home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


2 глава

Первый день, проведенный в Дувре, был тяжелым. Но не менее тяжелыми были еще две недели, которые они там провели. Эмили каждый день закатывала истерики, ругалась с сестрой, мужем, служанкой, потом опять рыдала и впадала в апатию. Она совсем перестала следить за собой, целыми днями бродила по дому с распущенными волосами и в одной ночной сорочке. Ее муж пытался, было, вразумить ее и привести в себя, но это ему плохо удавалось. Если Эмили и начинала его слушать, то тут же спрашивала, когда они уедут из города. А уж потом все начиналось сначала.

Кэролайн не обращала на свою сестру никакого внимания, видимо, убедившись в ее непроходимой глупости раз и навсегда. Она занималась привычными делами, ворча, что ей некогда обращать внимание на идиотские истерики, которые закатывает ее сумасбродная сестричка, тем более, что ничего нового она не услышит.

Дэзи пыталась вести себя, как обычно, но это было очень трудно сделать. Ее никто не поддерживал. Мать попеременно рыдала, вопила и бродила по дому как привидение. Отец сначала утешал жену, но это вскоре ему порядком надоело, так что все дни напролет он пропадал в городе, ходил на пристань, пытаясь найти хоть какое-нибудь средство для передвижения. За две недели он совершенно вымотался от переживаний, нервов и очень похудел.

Девушка целыми днями смотрела в окно, хотя то, что она видела, не могло вернуть ей хорошее настроение и внушить хоть какую-нибудь надежду на улучшение ситуации. Ей хотелось зарыдать и забиться в истерике от невозможности что-либо изменить, но пример матери отбивал всякую охоту. На что будет похож этот дом, если в нем появятся уже целых две истерички, вместо одной?

Спустя четырнадцать дней пребывания в Дувре, отец пришел с пристани в очень возбужденном состоянии. Он нервно потирал руки, глаза его горели под спутанными волосами, падающими на лоб.

— Я нашел средство передвижения. Его хозяин согласился довезти нас до ближайшего населенного пункта. Правда, мне пришлось отдать ему все деньги, что у нас были.

Эмили впервые за много дней оживилась:

— Мы уедем отсюда? — спросила она.

— Да, дорогая.

— Когда?

— Завтра на рассвете.

— Боже мой, боже! — ахнула женщина, — нам нужно собирать вещи. Дэзи, ты слышишь? Завтра мы уедем отсюда! Господи, ты услышал мои молитвы!

— Скорее всего, ему надоело выслушивать твои вопли, — пробормотала Кэролайн себе под нос, тихо, так что ее никто не слышал. Но так уж она была устроена.

Эмили схватила дочь за руку и потащила наверх, став вдруг необычайно деятельной и энергичной.

У Дэзи даже слезы на глаза навернулись от облегчения. Слава богу, все позади! Уже завтра они будут далеко от этого гиблого места и окажутся в безопасности. Нет ничего приятнее столь восхитительной новости.

— Мисс Рэйли, — продолжал Генри, глядя на свояченицу, которая осталась в комнате одна, — вам тоже нужно собираться. Берите немного вещей, чтобы не перегрузить судно.

— Я не поеду, — заявила Кэролайн.

Мистер Вайз вытаращил глаза:

— Как? Почему?

— Зачем? — женщина пожала плечами, — это мой дом и я не собираюсь его оставлять. Я родилась в нем, в нем и умру.

— Но мисс Рэйли…

— Я сказала: «нет», — отрезала Кэролайн, направляясь к двери, — я уже взрослая женщина и могу сама позаботиться о себе, спасибо.

Генри ничего не оставалось, как принять это к сведению. Мисс Рэйли была особой решительной, и ее невозможно было сдвинуть с выбранной позиции, которую она избрала. Сказывалась кровь, с этим ничего нельзя было поделать. Впрочем, упрямством было в той или иной мере подвержено все семейство Рэйли, во всяком случае, те, кого знал мистер Вайз. Некоторые признаки он начинал замечать и в собственной дочери, правда, это проявлялось довольно редко, но все же проявлялось.

До поздней ночи в доме продолжалась суета. Дэзи уже давно не видела свою мать столь оживленной. Ее горя и апатии как не бывало. Она активно собирала вещи и даже при этом что-то напевала себе под нос. Хорошее настроение было и у Лиз, она сияла.

Генри с трудом смог уговорить их лечь спать.

— Нам придется рано вставать, — увещевал он женскую половину семьи, — мы должны хорошо выспаться.

Дэзи послушалась и отправилась к себе. Она ощущала в душе необычайный подъем. Неужели, все закончилось? Следовало возблагодарить за это Бога.

Наутро девушку разбудили громкие рыдания матери. Вскочив с постели, Дэзи выбежала в коридор, путаясь в подоле длинной ночной рубашки. Что случилось? Эта мысль сразу возникла в мозгу и даже воспоминания о вчерашнем не могли ее выгнать. Они уезжают из Дувра, возвращаются домой. Почему же мать так громко плачет?

Вбежав в комнату родителей, девушка резко остановилась, словно налетела на стену. Сперва она увидела Кэролайн. Лицо у тетки было угрюмым. В руке она держала грязный, потертый чепец, который совсем недавно стащила со встрепанной головы. Столь же старый капот был неимоверно засален.

— Что произошло? — спросила Дэзи.

Ее сердце упало в пятки.

Кэролайн молча указала подбородком куда-то вперед. Девушка обернулась и увидела следующую картину.

В спальне на кровати лежал ее отец, но больше ничего обычного в увиденном не было. Во-первых, лицо его было красным, и это был не простой румянец, краснота была нездоровой. Во-вторых, он тяжело дышал, с присвистом, постанывая сквозь зубы, и при всем том был в забытьи. Около него стояла Эмили и рыдала, закрыв лицо руками. Ее плечи вздрагивали. Каштановые волосы были не прибраны и рассыпались по спине и плечам.

Дэзи поняла все за какую-то долю секунды. Это была бубонная чума, и она поразила ее отца. Он болен.

— Мы заразимся от него и умрем, черт побери, — сказала Кэролайн, — я же говорила, что ни к чему бродить по городу. Нужно было сидеть здесь — и все было бы в порядке.

Дэзи судорожно вздохнула, признавая правоту ее слов и хотела подойти к матери. Но тетя удержала ее за руку:

— Не ходи туда. Тебе вовсе необязательно болеть этой гадостью. Слыхала, от нее умирают? Лично я собираюсь запереться на третьем этаже и не выходить, пока все не закончится.

— А что вы будете кушать, тетя? — с изумлением спросила Дэзи.

— Не столь важно да и бог с ним. Прихвачу что-нибудь. А тебе, Дэзи, я советую не подходить к отцу близко. Нельзя дышать даже одним воздухом с больными чумой.

Кэролайн развернулась и вышла. Дэзи посмотрела ей вслед, не зная, как теперь поступить. В словах тети был здравый смысл, но гораздо больше закоснелого эгоизма и заботы о собственной драгоценной шкуре.

Эмили рыдала, ни на что не обращая внимания. Ее дочь посмотрела на родителей паническим взглядом. Неужели, никто из взрослых не скажет ей, что делать? Раньше это всегда был папа, но он болен. Кто теперь будет распоряжаться?

— Боже мой, — почти беззвучно прошептала девушка, шагнула к матери и положила руку ей на плечо.

— Мамочка, пожалуйста, успокойся. Иди переоденься.

— Ах, Дэзи! — Эмили отняла руки от лица, — зачем все это? К чему? Он заболел, ты видишь?!

— Да, я вижу. Идем, мама, — девушка решительно вывела мать в коридор, — нам нужно одеться, умыться и позавтракать. Ты же не хочешь выглядеть, как тетя Кэрол?

— Ах, не все ли теперь равно? — Эмили махнула рукой, но послушно пошла за дочерью.

Дэзи была еще очень молода и во всем привыкла полагаться на родителей. Но сейчас все изменилось. Отец болен, мать в истерике и судя по всему, не собирается возвращаться в обычное состояние, тетка умыла руки и устранилась, мол, делайте, что хотите. Оставалась Лиз, но и служанка была в той же мере испугана и растеряна.

На кого же ей положиться? Что делать? Выбор был небогатый. Либо пустить все на самотек и вести себя как Эмили, либо отстраниться, как тетя Кэрол, либо решать все самой. Но Дэзи никогда раньше этого не делала.

И все же, она велела Лиз накрыть на стол. Пока служанка занималась привычным делом, ее руки были заняты и она не могла ныть и хныкать.

Больше всего Дэзи беспокоила мать. После бурной истерики она впала в апатию. Женщина сидела на стуле совершенно прямо и смотрела на противоположную стену пустым взглядом. Она ничего не видела и не хотела видеть. Она свернулась, словно улитка в своей раковине.

Дэзи пришлось вести мать в столовую за руку, словно ребенка и усадить на стул. Взглянув на Эмили, девушка заметила, что та не понимает, где находится и, всхлипнув, вложила ей в руки ложку.

Самой ей кусок не шел в горло, она давилась, упорно заставляя себя глотать, хотя горло сжимали спазмы. Эмили ела машинально, глядя в пустоту.

Одолев половину порции, Дэзи отодвинула тарелку и откинулась на спинку стула. Потом взяла салфетку и вытерла ею рот.

Что теперь делать? Как быть? Дэзи очень хотелось, чтобы мать взяла себя в руки и стала распоряжаться, но эта вероятность, похоже, была невозможна. Эмили по своей сути не способна была к какой-либо ответственности.

Дэзи захотелось плакать. Она уже скривила губы и всхлипнула, но слез не было. Она всхлипнула еще раз, а потом ей внезапно захотелось завизжать. Испугавшись, девушка закусила зубами край салфетки и посмотрела на мать: не заметила ли она. Но Эмили все было глубоко безразлично. Она смотрела сквозь дочь и машинально скребла ложкой по пустой тарелке, издававшей противный скрипучий звук. Этот скрип пробрал Дэзи до самых печенок. У нее появилось ощущение, что мать скребет ложкой по ее натянутым нервам.

Девушка встала и бросила салфетку на стол. Решительно подошла к матери и отобрала у нее ложку. Эмили не возражала. Она была мягкой и послушной, словно ребенок. Позволила довести себя до комнаты и усадить в кресло.

Бросив на нее взгляд, Дэзи поняла, что помощи ей ждать неоткуда. Ей оставалось либо самой впасть в прострацию, либо что-то предпринять. Подумав, что именно выбрать, девушка прошла в спальню и посмотрела на отца. Он был в том же плохом состоянии, что и раньше, лоб покрывала испарина, а воздух из легких вырывался со свистом.

— Лиз! — крикнула Дэзи, внезапно решившись.

Служанка прибежала на ее зов. Она остановилась в дверях, не делая никаких попыток войти в комнату к заразному больному.

— Да, мисс?

— Таз с холодной водой и полотенце, — приказала ей девушка, — кувшин, питьевую воду, стакан — и быстро.

Лиз присела и исчезла. Требуемые предметы она принесла минут через двадцать.

Дэзи обмакнула полотенце в таз, намочила его, потом как следует отжала и, помахав им в воздухе, сложила в несколько раз. Оттерев лоб отца, она положила на него полотенце.

Попытавшись напоить его при помощи стакана, девушка поняла, что это проблематично и велела Лиз принести ложку. С этим предметом дело пошло легче.

— Где тетя, Лиз? — повернулась она к горничной.

— Она у себя в комнате, мисс.

— Ты знаешь, где это?

Лиз утвердительно кивнула.

— Веди меня к ней.

— Хорошо, мисс.

Дверь комнаты была заперта. Дэзи громко постучала и сказала:

— Тетя Кэрол! Откройте, это я, Дэзи!

— Что тебе нужно, Дэзи? — спросила Кэролайн, не спеша удовлетворять ее просьбу.

— Скажите мне, где живет доктор. Папе нужен доктор.

Кэролайн отрывисто рассмеялась и, открыв дверь, посмотрела на Дэзи:

— О чем ты говоришь, девочка? Если доктор еще не сбежал из этого богом проклятого города, то заказов у него тьма-тьмущая. Лучше и не пытайся.

— Но что же делать? — Дэзи в отчаяньи всплеснула руками, — нужно что-то делать, нельзя просто сидеть и ждать, когда он умрет!

— Ты более решительна, чем твоя мать, — с уважением заметила Кэролайн, — не распускаешь нюни. Хорошо, пусть будет так. Пойдем, поищем мистера Дэвидсона. Это наш семейный доктор. Ты права, нужно что-то делать, пусть даже это и бесполезно.

Дэзи почувствовала прилив сил. Тетя наконец решилась взять руководство в свои руки. Это было большим облегчением.

Она сбежала вниз, в свою комнату и надела плащ с капюшоном, который накинула на голову. Девушка с нетерпением прохаживалась по холлу в ожидании тети.

Спустя несколько минут Кэролайн спустилась по лестнице. В руке она несла тяжелый пистолет. Увидев его, Дэзи вытаращила глаза, а потом спросила:

— Зачем он вам, тетя?

— На улицах полно всякого сброда, — отрезала Кэролайн, — а мы с тобой — две беспомощные женщины. Постоять за нас некому. Вот поэтому.

Дэзи кивнула, признавая правоту ее слов. Да, в такое время пистолет будет не лишним. А возможно, и самым необходимым в обиходе предметом.

Кэролайн засунула пистолет под плащ и, крепко взяв племянницу за руку, вышла с ней на улицу, велев Лиз запереть за ними дверь.

Женщины пошли по дороге по направлению к воротам. Дэзи посмотрела на тетю и была поражена ее лицом, угрюмым и решительным.

— Сколько неприятностей сразу, — пробормотала Кэролайн, — сперва ваш приезд, как снег на голову, потом заболел твой отец, а Эмили впала в истерику. Она никогда не умела бороться с трудностями. Всегда пыталась спихнуть их на кого-то еще. Господи, где теперь искать этого врача!

— Наверное, у него дома, — предположила девушка.

— О да, конечно, — хмыкнула тетя скептически, — именно туда мы и направимся. Но я очень сомневаюсь, что он будет там.

Кэролайн была права, мистера Дэвидсона дома не оказалось. Бледное, перепуганное лицо его супруги, выглянувшей в окно, произвело на Дэзи тяжелое впечатление, так что она едва не разрыдалась.

— Но где же он? — плачущим голосом спросила она.

— На Блэйн-роуд, — ответила миссис Дэвидсон, — вряд ли, вы сможете заручиться его согласием. Он очень занят.

— Что я и говорила, — припечатала Кэролайн, — ладно, пошли на Блэйн-роуд, — и она дернула племянницу за руку.

Дэзи было страшно идти по улицам. То, что она видела, оставляло неприятный след в душе, у нее дрожали конечности и она боялась споткнуться. От лица отхлынула вся кровь. Люди лежали прямо на мостовой, некоторые были еще живы и пытались ползти за ними следом, умоляя о помощи. Некоторые выкрикивали им вслед проклятия и угрозы. Дэзи вцепилась в руку Кэролайн и постоянно оглядывалась. Та крепче стиснула рукоятку пистолета под плащом:

— Пристрелю любого, кто сунется, — успокоила она племянницу на свой лад.

Дэзи содрогнулась от услышанного.

В доме на Блэйн-роуд находилось нечто вроде дома призрения или общественной больницы. Вид здания был удручающим как снаружи, так и изнутри.

Доктора Дэвидсона им удалось разыскать нескоро. Здание было большим и женщинам пришлось обойти немало помещений, прежде чем они его нашли. Он находился в одной из огромных комнат, переполненных лежащими вповалку людьми. Их возгласы и стоны поразили Дэзи. Она и не представляла раньше, что больных может быть так много.

Доктор Дэвидсон выглядел очень усталым и озабоченным. Он выслушал Кэролайн, изъяснявшуюся кратко и точно и ответил:

— К сожалению, мисс Рэйли, я ничем не могу вам помочь. Видите, сколько больных. И их становится все больше и больше.

Тут Дэзи не выдержала:

— Но ведь вы доктор! Вы обязаны лечить людей!

— А я чем занимаюсь, мисс? — рассердился он, — по-вашему, я бездельничаю? У меня и минутки свободной нет.

— Что же нам делать, мистер Дэвидсон? — спросила Кэролайн.

— Единственное, чем я могу вам помочь, это советом. Рассказать, как нужно ухаживать за вашим больным. В любом случае, это окажется нелишним.

Делать было нечего и, хотя Кэролайн меньше всего на свете хотела ухаживать за больным мужем Эмили, она все же внимательно выслушала доктора Дэвидсона.

Когда они уже собрались уходить, она произнес, смотря на Дэзи:

— Мисс следовало бы увезти отсюда.

— А это возможно? — скептически отозвалась Кэролайн.

— Нет, увы, — он покачал головой и на его лице было написано глубокое сожаление, — все выезды из города перекрыты, никого не выпускают. Даже если б вам и удалось найти какое-нибудь средство передвижения, в чем я очень сомневаюсь, то вам никогда не покинуть Дувр. Солдатам велено стрелять без предупреждения. Ни к чему выпускать заразу из города. В чем-то я их понимаю, — проговорил доктор отстраненно, — это единственный возможный выход локализовать эпидемию. Но все-таки… — замолчав, он махнул рукой.

— Да-а, — протянула Кэролайн.

— Как это, стрелять? — пораженно спросила Дэзи, — но мы ведь здоровы!

— Откуда вы знаете? — доктор пожал плечами, — вот и солдаты этого не знают. И не желают выяснять. Они, как и вы, не хотят заразиться.

— Значит, все мы умрем? — опять заговорила Дэзи.

В ее голосе слышалось отчаянье.

На ее вопрос никто не ответил. Кэролайн смотрела в сторону. Доктор Дэвидсон смущенно кашлянул.

Дэзи оглядела помещение долгим взглядом.

— Я вам советую, сударыни, поменьше выходить из дома, — заговорил доктор спустя некоторое время, — никого не впускать. Сейчас участились случаи грабежей и убийств. Негодяи никого не боятся. Да и кто теперь будет следить за порядком?

— Мы так и сделаем, — решительно сказала Кэролайн, взяв племянницу за руку, — спасибо за помощь, доктор Дэвидсон. Пошли, Дэзи.

Они попрощались с ним и вышли.

Всю дорогу девушка шла в каком-то оцепенении. Она ни на что не обращала внимания, сосредоточившись только на своих переживаниях. Кэролайн, напротив, настороженно зыркала по сторонам, высматривая опасность. Пару раз она сворачивала на другие улицы, не желая сталкиваться с подозрительными личностями.

Лиз открыла им дверь со слезами на глазах. Он воскликнула:

— Как хорошо, что вы вернулись! Я уже не знаю, что делать.

— Что такое? — спросила Кэролайн.

— Миссис Вайз…

Тут они воочию увидели Эмили, которая метнулась к ним с воплем:

— Где вы были? Нужно немедленно уезжать отсюда! Дэзи, где находится лодка?

— Черт побери! — выругалась Кэролайн, — ты, кажется, не понимаешь английского, Эмили. Тебе уже сотню раз говорили, что покинуть город невозможно!

— Это неправда! — Эмили топнула ногой, — ничего невозможного не существует. Вчера Генри достал лодку.

— Генри болен. Ты забыла об этом, Эмили?

Но женщина упорно стояла на своем, не воспринимая никаких разумных доводов.

— Мы возьмем его с собой.

— Я свихнусь из-за тебя, Эмили, — заявила Кэролайн, — этого делать нельзя. Неужели, ты не понимаешь?

Миссис Вайз полоснула сестру ненавидящим взглядом и схватила Дэзи за руку:

— Мы должны отсюда уехать, детка. Пойдем пешком, пойдем куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

— Мама, — сказала Дэзи, — из города никого не выпускают. Солдаты будут стрелять без предупреждения.

Эмили с минуту смотрела на дочь непонимающим взглядом, а потом завопила так, что Дэзи отшатнулась:

— Я тебе не верю! Ты заодно с Кэрол! Вы обе хотите, чтобы мы здесь умерли! Но я не хочу умирать, не хочу!

Оттолкнув дочь, Эмили кинулась к двери. Кэролайн крепко схватила ее за руку и влепила звонкую пощечину. Сестра сперва ойкнула, с изумлением посмотрев на сестру, и, наконец, залилась слезами. Ее сопротивление было сломлено. Эмили позволила увести себя наверх, в ее комнату. Кэролайн и Лиз усадили женщину на стул, дали воды. Потом Лиз осталась хлопотать возле хозяйки, а Кэролайн вернулась к племяннице.

Дэзи все также стояла внизу с отсутствующим выражением лица.

— Если ты считаешь, что настал конец света, — сердито начала тетя, — то ошибаешься. Это только начало конца.

Дэзи взглянула на нее, пытаясь справиться с эмоциями:

— Я… — ее голос сорвался.

— И если ты намерена устроить истерику, то учти, я не собираюсь носиться с вами троими. Мне и без вас хлопот хватает.

— Я не собираюсь устраивать истерику, — сквозь зубы произнесла Дэзи, потому что именно этого ей и хотелось.

Ей хотелось завизжать на весь дом, упасть на пол, застучать по нему кулаками. Но девушка понимала, что это бесполезно. Кэролайн права. Ее несчастья никуда не денутся, если она будет визжать.

Стиснув кулаки так, что ногти впились в кожу, Дэзи развернулась и направилась наверх, в комнату отца. Нужно было что-то делать. Безделье только усугубляло ее отчаянье, а работа притупляла его.

Сменив полотенце на лбу отца, девушка остановилась, припоминая рекомендации доктора Дэвидсона.

Кэролайн, заглянув в комнату, сказала:

— Отойди от него, Дэзи. Ты еще слишком молода для того, чтобы болеть этой дрянью. Я сама все сделаю.

Дэзи согласилась и предоставила тете право ухаживать за отцом.

Но безделье тяготило ее. Девушке хотелось бегать из угла в угол, как матери, рыдать, биться головой о стену. Поэтому, чтобы не давать воли чувствам, девушка решила заняться хоть каким-нибудь делом. Она взяла собой Лиз и отправилась осматривать дом и запасы еды. Продуктов было достаточно, во всяком случае, как подсчитала Дэзи, они могут без особых хлопот прожить здесь месяца два, а то и больше, не думая о пропитании. К тому же, в данный момент было небезопасно выходить на улицу, да и бесполезно. Вся торговля в Дувре прекратилась, люди думали лишь о том, чтобы выжить.

Не обращая внимания на протесты Лиз, Дэзи стала помогать ей готовить. Хоть что-то делать, лишь бы не прислушиваться к своим мыслям и не думать о том, что будет дальше. Что будет с ними со всеми.

Лиз смирилась с ее помощью, только сказала:

— Ох, мисс, у вас такие нежные руки! Вам не следует заниматься тяжелой работой.

— Если я ничего не буду делать, я завизжу, — отозвалась Дэзи угрюмо, не осознавая, что сейчас как никогда больше напоминает тетю.

Лиз в ответ лишь вздохнула.

Накрыв на стол, девушки отправились на поиски обитателей дома. Кэролайн с готовностью согласилась на перерыв, но прежде ей нужно было покормить больного.

— Вряд ли, он проглотит больше одной — двух ложек бульона, — заметила она, — но ему нужно поддерживать силы. Я приду позже, Дэзи. Лучше растолкай свою мать, пусть она хоть немного взбодрится.

Девушка кивнула головой и отправилась за матерью. Но тут столкнулась с Лиз, которая в панике выбежала из ее комнаты. На ее лице был написан ужас.

— Боже мой! — ахнула Дэзи, — что случилось?

— Миссис Вайз… — Лиз вцепилась в ее руку, — с ней что-то не так, мисс.

Дэзи без слов кинулась в комнату матери. Эмили сползла со стула на пол, вцепившись руками в его ножки и негромко стонала. Ее трясло, словно от холода.

— Помоги мне перенести ее на кровать, — велела Дэзи служанке.

Но Лиз попятилась к двери.

— Нет, мисс… нет, простите… я не могу. Я боюсь заразиться! — вскричала девушка и, закрыв лицо руками, убежала.

Несколько минут Дэзи стояла как изваяние и смотрела на Эмили, глаза которой были закрыты. Она что-то бормотала опухшими губами, но девушка не могла разобрать слов.

Решившись, Дэзи наклонилась к ней и, разжав руки матери, отодвинула стул в сторону. Эмили была стройной женщиной небольшого роста, но даже это оказалось для Дэзи непосильной задачей. Девушка не смогла поднять ее, с трудом дотащила Эмили до кровати, поддерживая за плечи. Но для того, чтобы положить мать туда, требовалось куда больше сил, которых у Дэзи не было.

Она остановилась и задумалась. Все ее внимание было поглощено этой проблемой, так что все остальное просто перестало существовать. Тонкие брови сошлись в одну линию, губы крепко сжались.

Наконец, Дэзи приняла решение. Она наклонилась, положила одну из рук матери себе на спину, придерживая ее другой рукой за талию, и попыталась встать. Это было тяжело, Дэзи едва не упала. Но в последнюю минуту ей удалось сохранить равновесие.

Тяжело дыша, девушка уложила Эмили на кровать, расшнуровала ее корсаж и сняла платье, полагая, что лежать в постели одетой не слишком удобно. Накрыв мать одеялом, Дэзи перевела дух.

Тетя Кэрол, — сказала она, заглядывая в другую комнату.

— Что такое? — Кэролайн отвлеклась от своего занятия, — я иду. Подожди немного.

— Тетя, — Дэзи подошла ближе, — мама заболела.

Женщина взглянула на племянницу, в ее взгляде было нечто большее, чем просто озабоченность.

— Этого еще не хватало, — пробормотала она себе под нос, — уже двое.

Кэролайн встала со стула и подойдя к Дэзи, взяла ее за руку:

— Пойдем посмотрим на твою мать.

Девушка молча кивнула головой.

Кэролайн долго смотрела на Эмили, которая металась по кровати, сбивая простыни и что-то бормотала. Сейчас ее слова звучали четче и были более понятны, чем раньше. Дэзи прислушалась и уловила:

— Генри, давай уедем отсюда. Генри, пожалуйста, сделай это для меня. Мы должны уехать.

Девушка выпрямилась и сжала кулаки.

— Так, — Кэролайн подошла ближе, — это ты положила ее сюда, Дэзи?

— Да, тетя.

— Лиз помогала тебе?

— Нет. Она боится подходить к больным, чтобы не заразиться. Она убежала.

— Дрянная девчонка. Убежала, когда у нас каждые руки на счету. Кто будет ухаживать за больными?

— Я помогу вам, тетя. А Лиз вернется. Она, наверное, прячется где-нибудь в доме.

— Я ее высеку, — заявила Кэролайн угрюмо, — пойдем обедать.

— Я не хочу есть, — Дэзи закусила губу.

— Надо, — отрезала женщина, — хочешь — не хочешь, тебя никто не спрашивает. Ты что же, собираешься раньше времени протянуть ноги?

Дэзи вздохнула.

— Хорошо. Вы правы, тетя. Вы все знаете.

— Ты думаешь, я всю жизнь только тем и занималась, что ухаживала за больными? — раздраженно заметила Кэролайн, — нет. И терпеть этого не могла. Но должен же кто-то это делать.

— Да, — согласилась девушка, — должны мы.

— Молодец, девочка. Пошли обедать.

Что они и сделали.

После того, как они пообедали, Кэролайн вернулась к больным, а Дэзи отправилась на поиски Лиз. Она обошла весь дом и с трудом отыскала служанку в дальней каморке, где хранились продукты. Там было темно, и девушка не сразу заметила съежившуюся в уголке фигурку.

— Лиз? — спросила она, — что ты здесь делаешь?

Ответом было лишь тихое бормотание да тягучий стон.

— Лиз! — настойчиво повторила Дэзи, подходя ближе, — что с тобой?

Она наклонилась над девушкой и дотронулась рукой до ее лба. Он был горячим словно печка.

Дэзи отшатнулась назад, ударившись спиной о полку и уронив ее. На пол посыпались мешочки и баночки. Не обращая на это внимания, она выбежала из кладовой и со всех ног помчалась наверх.

— Тетя! — закричала она, вбегая к Кэролайн, — помогите мне, я одна не справлюсь.

— В чем дело, девочка? — осведомилась женщина, поворачиваясь к ней, — что там, пожар, наводнение?

— Лиз заболела. Она лежит в кладовой. Я нашла ее там.

— Проклятье! — выругалась Кэролайн, — это будет похуже потопа. Сперва твой отец, потом Эмили, теперь Лиз… Кто следующий, хотела бы я знать!

Они вышли в коридор и молча отправились за Лиз.

Совместными усилиями перенесли ее в комнату и уложили на постель. Кэролайн в задумчивости потерла переносицу. Волосы свешивались ей на лицо.

— Что же нам теперь делать, тетя? — тихо спросила Дэзи.

— Что делать? Работать! — рявкнула та, — работать, если не хочешь совсем спятить! Поняла?

— Да, тетя, — согласилась девушка и отправилась убирать со стола.


1 глава | Шипы и розы | 3 глава







Loading...