home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 28

Шарлотта

– Мы ходим кругами, – заметила Джейн.

– Не может быть. – Шарлотта козырьком приложила руку к глазам и оглядела продуваемые ветром вересковые пустоши, которые окружали их со всех сторон. Нигде ни села, ни домика – ни малейший признак человеческой деятельности не портил величественного пейзажа. Собственно, рассмотреть этот пейзаж она и не могла. В какой-то момент той схватки в особняке она потеряла лорнет. (Здесь мы остановимся, чтобы почтить минутой молчания лорнет в черепаховой оправе Шарлотты Бронте, который безвременно почил в Торнфилд-холле, когда мистер Рочестер наступил на него, что спасло жизнь Александру.) Так что вместо пустошей перед Шарлоттой представали лишь розовато-золотистые пятна… и еще необычайно крупный кусок скальной породы, выступавший с одной стороны на поверхности холма.

– Я понимаю, этот мшистый гранитный утес кажется знакомым, – уверяла она Джейн, – но это не тот самый мшистый гранитный утес, мимо которого мы проходили час назад. Это другой. Даже не сомневайся.

Джейн молча поглядела на нее.

– Хелен говорит, что не может идти дальше, – хриплым голосом пояснила она. – Ей нужен отдых.

Возражать, что Хелен мертва и бестелесна, а потому и так находится на вечном «отдыхе», у Шарлотты не оставалось сил. Ее собственные ноги ужасно ныли, и глаза закрывались сами собой. Так что она просто кивнула. Маленькая печальная процессия остановилась у знакомого (да-да, это, несомненно, тот самый, теперь это ясно) мшистого гранитного утеса и устроила короткий привал на заболоченной поляне.

И как их занесло в такое безлюдное место? В первый день все шло нормально. Выбравшись из Торнфилда, они шли и шли, пока не добрались до дороги, по которой в тот момент как раз проезжал экипаж. Девушки замахали руками, кучер остановился. Они спросили, куда он направляется. Оказалось – в городок неподалеку от Хоэрта, где Шарлотта назначила Александру встречу. В Хоэрте у нее был родной дом – ну, что-то в этом роде, ведь она провела там, в сущности, не много времени. Но, во всяком случае, там безопасно, там – папа и Бран. Кучер согласился довезти их за тридцать шиллингов. На двоих девушки наскребли только двадцать. Этой мизерной суммы хватило, чтобы добраться с экипажем до Уиткросса – не города даже, а, скорее, просто развилки четырех больших дорог. Но к Хоэрту он располагался достаточно близко, и Шарлотта решила, что остаток пути они легко преодолеют пешком. А чтобы добраться быстрее, предложила идти напрямик через вересковые пустоши.

И вот теперь они здесь. Заблудились, дрожат от холода, и опасность подстерегает их на каждом шагу.

– Еще Хелен хочет есть, – сообщила Джейн.

В животе у Шарлотты заурчало. К голоду она была привычна, как, собственно, и Джейн, но такого сильного приступа она никогда раньше не испытывала. Кроме горстки каких-то сомнительных ягод, они ничего не держали во рту уже двое суток – с самого бегства из Торнфилда. В первый день голод давал о себе знать резким, навязчивым жжением в желудке. Теперь он перешел в плавучую головокружительную пустоту.

А вокруг, как мы уже сказали, не наблюдалось ни единого селения.

– Прости, что завела тебя сюда, – сказала Шарлотта. – Я всегда страдала топографическим кретинизмом.

– Ничего, – пробормотала Джейн. – Теперь я, по крайней мере, сама управляю собственным телом. Это уже кое-что. А в мире есть вещи и пострашнее, чем заплутать.

Например, умереть от голода, подумала Шарлотта. Или замерзнуть насмерть. Оба варианта явно не исключались для них в ближайшей перспективе. Недаром мисс Бронте всегда предпочитала сидеть дома…

Но тут они отчетливо услышали отдаленный звон колокола. Шарлотта с Джейн разом встрепенулись.

– Хелен спрашивает – что это? – поинтересовалась Джейн.

– Церковный звон! – ахнула подруга. – Ты можешь понять, откуда он доносится?

– Оттуда!

Взяв на сей раз на себя роль проводника, Джейн понеслась через заросли вереска на спасительный звук. Но очень скоро звон умолк, и остался лишь назойливый свист ветра, а человеческое жилье так и не показалось на горизонте.

– Проклятие! – выругалась Шарлотта. – Наверняка Хоэрт уже близко.

– У Хелен болят ноги, – доложила Джейн.

У Шарлотты на большом пальце ноги вскочил волдырь. В том, что с Хелен могло случиться нечто подобное, она сомневалась. Мисс Бронте вздохнула. Уже темнело, а скоро наступит полный мрак, и станет еще холоднее. Кроме того, судя по гряде грозовых облаков над головой, должен пролиться дождь.

На лицо ей упала первая капля, затем еще одна – на макушку. А им пришлось бежать без шляпок-капоров. Даже саквояжа со сломанным замком при ней не было. Она закрыла глаза, наклонилась вниз, потому что дождь начал накрапывать уже всерьез, и старалась просто дышать размеренно, забыв о нависшей над ними опасности. Шарлотта представила себе, что мистер Блэквуд верхом на коне где-то рядом. Ищет их. Волнуется. Окликает по именам. Возможно, он уже добрался до Хоэрта? И теперь может обнаружить их здесь в любой момент?

Но, увы, Александр не появлялся. Шарлотта с усилием проглотила комок в горле. Вот о таких-то моментах глубочайшего переживания и напряжения пишут величайшие авторы, подумала она. Ибо что они сейчас переживают, как не самую глубину отчаяния. Надо бы все это отразить на бумаге.

Тут-то до нее дошло, что блокнот тоже остался в Торнфилде. Самая тяжелая потеря! Хотя… даже если бы он оказался при ней, ничего настрочить не удалось бы. Лорнета-то тоже нет. И перо наверняка выпадало бы из окоченевших пальцев.

– Прости меня, Шарлотта, – вдруг произнесла Джейн дрогнувшим голосом.

Мисс Бронте открыла глаза. Подруга стояла напротив нее. Волосы ее и вся верхняя часть платья пропитались водой, а лицо выражало ту же степень крайнего уныния, какое царило в душе Шарлотты. Кажется, Джейн плакала, хотя, возможно, это просто капли дождя на щеках?

– Тебе не за что просить прощения, – заметила Шарлотта, – мы же заблудились из-за меня.

– Но главная вина – моя. Если бы не я, ты бы здесь даже не очутилась. А теперь мы погибнем.

– Мы не погибнем, – убежденно сказала Шарлотта, стуча зубами от холода.

– Я по пути заметила уже трех привидений, – сообщила Джейн. – И все они умерли тут, неподалеку.

– А ты не можешь узнать у них дорогу до Хоэрта? – Писательница подошла поближе и взяла подругу за ледяную руку.

Обе попытались изобразить храбрые улыбки.

– Хелен говорит, жить в роли привидения – не так уж и плохо.

– Честно говоря, это не очень вдохновляет, – мягко возразила Шарлотта.

Джейн нахмурилась.

– Еще она говорит, у тебя за спиной какой-то свет.

Мисс Бронте резко обернулась. Небосвод быстро темнел, ночь вступала в свои права, но Джейн не ошиблась – вдалеке, у холмистой гряды, словно звезда надежды, зажегся огонек. Он тускло, но отчетливо пробивался сквозь пелену дождя. Или это только игра воображения? Точно не скажешь…

– Хелен говорит, нам надо идти на свет.

И вся компания, медленно расправив измученные члены, потащилась в этом направлении. Вскоре на пути им встретилась трясина. Шарлотта начала без конца спотыкаться и падать в вязкую грязь, но Джейн каждый раз стоически приходила ей на помощь. Так, вместе они преодолели болотистый участок пути и вышли на ровную поверхность, которая, в конце концов, обернулась проезжей дорогой. Дорогой! И не просто дорогой, а дорогой, ведущей к воротам. А ворота вели к дому. Только у дверей этого дома ноги Шарлотты окончательно отказались служить ей, и она без сил опустилась на мокрый порог, ощутив, как рядом присела и Джейн. Изнутри жилища донеслись голоса.

– Приятно все-таки вернуться домой, что ни говори, – произнес один из них, девичий. – Даже ненадолго.

– А сколько мы тут пробудем, как ты думаешь? – спросила другая девочка, видимо, гораздо младше.

– Дом придется продать, – ответила первая. – Но пока не продали, мы можем оставаться.

Голоса казались знакомыми. Шарлотте даже пришла в голову безумная мысль, что принадлежат они ее сестрам, Эмили и Энн, что, конечно, было невозможно, ведь они в «Ловуде». Наверное, это ангелы, решила мисс Бронте.

– Надо постучать, – просипела Джейн.

Но у них не было сил даже встать.

– Пусть постучит Хелен, – предложила Шарлотта.

Но никакого стука, естественно, не раздалось.

Так что некоторое время они просто лежали рядом на крыльце, все сильнее и сильнее промокая, пока вдруг на тропинке, проложенной к дому, не раздались шаги, а вслед за ними – приглушенный возглас удивления. Снова открыв глаза, Шарлотта увидела нависшее прямо над ней лицо Брана.

Не думала она, однако, что ангелы могут обладать сходством с ее братом.

– Чарли! – вскричал Бран. – И Джейн… мисс Эйр! Как вас занесло к нам домой?

Шарлотта сдавленно рассмеялась. Выходит, они все-таки живы. И даже находятся дома. Подумать только, долгими часами бесцельно бродить по пустошам, и вот так, случайно, оказаться у родного порога. Она снова расхохоталась, но тут же застонала.

– Эм! Энни! – позвал Бран. – Скорее сюда!

Следующие несколько минут протекли как в тумане. Эмили с Энн – да, они оказались тоже здесь – выбежали под дождь и помогли брату то ли втащить, то ли завести путешественниц в дом и усадить их перед очагом в гостиной. Бран ушел хлопотать на кухню, а сестры Шарлотты мигом принесли чистую сухую одежду. Потом они ложечками вливали во рты измученных подруг жидкий суп. Укутывали их теплыми одеялами. Не забыли о стопочке бренди. В общем, через какое-то время Шарлотта почувствовала, что вновь обрела способность общаться.

– А вы что здесь делаете? – в первую очередь спросила она у Эмили и Энн. У нее снова засосало под ложечкой – и на сей раз явно не от голода. Сестрам следовало находиться в школе. Никаких причин возвращаться в Хоэрт у них не было, если только не…

– Отец умер, – тихо сказала Энни.

– Внезапно, – добавила Эмили. – Сердце.

– Вчера его уже похоронили, – вмешался Бран. – Мы за тобой, конечно, послали, но в «Ловуде» тебя не оказалось, а где еще искать, я не знал. Когда мы прощались на вокзале, ты же собиралась вернуться в школу, Чарли. Так почему не вернулась? – Он сердито сжал губы – в точности, как отец. Шарлотте больно сдавило грудь. Между ней и отцом никогда не наблюдалось особой близости. Большую часть жизни он оставался для нее фигурой далекой и отстраненной. Но все же он был ее отцом. И вот теперь его нет.

– Возникло непредвиденное дело, – туманно пояснила она.

– Ладно, неважно. – Брат похлопал ее по руке. – Главное, ты теперь здесь, правда?

– Да. Правда. И ты тоже здесь. Ты теперь главный.

Бран мужественно кивнул. Похоже, он полностью принял все эти внезапные изменения в своей судьбе. Теперь он – пастор. В ответе за духовные нужды своей общины. Вот уж не думала Шарлотта, что ему такое по плечу. Однако за неделю, минувшую со дня расставания на вокзале, брат как-то изменился. Ему исполнилось шестнадцать – день его рождения она тоже пропустила. Но говорил и действовал он теперь как двадцатилетний – по крайней мере. Ухитрился вырасти за такой короткий период…

– От мистера Блэквуда ничего не слышно? – спросила она.

– От мистера Блэквуда? – Черты его слегка напряглись, словно образ этого человека все еще будил в нем неприятные воспоминания о неудачной работе в Обществе. – Нет. А что, должно было?

– Он отвлек на себя нападение мистера Рочестера, благодаря чему нам с Джейн удалось бежать, – пояснила Шарлотта. – И обещал встретить нас здесь.

– Нет, он не появлялся, – сказал Бран.

По спине мисс Бронте побежали мурашки, словно отложенная реакция на холод, пережитый на пустоши.

– Что ж. Значит, скоро появится. Теперь его можно ждать в любую минуту.

Однако прошла целая неделя, а мистер Блэквуд так и не приехал. В первые несколько дней Шарлотта вздрагивала при каждом звуке шагов снаружи в надежде, что на сей раз это он, но – увы – достославный Александр как в воду канул. Постепенно до нее начало доходить: что-то пошло не по плану, раз он так задерживается. Произошло что-то нехорошее.

– Мистер Блэквуд – из тех, кто способен за себя постоять, – утешал сестру Бран, но ее тревога не ослабевала.

– Вероятно, он вернулся в Лондон для доклада Обществу, – предположила Джейн, когда они однажды гуляли в саду.

– Но ведь он обещал приехать за нами. Так и сказал: «Я вас найду».

Джейн пожала плечами. В последние дни она сама ощущала себя немного на взводе. Как, впрочем, и остальные обитатели дома – и Бран, и Шарлотта, и Эмили, и Энни, и даже Хелен. Всех не оставляло навязчивое ощущение надвигавшейся опасности. Что-то точно должно было случиться. Как минимум будет продан дом в Хоэрте, как и говорили сестры Шарлотты той ночью, когда появились они с Джейн. Отец не оставил им в наследство ничего заслуживающего упоминания. Только приход, который достался Брану.

Так что Эмили и Энн придется отослать назад в «Ловуд». Что касается Шарлотты, сама мысль о возвращении туда представлялась ей невыносимой. Слава богу, ей удалось найти место учительницы в близлежащем городке. К месту этому «прилагалась» крошечная комнатка для жилья – прямо в здании школы.

. – Она вздрогнула.

– Насколько я могу судить, из тебя вышла превосходная гувернантка, – подбодрила ее Шарлотта.

Джейн не отвечала. Она задумчиво смотрела вдаль, на засохший розовый куст, но перед глазами у нее явно проплывало что-то другое. Наверное, Торнфилд-холл. Хелен по-прежнему ни на шаг не отходила от подруги, но «призраком», который на самом деле не давал ей покоя, был мистер Рочестер.

Расставаться с мечтой всегда тяжело.

Шарлотта пнула носком маленький камешек. При мысли о том, что Джейн найдет новую работу, уедет далеко и они никогда больше не увидятся, у нее сжималось сердце. И почему нельзя остаться вместе в Хоэрте и жить одной дружной семьей – они обе, Бран, Эмили, Энн?..

Нет, этому не суждено сбыться.

– Я задержусь только на неделю, в крайнем случае – на две, – твердо проговорила Джейн. – А потом отправлюсь на поиски новых приключений в области воспитания деток. Ура.

– Ура, – уныло согласилась Шарлотта.

Позади них кто-то хрипло откашлялся. Подруги обернулись и увидели Брана. Шарлотта подняла к глазам лорнет. (Да-да, мы не забыли, лорнет в черепаховой оправе погиб во время боя в Торнфилд-холле, но девушка обнаружила в ящике комода в своей комнате в Хоэрте запасной, хоть и чуть более «поношенный».) Так что теперь она смотрела на брата, так сказать, вооруженно.

Одет он был в отцовский костюм из самых лучших – впрочем, брюки сидели на нем плоховато. Густую гриву рыжих волос он сделал попытку «укротить», смочив ее водой и расчесав гребнем. На носу у него сидели очки.

– Привет, Чарли. Мисс Эйр. – Он неуклюже поклонился.

– А, привет, Бран, – отозвалась сестра. – Ты что-то хотел?

Он переминался с ноги на ногу.

– Хотел только спросить… Если это никого не затруднит… Нельзя ли нам минутку поговорить в частном порядке?

– Что? – не поняла Шарлотта.

– С мисс Эйр. – Лицо Брана стремительно бледнело. Веснушки прямо-таки пылали на лице. – Я хотел бы обсудить с ней кое-что, касающееся ее лично.

На несколько мгновений воцарилось молчание. И Джейн, и Шарлотта искренне недоумевали, о чем может идти речь.

– Ладно, как скажешь, братик, – произнесла наконец Шарлотта и в одиночестве направилась к дому, оставив Брана с подругой в саду наедине. Ну, почти оставив. Дело в том, что, пройдя несколько шагов, она остановилась и изо всех сил попыталась подслушать разговор. Увы, мешал свист ветра – в этой части Англии вечно дуют ветры, – так что донеслось до нее всего несколько слов. «Приход» – да, он определенно сказал «приход». «Всего лишь скромный пастор». «Долг». «Семья». И… «любовь»?

Не успела Шарлотта все это осмыслить, как Джейн устремилась вверх по дорожке, неистово качая головой. Бран шел за ней, бормоча умоляющим голосом:

– Обещайте хотя бы подумать об этом…

– Нет! – выпалила гувернантка. – Я не выйду за вас, мистер Бронте! Невероятно, что у вас хватает нахальства предлагать такое! После всего, что случилось!

– Но поймите, это к лучшему для всех! – задыхался он. – Джейн! Мы бы поженились, вы бы остались в Хоэрте. Обрели бы здесь свой настоящий дом. Семью. Если вы мне откажете, то куда подадитесь?

Она замедлила шаг, причем так резко, что он чуть не врезался в нее, развернулась и ткнула пальцем прямо ему в лицо.

– Вы что, любите меня? – Джейн почти кричала.

– Ну, вообще-то… нет. – Бледность на его щеках мгновенно сменилась багровой краской. – Но при чем тут любовь? Какое значение она имеет в нашем положении? Наш брак стал бы просто соглашением между добрыми друзьями. Если вам угодно, мы могли бы жить как брат с сестрой…

В глазах Джейн появилось какое-то исступленное выражение.

– Никогда мне не делали более романтического предложения. По крайней мере, с тех пор, как последний такой идиот попутно пытался меня убить! – Тут она оглушительно заголосила, с силой отпихнула Брана от себя и убежала по тропинке в дом.

Шарлотта услышала, как хлопнула входная дверь и из-за нее раздался еще один приглушенный вопль ярости. Только тут она осознала, что стоит, широко раскрыв рот, и, захлопнув его, повернулась к ошеломленному, такому ужасающе глупенькому младшему братцу, в свою очередь неотрывно глядевшему теперь на нее.

– Не слишком хорошо прошло, да? – Шарлотта выдавила из себя сочувственную улыбку.

– Она не хочет за меня замуж, – растерянно констатировал он.

– Понятное дело. Неудивительно. Учитывая, через что она прошла.

Бран покраснел еще гуще.

– Да, знаю, – отрывисто произнес он. – У меня странный вид, я неуклюжий, неловкий, вечно все порчу. Но мне хотелось протянуть ей руку помощи! Ведь ей негде искать защиты. Я думал…

– Ясно. Я слышала все, что ты думал. – Шарлотта подошла, взяла брата под руку и медленно повела к дому. – Очень чутко с твоей стороны, Бран. Но и неосторожно тоже.

– Прости, – промычал он.

– Извиняться надо не передо мной, а перед ней. Но пусть сначала немного остынет, – добавила она, заслышав очередной гневный рев изнутри, а вслед за ним еще и что-то упало.

Они немного помолчали. Лицо Брана постепенно обретало естественный цвет. Он поправил очки.

– Я дурак, – горестно рассмеялся брат Шарлотты.

– Не без этого. Но я думаю, из тебя получится замечательный пастор.

Его глаза заблестели.

– Ты и вправду в это веришь?

Она расхохоталась.

– Верю. Верю всей душой.


* * * | Моя скромница Джейн | Глава 29 Джейн







Loading...