home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Неаполь. Вилла. День.

Жаркий полдень. Старик спит на широкой кровати. А Николая домоправитель запряг – дочистить слив воды. Вот и стоит Николай в жару в той же самой яме возле бассейна и бьёт ломом.

Вдруг над ямой возникает возбуждённый синьор Энрике. Зовёт. Николай вылезает из ямы.

Минуточку! Зафиксируем для себя и сюжета: лом, оставленный Николаем в щели между камнями, торчит в яме вверх. Это как бы идеальная ловушка для крупных животных. Но где на вилле взяться крупному животному?

Синьор Энрико тянет парня к парапету. Суетится. Оказывается, слетела его любимая панама. Лежит за парапетом на уступе над обрывом. Ветер колышет её поля.

Домоправитель подзывает из кухни для перевода Марусю и излагает план операции по спасению панамки. Чисто по-итальянски – максимум жестикуляции, показ поз и фаз.

– Говорит, ты ляжешь, он тебя за ноги поддержит, – переводит девушка. – А чтобы ты не волновался, он для страховки упрётся ногой в парапет.

Николай уже изготавливается для выполнения приказа, но тут Маруся тихо добавляет от себя:

– Ну, ты, придурок старательный! Ты погляди на эти камни. Рухнет всё на хер.

Николай присматривается. Действительно, часть балюстрады в том месте, где собирается упираться синьор Энрико, держится «на честном слове». Он на пробу толкает один из камней. Тот легко вылетает и исчезает в пропасти.

Холодок пробегает между лопатками паренька. Он чешет затылок, включает мозги. Идёт в кладовку, достаёт длинный шест.

Затаив дыхание, поддевает им панаму. Вытаскивает.

Вручает домоправителю.

Синьор Энрико счастлив. Водружает панаму на голову, одаряет Николая ещё одной сигарой. Озабоченно рассматривает трещину в парапете, качает головой, записывает, бормоча:

– Непорядок! Завтра вызову ремонтников – Маруся тихо переводит это Николаю и добавляет от себя: – Ой, не понял старичок-дурачок. Оба бы вы туда ушли. Значит, крутится она где-то рядом.

– Кто?

– Смерть!

– Спасибо! – говорит Николай девушке.

– Та пошёл ты! Микола! Думать надо, перед тем, как делать! – стучит она ему по голове – А то потом думать будет нечем.

– О, вспомнил! – кричит Николай, – ещё есть одно опасное место. Пусть этот Энрико тоже запишет.

Николай тащит синьора Энрико к бассейну и, жестикулируя почти, как тот, объясняет, что может случиться, если кто-то зацепится за кабель. Маруся переводит. Синьор Энрико озабоченно качает головой, записывает.

Тут синьор Чезаре подзывает из окна синьора Энрико. Что-то ему говорит, кивая на Николая.

– Что-то не так? – волнуется Николай.

– Синьор Чезаре, – переводит Маруся, – берёт Деда с собой. И тебя. Будешь сопровождать.

– Я?

Тут то синьор Энрико впервые обращает внимание на внешний вид Николая – драная футболка, краснодонские джинсы. Кривится.

И вот Николай стоит перед зеркалом. На нём белая рубашка. Галстук – бабочка. Чёрный, ещё приличный костюм. В полосочку. Синьор Энрико приносит блестящие туфли.

– Он говорит, что ты хороший парень. И далеко пойдёшь, – переводит Маруся, – этот костюм подарок тебе. Говорит, будет время, когда ты вспомнишь старого Энрико.

Да. Костюм мог бы быть на размер меньше, а туфли на размер больше. Но дареному коню в зубы не смотрят. Николай стоит, рассматривает себя нового в зеркале. Девушка тоже смотрит. Потом фыркает и уходит к себе на кухню.

Николай репетирует перед зеркалом движения в костюме. Среди них – как расплачиваться в костюме. Ленивый жест – рука в карман.

Николай достаёт из щели за своей кушеткой паспорт. В нём те самые полученные сегодня от хозяина чаевые. Теперь репетировать жест «я плачу!» становится легче.

Николая зовут. Он кладёт деньги в карман костюма. Катит Старика в кресле-каталке с верхней террасы на нижнюю, к машине. Телохранители Дона Чезаре приветствуют парня в его новом виде. Вместе усаживают Старика.

Николай опять просится за руль. И пока не вышел синьор Чезаре, играется, как маленький, воображая, как он неотразим в чёрном костюме в полоску за рулём шикарного лимузина.


Неаполь. Вилла. Утро. | Вилла с видом на Везувий (Сиротки) | Неаполь. Банк. День.







Loading...