home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 11

Рэй осторожно поднялся с постели, стараясь не разбудить Мэгс. Он обещал ей в выходные не вспоминать о работе, но если встать пораньше, у него будет целый час, чтобы ответить на электронные письма и посидеть над планом операции «Прорыв»». Обыски пройдут в двух клубах одновременно, и если источники не подвели, полиция найдет крупную партию кокаина и документацию о движении денежных средств в этом якобы законном бизнесе.

Натянув брюки, Рэй спустился сварить кофе. Когда чайник уже кипел, сзади послышались шаги.

– Папуля! – Люси подбежала и с размаху обняла его за талию. – Я не знала, что ты проснулся!

– Ты уже не спишь? – Рэй разжал дочкину хватку и наклонился поцеловать Люси. – Прости, не попрощался с тобой на ночь. Как у тебя в школе?

– Нормально вроде бы. А у тебя на работе?

– Вроде бы нормально.

Они улыбнулись друг другу.

– Можно телевизор посмотреть? – затаив дыхание, Люси уставилась на отца огромными молящими глазами. У Мэгс было строгое правило насчет телевизора по утрам, но, во-первых, сегодня выходной, а во-вторых, у Рэя будет время поработать.

– Давай, только быстро.

Девочка побежала в гостиную, боясь, что папа передумает; тихо щелкнул включившийся телевизор, и в кухню донеслись делано высокие голоса персонажей какого-то мультфильма. Рэй, присев за кухонный стол, включил «блэкберри».

К восьми часам он разобрался с большинством писем и налил себе вторую чашку кофе, а в кухню вернулась Люси и пожаловалась – она умирает с голоду, когда будет завтрак?

– Том еще спит? – спросил Рэй.

– Спит. Он лентяй.

– Я не лентяй! – возмущенно раздалось со второго этажа.

– Нет, лентяй! – крикнула Люси.

По лестнице загрохотали шаги, и Том слетел на первый этаж с сердитой гримасой, пылающий от гнева и взлохмаченный со сна. На лбу у него пламенели подростковые прыщи.

– Нет, не лентяй! – гаркнул он и толкнул сестру вытянутой рукой.

– Уй-я! – вскрикнула Люси, у которой тут же брызнули слезы. Ее нижняя губа задрожала.

– Да я тебя совсем не больно!

– Нет, больно!

Рэй застонал. Неужели все братья и сестры так ссорятся? Когда он уже хотел силой разнимать своих отпрысков, в гостиную спустилась Мэгс.

– Спать в восемь утра в выходной – какая же это лень, Люси, – мягко пожурила она. – Том, не бей сестру. – Она взяла у мужа чашку кофе: – Это мне?

– Да, – ответил Рэй и снова поставил чайник. Он поглядел на своих детей, которые уже сидели за столом и вслух планировали, что будут делать в летние каникулы, забыв – или отложив – свою ссору. Мэгc всегда умела разрядить обстановку. – Как ты это делаешь?

– Это называется воспитание, – отозвалась жена. – Попробуй, тебе понравится.

Рэй промолчал. В последнее время они с Мэгс постоянно пикировались, и у него не было настроения в сотый раз спорить, что важнее: работать с утра до ночи или растить детей.

Мэгс ходила по кухне, выставляя на стол все для завтрака, ловко и быстро делая тосты, наливая сок и успевая при этом пить кофе.

– Когда ты вчера пришел? Я не слышала, – надев фартук поверх пижамы, она выпустила яйца на сковороду. Этот фартук Рэй подарил ей на Рождество много лет назад, решив прикинуться незадачливым мужем, который дарит жене сковородки и гладильные доски, но Мэгс только этот фартук и носила. На нем была картинка с домохозяйкой 50-х годов и подпись: «Люблю готовить с вином – иногда даже в еду его добавляю». Рэй вспомнил, как приходил домой с работы и обнимал стоявшую у плиты Мэгс сзади, чувствуя, как фартук мнется под руками. Отчего он совсем перестал обнимать жену?

– В час, наверное, – признался Рэй. На бензозаправке в пригороде Бристоля произошло вооруженное ограбление. Патрульным удалось переловить всех четверых грабителей за несколько часов после инцидента. Рэй оставался в управлении скорее из солидарности со своей командой, чем из реальной необходимости.

Кофе был слишком горячим, но Рэй все равно сделал глоток, обжигая язык. Зажужжал «блэкберри»: Стампи писал, что четверым задержанным уже предъявлены обвинения, и на утреннем слушании судья оставил их под стражей. Рэй сразу набрал сообщение суперинтенданту.

– Рэй! – с нажимом сказала Мэгс. – Никакой работы, ты же обещал!

– Извини, я докладываю насчет ночного ограбления…

– Всего два дня, Рэй! На работе как-нибудь обойдутся без тебя.

Она поставила сковороду с яичницей на стол и присела.

– Осторожно, горячо! – предупредила она Люси и посмотрела на Рэя: – Завтракать будешь?

– Попозже, сейчас в душ схожу. – Он задержался в дверях, глядя, как они втроем едят.

– В понедельник нужно оставить калитку открытой, придет мойщик окон, – говорила Мэгс. – Не запирай, когда завтра вечером будешь выставлять пакеты с мусором. Я ходила к соседям по поводу деревьев – обещали спилить в ближайшие дни, хотя в это я поверю, когда увижу…

Рэй думал, появится ли в «Пост» заметка о ночном задержании: пронюхивают же газетчики о нераскрытых делах!

– Круто, – рассеянно отозвался он.

Мэгс отложила вилку и поглядела на мужа.

– А? Что? – спросил Рэй. Поднимаясь на второй этаж, он вынул «блэкберри», чтобы сбросить пару строк дежурному сотруднику по связям с прессой: не стоит упускать случая подчеркнуть оперативность вверенного ему управления.


– Спасибо, – сказала Мэгс. Они сидели на диване, не включая телевизор.

– За что?

– За то, что в кои-то веки отложил свою работу. – Мэгс запрокинула голову и закрыла глаза. Морщинки в уголках глаз разгладились, и жена сразу показалась моложе. Рэй вдруг осознал, как часто она теперь ходит хмурая, и задумался – с ним та же история?

У Мэгс была улыбка, которую ее свекровь называла щедрой.

«Просто у меня большой рот», – засмеялась Мэгс, впервые услышав такое определение.

Собственный рот Рэя чуть изогнулся при этом воспоминании. Пусть жена сейчас меньше улыбается, но она по-прежнему все та же Мэгс, какой была много лет назад. Она любила сетовать на лишние фунты, набранные после рождения детей, но Рэю даже нравилось, какой стала Мэгс: мягкий круглый живот, полные, тяжелые груди. Однако жена оставалась глуха к его комплиментам, и он бросил ее хвалить.

– Да, здорово вышло, – подтвердил Рэй. – Нужно почаще так делать.

Они провели день дома, ничего особенного не делая, а потом, по случаю солнечной погоды, вышли поиграть в крикет. Рэй достал из сарая старый свингбол, и Люси с Томом лупили по мячу до сумерек, хотя Том громогласно возмущался, что это «детский маразм».

– Как приятно видеть, что Том смеется, – проговорила Мэгс.

– Да, в последнее время это редко бывает.

– Я о нем беспокоюсь.

– Ну, давай еще раз с учительницей поговорим.

– А смысл? – возразила Мэгс. – На носу летние каникулы. Может, в сентябре с другим преподавателем дела пойдут лучше. Том уже не будет одним из самых младших, станет увереннее…

Рэй попытался посочувствовать сыну, который всю последнюю четверть колупался с прежним отсутствием энтузиазма.

– Как я хочу, чтобы он с нами откровенно поговорил, – призналась Мэгс.

– Том клянется и божится, что все в порядке, – отозвался Рэй. – Переходный возраст, ничего не попишешь. Но ему придется переступить через свой характер, потому что если он и в выпускной класс пойдет с таким отношением к учебе, аттестат будет двоечный…

– Вы вроде сегодня лучше ладили, – перебила Мэгс.

Это было правдой – за целый день они ни разу не сцепились. Рэй не реагировал, если Том иногда огрызался, а Том перестал таращить глаза на выговоры отца. Сегодня был хороший день.

– Видишь, ничего страшного не произошло, когда ты выключил «блэкберри», – доказывала Мэгс. – Сердце у тебя не остановилось, холодным потом ты не облился, белая горячка не началась!

– Ха-ха. Ничего страшного, ага…

Конечно, он ничего не отключал, и «блэкберри» вибрировал в кармане целый день. Улучив минуту, Рэй удалился в туалет, просмотрел имейлы и убедился, что не пропустил ничего срочного. Ответив на письмо Риппон касательно операции «Прорыв», Рэй заметил, что Кейт что-то написала насчет дела Джордана, и ему не терпелось ознакомиться с ее письмом в спокойной обстановке. Мэгс не понимала, что игнорировать «блэкберри» в выходные означает накопить к понедельнику столько работы, что ее придется разгребать всю неделю, и ни на что другое времени не останется.

Он встал.

– Я в кабинет, поработаю часок.

– Что?! Рэй, ты же обещал!

– Так ведь дети уже спят, – удивился Рэй.

Мэгс молча потрясла головой, будто что-то попало в ухо.

– Что?

– Ничего, все нормально. Иди, работай.

– Я приду через час, обещаю.


На исходе второго часа Мэгс вошла в кабинет:

– Я подумала, ты не откажешься от чашки чая…

– Спасибо. – Рэй потянулся и застонал, когда в спине что-то хрустнуло.

Мэгс поставила кружку на письменный стол и взглянула на толстую стопку бумаг, которую читал муж.

– Это по ночным клубам? – Она пробежала глазами первые строчки. – Джейкоб Джордан? А это не тот мальчик, которого в прошлом году сбила машина?

– Тот.

– Разве дело не закрыто? – удивилась Мэгс.

– Закрыто.

Жена присела на подлокотник кресла, сосланного в кабинет, потому что не сочеталось с ковром в гостиной. С обстановкой кабинета кресло тоже не сочеталось, но оно было удивительно удобным, и Рэй отказывался с ним расставаться.

– Тогда почему ваш отдел над ним работает?

Рэй вздохнул.

– В том-то и дело, что не работает. Расследование прекращено, но я не сдал материалы в архив. Нужно просмотреть свежим глазом – вдруг мы что-то упускаем.

– Кто это – мы?

– Мы – это команда, – после неуловимой заминки ответил Рэй. Он и сам не знал, почему не назвал Кейт, но поправляться не стал. Лучше ее не впутывать, чтобы Риппон даже случайно не пронюхала. Нечего подмачивать девушке репутацию в самом начале карьеры.

– Рэй, – мягко начала Мэгс, – неужели тебе недостаточно текущей работы, что ты возишься с висяками?

– А мне кажется, опускать руки еще рано, – возразил Рэй. – Я не могу избавиться от ощущения, что мы поспешили закрыть дело. Если возобновить расследование, может, что и найдем…

– Опять как с Аннабель? – помолчав, спросила Мэгс.

Рэй стиснул чашку:

– Не начинай.

– Нельзя мучить себя по поводу каждого нераскрытого дела, – подавшись вперед, жена сжала его колено: – Так ты себя с ума сведешь.

Рэй сделал глоток чая. Дело Аннабель Сноуден было самым первым, которое поручили вести ему, молодому инспектору полиции. Девочка пропала, возвращаясь из школы, и родители не находили себе места – по крайней мере, так всем казалось. Через две недели Рэй предъявил отцу девочки обвинение в убийстве, когда тело Аннабель нашли в бельевом ящике кровати в папашиной квартире; ее держали в живых больше недели.

– Я чуял какую-то странность в Терри Сноудене, – проговорил Рэй, подняв глаза на Мэгс. – Надо было добиться его ареста сразу после исчезновения Аннабель.

– Так ведь не было оснований, – возразила жена. – Инстинкт сыщика – это прекрасно, но расследования не ведутся по догадкам. – Она мягко закрыла папку, лежавшую перед мужем: – Это другое дело и другие люди.

– Все равно ребенок, – упорствовал Рэй.

Мэгс взяла руки мужа в свои:

– Он уже мертв, Рэй. Ты можешь до пенсии рыть носом землю, но Джейкоб не воскреснет. Смирись и отпусти это от себя.

Рэй не ответил. Он повернулся к столу и снова открыл папку, почти не заметив, как Мэгс ушла в спальню. Когда он проверил почту, там оказалось новое сообщение от Кейт, присланное пару минут назад. Он быстро набрал ответ:

«Еще не спишь?»

Ответ не замедлил:

«Проверяю, нет ли мамаши Джейкоба в «Фейсбуке». Заодно смотрю, что продается на «eBay». А вы?»

«Просматриваю сообщения о сгоревших машинах, поступившие в полицию соседних районов. Материала много».

«Отлично, теперь я не засну!»

Рэй представил, как Кейт сидит на диване с ноутбуком справа и какой-нибудь вкуснятиной слева.

«Шоколадное мороженое?» – написал он.

«Как вы догадались?!»

Рэй довольно улыбнулся и оттащил иконку почты в угол экрана, чтобы видеть новые сообщения, а сам начал читать полученные по факсу ответы из больниц.

«Разве вы не пообещали Мэгс не работать в выходные?»

«Я и не работал! Так, чуть-чуть, когда дети заснули. Кто-то же должен составить тебе компанию».

«Польщена. Лучший способ провести субботний вечер!»

Рэй засмеялся.

«Что-нибудь полезное в «Фейсбуке» нашла?»

«Есть пара возможных вариантов, но у них в профиле нет фотографий. Погодите, мне звонят. Я сейчас».

Рэй нехотя закрыл почту и углубился в ответы из больниц. Прошло много месяцев со смерти Джейкоба, и Рэй боролся с ощущением, что он напрасно тратит время. Разбитая фара оказалась от «Вольво» одной домохозяйки, которая не справилась с управлением на обледеневшей дороге и задела одно из деревьев у обочины. Столько работы насмарку! И, однако, они продолжают. Рэй играл с огнем, нарушая прямой приказ Риппон, не говоря о том, что позволил Кейт делать то же самое, но он зашел слишком далеко и не мог остановиться, даже если бы захотел.


Глава 10 | Я отпускаю тебя | Глава 12







Loading...