не вижу, — запротестовал он, — напротив, это как раз вполне естественно. Я знаю, почему вы плачете.

— Да? — протянула Дэзи, ей и самой было очень интересно это услышать.

— Ну конечно. Нервы, вот и все.

— Тетя тоже говорит, что у меня расшатаны нервы, — подтвердила девушка, — и в последнее время я слишком часто плачу.

— На мой взгляд, вы ведете себя очень сдержанно.

— Ну, я стараюсь, — скромно заметила она, чем вызвала у него легкую улыбку, — правда, не всегда получается. Но тетя говорит, что мне нужно развлечься. Предлагает пойти в театр.

— Хорошая мысль! — воскликнул Рэнфорд, — знаете, что пришло мне в голову? Мы могли бы пойти в театр на следующей неделе. Вам непременно нужно там побывать.

— О, это очень мило с вашей стороны, но мы не можем отвлекать вас от важных дел, сэр.

— Какие важные дела? Глупости. У меня полно свободного времени.

— В самом деле? Полагаю, вам хочется побыть с… со своими близкими. Вы ведь так давно их не видели.

Это прозвучало со скрытым подтекстом, хотя Дэзи и старалась не выдавать своей осведомленности. А потом подумала: «А почему бы и нет?» Ей не нужны ни пустые знаки внимания, ни ложные надежды.

Рэнфорд сдвинул брови и взглянул на Дэзи таким взглядом, что она приподняла брови.

— Что это вы имеете в виду? — агрессивно спросил он, — какие еще близкие? Кто именно?

— Это вы у меня спрашиваете? — отозвалась Дэзи с полным самообладанием, — кому, как не вам знать это? Ваша семья, к примеру.

— Моя семья? И кто же?

Дэзи кашлянула. Кажется, мистер Рэнфилд перегрелся.

— Ваши родители. У вас есть родители?

— У меня есть родители, — отрезал он, — но они не живут в Лондоне. И вряд ли они слышали что-либо о том, где я побывал. Совсем недавно я получил письмо от отца, где тот выговаривал мне, что я слишком много трачу. Но это не относится к делу. Каких еще близких я должен навестить?

— Каких хотите, — тон девушки стал куда более прохладен, чем раньше, — лично я и понятия не имею.

— Вот именно, — отчеканил Рэнфорд, — что вы вообще знаете обо мне? Ничего.

— Да, в самом деле. Вы ведь ничего не рассказываете. Хотя это ваше право.

— Вместо того, чтобы придумывать идиотские отговорки, лучше признайтесь прямо, что вам просто не хочется идти со мной в театр.

Тут Дэзи уже рассердилась окончательно. Это у нее идиотские отговорки? Да ты на себя посмотри!

— Какие отговорки? — переспросила она таким тоном, что все и так было ясно.

— Идиотские, — четко пояснил Рэнфорд.

— Ах, идиотские! — Дэзи топнула ногой, — это просто возмутительно! У меня, оказывается, идиотские отговорки! Хотите сходить в театр? Прекрасно! Можете сходить туда со своей близкой знакомой, — последние слова она выделила, — вы ведь так скучали. Давно не виделись. И кстати, нечего на меня кричать.

— Хорошо, не буду, — обманчиво легким тоном пообещал он, вскакивая на ноги, — я вообще больше ничего вам не скажу. До свидания, мисс Вайз. Прощайте, мисс Вайз.

И развернувшись, он горделиво удалился.

Она упала обратно на скамью и шумно перевела дух. Ну вот, она это сказала. Она это сказала! И теперь… теперь все. Теперь он больше никогда не придет. Дура. Дура, дура! Дэзи вцепилась руками в волосы и сильно дернула. Стало больно, но заплакала она вовсе не от боли. Точнее, не от этой боли.

Дэзи сидела в саду так долго, что не заметила, как начали сгущаться сумерки. И лишь вышедшая в сад леди Пейджет прервала это бесцельное времяпровождение.

— Дэзи! — протянула она, подходя к ней, — что случилось? Почему ты здесь? А где Мэйворинг?

— Ушел, — ответила Дэзи, встряхнув головой и немного придя в себя.

— Ушел? — непонимающе переспросила тетя, — куда ушел? Он даже не попрощался со мной. Я ничего не понимаю.

Девушка хотела объяснить ей, в чем дело, но потом решила, что не стоит. Этого тете знать не надо. И потому она придумала более-менее подходящий предлог.

— Ему было очень неловко, тетя, уходить так поспешно и он очень извинялся. Но слуга принес ему письмо, и он…

— А-а, теперь понятно, — усмехнулась леди Пейджет, — полетел на крыльях любви. Эх, молодость, молодость!

— Да, — куда громче, чем следовало согласилась девушка, — миссис Эштон, так, кажется? Я не ошибаюсь?

— Дэзи, — женщина приподняла брови.

— Тетя?

— В чем дело?

— Все просто прекрасно. У вас чудесный сад.

— Ты мне зубы не заговаривай. Я пока что не выжила из ума. Ну-ка, посмотри на меня.

Она взяла племянницу за плечи и развернула к себе.

— Так, так, — заключила она, — глупая девочка. Почему же ты сразу мне ничего не сказала?

— А что я должна говорить? — Дэзи хотела высвободиться, но у нее ничего не вышло, — со мной все в порядке.

— Как бы не так. Ну, Мэйворинг! Знаешь, дорогая, так и хочется намылить ему шею. Зачем морочить голову молоденькой девчонке?

— Чепуха, — фыркнула та, — что вы, тетя. Какие глупости.

— Глупости, будто бы. Вот что, Дэзи, выслушай меня спокойно, пожалуйста. Я понимаю, что это трудно. Кларисса Эштон — замужняя дама. Точнее говоря, до недавнего времени была таковой. Но месяц назад ее супруг умер, к моему глубокому сожалению. Мэйворинг добивался ее очень долго. Так, дай подумать, — она подняла глаза к темнеющему небу, — год. Ну да, почти год или чуть больше. И вот, наконец, когда он добился своего, муж прекрасной Клариссы умирает.

— Какое совпадение, — не выдержала и съязвила девушка, — и для чего вы мне это рассказываете, тетя?

— Затем, чтоб ты выбросила его из головы.

— Мужа прекрасной Клариссы?

— Успокойся. Нет, конечно, я имела в виду Мэйворинга. Посуди сама, ухаживать за дамой целый год, добиваться ее, а тут вдруг такая возможность! Кто ее упустит?

— Ну да, еще бы. Но я и не думала ни о чем подобном.

— Думала. И теперь думаешь.

— Нет, не думаю.

— Дэзи, детка, я все понимаю, — леди Пейджет легонько похлопала ее по плечу, — если бы я знала, что для тебя это столь серьезно, то не пустила бы его даже на порог.

— Все это полная ерунда, — дернула Дэзи плечом, — абсолютная. Вы это сейчас придумали. То есть… простите я не хотела так сказать, но все равно, это неправда.

— Конечно, — женщина грустно улыбнулась, — не извиняйся, Дэзи, все в порядке. Я знаю, ты девушка благоразумная. И я рада, что ты держишь себя в руках и не раскисаешь. Пойдем-ка в дом, дорогая. Уже поздно, пора спать. А ты наверняка голодна.

— Нет, спасибо, — покачала головой Дэзи, — мне не хочется.

— А надо бы. Молоденьким девушкам нужно как следует кушать. Но я не буду настаивать. Знаю, каково это, глотать пищу через силу. Пойдем, пойдем.

Дэзи, больше не споря, отправилась за тетей. Она была не столь наивна, чтобы в самом деле считать, что Рэнфорд для нее ничего не значит. Она давно кое-что сообразила. Но если тетя считала, что рассказы о Клариссе Эштон ее утешат, то ее старания успеха не имели. Кларисса стала для девушки больной темой. Молодая, красивая вдова, причем, не просто красивая, а первая красавица Лондона! Ну, разумеется, она вне конкуренции. Только очень глупая и ограниченная девица может на что-то надеяться в такой ситуации. Поэтому Дэзи и не надеялась, она всего лишь пыталась подавить возникшее чувство в зародыше. И до сих пор у нее неплохо это получалось. Но пришла тетя и своими ненужными утешениями свела на нет все старания племянницы.

У себя в комнате Дэзи упала на постель и закрыла глаза. Все глупости, глупости, просто полная чушь, ерунда и бред. Нужно забыть об этом поскорее и подумать о чем-нибудь другом.


5 глава | Шипы и розы | 7 глава







Loading...