home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

На вражеской территории пивка в засаде не попьешь. Но Глеб на своей земле, боевики с оружием по двору не шастают, а злобная старуха при всей своей вредности в разряд врагов не попадает. Погода сегодня хоть и не очень хорошая – дождь вечером прошел, ночь прохладная, – но Глеба этим не смутишь. Он мог в холодной зимней слякоти целые сутки пролежать, и ничего. А тут на скамейке сидеть можно и прятаться ни от кого не надо.

Правда, на скамейке он сидел, пока не появилась злобная старуха с длинным во всех отношениях носом. Эта бестия наорала на него – дескать, это не распивочная, и алкашам здесь делать нечего. Пригрозила, что вызовет милицию, если Глеб не уберется. А ведь начало двенадцатого ночи было, темнота уже давно сгустилась, во дворе ни единой живой души. Но, видно, не спалось старухе. Зато сейчас она уже спит как убитая, потому что добилась своего – согнала человека с места, утешила свою гордыню.

Глеб покинул насиженное место, но вскоре вернулся обратно, правда, на скамейку садиться не стал, чтобы злобная старуха его не заметила.

Можно было устроить наблюдательный пост на лавочке соседнего подъезда. Время уже позднее, и любой человек, направляющийся ко второму подъезду, привлечет его внимание. Зрение у него достаточно острое, чтобы разглядеть Валентина на расстоянии пятидесяти метров даже при слабом уличном освещении. Да и ноги у него быстрые, несмотря на ранение, он вполне способен был настигнуть Федорина и перекрыть ему путь еще до того, как он зайдет в свой подъезд. Но слишком резкие движения могут вспугнуть адвоката. Вдруг у него пистолет при себе, что, если он стрелять начнет? Поэтому надо было выйти к нему спокойно, без суеты, так, чтобы находиться от него на близком, а значит, и безопасном для себя расстоянии…

Шло время, а Федорин все не появлялся. Нет его дома, а может, и вообще сегодня ночью не быть. Но Глебу нужно было встретиться с ним, поэтому он будет ждать его и день, и два…

Но Федорин появился в половине третьего ночи. К дому он подъехал на роскошном джипе, торопливо вышел из него. Он поставил машину на сигнализацию, значит, в ней никого не было. Руль или педаль акселератора адвокат блокировать не стал – или не было у него такого устройства, или он в ближайшее время собирался вернуться к машине.

Глеб вышел из тени, перекрыл ему путь, угрожающе глядя на Федорина исподлобья.

– Слышь, мужик, ты чего? – всполошился адвокат.

– Валя, поговорить надо.

– А-а, это ты!

– Ольга где?

– Ольга?! Я откуда знаю? – возмущенно протянул Федорин, но голос его при этом дрогнул.

– Знаешь.

– Да пошел ты!

Федорин попытался обогнуть Глеба, но тот схватил его за руку. Некрепко схватил, всего лишь обозначил захват, и адвокат расценил это как признак слабости.

– Ну, ты попал!

Адвокат двинул его локтем, из очень удобной для себя позиции. А удар у него поставлен хорошо, только цели он достигнуть не смог. Глеб жестко блокировал выпад и тут же, совершенно без всякого замаха, ударил Федорина согнутыми фалангами пальцев в шею. Все произошло автоматически, на рефлексах, и Глеб мог не рассчитать сил. Его удар запросто мог закончиться летальным исходом для противника…

Глеб подхватил бесчувственного Валентина на руки, затащил в его же собственную машину, усадил на переднее пассажирское сиденье. К счастью, адвокат был жив – пульс прощупывался. Он обыскал Федорина; оружия у него не было, зато в кармане пиджака нашлись ключи от машины.

Дробов мог бы поговорить с Валентином и во дворе дома, но очень уж его смущала злобная старуха. Она ведь могла все видеть и позвонить в милицию. А так он отъедет в безопасное место, поговорит с адвокатом, после чего отпустит его. И машину, само собой, вернет…

Он не стал далеко уезжать, перегнал автомобиль в соседний двор, там и остановился. Привел в чувство Федорина, дал ему время прийти в себя.

– Ты больше меня так не пугай, – с жесткой усмешкой сказал Глеб.

– Я тебя напугал? – потирая шею, дрожащим от страха голосом спросил Федорин.

– Я подумал, что убил тебя… «Языка» сначала допрашивают, а потом убивают, – Глеб немного подумал и добавил: – Если он молчит, убивают. А если правду скажет, тогда у него появляется шанс выжить. Но ты же не «дух», у тебя шансов остаться в живых больше. Скажешь, где Ольга, и я тебя отпущу.

– Я не знаю, где она.

– Ты знаешь, как правильно перерезают горло? – отстраненно спросил Глеб. – В кино показывают фонтаны крови, так оно и бывает, если горло перерезать неправильно. Но если сделать это как следует, то вся кровь уйдет внутрь… Показать?

Он не стал снимать с пояса свой тактический боевой нож, но левую руку держал так, как будто в ней находилось оружие.

– Не надо! – жалким голосом пробормотал адвокат.

Глеб не стал связывать адвокату руки, пока тот находился в отключке. Он всем своим видом давал понять, что справится с жертвой и так. Пропущенный удар деморализовал Федорина, и он даже не помышлял о сопротивлении. Но если вдруг он все-таки готовит коварный удар, ему придется туго. Глеб точно знал, что сможет справиться с ним, и эта его уверенность также оказывала психологическое давление на жертву.

– Где Ольга?

– Я не знаю. Я ее не трогал, – пробубнил адвокат.

– А кто трогал?

– Не знаю. Это не я…

– Да, тебя там не было. Но ты где-то рядом стоял.

– Не было меня там рядом. Это не я.

– Что «не ты»?

– Я ее не увозил…

– Куда ты ее не увозил?

– Никуда!.. Не я это!

Глеб легко втиснул свое тело в проход между передними сиденьями. Валентин и очнуться не успел, как оказался у него за спиной. Одной рукой он взялся за шею, другой – за подбородок.

– Знаешь, как шея сворачивается? Как в кино показывают, так и в жизни происходит. Только в жизни противника сначала на живот укладывают, потом уже шею ломают. Тело прижимают коленкой к земле, затем делают скручивающее движение. Но я могу свернуть тебе голову, как в кино. Одно движение – и ты труп… Что, не веришь?

– Верю! Верю! – в ужасе проблеял Федорин.

– Да, но я тебе не верю… Ты говоришь, что не увозил Ольгу. Не увозил?

– Нет.

– А кто тебе сказал, что ее увезли?

– Кто сказал?! – испуганно дернулся адвокат. – Никто не говорил…

– Сам знаешь?

– Что я знаю? Ничего я не знаю. И что с Ольгой, не знаю… А что с ней?

– А мне сказали, что ты талантливый адвокат, – усмехнулся Глеб. – А тупой – как пробка… Может, потому Свирид и набил тебе морду?

– Свирид?!

– Только не говори, что ты его не знаешь.

– Не знаю…

Глеб напряг мышцы, давая понять, что собирается свернуть Федорину шею.

– Смотри, главное в этом деле – крепко взяться за подбородок, и шея должна быть хорошо зафиксирована. И еще надо поймать момент скручивания… Если я его поймаю, ты умрешь сразу, даже ничего не почувствуешь, если нет, то придется немного помучиться. Нет, боли ты не почувствуешь, потому что тело парализует, но представляешь, каково это – лежать и знать, что душа тебя покидает? Представил? Ну, тогда прощай!

– Я знаю Свирида! – в паническом страхе выдавил из себя Валентин.

Но Глеб не ослаблял хватку.

– И что?

– Ну, ты же спросил, я ответил…

– Я не спрашивал. Я знал, что ты работаешь на Свирида. И что с ним сегодня утром случилось, мне тоже известно… Ольга где?

– Я не знаю!

Но чутье подсказывало Глебу, что Валентин все знает, поэтому, отпустив жертву, он все-таки обнажил нож. И тут же приставил его к горлу Федорина.

– Ты думаешь, что ты умный, – озлобленно, сквозь зубы процедил он. – Мы там в Чечне с бандитами воевали, а ты здесь с бандитами дружишь. Бандиты нашим пацанам головы отрезали, а ты здесь им вылизывал…

– Я не вылизывал… Это бизнес, ничего личного, – сдавленно простонал адвокат.

Но Глеб пропустил его слова между ушей.

– Я тебе сейчас покажу, как нашим пацанам головы отрезали. Тут главное – сила и мощный, но плавный рывок. И движение должно быть широким, а на заключительном этапе требуется очень много силы, чтобы срезать шейный позвонок. Если позвонок срежешь, то голова от шеи легко отделяется… Только вот крови много будет, но ничего, сиденья у тебя кожаные, кровь с них запросто смоется…

– Это Свирид!

– Что Свирид?

– Свирид Ольгу забрал!..

– Зачем?

Федорин и хотел ответить, но не смог этого сделать. Он истерически зарыдал, потом у него в груди начались спазмы, от которых перехватило дыхание.

– Зачем Свирид Ольгу похитил? – немного подождав, спросил Глеб.

– Н-не знаю… – выдавил из себя Валентин. – И не Свирид это…

На этот раз на адвоката напала икота. Он пытался говорить, но слова дробились на невнятные звуки, пришлось ждать, когда он сможет членораздельно что-либо произнести.

– Так Свирид или не Свирид?

– Артемчик звонил. Он после Свирида у них в команде самый крутой… Артемчик спросил, где Ольга живет. Я назвал адрес, он сказал, что забирает ее…

– Зачем?

– Не знаю.

– Как это ты не знаешь?

– Сам ломаю голову, зачем она ему?.. Я к ней вечером заезжал, не было никого дома. Я звонил, не открывают, свет в окнах не горел. А потом вдруг ты… Что с Ольгой?

– Это ты у меня спрашиваешь?

– Все-таки увезли ее?

– Похитили ее. Запихнули в машину и увезли… Зачем ты дал ее адрес?

– Ну, я же не знал… Думал, он просто спросил, а он сказал, что забирает Ольгу. Тогда я понял, что это неспроста.

– Что «неспроста»?

– Забрал он ее неспроста…

– А зачем он ее забрал?

– Он не сказал…

– А если я не стану тебе голову отрезать? Если просто по горлу чиркну… Или думаешь, рука дрогнет? Если ты так думаешь, то зря. Я тебе сейчас это докажу.

Глебу приходилось убивать, не один десяток загубленных жизней на его счету. Но кровожадным он не был, ни в чем не повинных людей не трогал. А вот на бандитов у него выработался рефлекс и на их приспешников тоже. А Федорин в его глазах и был бандитским пособником, потому ему ничего не стоило сейчас вскрыть ему горло.

– Не надо!.. Я правда не знаю, зачем Артемчику нужна Ольга! – простонал адвокат. Он чувствовал, что Глеб действительно может убить его.

– Считаю до трех!

– Но я правда не знаю!

– Кто такой Артемчик?

– Он у Свирида за начальника охраны. Свирид ему очень доверяет…

– Он Ольгу знает?

– Да, мы с ней в казино ходили, в «Храм Фортуны», Артемчик нас там видел. Ольга ему понравилась, он даже спрашивал, серьезно у меня с ней или не очень… Ну, я сказал, что серьезно, он отстал…

– Он что, заклеить ее хотел?

– Да, на бабах помешан. Но у меня Ольгу отбивать не стал, мы же свои люди, – не без гордости, хотя и с жалким видом, сказал Федорин.

– Но ты же сейчас не с ней. С Ольгой сейчас я. А мы с твоим Артемчиком – чужие люди. И ты сказал ему, что он может заняться Ольгой. Ты сделал это назло мне, да? Назло мне и Ольге. Так было, я спрашиваю?

– Нет! Не говорил я ничего Артемчику! И он ничего не спрашивал!

– Сам по себе позвонил?

– Сам по себе.

– Ни с того ни с сего?

– Ну, ни с того ни с сего – это вряд ли. Там у них аврал…

– Свирид от ментов бегает, да?

– Проблемы у него… Свирид на дно залег, ну, и Артемчик с ним…

– Где они на дно залегли?

– Ну, это не ко мне!

Федорин мотнул головой, забыв, что к горлу приставлено лезвие ножа. Глеб не давил на клинок, но все-таки он вошел в соприкосновение с кожей и слегка порезал ее. Глеб почувствовал контакт с плотью, отнял нож от шеи, глянул на лезвие, заметив на нем кровь. Но Валентин, похоже, даже не понял, что произошло. Слишком он взволнован, чтобы замечать такие мелочи.

– Не к тебе? А к кому?

– Я не знаю. Никто не знает. У Свирида, конечно, есть схрон, где он может переждать опасность, но так на то он и схрон, чтобы никто про него не знал.

– И ты не знаешь?

– Нет.

– И зачем Артемчик Ольгу забрал, тоже не знаешь?

– Не знаю.

– Даже не догадываешься?

– Нет.

– Может, Артемчик прихватил Ольгу, чтобы не скучать в схроне?

– Может быть… Хотя вряд ли… Зачем ему с Ольгой связываться, если у них там в клубе шлюхи есть. Взяли бы с собой пару девочек, и никаких проблем… Не знаю я, зачем ему Ольга нужна…

– Я узнаю. Я обязательно узнаю, зачем ему Ольга потребовалась. И если я узнаю, что ты Ольгу сосватал, я тебя убью.

– Я здесь не при делах, отвечаю! – проскулил адвокат. – Я только адрес Артемчику дал…

– Я слышал, Свирид человека убил.

– Да, было такое.

– Кого?

– Да парня одного. Свирид к девчонке одной знакомиться полез, а тут парень ее. У Свирида крышу сорвало, он за пистолет схватился и в упор его расстрелял. Всю обойму разрядил…

– За то, что парень за девчонку заступился?

– Ну да. На него иногда находит… Я даже больше скажу, он под наркотой тогда был…

– Это не оправдание.

– Так никто и не говорит… Артемчик с девчонкой тогда поговорил, сказал, что если она ментам заявит, то ее сначала на круг пустят, а потом по кускам резать будут… А она заявила. Вернее, опера на нее вышли, она все рассказала… Надо было с ней тоже решать, – вслух и с недовольством подумал Федорин.

– Что?! – хлестко спросил Глеб.

– А что такое? – вздрогнул адвокат.

– Ты считаешь, что девчонку надо было убить?

– Я считаю?! Нет, я так не считаю… – стал оправдываться тот. – Просто у бандитов тактика такая, они обычно от свидетелей избавляются – решительно и бесповоротно… Я-то здесь при чем? Не я же пацана убивал!

– Да, но ты теперь должен развалить это дело. Тебе деньги за это платят, – презрительно скривился Глеб. – А пока жив свидетель, ты не сможешь вытащить Свирида из петли, так я понимаю? Так. Потому и злишься ты, что девчонку в живых оставили… Сволочь ты, Федорин. Тебя самого зачистить надо…

– Не надо!

– Не надо… А что делать, если руки чешутся?

– Не убивай! – истерично попросил адвокат.

– Что за девчонка? Как зовут?

– Вероника Соболева. Восемьдесят второго года рождения. Улица Волгоградская, дом четырнадцать, квартира сорок семь, – со страха признался Федорин.

– Ты что, убить ее должен? – осадил его Глеб.

– Убить?! Я?! С чего ты взял?

– А разве ты не должен вытащить своего босса из дерьма?

– Да, но не таким же образом!

– А каким?

– Не должен я никого убивать!

– А кто должен?

– Никто. Не собирался ее никто убивать…

– Точно?

– Ну, я ничего насчет этого не знаю…

– Но ты же знаешь ее адрес?

– Ну, знаю. Я же должен отслеживать ситуацию…

– Ты следил за ней?

– Нет, Свирид сказал, чтобы я ее нашел, поговорил с ней. Ну, чтобы она в милицию не сообщала. Артемчик наорал на нее, а я тактично с ней говорил. Сказал, что у нее будут очень серьезные проблемы. Она мне поверила, пообещала, что никому ничего не скажет. А потом появились менты, они поработали с ней, она во всем призналась. Свирид узнал об этом и очень разозлился, – тяжко, со стоном проговорил Федорин и потрогал синяк под глазом.

– Потому и морду тебе набил? – усмехнулся он.

– Было такое… Он мне сказал, что с Вероникой надо разобраться. Приказал, чтобы я встретился с ней, поговорил. Это по моей части. А убивать – нет, это не для меня…

– Ты говорил с ней?

– Нет. К ней близко никого не подпускают.

– Кто не подпускает?

– РУБОП с ней работает. С ней постоянно два опера находятся. Охраняют ее.

– Это хорошо, что ее охраняют. Но этого мало. Вас, волков, отстреливать надо, а то развелось… Может, с тебя начать?

– Не надо, – хныкнул Федорин.

– Да я и не собираюсь. Руки не хочу о тебя марать. Тебя свои же пристрелят… Я, наверное, тебя отпущу, а ты уж сам думай, как тебе быть. Хочешь, расскажи своему Свириду про нашу встречу. Скажи, что я его ищу, вдруг он меня взять сможет. Я тогда обязательно расскажу ему, как ты его сдал… Или ты его не сдавал?

Адвокат опустил голову, подбородком коснувшись груди. Таким образом он согласился с Глебом, что предал своего босса.

– Но, если со мной ничего не случится, никто ничего не узнает. Ты меня понимаешь?

Федорин кивнул.

– Что, не хочешь под танк попасть?.. Я тебя понимаю, – презрительно усмехнулся Глеб. – И даже отпускаю тебя. Прямо сейчас и отпущу. Но ты мне скажешь, где прячется Свирид…

– Я не знаю! Я правда не знаю! – умоляюще простонал адвокат.

Сколько Глеб ни приставал к Федорину, требуя назвать адрес, по которому скрывались бандиты, так ничего и не узнал. Трусливый Валентин действительно был не в курсе. Что ж, это не остановит Глеба. Он все равно доберется до Свирида…


Глава 6 | Свинцовая совесть | Глава 8







Loading...