home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Первая половина дня прошла относительно спокойно: народу на аудиенции почти не было, поскольку еще не все узнали, что его величество вернулся. Зиль неспешно вводил в курс дела молоденького секретаря, которого звали Тейтом. Из троицы теней дежурить в приемной остался самый старший, который соизволил представиться как Гилиан, а двое других отправились к начальнику дворцовой стражи. Так сказать, легализовываться во дворце и получать официальные пропуска.

Господин Годри, конечно, за это спасибо не скажет – мало ему было одного меня, так теперь и других теней придется терпеть. Господин Роско, я думаю, тоже не обрадуется – теням и жалование положено, и на довольствие их поставить нужно, а это дополнительные расходы, которых наш казначей ужасно не любил. С управляющим проще – выделил жилье и ладно. Я, правда, велел Зилю его заранее уведомить, что жить моим коллегам тоже придется поблизости от его величества. Так что пусть господин Ларье не жлобится и изыскивает способ обеспечить бойцов герцога сносными апартаментами.

Карриан все утро работал с бумагами. Указы, приказы, распоряжения… опять кучу народу вызвал к себе в кабинет, чуть не доведя людей до инфаркта. Кого-то отчитал, кого-то, наоборот, скупо похвалил. Те, кто получил выговор, выходили из кабинета бледные и в испарине, хотя на первый взгляд император ничего жуткого не сказал. Вторые, напротив, вылетали как на крыльях – воодушевленные, переполненные энтузиазмом.

Все-таки есть у Карриана талант – доводить простых смертных до пограничного состояния. Всего пара слов, короткий взгляд, нужная интонация… и готово. Эх. Жаль, что мне этого не дано. Хотя, может, оно и правильно: мое дело убийцу не пропустить, а все остальное – задача начальства.

Ближе к обеду к его величеству снова заявился герцог эль Соар со свежими данными. Но прежде чем он сообщил что-то существенное, произошло сразу два важных события: в кабинет его величества без очереди вошел Рокос аль Нор, он же военный советник императора, и одновременно от Зиля на планшете пришел сигнал «SOS» и слегка нервное: «Помоги, я не знаю, что делать!»

– Сир, у меня для вас важная информация, – с ходу заявил господин Ястреб, едва не забыв отдав честь императору. – Ваша светлость…

Герцог подобрался, его величество помрачнел и знаком велел гостю занять ближайшее кресло. А я, глянув на информацию от размещенной в приемной «камеры», немедленно покинул свой пост и вышел из кабинета, чтобы лично встретить явившуюся к императору без записи гостью – высокую леди в траурном облачении: вдовствующая императрица Нарана в кои-то веки решила выбраться из закрытого крыла и явить миру свой строгий лик.

Честное слово, сто двадцать лет, а казалось, что бабушке Карриана в два раза меньше! Абсолютно седые, красиво уложенные волосы, придающие ее облику непередаваемое величие, гордая осанка, твердый взгляд и непроницаемое, покрытое тонкой сеточкой морщин лицо, обрамленное черной вуалью… даже не верится, что на Тальраме такое возможно. А между тем при наличии хорошего целителя даже для простого смертного сто двадцать лет – это не предел.

Черт.

Зиля нет. Куда-то слинял, сволочь. На его месте торчит безусый пацан, явно не знающий вдовствующую императрицу в лицо. Его что, совсем ничему не научили?!

Наградив юную тень хлестким взглядом, я склонился перед леди Нараной в глубоком поклоне.

– Ваше величество…

– Здравствуй, Мар, – при виде меня взгляд ее величества немного смягчился. – Что это за новые правила? Неужели и мне придется записываться на аудиенцию, чтобы повидать внука и своими глазами убедиться, что слухи о его исчезновении – не более чем миф?

– Ну что вы, миледи, прошу вас. Проходите, – снова поклонился я, провожая императрицу к соседней двери. – Я доложу его величеству о вашем визите.

Леди Нарана величественно проплыла мимо и скрылась в недрах кабинета для особо важных гостей. А я показал кулак сердито насупившемуся юнцу, знаками изобразил, что сделаю с Зилем, когда тот явится на пока еще свое рабочее место. После чего развернулся, бесшумно просочился в основной кабинет и, добравшись до его величества, шепнул ему на ухо несколько слов.

Услышав о бабушке, Карриан кивнул, знаком велел герцогу эль Соар прерваться и немедленно поднялся из-за стола. Мы с его светлостью и господином Ястребом проводили его долгими взглядами, а когда я вернулся на свое законное место и подключился к проводам от «камеры слежения» во втором кабинете, герцог вполголоса осведомился:

– Как тебе мои кандидаты?

– Буду признателен, если вы пришлете на каждого из них полное досье, милорд.

– То есть, моего слова тебе недостаточно?

– Простите, милорд. Доверяй, но проверяй.

– Ты неисправимый наглец, – покачал головой его светлость. Я его проигнорировал. А когда подслушал, о чем говорят леди Нарана с внуком, то почувствовал слабый укол совести.

Вот же мы две свиньи. Надо было еще вчера отправить весточку в закрытое крыло и сообщить, что с Каррианом все в порядке. Понятно, что мы устали, у нас было много дел. Но леди Нарана такого испытания не заслужила. Хорошо, что Тизар оказался умнее и предупредил ее сам, иначе ее величество, всего полгода назад похоронившая сына, до сих пор мучилась бы сомнениями насчет благополучия своего единственного внука. Хвала Рам, у императора хватило совести перед ней повиниться и со смирением выслушать совершенно справедливый упрек. После этого разговор перешел на совсем уж личные темы, и я отстранился, продолжая прислушиваться лишь краешком уха.

– Можно вопрос, ваша светлость? – спросил я, убедившись, что между леди Нараной и Каррианом и впрямь существует на редкость крепкая духовная связь.

Господин эль Нор бросил в мою сторону удивленный взгляд, словно не ожидал что замотанная в черные тряпки статуя в моем лице вдруг решит подать голос, а герцог эль Соар подозрительно прищурился.

– Ну, попробуй.

– Почему во дворце императора до сих пор не существовало практики включать в личную охрану повелителя не одну тень, а несколько? Это было бы логично, разве нет?

– Логично, конечно, – охотно подтвердил его светлость. – Для всех, кроме его величества.

– То есть, отсутствие теней – это следствие прямого приказа императора?

– Его величество Орриан предпочитал обходиться услугами одного мастера.

– Хм, – ненадолго задумался я. – А резон? Три тени всяко лучше, чем одна, даже в случае, если две останутся просто на подхвате. Дело в традициях?

Герцог оскалился.

– Спроси у его величества.

Я бросил на него укоризненный взгляд и, поняв, что милорд банально надо мной ржет, негромко фыркнул:

– Как это мелко с вашей стороны, ваша светлость… досье на теней я запросил сугубо из соображений безопасности императора. А если быть совсем уж конкретным, то мне нужны слепки их аур. Опасений по этому поводу пока нет, но лучше быть во всеоружии.

– Так бы сразу и сказал, – невозмутимо отозвался герцог, за что словил совсем уж растерянный взгляд от военного советника. – Вся необходимая информация у тебя скоро будет.

– Благодарю, – коротко поклонился я и снова замер в своем углу, не став пояснять господину Ястребу, что с некоторых пор в усиленном режиме мониторю ауры всех приближающихся к его величеству смертных. Особенно, если они маги или имеют при себе магические артефакты. Вот и его проверил еще на входе. И леди Нарану, разумеется. И присланных герцогом теней… я даже Зиля с остальными каждый день проверял на предмет появления неучтенных белых нитей в аурах: второй Вальи или других сюрпризов нам не нужно.

Наконец, дверь во второй кабинет распахнулась, и на пороге вновь показался император.

– Докладывай, – велел он Ястребу, усевшись за стол.

Военный советник подобрался.

– Сир, у нас сложилась чрезвычайная обстановка в Искристых горах. За время вашего отсутствия произошло сразу три массированных нападения на охраняемые объекты, причем одно из них – этим утром, в окрестностях Юго-восточной шахты. Информация ко мне пришла только что. Караван, отправившийся накануне в Йол[1], разграблен, наши люди убиты, иридит похищен, а на месте происшествия обнаружены следы работы нескольких шаманов.

Император нахмурился.

– Они забрали добычу?

– Да, сир, впервые за все время, – мрачно подтвердил господин аль Нор. –И впервые использовали против нас магию. Похоже, варвары решили объявить империи войну.

Только этого не хватало…

Пока военный советник докладывал императору все обстоятельства дела, лицо Карриана становилось все мрачнее. Исходя из того, что раньше ашеяры не трогали минерал, нападали небольшим группами, а людей все же старались не убивать, то столь резкий переход к более агрессивным действиям и впрямь означал серьезные проблемы. Это был настоящий вызов. Ашеяры больше не предупреждали, чтобы империя оставила горы в покое – теперь они требовали, угрожали, убивали, грабили. И это было более чем серьезно.

Конечно, отправить туда армию несложно. Вблизи гор находилось сразу несколько крупных городов с мощными гарнизонами. Неподалеку от них квартировались не менее крупные части регулярной армии. Перебросить их куда нужно – дело нескольких дней, особенно если учесть наличие транспортной портальной сети.

Но горы – не самое удачное место для ведения маневров. Природные условия, особенности ландшафта, угроза схода лавин, обвалов и прочие «приятности» затрудняли ведение боевых действий. Да еще вблизи огромных залежей у-иридита, в разы усложняющих обеспечение войск магической поддержкой. Безусловно, силы имперцев несопоставимы с горсткой разбросанных по горам, скверно вооруженных и по большей части разобщенных племен. Однако в отличие от обычных магов шаманы умели творить заклинания даже в таких неблагоприятных условиях. И с учетом всех этих факторов ожидаемые потери от прямого столкновения с варварами будут настолько велики, что стоило тысячу раз подумать, прежде чем принимать какое бы то ни было решение.

Это понимал даже я – человек, которого не учили вести масштабные боевые действия. И это, естественно, понимал император. Не зря он так надолго замолчал, когда господин Ястреб закончил доклад.

– Собери всех командующих, кто сейчас в столице, – наконец, приказал император, и господин Ястреб почтительно наклонил голову. – Здесь же. Через час. Найдите графа эль Тоно. Насколько я помню, он был последним, кого отец отправлял на переговоры с ашеярами. Плюс мне нужен максимум информации по всем нападениям в Искристых горах за последний год, включая места, даты и данные по нашим потерям.

– Так точно, ваше величество, – поднялся с кресла военный советник и, дождавшись разрешающего знака, быстрым шагом покинул кабинет.

– Скверные новости, – обронил милорд эль Соар, когда за господином Ястребом закрылась дверь, и в помещении воцарилась гнетущая тишина. – Тем не менее, сир, я позволю себе украсть некоторое количество вашего времени и доложить, что расследование по делу графа эль Сара практически завершено.

Карриан поднял на герцога недоверчивый взгляд.

– Два часа назад в столицу прибыл рино Кэрт аль Вар, – с легкой улыбкой пояснил его светлость. – Он закончил работу в Хаде и горит желанием поделиться информацией. Но поскольку у него есть к вам еще и личная просьба, то я счел необходимым пригласить его во дворец.

– Зови, – распорядился император, бросив в мою сторону выразительный взгляд.

Я снова вышел, попутно отыскивая вторым взглядом ауру мага, и удовлетворенно кивнул, когда обнаружил ее в общей приемной: Кэрт был один, терпеливо ждал аудиенции в удобном гостевом кресле и при этом, судя по позе, почитывал какую-то книгу. Хотя нет. Не почитывал: его голова была повернула в сторону, словно маг с кем-то разговаривал. Однако ауры собеседника я не увидел. Более того, поначалу был уверен, что соседнее кресло пустует. И только войдя в зал ожидания и рассмотрев, кто именно занимал все внимание немолодого мага, позволил себе хмыкнуть.

– Ну кто бы мог подумать… как вам не стыдно, господин аль Вар, красть несовершеннолетнюю леди? Да еще так обнаглеть, что привести ее прямо в императорский дворец в этом красивом платье!

Сидящая рядом с магом девочка вздрогнула и обернулась, продемонстрировав миловидное личико. Заметно напряглась, увидев мою маску. Но потом потянулась мыслью, получила такой же мысленный отклик. Радостно взвизгнула и опрометью кинулась навстречу.

– Мар!

– Привет, Мисса, – хмыкнул я, приобняв за плечи вцепившуюся в меня девчонку. – Я так понимаю, ты все-таки сделала выбор?

Она подняла на меня сияющие от счастья глаза.

– Ага. Кэрт хочет меня удочерить!

Маг тоже подошел и с улыбкой протянул руку.

– Здравствуй, Мар. Да, я решил последовать твоему совету.

Мы обменялись крепким рукопожатием и на мгновение пересеклись взглядами – целитель был бледен, похудел и казался уставшим, словно пребывание в Хаде вытянуло из него все соки. Но при этом его аура сияла. Брошенный им вскользь взгляд на Миссу тут же потеплел. А когда девчонка ухватила его за руку, немолодой маг аж расцвел, из чего я заключил, что эти двое уже синхронизировались. Связка хозяин-дарру у них, правда, будет не типичной, но это мелочи. Главное, что девчонка от него в восторге. Да и сам Кэрт, судя по всему, настроен серьезно. Но поскольку удочерение дарру – это крайне редкая практика в империи, то для такого формата отношений требовалось официальное разрешение императора.

Я отстранился от Миссы.

– Я украду у тебя будущего папочку на часок, ладно?

– Конечно, я подожду, – покладисто кивнула дарру и отступила в сторону, сложив руки перед собой, как примерная девочка.

Кэрт по-отечески погладил ее по голове.

– Все будет хорошо, егоза. Я скоро за тобой вернусь.

Мисса улыбнулась, прильнула к узкой кисти мага, как доверчивый котенок и, к счастью, не увидела, как закаменело лицо Кэрта, когда мы направились к двери императорского кабинета.

***

– Мое почтение, ваше величество, – поприветствовал императора рино Кэрт. Но Карриан лишь нетерпеливо отмахнулся.

– Не до церемоний. Докладывай.

– Как прикажете, сир, – изобразил короткий поклон целитель и, повинуясь недвусмысленному жесту императора, опустился в то самое кресло, где буквально минуту назад сидел Рокос эль Нор. – Для начала должен сообщить, что назначенный вами временный управляющий прибыл в Хад и уже активно работает. Вся стража заменена, проведен анализ по вопросам улучшения содержания юных леди, для них были организованы дополнительные помещения с доступом на внешние галереи замки для прогулок на свежем воздухе. Изменена обстановка в личных помещениях дарру, поэтому сейчас девушки не только ни в чем не нуждаются, но и ощущают больше свободы, чем это было допустимо раньше. Смета…

– Я видел расходы, – снова отмахнулся император. – Что ты узнал нового по эль Сару?

Рино аль Вар вздохнул.

– В общем-то все, что хотел. Позволю себе напомнить, что назначение на должность коменданта крепости он получил с разрешения вашего отца. Но причины такого решения мне неизвестны. Я проанализировал записи графа, его заметки… он вел дневник… и должен признать, что первые лет пять он действительно был образцовым управленцем и много усилий приложил, чтобы создать для дарру максимально комфортные условия в сочетании с максимально мягкими тренировками по развитию их природного дара. Проблемы начались около пятнадцати лет назад, сразу после того, как леди Амелия эль Сар забеременела, а затем благополучно выносила и родила своего первенца.

– В досье нет данных, что у графа были дети, – немедленно встрепенулся герцог.

– Все верно, – подтвердил целитель. – Потому что их первый ребенок оказался женского пола и, если верить дневникам графа, являлся дарру.

Карриан вздрогнул, а его светлость едва слышно выдохнул:

– Что?!

– У меня нет оснований полагать, что эль Сар указал ложные сведения, – понимающе кивнул маг. – Он делал записи для себя. У него с детства была полезная привычка фиксировать свою жизнь на бумаге. Так что девочка действительно была. Ей дали имя «Фрея». И, видимо, зная, какая ей уготована судьба, эль Сар впервые решил преступить закон и скрыл от нас появление в замке еще одной девочки-дарру. Более того, воспитывать ее граф решил исключительно сам и сам же захотел решить ее судьбу.

Император мрачно переглянулся с герцогом.

– Значит, это и есть точка отсчета?

– Боюсь, что так, ваше величество. Рождение дочери – основополагающий фактор, который заставил графа совершить предательство. Возможно, если бы незадолго до этого, в процессе создания внутренних помещений замка, на нижних уровнях подземелий не был обнаружен поверхностно залегающий пласт а-иридита, граф не осмелился бы так рисковать. Все же воспитание дарру – дело хлопотное, скрыть ее появление от слуг, воспитателей и стражи он бы не смог. А за молчание и преданность нужно платить. Причем платить много. Если бы не иридит, граф вряд ли пошел бы на обман. Но наличие золотой жилы развязало ему руки. Поэтому он все обдумал, просчитал и решил, что ради счастья дочери стоит рискнуть.

– Где он нашел перекупщиков? – снова вмешался его светлость, едва не перебив мага.

– Он водил довольно плотное знакомство с людьми из окружения коменданта Хадиц. Господин эль Мраш выяснил для меня их имена. С его же помощью мы отследили канал для контрабанды в Тарию, Ноар и близлежащие страны, установили посредников и выяснили всю схему, которую эль Сар использовал для незаконного получения прибыли. Всю необходимую информацию я уже передал герцогу в рапорте. Этих денег графу с лихвой хватало, чтобы оплачивать молчание подчиненных… а в этом были замешаны действительно все. На эти же деньги эль Сар через посредника нанял людей, которые занимались для него разбоем на дорогах. Собственно, наемниками стали сотрудники городской стражи Хадиц. Подкупленные эль Саром, днем они добросовестно несли службу в городе и время от времени прочесывали леса в поисках «душегубов», а по ночам выезжали на совсем другую охоту, регулярно поставляя в Хад бесплатных рабов для иридитовых шахт. О них стража тоже знала, но, как вы помните, большинству причастных успели стереть память непосредственно перед нашим появлением. Поначалу мне казалось, что это была вынужденная мера, однако после повторного осмотра я обнаружил подобные следы на всех обитателях замка. И готов поклясться, что граф регулярно чистил своим людям память, тем самым прикрывая не только себя, но и их от случайного разоблачения. Чтобы никто не забил тревогу, охотились наемники не только по округе, но и заглядывали в соседнюю провинцию. Площади там большие, подобные рейды могли длиться не день и не два, так что их никто не заподозрил. Порой на охоту выезжали и стражи из замка. Но чаще все-таки трудились люди из Хадиц, у них режим посвободнее. Нападали, в основном, на одиноких путников. Иногда имитировали нападение зверя, оставляя нетронутыми вещи и деньги. Когда-то изображали разбойников, грабя целые караваны и сбывая товары по тем же каналам, что и иридит. Но старались не слишком усердствовать, чтобы не привлечь внимания господина эль Мраша. А эль Сар им еще дополнительно приплачивал, чтобы награбленное добро ни при каких обстоятельствах не всплыло по округе, а целиком и полностью уходило за пределы провинции.

– Им он тоже время от времени память чистил? – мрачно осведомился герцог.

– Совершенно верно, ваша светлость. Только поэтому за столько лет никто и ничего не заподозрил. Должен сказать, изначально эль Сар был довольно слаб как менталист. Однако многолетняя практика сделала из него неплохого профессионала в этом вопросе, плюс благодаря разбою в его руки частенько попадали всевозможные артефакты, в том числе и запрещенные. Так что под конец он разобрался в принципах их работы и научился стирать воспоминания выборочно, убирая из памяти людей не только события, но и отношение к ним. Когда мы допрашивали тех, кто приволакивал в Хад новых рабов, люди искренне не понимали, что в этом плохого. Воздействие на разум оказалось настолько глубоким, что это вызвало перестройку базовых принципов честности, порядочности и такого понятия как честь. Эль Сар заставил людей воспринимать его кем-то вроде второго императора, поэтому служили ему с охотой. И ни у кого даже мысли не возникло его предать.

«Вот это и впрямь сильно», – мысленно присвистнул я.

– А что с девочкой? – тихо спросил император.

– Она, к сожалению, умерла, – неловко отвел глаза рино Кэрт. – Опасаясь проверок, граф хотел как можно скорее стабилизировать ее дар и в кратчайшие сроки переправить в родовое имение. Подальше от императора и других магов. Но он поторопился и накануне очередной проверки слишком рано дал ей большую нагрузку. Девочка сошла с ума в четыре года. Вернуть ей разум граф не сумел. Но перед обучением рискнул привязать ее к себе стандартной привязкой маг-дарру, поэтому после того, как она обезумела, графу волей-неволей пришлось искать способ снять эту привязку.

– Вот откуда взялся столь фанатичный интерес к магическим печатям… – уронил Карриан.

– Да, сир. По этой же причине эль Сар не убивал других дарру. Более того, сам провоцировал их на безумие в надежде понять причину. К тому времени, как он нашел эту причину, его родная дочь уже умерла, но эль Сара это не остановило. В память о ней он продолжал экспериментировать дальше и в своих поисках зашел так далеко, что это уже стало опасным. Само собой, после похорон дочери состояние других дарру его заботить перестало. Все, чего он хотел, это закончить исследования. Страх перед императором несколько сдерживал эту жажду, но далеко не одну девочку встреча с эль Саром привела к безумию и смерти.

Лицо императора окончательно потемнело.

– Значит ли это, что покушение на моего отца – это его рук дело?

Кэрт кивнул.

– С высокой долей вероятности – да, ваше величество. У эль Сара был мотив, возможности и нужные связи. Именно его исследования легли в основу организации этого покушения. И лишь благодаря ему был найден подходящий исполнитель.

«Валья», – с ноткой грусти подумал я.

– Мы пока не смогли установить личность его подельника, – добавил герцог эль Соар. – Как вы помните, в этом деле, помимо бывшей тени, участвовал еще и второй маг. С высокой степенью вероятности, темный. Мы проверили списки выпускников всех столичных учебных заведений… списки служащих и служивших во имя империи темных магов… поголовно были изучены досье всех моих сотрудников, особенно тех, кто имел доступ к проекту «Тень»… пока совпадений нет, но это лишь вопрос времени.

– А Дирра вы нашли?

– Нет, ваше величество. Еще проверяем загородные поместья, родовые имения и замки, которые хоть как-то подходят под описание Вальи. Наличие индивидуального портала у нашего врага несколько сужает круг подозреваемых, но ничем не помогает в определении места: благодаря порталу оно может быть в любой части Ории, сир. Гор и холмов у нас, к сожалению, предостаточно.

– А поместье Лоэнира аль Ру вы проверили? – неожиданно подал голос я.

Присутствующие дружно обернулись.

– Зачем? – после долгой паузы переспросил император.

– Маг, который создал амулеты иллюзий для Вальи, представился ей именно этим именем, – напомнил я. – Тизар однажды сказал, что Лоэнир не был темным. Однако его поместье стоит на холме. Оно было разрушено полтора года назад по реальному времени. Это соотносится с датой гибелью няньки и категорическим отказом Вальи возвращаться в это место. Кто-нибудь знает, как оно выглядело до взрыва? Есть какие-то планы этого здания? Или указания на то, что там могла быть построена башня вроде ученической? Наконец, кем был реальный маг по имени Лоэнир? Чем увлекался? Мог ли он быть каким-то боком причастным к нашему делу? Или его дети? Внуки? Жена, брат или другие родственники?

Карриан воззрился на меня со смесью раздражения и недоверия, но я не отвел взгляда. Вопрос был важным. Ведь именно в этом доме когда-то держали и меня. Но был ли взрыв связан именно со мной? Или, быть может, наш враг просто подчищал следы, а я лишь пришелся к месту?

– Я это выясню, – медленно проговорил герцог, тоже не сводя с меня пристального взора. – Толковая идея, Мар. Благодарю.

Я молча поклонился и снова отступил в тень.

– У тебя еще что-то есть? – так же медленно повернулся к Кэрту император.

– Да, сир. Я нашел в записях эль Сара упоминание о продаже безумных дарру. Наши специалисты смогли расшифровать его записи: куда, кого и сколько человек он продал. Я уже знаю, что вы нашли бордель недалеко от столицы. Так вот, он такой не один. Эль Сар содержал и получал прибыль с пяти подобных заведений в разных районах империи. В двух из них содержались дарру, от одной до пяти девушек, которых использовали как дойных коров. Девочек растили для этой цели с детства, граф специально их обучал и фиксировал все происходящее на бумаге. Причем некоторые девушки были разумны, а часть нет.

– Мы получили данные, что безумных девочек использовали в качестве цепных псов для обычных дарру.

– Нет, сир, – едва слышно отозвался целитель. – Обычных дарру не надо было охранять, потому что их воспитывали для этих целей специально. Если клиент изъявлял желание, их всех использовали по прямому назначению. Так сказать, удовольствие для особых клиентов, желающих пощекотать нервы. Обезумевших для этого фиксировали. Привязывали… цепями… в том числе и таким образом эль Сар получал потомство, проводя эксперименты в полевых, если так можно выразиться, условиях. Он называл это «сбором данных».

У Карриана жутковато изменилось лицо, а на скулах загуляли желваки.

– Тари-ис?

– Я получил подтверждение буквально этим утром, сир, – быстро проговорил его светлость. – В подвале дома, в котором мы проводили обыск, нашлось несколько дополнительных, хорошо укрытых от поисковых заклинаний помещений с соответствующими приспособлениями. Дарру вязали как собак, ваше величество. Ради следующего поколения. Рожденным от них потомством граф взимал плату с сутенеров. В качестве отступных. А часть оплаты поступала эль Сару деньгами.

– Ты знаешь, где расположены остальные бордели?

– Да, сир.

– Тогда разберись, – деревянным голосом велел его величество. – И принеси мне имена всех, кто там… развлекался.

– Я займусь этим немедленно, ваше величество, – кивнул герцог и торопливо поднялся.

– Простите, сир, – так же тихо сказал Кэрт, когда глаза у императора почернели.

– Это все? – процедил Карриан.

– Теперь – да. Но, если позволите, у меня есть одна просьба…

Карриан с некоторым усилием кивнул, позволяя магу продолжить, а я мельком подумал: «Молись, мелкая. Сейчас будет решаться твоя судьба».

[1] Один из промышленных городов на севере империи


Глава 18 | Мар. Щит императора | Глава 20







Loading...