home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1

10 июля 2016 года, 21:05 (20:05 по Мск)

д. Хабрувка, Чешская Республика

Дверь дома с грохотом распахнулась, и из нее пулей вылетела полноватая темноволосая женщина лет тридцати пяти. Тихо ругаясь себе под нос, она запахнула на груди растянутый кардиган и торопливо пошла прочь. Дверь же, стукнувшись о стену, снова закрылась. Но ненадолго. Не прошло и трех секунд, как она распахнулась вновь и на пороге появился высокий бородатый мужчина, лицо которого кривилось от злости. Однако за женщиной он не пошел, а закричал с порога ей вслед:

– Давай-давай, иди! Все равно завтра вернешься обратно. Сто раз проходили уже. Я хоть отдохну от твоей бесконечной тупости и твоих дебильных телешоу, без которых ты жить не можешь!

– Да пошел ты, Ирка! – выкрикнула женщина, притормаживая и оборачиваясь. – Ноги моей в твоей халупе больше не будет. А ты тут сдохнешь от голода, потому что руки у тебя растут из задницы!

– Ой-ой-ой, – вредным тоном прогундосил Иржи. – Можно подумать, ты у нас хозяйка с золотыми руками! Такую дрянную яичницу, какую жаришь ты, пожарит и однорукий слепой гоблин!

– Однорукий слепой гоблин – может быть, а ты – нет! – огрызнулась в ответ женщина.

После чего снова повернулась и пошла прочь, к дороге. Дом Иржи стоял на отшибе, у самой кромки леса, поэтому в дом родителей возвращаться придется через всю деревню, а уже темнело. Но ее это не смущало: бояться в деревне было совершенно некого.

– Сама ты однорукий гоблин, Ленка, – крикнул Иржи ей напоследок. – Задница, как трактор!

Почему именно трактор, он и сам не знал. Просто на язык в запале ссоры почему-то прыгнуло именно это слово.

Ленка, не оборачиваясь, подняла в воздух руку с оттопыренным средним пальцем. То ли у нее кончились слова, то ли она от обиды расплакалась, Иржи не знал. Но на всякий случай пробормотал вслед уже исчезающей в темноте подружке, просто чтобы наверняка оставить последнее слово за собой:

– Тупая корова… Ничего, прибежишь еще, всегда прибегаешь. А я еще подумаю, пускать тебя или нет.

С этими словами он вернулся в дом, снова с силой хлопнув дверью. Та от такого варварского обращения жалобно скрипнула и отскочила обратно, оставив довольно широкую щель. Но Иржи не обратил на это внимания: он редко запирал дом на ночь, а погода стояла достаточно теплая, не надует.

У него же сейчас имелись более насущные задачи: очередная ссора с Ленкой, как всегда, возникла на пустом месте прямо перед ужином. Точнее, перед тем, как та его приготовила. На этой почве они и сцепились: он пришел домой голодный, а эта корова опять сидела и смотрела свои тупые сериалы вместо того, чтобы готовить! А когда он высказал вполне законную претензию, начала орать, что он и сам мог бы иногда заниматься готовкой, мол, она ему в служанки не нанималась. Если хочет, чтобы она тут прыгала по дому, пусть женится. И понеслось…

Все еще мысленно кляня ленивую подружку, Иржи вошел в кухню. Здесь в раковине стояла посуда с завтрака, к ней лишь добавились тарелки с обеда: за весь день Ленка, которая решительно ничем не занималась, не нашла времени помыть ее.

Пробормотав еще что-то про коров (на разнообразие в ругани Иржи никогда не хватало фантазии), он нашел единственную чистую сковородку – очень старую, кажется, ею еще его мать пользовалась, – поставил на плиту и включил ее, а сам залез в холодильник.

– Да проклятую яичницу пожарит и младенец, – пробухтел Иржи, скользя взглядом по полкам.

Но упаковка яиц куда-то запропастилась. Или они успели все съесть? Да нет, он точно помнил, что вчера Ленка приносила из магазина ячейку. Куда она ее спрятала?

Взгляд зацепился за бутылки пива, стоящие в двери, и Иржи потянулся рукой к одной. Почему бы не выпить бутылочку, пока готовится ужин? Ему определенно нужно расслабиться после очередного скандала.

Холодное пиво приятно смочило горло и повысило настроение. Да и черт с ней, с Ленкой. Он и сам прекрасно справится, а потом новую подружку себе найдет. Долго ли, умеючи? Вот только чего бы съесть?

Иржи проверил шкафчики и обнаружил пачку соленых крекеров, какую-то лапшу и диетические цельнозерновые хлопья – сухой завтрак. Крекеры он достал сразу, варить лапшу было лень, а хлопья он сначала осторожно попробовал. Те оказались ничего, хрустящие и сладенькие, поэтому Иржи все же достал и их.

Закрыв шкафчик, он принюхался. Пахло чем-то… Он даже не смог определить, чем именно. Лишь полминуты спустя понял, что это горит нагар на перегревшейся сковородке. Иржи торопливо повернул ручку на плите, выкручивая ее на ноль, и схватил сковородку, чтобы передвинуть на холодную конфорку. Взвыл, моментально отдернув руку: древняя сковородка оказалась с металлической ручкой, трогать которую можно было только в прихватке.

Ругаясь и кляня всех подряд – Ленку, уже почившую маму и производителей небезопасных сковородок, – Иржи сначала схватил бутылку, чтобы охладить кожу, но та уже успела немного нагреться. Поэтому он снова распахнул холодильник и вцепился обожженной рукой в первую попавшуюся банку. Облегченно выдохнул, но тут же снова чертыхнулся: в образовавшуюся дырку он увидел краешек ячейки с яйцами. Поэтому он и не нашел их сразу: они стояли во втором ряду.

– Вот зараза, – пробормотал Иржи.

За окном мелькнула тень. Он не успел рассмотреть, так как стоял к нему вполоборота, но точно видел, что кто-то прошел мимо. В любом другом месте, вероятно, это ничего не значило бы, но в Хабрувке никто и никогда не шел мимо его дома. Просто некуда было здесь идти.

– Ленка? – позвал Иржи, по пояс высунувшись в открытое окно.

Но никого не увидел. На улице был лишь тихий вечер, темный и безлюдный. Как и всегда.

Иржи едва успел закрыть створки, как что-то хлопнуло в холле. Один раз, другой. Все еще держа в руках банку не то с каким-то овощным соусом, не то с заготовкой, Иржи вышел из кухни, прислушиваясь. Оказалось, что стучит входная дверь, которую он не закрыл: ветер качал ее из стороны в сторону, и она билась об косяк, но почему-то не захлопывалась. Пришлось ей помочь. И после секундного раздумья Иржи даже щелкнул замком, запирая ее. Чтобы Ленка не смогла войти сама, если вернется.

После он вернулся на кухню, поставил потеплевшую банку на место, допил пиво и достал из холодильника новую бутылку, холодненькую. Исключительно для облегчения ожога. Прихватил крекеры и хлопья, отправился в гостиную и уселся в любимое кресло перед телевизором.

Вот так даже лучше! Никто не пилит, не дергает. Можно спокойно щелкать каналами и потягивать пиво. И никакая яичница вообще не нужна!

Иржи и сам не заметил, как задремал в кресле. Проснулся внезапно, как будто кто-то в плечо толкнул. Канал, который он смотрел, успел закончить вещание, поэтому на экране остались только помехи. После двух бутылок пива ужасно хотелось в туалет, но разбудило его не это.

Кто-то как будто лазил по крыше его дома. Второго этажа здесь не было, только небольшой чердак, где Иржи хранил всякое старье, которое пока было жалко выбросить. Но он был совершенно уверен, что грохот доносится не с чердака, а именно с крыши: на чердак-то никто забраться не мог.

– Это еще что? – пробормотал Иржи, растирая глаза и прислушиваясь.

Грохот внезапно стих, как будто тот, кто ходил по крыше, спрыгнул с нее. Иржи тяжело поднялся из кресла – расслабленное тело еще не до конца проснулось и плохо повиновалось – и подошел сначала к окну, но вновь ничего не увидел. Ни из гостиной, ни из кухни. Спальню он проигнорировал, сразу вышел на крыльцо, оглядываясь по сторонам и прислушиваясь.

Все было тихо. Только деревья шумели за домом да впереди светились уличные фонари деревни. Рядышком возвышалась башня – антенна сотовой связи, – наверху которой краснели габаритные огоньки, а чуть ниже…

Иржи прищурился, всматриваясь в темноту. Точнее, в пятно, темневшее почти на самом верху башни. Как будто кто-то залез наверх и теперь висел там, не зная, как спуститься.

– Эй! – крикнул Иржи и сделал несколько шагов вперед, спускаясь с крыльца и приближаясь к башне. – Эй, вы там! Как вы там оказались? Вам помощь нужна?

Никто не ответил. Тень не шевелилась. Может быть, это просто какой-то мусор? Брезент у кого-нибудь ветром сорвало, а потом он за башню зацепился.

Убедив себя в этом, Иржи махнул рукой, повернулся и пошел обратно к дому.

«Надо будет утром глянуть, что там зацепилось», – думал он, поднимаясь по ступенькам на деревянное крыльцо.

Но утро для Иржи Кучеры так и не наступило.


14 июля 2016 года, 18:27

г. Москва

В отличие от большинства своих нынешних коллег Владимир Дементьев, бывший следователь, а ныне исследователь необъяснимого, никогда не жил в Москве. До недавних пор он сюда даже не ездил, а потому проникнуться суетой и толчеей этого города пока не успел. И все же, взяв на работе недельный отпуск, он поехал именно сюда.

Его не интересовали достопримечательности. И он не собирался встречаться вечерами в барах с бывшими сослуживцами или коллегами, многие из которых со временем осели в столице. Он даже никому не сказал, что едет сюда, потому что не хотел объяснять причины.

И вот этим вечером он сидел в кофейне, находящейся в конце огромного торгового зала крупного книжного магазина в центре города. На столике перед ним стояла чашка с почти допитым и уже давно остывшим чаем, а рядом с ней лежал экземпляр недавно вышедшей книжной новинки, уже прочитанный им от корки до корки.

Если бы пару лет назад кто-то сказал ему, что он будет караулить выход книги и попрется в соседний город на встречу ее автора с читателями, он бы рассмеялся этому человеку в лицо. Фанатом чтения Дементьев был разве что в детстве, потом работа стала забирать слишком много времени и сил, а свободное время он предпочитал занимать телевизором.

И вот поди ж ты… Записался в фанаты Марины Врановой, которая ко всему прочему писала мистику, а Дементьев до недавних пор ее не очень-то жаловал. Пока сам не увяз в мистике по самые уши.

Встреча проходила в специально отведенном под это дело пространстве торгового зала. Здесь размещалась небольшая сцена, а перед ней – ряды скамеек. Кофейня находилась чуть в стороне, но никаких разграничений в виде стен между ней и сценой не было, поэтому Дементьеву и со своего места было все прекрасно слышно. И видно. Пусть он и смотрит больше на профиль писательницы, зато она до поры до времени его не заметит. Ему хотелось сделать своим появлением сюрприз. И он надеялся, что сюрприз этот будет приятным.

– Давайте еще один, последний, вопрос на сегодня, – предложила ведущая, виновато глядя на сидящую в кресле рядом с ней писательницу. – Наша встреча и так немного затянулась, а нашей гостье еще подписывать книги. Да, пожалуйста, давайте вы.

Ее юная помощница передала микрофон молодому парню, сидевшему в третьем ряду. Мужчин в зале было не так много, и большинство предпочитали молча наблюдать с отсутствующим видом, как бы говоря: «Я сюда забрел случайно, ничего такого не читаю», поэтому выбор автора последнего вопроса был вполне понятен.

– Марина, ваша новая книга посвящена приложению, которое показывает монстров, находящихся рядом с людьми. Несколько месяцев назад вирусное видео, рекламирующее такое приложение, посмотрели сотни тысяч человек, тысячи людей его скачали. В итоге все это оказалось скандальной рекламой не менее скандального Института исследования необъяснимого. А теперь вышла ваша книга, героями которой стали сотрудники организации, подозрительно похожей на ИИН. Это все ваш совместный проект или вы просто решили прокатиться на волне хайпа, поднятого в Сети тем роликом?

Дементьев, старший следователь того самого «скандального института», с интересом перевел взгляд на Марину Вранову, которую в действительности звали Ольгой Воронцовой. Ответ на заданный вопрос он прекрасно знал, но ему было интересно, что скажет она.

К чести писательницы, на ее лице не дрогнул ни один мускул. Она лишь сдержанно улыбнулась и поднесла к губам микрофон.

– Мои книги пользуются высоким спросом у читателей именно потому, что я всегда стараюсь переплести реальную жизнь с фантазиями так, что последние начинают казаться реальностью. Я не скрываю того, что на эту историю меня вдохновило упомянутое вами видео, но никаких связей с Институтом исследования необъяснимого не имею. Если хотите, можете считать, что я решила прокатиться на волне хайпа, что бы это ни значило.

– Говорят, из-за того приложения погибли люди, – заметил парень.

– Говорят, рептилоиды вот-вот захватят Землю, – парировала Ольга.

– Скажите, а вы сами пробовали то приложение?

– Пробовала. И, как ни странно, жива пока.

– Что-нибудь увидели?

Именно на этом вопросе выдержка Ольге отказала: она заметно стиснула зубы и тяжело сглотнула, в глазах промелькнул страх, но все это длилось лишь доли секунды.

– Нет, я так и не смогла найти свое чудовище, – наконец признала она.

Парень, кажется, хотел задать еще какой-то вопрос, но ведущая дала знак помощнице, и та забрала у него микрофон.

– Что ж, спасибо! На этом все. Подробнее историю пугающего приложения вы можете прочитать в новой книге Марины Врановой «Monstrov.net». Если вы еще не успели приобрести книгу, то можете сделать это сейчас, только поторопитесь, пока они не кончились. Те, у кого уже есть что подписать, приглашаются на автограф-сессию, которая пройдет вон за тем столом. Занимайте очередь, автор сейчас подойдет. Марина, спасибо, что пришли к нам сегодня.

– Спасибо, что пригласили, – вежливо отозвалась Ольга.

Зал зашумел и зашевелился, гости встречи потянулись к столу для автографов. Все торопились занять более выгодное место в очереди.

И только Дементьев никуда не торопился. Наоборот, встал нарочито медленно, чтобы оказаться в очереди последним. В конце концов, автограф был не главной причиной приехать в Москву.

– Добрый день, как вам подписать книгу? – механически спросила Ольга добрых полчаса спустя, когда очередь наконец дошла до него и он протянул ей свой экземпляр новинки.

Даже не подняла взгляд, но он не обиделся. Дементьев вообще не понимал, как у нее до сих пор руку не свело от бесконечных автографов, да и каждой читательнице она успевала сказать несколько слов. Лишь ближе к концу начала торопиться и сокращать общение.

– Владимиру Петровичу Дементьеву, старшему следователю ИИН, с любовью, Ольга-Марина, – бодро продиктовал он.

Ручка зависла над белоснежным форзацем, рука писательницы замерла. После секундного промедления она подняла на него глаза.

– Вы?

Дементьев так и не понял, чего больше в ее голосе: удивления или досады. А вот радости в нем совсем не слышалось, и это было очень обидно. Тем не менее он обезоруживающе улыбнулся и кивнул.

– Я.

– Не ожидала вас увидеть здесь, – заметила Ольга, снова опуская глаза к книге.

Она что-то быстро написала на форзаце, поставила размашистую подпись, захлопнула книгу и передала ее Дементьеву.

– Как я мог пропустить презентацию этой книги? – наигранно возмутился он. – Я ведь стал в ней главным героем. Следователь Валерий Павлович Доронин – это ведь я?

– Это собирательный образ, – улыбнулась Ольга. – Значит, вы уже успели прочитать новинку? И как она вам?

– Весьма. Бодренько так, местами очень страшно. В основном от того, насколько описанное близко к реальным событиям. Мне только одно не понравилось.

– Что именно? – брови Ольги взметнулись вверх.

– То, что вы приписали мне роман с Долговым, – Дементьев выразительно скривился.

– Но я же сделала его женщиной, чем вы недовольны?

– Очень уж образ узнаваемый, я не мог перестать представлять на месте героини Костю. Это смазало впечатление от книги. Лучше бы вы сделали главной героиней известную писательницу. Любовные сцены читались бы интереснее.

Ольга рассмеялась и поднялась из-за стола. Дементьев сумел осуществить свой план: подойти к ней последним, на нем автограф-сессия завершилась.

– Может быть, мне хотя бы в этот раз удастся вытащить вас на кофе? – с надеждой предложил он.

Ольга демонстративно посмотрела на часы.

– Кто же пьет кофе в восьмом часу вечера?

– Тогда чай? Бокал вина?

– Спасибо, но мне еще домой ехать, а это далеко.

– Давайте я вас отвезу!

Ольга, успевшая за время их короткого разговора повесить на плечо сумку и перекинуть через согнутую руку легкий кардиган, для которого сегодня оказалось слишком жарко, посмотрела на него со смесью удивления и восхищения.

– А вы настырный.

– Я прочитал за это время пять ваших романов и пришел к выводу, что вам нравятся настойчивые, уверенные в себе мужчины, – снова улыбнулся он.

– Вы совершаете типичную ошибку, – вздохнула Ольга. – Они нравятся моим читательницам.

– А вам нет?

Она уже набрала в грудь воздуха, видимо, чтобы подробно объяснить, чем именно настойчивые – или настырные, или, попросту говоря, навязчивые – кавалеры ей не нравятся, но ее отвлекли.

– Марина, простите, не могли бы вы подписать еще одну книгу?

Ольга обернулась к светловолосой женщине лет тридцати с небольшим, которая протягивала ей книгу и ручку, глядя на нее слегка заискивающе.

– Простите, я опоздала, – объяснила она. – Пробки.

– Да, конечно.

Уже не садясь в кресло, Ольга просто склонилась к столу и быстро подписала книгу, не забыв уточнить, для кого она это делает. И лишь снова закрыв ее, обратила внимание на обложку. Это был очень старый ее роман, один из ранних.

– Надо же, кто-то его еще помнит, – удивилась она, возвращая женщине книгу и ручку.

– Это мой любимый, – обрадовалась та возможности сказать еще несколько слов. – Там потрясающая любовная линия! Такая трогательная… Я плакала в конце. И очень красивые места описаны. Я после прочтения туда в отпуск поехала. И все оказалось именно так, как я себе представляла!

– Рада, что вы не разочаровались, – вежливо отозвалась Ольга, стараясь держать на лице улыбку.

Она ужасно устала. Публичные выступления всегда выматывали ее сверх меры. Хотелось пить и есть, и все это сидя, а еще лучше – лежа, потому что узкие туфли на высоком каблуке тоже выматывали. С непривычки. В жизни она предпочитала более удобную обувь.

Дементьев же и не думал никуда уходить, пока Ольга общалась с поклонницей. Даже с любопытством вытянул шею, чтобы прочитать название книги. И когда женщина отошла, а Ольга снова повернулась к нему, он тут же уточнил, иронично улыбаясь:

– «Добровольно проклятые: ужас ночи» – серьезно? Теперь названия у вас стали изящнее.

– Теперь мои книги покупают не за название, а за имя автора. Видите? – Она ткнула пальцем в обложку книги, которую он так и держал в руках.

Дементьев присмотрелся: действительно, имя автора было написано гораздо крупнее, чем название, и больше обращало на себя внимание.

– А тогда редактор искал броские, цепляющие варианты. Я предлагала назвать ту книгу «Ужас, летящий на крыльях ночи», но он не оценил мою иронию.

Дементьев рассмеялся, как бы показывая, что он иронию и уловил, и оценил.

– Так что, позволите мне отвезти вас домой? – снова предложил он. – Между прочим, я ехал сюда из Питера. Только ради вашей презентации.

– Вы стали моим фанатом? – удивилась Ольга.

– Почти с первого взгляда, – хмыкнул Дементьев.

Ольга вздохнула, незаметно пытаясь пошевелить пальцами на правой ноге, потому что ей показалось, что кровь перестала до них доходить.

– Вы на машине?

– Еще бы!

– Тогда поехали. А то моя в ремонте. Но предупреждаю: ехать далеко.


14 июля 2016 года, 16:59 (17:59 по Мск)

г. Прага, Чешская Республика

После примирения с семьей три года назад Войтех Дворжак стал чаще бывать в родной Праге, но все равно каждый раз сердце его отчего-то начинало биться быстрее, когда самолет касался взлетно-посадочной полосы, а после все объявления по громкой связи начинали в первую очередь звучать на родном языке. Иногда ему казалось, что в России он начинает забывать чешский. И только возвращение на родину убеждало, что язык, на котором говоришь с детства, так просто не забыть.

Наверное, и в этот раз он как-то переменился в лице, услышав стандартное приветствие в аэропорту Рузине, носившем имя Вацлава Гавела, потому что сидящая рядом Саша улыбнулась и на мгновение сжала его как всегда затянутые в тонкую ткань перчатки пальцы.

После чего повернулась и ткнула в бок храпящего в кресле у прохода Ваню Сидорова.

– Подъем, прилетели, – коротко сообщила она, когда тот приоткрыл глаза и свирепо уставился на нее.

Ваня бросил взгляд в иллюминатор, убедился, что за ним уже аэропорт, а не облака, вздохнул и зашевелился, разминая конечности. Он проспал весь полет. Уснул, едва сел в кресло, самолет еще даже рулить не начал. Учитывая, что на встречу с командой он явился с красными глазами, а летели они не утренним рейсом, а дневным, проблема была не в том, что он засиделся допоздна. Войтех предположил, что он совсем не ложился:

– Очевидно, ломал какую-нибудь базу данных.

– Почему ты не думаешь, что у него было какое-нибудь трогательное романтическое свидание? – возразила Саша. – Может быть, он полночи гулял с ней по городу, а потом они до утра занимались любовью, и после он не уснул, а отправился утром в ближайшую кофейню, чтобы купить им завтрак и свежий карамельный латте к нему?

Они оба уставились на Ваню, как бы оценивая вероятность такого сценария, и почти синхронно покачали головами.

– Нет, едва ли, – добавил Войтех аргумент к своему выводу. – Я видел утром Анну, она выглядела вполне выспавшейся. Полагаю, эту базу данных он пока так и не смог взломать.

– Что не исключает вероятности наличия у него интереса к базам данных попроще, – хмыкнула Саша.

Но все же оба сошлись на том, что прошлой ночью Ваня имел дело с компьютером, а не с женщиной.

– Ничего, нам до места еще несколько часов ехать на машине, – утешила Ваню Саша, пока он доставал из отсеков над головами их ручную кладь. – Успеешь выспаться.

Ваня буркнул в ответ что-то неразборчивое и поплелся к выходу, не замечая других пассажиров. Но при его мощной комплекции это было не столько его проблемой, сколько проблемой тех пассажиров, что не успели расступиться.

Сидевший через проход от них Нев обменялся с Сашей и Войтехом ироничными взглядами. Он их обсуждения причин Ваниной сонливости не слышал, но наверняка пришел к тем же выводам.

Карел Дворжак ждал их прямо в зале прилетов и в первую очередь раскрыл объятия Саше:

– Ahoj, Zlato!

Он крепко обнял ее, а шедший рядом Войтех удивленно – и немного обиженно – вздернул брови и пробормотал по-английски, поскольку формально считалось, что Карел не владеет русским, а все остальные в их компании не говорили по-чешски:

– Надо же, можно подумать, он твой старший брат, а не мой.

Ему тут же пришлось пожалеть об этих словах, поскольку Карел моментально обнял его с тем же энтузиазмом, что со стороны смотрелось довольно странно. Хотя бы потому, что братьев Дворжаков редко кто подозревал в близком родстве. Карел был на семь лет старше Войтеха. Высокий и худощавый, он носил длинные волосы до плеч, которые красил до цвета «платиновый блондин», а также не стеснялся украшать себя сережками, перстнями и многочисленными цепочками с кулончиками. Сменив карьеру рок-звезды на должность в пражском магистрате и занявшись бизнесом, он хотя бы перестал красить ногти и подводить глаза, но зато полюбил дорогие костюмы. Войтех, в свою очередь, предпочитал более свободный и менее дорогой стиль в одежде, не мог похвастаться высоким ростом, а темные от природы волосы стриг коротко, по-военному. Поскольку в прошлом и был военным.

– Ладно-ладно, хватит, – рассмеялся он, отстраняя Карела.

Его брат, пребывавший, как всегда, в игривом настроении, кинулся заодно и к Ване с такими же объятиями, видимо, чтобы не обижать его, но тот предостерегающе поднял руку и отрывисто заявил:

– Даже. Не думай!

Карел притворно вздохнул, нарочито манерно поправляя волосы и бросая на Ваню томный взгляд. С самого начала он делал вид, что высокий крепкий зеленоглазый блондин покорил его сердце. Сколько в этом правды, а сколько – шутки, знал только сам Карел.

– Прости, перепутал тебя с сестрой, вы ведь так похожи, – хмыкнул он. – Кстати, где она?

– Осталась в Питере, – тихо объяснил Нев, делая шаг из-за спины Вани и протягивая Карелу руку для приветствия. – Кто-то должен оставаться в конторе на случай другого расследования. Владимир Дементьев внезапно запросился в отпуск, а оставлять Константина одного было бы неправильно.

– Понятия не имею, кто все эти люди, – отмахнулся Карел. – Но жаль, я думал, повеселимся все вместе, как в прошлый раз.

– Повеселимся? – переспросил Войтех, осуждающе глядя на брата. – Я думал, человек погиб.

– Да. Но какое веселье без ощущения смертельной опасности, нависшей над всеми нами?

На этот раз к укоризненному взгляду Войтеха присоединилась и Саша. Карел махнул рукой, как бы говоря: «Да ладно вам, я просто дурачусь, не плакать же теперь».

– Идемте, – велел он, поворачиваясь к выходу и водружая на нос солнечные очки, поскольку на улице вовсю светило солнце. – Машина ждет нас на парковке. И мне стоило огромных трудов поставить ее там.

– Одна? – удивился Войтех. – Ты арендовал мини-вэн? Или целый автобус? Что именно могут не хотеть ставить на парковку аэропорта?

– Увидишь, – хмыкнул Карел. – Думаю, там до сих пор тусит половина местной службы безопасности. И да, я не арендовал эту крошку. А купил ее.

Войтех, Саша и Нев заинтригованно переглянулись и последовали за Карелом. Только сонный Ваня не проявил никакого интереса к обсуждаемому транспортному средству: ему было решительно все равно, на заднем сиденье чего дрыхнуть. Он лишь спрятал больные глаза за стеклами темных очков и поплелся за остальными, катя за собой объемный чемодан, половину места в котором занимали не личные вещи, а полезные в расследованиях «приблуды».

Он шел, глядя прямо перед собой, и последними словами ругал себя за то, что до сих пор иногда позволял друзьям взять себя «на слабо». Он никогда и никому в этом не признался бы, но бессонные ночи, проведенные за попытками что-нибудь взломать, а потом аккуратно замести следы, давались ему все трудней. Пора бы уже повзрослеть и перестать доказывать всем, что он лучший, при каждом удобном случае.

Погрузившись в эти мысли, Ваня не заметил, как идущие впереди друзья остановились, и едва не снес затормозившего прямо перед ним Нева. Пожалуй, будь это кто-нибудь другой, Ваня разразился бы едкой тирадой, но дружка любимой сестрицы, который им обоим годился в отцы, он уважал и в глубине души даже слегка побаивался. А потому от комментариев воздержался, ограничившись тихим ругательством. На которое Нев не обратил никакого внимания, поскольку оно полностью было поглощено чем-то впереди.

Ваня тоже поднял взгляд и тогда увидел его. Или ее. Или их. Белоснежный, огромный, но не громоздкий, а какой-то хищный фургон перегородил половину парковки. Вторую половину перегородил его прицеп, который не уступал ему по размерам.

– Что это? – удивленно выдохнул Ваня. От неожиданности – по-русски.

К счастью, этот вопрос звучал по-чешски почти так же, поэтому Карел с гордостью сообщил:

– Мобильная лаборатория. Оборудована спутниковой связью и интернетом, имеет медицинский отсек и приборы для базовых полевых исследований воды, воздуха и грунта. Шесть спальных мест, кофемашина, микроволновка с функцией духового шкафа и холодильник. Пока я забил его пивом, а там посмотрим. Да, еще тут есть санузел: душ, раковина и туалет. Очень тесный, правда, и воду надо заливать, а отработанное потом сливать, но пока это лучшее, что мне смогли предложить.

Если бы Ваня снял очки, все увидели бы, как оживает его взгляд, как загорается детским восторгом, словно после стольких лет он наконец узнал, что Дед Мороз все-таки существует. Он подошел к Карелу, дружески хлопнул его по спине, а потом – невиданное дело – обнял за плечи и с чувством заявил, опять не утруждая себя ни английским, ни тем более чешским, которого все равно не знал:

– А ты все-таки классный мужик, Дворжак-старший. Я знаю, что порой вел себя как засранец, так что прими мои глубочайшие извинения. Я все понял, осознал и должен признаться: я тебя обожаю. Вот так-то!

Он потрепал его по затылку, взъерошив до того момента лежавшие идеально волосы, и почти вприпрыжку устремился к фургону, не зная, куда влезть сначала: в него или в прицеп. Даже про свой чемодан забыл.

Карел, который выслушал внезапное признание со спартанским спокойствием, так и остался стоять, скрестив руки на груди и довольно ухмыляясь.

– Тебе перевести, что он там нес? – вежливо уточнил Войтех.

– Да нет, не надо, я все понял, – довольно протянул его старший брат, приглаживая волосы и тоже направляясь к фургону.

Он на ходу дал знак охране, которая действительно толпилась вокруг фургона в количестве шести человек, показывая, что они уже уезжают вместе со своим монстром.

– Пойду напомню Ивану про вещи, – вздохнул Нев, устремляясь вслед за ним.

Саша удержала Войтеха за локоть и, хмурясь, заметила:

– Я думала, никто из них не помнит про то расследование, на которое Национальное историческое общество притащило свою мобильную лабораторию. Помнили ведь только мы втроем: ты, Нев и я. Остальные все забыли. И мы планировали это так и оставить.

– Ну, да, планировали… – замялся Войтех.

Он одарил ее обезоруживающей улыбкой и пожал плечами:

– Ты же знаешь, Карел умеет разговорить. Это единственный человек во всем мире, с которым я пью крепкий алкоголь. И потом бывает трудно удержаться. Не смотри на меня так! Я уверен, что Нев тоже давно разболтал обо всем Лиле.

– Хорошо, предположим, – согласилась Саша, укоризненно качая головой. – Но Ваня?..

– А что Ваня? Ваня влюбился в ту лабораторию с первого взгляда. Почему ему сразу не влюбиться в такую же?

На это Саша не нашла что возразить. К тому же Ваня как раз вернулся обратно за вещами, его уже распирало от энергии, от сонливости не осталось и следа.

– Нет, вы видели? Там еще и зал для совещаний есть, вот с таким вот теликом, – он возбужденно развел руками, как заправский рыбак, рассказывающий о небывалой добыче. – Чур, я веду первым! Хочу посмотреть, как эта ласточка катится, а потом уже по пиву с твоим братом…

И Ваня снова поторопился к фургону. У Войтеха, свободно говорящего на трех языках, не нашлось слов, чтобы это прокомментировать.


Пролог | Добровольно проклятые | Глава 2







Loading...