home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 13

Сырой, в грязно-серых разводах потолок, тусклая лампочка, подернутые плесенью стены, но больше всего Глеба смущали решетки на высоко поднятом окне. В больничной палате он, но госпиталь где-то далеко-далеко. Это закрытый блок городской больницы, сюда свозят раненных при задержании преступников, чтобы подлечить, а затем отправить в следственный изолятор. Уголовники – не люди, потому и отвели для них больничный подвал, а здесь душно, сыро. Санитары здесь только числятся в штате, но в реальности их нет. Впрочем, Глеб уже чувствует себя достаточно хорошо, чтобы самому справлять нужду. Правда, делать это непросто, потому что палата на замке и нужно долго стучать в дверь, если хочешь получить разрешение на выход.

Неплохо он уже себя чувствует. Живот не беспокоит, голова не кружится, не болит, но признаваться он в этом не хочет. Палата здесь хоть и паршивая, зато одноместная, и кормежка больничная, что уж куда лучше, чем тюремная баланда.

– Крепко влип ты, майор, – хмуро, сквозь сощуренные веки смотрел на него курчавый парень с мощными скулами и прямоугольной, выпирающей вперед нижней челюстью.

Он слегка шепелявил, а на звук «эр» чрезмерно напирал, придавая ему неприятную твердость.

Глеб уже знал, кто к нему пожаловал. Капитан Зубарев, он же Костя, на которого, судя по всему, запала Вероника. Высокий парень, широкоплечий, с намечающимся брюшком, лицо немного подкачало, нос крючковатый, губы полные, но ведь он же не женщина, ему красота не особо нужна.

– Влип? Почему влип? – тускло глянул на Костю Глеб.

При задержании он оказал сопротивление представителям власти. Еще два ствола у него изъяли – «беретту» и «стечкина». А это само по себе двести двадцать вторая статья Уголовного кодекса – до трех лет лишения свободы, а если на пистолетах еще и трупы числятся, тогда дело совсем дрянь.

– А ты не знаешь? – усмехнулся Зубарев.

– Я же никого не убил.

– Да, но пытался убить Свиридова.

– Кто такое сказал? – грустно спросил Глеб.

Он знал, что Ольга отказалась подписываться под своими против него показаниями. Сказала, как было дело, но протокол допроса подписывать отказалась.

– Ольга Соломенцева сказала.

– Она пошутила.

– Да нет, не шутила она.

– Официальные показания есть?

– Нет, но будут.

– Вот когда будут, тогда и поговорим.

Плохо поступила Ольга, очень плохо, вышла она из доверия. Но Глеб надеялся, что не сдаст она его.

– Поговорим. Обязательно поговорим. И сейчас разговаривать будем.

– Хреново мне капитан, не могу разговаривать…

– Ты даже не представляешь, какие хреновые у тебя дела! – беспощадно усмехнулся Зубарев. – Человека ты покалечил. Человека ты пытался убить.

– А ничего, что этот человек парня убил? Ничего, что он Веронику похитил, чтобы изнасиловать ее и убить?..

– А это уже не твое дело! – набычился вдруг Зубарев.

Глеб удивленно посмотрел на него, после чего презрительно усмехнулся.

– Ну да, не мое. Ты должен был Веронику охранять, а ее у тебя из-под носа увели.

– Увели! А ты за ней поехал! Или нет?

– Кто тебе такое сказал?

– Да вот знаю… Ты мог бы ее по пути перехватить, мог бы еще в пути этих гадов уложить… – сжал кулаки опер. – А ты позволил им Веронику в дом затащить. Ты им это позволил!..

Глеб сделал над собой усилие, чтобы сдержать рвущееся наружу возмущение.

– Это ты о чем? – изобразил он удивление.

– А о том! Вероника мне все рассказала.

– Что рассказала?

– С ней уже второй был, когда ты появился… Я знаю, ты их всех положил…

– Положил… – кивнул Глеб. – Две бутылки коньяка в сумку к себе положил. На всякий случай. Вероника с одной справилась, а вторую не осилила, но все равно выпила крепко. Мне тоже спьяну иногда цветные сны снятся…

– Да ты не переживай, Вероника мне по секрету рассказала, нигде в протоколах этого нет.

– Ну да, фантастический сон к делу не пришьешь.

– Это не сон… Ты сжег дом, мы нашли пепелище, трупы под золой. И машины там стоят. Они близко к огню стояли, одна машина взорвалась, а другая нет. И под этой радиомаяк нашли.

– И что? – Глеб точно знал, что на металлической коробке нет его отпечатков пальцев, поэтому не проявил беспокойства.

– А то, что сигнал от этого маячка на твоем ноутбуке отображается. Я проверял.

– Совпадение.

– Ну, может, совпадение, а может, и нет, – усмехнулся Зубарев. – Я-то знаю, что не совпадение… А по пути к этому дому мы еще два трупа нашли… И Артемчика ты убил…

– Вероника показания дала?

– Нет.

– Вот, когда даст, тогда и поговорим.

– Она не даст показания. Она добро помнит… Только вот у меня к тебе никакой благодарности нет. Я знаю твой уровень, я знаю, что ты мог Веронику еще в пути перехватить, но ты не уберег ее от этих ублюдков. Не уберег! Хотя мог!

– Если честно, я сам об этом жалею.

– Конечно, жалеешь! Ольга твоя дрянью оказалась. Зря ты ее спасал! Зря ты ради нее Вероникой пожертвовал.

– Я никем не жертвовал. Я просто выполнял поставленную задачу.

– Кем поставленную?

– Майором Дробовым… И давай прекратим этот разговор, капитан. Если есть доказательства моей вины, предъявляй, если нет, то проваливай.

– Ты куда труп Артемова дел?

– Не знаю, о чем речь…

– У тебя в машине кровь его нашли. И выбитый зуб.

– А что, уже и экспертизу провели?

– Проведем.

– Есть анализ для сравнения?

– Будет.

Глеб не поленился сбросить труп в глубокую реку. Застегнул на нем куртку, крепко перепоясал ее снизу, напихал под нее камней и отправил в плавание. На дне речном он сейчас лежит, может, когда-нибудь всплывет, если подъемная сила раздувшегося тела превысит вес каменного балласта. Впрочем, под статью за это убийство Глеб мог попасть в самое ближайшее время. Стоит только Веронике дать официальные показания, а Зубарев, если ему это нужно, дожмет ее. А ему это нужно. Может, за Веронику спросить хочет, а может, выслужиться рвется.

– Чего ты от меня хочешь, капитан?

– Не нравишься ты мне, майор.

– Я это уже понял.

– Но ты Веронику от смерти спас.

– Может быть.

– Правда, припозднился ты… Ну да ладно, как-нибудь перетерпим. Свыкнемся и забудем.

– Я так понимаю, у тебя серьезные к Веронике намерения?

– Очень… Я всех здесь на уши поставил, чтобы ее найти! Я ее упустил, я ее и нашел.

– Это интересно.

– Что тебе интересно?.. – будто опомнившись, глянул на Дробова капитан.

– Как ты на Свирида вышел, интересно.

– Дело не в том.

– И все-таки?

– Через адвоката на Свиридова вышли.

– Через Федорина?

– Через него… Я знаю, ты его допрашивал, но тебе он Свирида не сдал, – не без торжества во взгляде усмехнулся Зубарев. – Хотя дело не в тебе. Просто ты не знаешь оперативную работу, не умеешь копать глубоко, а мы прошлись по всем сделкам, которые Федорин оформлял в пользу Свиридова, там все запутано, но мы распутали, нашли дом в Становом…

– Вероники там не было, она у меня в машине была.

– Да, спала как убитая… – вспомнив девушку, с нежностью проговорил капитан. – А ты в доме был, полуживой… Только вот Лешу Самойлова покалечил, еле откачали его…

– Я думал, что это бандиты на меня напали, – усмехнулся Глеб.

– А чего ты смеешься? – зло глянул на него Зубарев. – Совсем не смешно! У Леши теперь зуб на тебя, и он навредить тебе может…

– Здесь ваша, ментовская, воля, начальник… И все-таки, чего ты от меня хочешь?

– Не нравишься ты мне, майор, – повторил капитан.

– Это я уже слышал.

– Но я готов закрыть глаза на твои подвиги. Есть у тебя возможность выйти сухим из воды. Стволы ты мог найти в доме у Свирида, у его телохранителей одолжить. Мог?

– Ну, в общем, так и было, – принял подсказку Глеб.

– Ты думал, что Ольгу Соломенцеву похитили, ты ее искал, ну слегка переборщил с телохранителями Свиридова. Но Свиридов вне закона, его люди тоже, так что этот эпизод можно списать.

– Хотелось бы.

Не было у Глеба никакого желания отправляться в тюрьму на долгое поселение, поэтому он готов был принять помощь Зубарева.

– И сопротивление при задержании можно убрать. Самойлов – мужик, в принципе, отходчивый…

– А как же Свиридов? Я его задушить хотел, а Ольга показания дала…

– Дала, – развел руками капитан. – Надавили на нее, она и дала.

– Кто надавил?

– Ну, может, и не давили, а просто попросили. Свиридов попросил. С ним твоя Ольга, какие-то у нее планы насчет него… Да и не твоя она… Может, и не любила она тебя…

– Она сама это сказала? – испытывая в душе возмущение и злость, спросил Дробов.

– Тут такое дело… У нее с Федориным роман был, она даже замуж за него собиралась, они в мае на юг отдыхать ездили, это у них вроде медового месяца было. Только Федорин там другой бабой увлекся, Ольге отставку дал… Она вернулась в Черноземск, а там ты со своей любовью, она со зла на тебя переключилась. Такая вот история…

– Не верю я в эту историю, – горько вздохнул Глеб. – Все у нас по-настоящему было… Хотя это уже не имеет значения.

– Она с тобой, майор, была, но вместе с тем и не с тобой. А тут Свиридов подвернулся, он мужик холостой, при деньгах, а у тебя ни кола ни двора… В общем, чем-то он ее взял. И теперь вертит ею, как хочет… Но, в принципе, если мы на нее давить не будем, то показания против тебя она точно не даст. Не хочет она тебя до конца сдавать. Да и я не стану тебя топить…

– Если я тебе, капитан, не нравлюсь, то помогать мне просто так ты не станешь, я правильно тебя понимаю? – Глеб внимательно посмотрел на оперативника.

– Правильно ты меня понимаешь. Ты должен исчезнуть.

– В смысле?

– Ты должен исчезнуть из города. Я не знаю, куда ты поедешь, к себе в часть, в Чечню, в санаторий, я знаю только то, что в Черноземске ты быть не должен.

– Почему?

– Потому… Я могу тебе помочь, но с тебя возьмут подписку о невыезде, а меня это не устраивает, – Зубарев смотрел на Глеба пристально и сурово.

– Тебя не устраивает?

– Да, меня… Я не хочу, чтобы ты встречался с Вероникой, – через силу, как показалось ему, выдавил капитан.

– Почему?

– Потому что она тебя ненавидит…

– Это ее я право, – пожал плечами Дробов.

Как-то не очень убедительно выглядел Зубарев. И это его заявление о том, что Вероника его ненавидит, фальшивое. Ревнует он к нему Веронику, и, похоже, не убедить его в том, что напрасно.

– Ее право – рассказать, как ты убивал людей. Они хоть и бандиты, но граждане Российской Федерации.

– Таких граждан я в Чечне знаешь сколько насмотрелся.

– Вот и поезжай в свою Чечню!

– С удовольствием.

– Да, насчет подписки о невыезде. Я не всесильный, так что без помощи твоего начальства не обойтись, – Зубарев неловко поскреб пальцами себя по коленке.

Ногти у него давно не стрижены, грязь под ними темно-серая. Внешняя неопрятность, как правило, отражает нечистую внутреннюю сущность. Может, и не ко всем это относится, но к Зубареву, похоже, напрямую. Вряд ли он последняя сволочь, но Глеб не уверен был в том, что захотел бы пойти с ним в разведку.

– Пусть твое начальство подключится, перед нашим начальством похлопочет. Я так понимаю, люди там уважаемые, заслуженные, им навстречу пойдут.

– Хорошо, я свяжусь со своим начальством, – кивнул Глеб. – Если предоставишь возможность.

– Будет возможность…

– Я смотрю, тебе не терпится выпроводить меня.

– Не хочу, чтобы Вероника с тобой встречалась. Боюсь, что злиться она будет, как бы в прокуратуру не пошла, не рассказала, как ты самосуд учинил…

– Не о том ты думаешь, капитан, – усмехнулся Глеб. Он вдруг вспомнил, как Вероника просила его избавить ее от Свирида. – Думать нужно о том, как ей дальше жить. Свирид жив, его будут судить за убийство. И посадят, если Вероника даст показания. А если не даст, то не посадят, так я понимаю?

– Это уже не твое дело, – хмуро глянул на Глеба капитан.

– Конечно, это уже твое дело. Вопрос: как ты с ним справишься? Один раз осечка уже была…

– Больше осечек не случится.

– Хотелось бы на это надеяться.

– Я знаю, что делать. Поверь, с Вероникой все будет в порядке.

– Надеюсь…

– Да, и еще. Ты никому не должен говорить, что произошло с Вероникой. Ну, ты меня понимаешь… Дурная слава нам не нужна.

– А не было ничего, капитан. Я не знаю, что там тебе Вероника наплела, но ничего с ней не было. Бандиты только собирались ее изнасиловать, когда я появился…

– Хотелось бы, чтобы так и было, – невесело усмехнулся Зубарев. – Но случилось все по-другому… И все-таки, уезжай отсюда, майор…

– С удовольствием.

Глеб не кривил душой. Ничего не держало его здесь, в Черноземске. Ольга его предала, а Вероника, по сути, случайный человек, и никаких планов насчет нее он даже и не собирался строить. Единственное, чего хотелось – это уберечь девушку от Свирида, но ведь у нее теперь есть свой защитник, причем ревностный и упорный. Может, и сомневался Глеб насчет возможностей Зубарева, но бодаться с ним из-за Вероники он не станет.

А то, что не сложилось у него с теплой спокойной жизнью, так это не беда. Ничто не держит его в Черноземске, и если есть возможность убраться отсюда, он не должен ее упускать…


* * * | Свинцовая совесть | Глава 14







Loading...