home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Пролетариат"

XXVI

В машинном зале было тише, чем обычно. Цех пускался после аварийной остановки, и из трёх турбин работали только две. Третью должны были пустить в ближайший час. Как и всегда в аварийной ситуации, в цех съехались все технологи. Здесь были и главный механик, и главный инженер завода, и даже генеральный директор. Пизда и Старый готовили к пуску третью турбину. Возле щита управления стояли начальник их отделения и главный инженер. Они обсуждали остановку и предстоящий пуск. Когда всё было готово, Старый сказал об этом начальнику отделения, а тот по рации согласовал с мастером смены. Наконец он сказал Старому: – Начинайте! Выкатываем на пятьсот оборотов!

Старый и Пизда встали напротив друг друга вокруг большого штурвала. Расположен он был горизонтально на металлической тумбе. Штурвал был частью сложного устройства по подаче пара на турбину. Открывать подачу нужно было вручную, а закрытие происходило автоматически в случае аварийной ситуации. Положив руки на штурвал, они стали медленно его поворачивать, открывая подачу пара. Вначале нужно было выбрать долгий холостой ход. Они крутили и крутили, но ничего не происходило. Пизда со Старым переглянулись, а возле щита переглянулись начальник отделения и главный инженер.

– Что-то слишком легко идёт, – сказал Старый.

Они покрутили ещё немного, пока Старый не махнул рукой:

– Хорош! Нихуя мы тут не накрутим.

Затем он подошёл к начальнику и главному инженеру:

– Похоже, что-то со штоком.

Из рации донеслось:

– Ну что там у вас? Почему не пускаем?

– Подожди, – ответил начальник, – что-то с клапаном подачи пара. Не идёт машина.

– Ну ёб твою мать!

В это время главный инженер уже звонил кому-то по мобильному телефону. Через несколько минут в машинном зале были главный механик цеха и половина механической службы завода.

– Попробуйте ещё раз, – сказал главный механик. Старый с Пиздой снова стали пробовать открыть клапан. Результат был тот же. Механик обошёл клапан со всех сторон, через специальную трубку прослушал его.

– Надо разбирать, – вынес он свой вердикт.

– Ну, мужики, отсекайте.

Старый и Пизда обменялись печальными взглядами. Чтобы отсечь клапан, нужно было закрыть огромную задвижку по пару. Дело это было долгое и трудоёмкое. Но сейчас был пуск и важна была каждая минута.

– Помогите им, быстро, – крикнул кто-то из руководства слесарям. Несколько здоровых мужиков подбежали, и по двое, периодически меняясь, за считаные минуты закрыли задвижку. Сейчас же на ещё горячий клапан с гаечными ключами набросились слесари. Через пятнадцать минут клапан был разобран, и механик, следивший за работой слесарей, осмотрев его и помрачнев лицом, подошёл к главному инженеру:

– Шток сломался.

Пизда ещё не так давно работал на заводе, а потому вполголоса спросил у Старого:

– Что сломалось?

– Шток. Стержень, который открывает задвижку, когда мы крутим штурвал.

– А-а-а. Сильно хуёво, что он сломался?

– Да ничего хорошего. Если вытачивать новый, то это минимум часов двенадцать, а то и больше. А по-другому тут никак.

– …а по-другому никак, – говорил в это время механик главному инженеру.

– Нет, это слишком долго. У нас сроки горят! Мы должны пуститься через три часа! Не двенадцать, не двадцать четыре, а три! Какие ещё варианты?

– Ну можно, конечно, попробовать заварить, но это плохой вариант. Если что-то пойдёт не так и клапан снова захлопнется, то шток опять сломается. И всё равно придётся делать.

– Сколько времени займёт сварка?

– Часа два, но…

– Без «но», блядь! У вас час!

Главный инженер развернулся и пошёл в сторону выхода из машинного зала. Механик повернулся к своим:

– Ну, мужики, у нас час! Хотя чует моя жопа: нихуя хорошего из этого не выйдет.

Слесари приступили к работе. Сварщик с парой помощников отправились за сварочным аппаратом.

– Из этого что-нибудь получится? – спросил Пизда у Старого.

– Ага, залупа на воротник. Пойду я покурю, – ответил Старый и тоже отправился к выходу.

Делать пока было нечего, и Пизда пошёл в стекляшку пить чай.

Через час появился начальник отделения. Старый и Пизда сидели в стекляшке и обсуждали предстоящие действия. Вернее, Старый втолковывал Пизде, что, зачем и почему следует делать.

– Ну что, говорят, всё готово. Подавайте пар, будем пробовать.

– Слесарей в помощь дадите?

– А как же! План горит!

Надев каски, мужики вышли из стекляшки. Начальник махнул стоявшим кучкой слесарям. Подошли к задвижке. Слесари взялись открывать, а Старый обошёл турбину, чтобы удостовериться, что всё готово. Пизда неотступно следовал за ним. Наконец всё было готово. Возле щита собралось всё руководство завода и цеха. Старый и Пизда, как и за час до этого, встали возле штурвала.

– Ну, давайте! – скомандовал теперь уже начальник цеха.

Мужики стали поворачивать штурвал, выбирая холостой ход. Наконец штурвал пошёл тяжелее, а вся тумба завибрировала. Ещё несколько движений, и турбина пошла. Аккуратно выловив положенные пятьсот оборотов, Старый стал наблюдать за работой турбины. Теперь её нужно было греть полчаса.

– Получаса у нас нет, – сказал начальник цеха, – давайте минут пятнадцать, и пошли дальше. Что там следующее? Тысяча?

– По графику пуска надо погреть полчаса, – возразил механик.

– По графику пуска мы уже вовсю крутиться должны, ёбаный в рот! – ответил начальник цеха.

Не прошло и пятнадцати минут, как начальник, оживлённо жестикулируя, потребовал выходить на тысячу оборотов. Старый с Пиздой ещё приоткрыли клапан, поддав турбине пару.

– Ну ещё десять минут, и идём на две!

– Слишком быстро!

– Слишком медленно! Учтите, если меня, блядь, уволят, то я уволю вас раньше!

– Да и хуй с тобой! – негромко сказал Старый.

По истечении десяти минут вышли на тысячу.

Все нервничали, и никто не старался это скрыть. Главный инженер мерил шагами пол вдоль щита управления турбины. Механик цеха ходил вокруг неё, прикладывая слуховую трубку. Минуты текли медленно, как будто ускоряющая вращение турбина с каждым следующим шагом к увеличению оборотов замедляла время. Главный инженер повернулся лицом к подчинённым, посмотрел на часы и кивнул.

– На восемь! – скомандовал начальник цеха.

Старый с Пиздой встали у штурвала и стали изо всех сил раскручивать его, увеличивая подачу пара. Гул нарастал, турбина крутилась всё быстрее, воздух вокруг накалялся, а тумба, на которой находился штурвал, всё больше вибрировала. Обороты приближались к восьми тысячам. Лица главного инженера и начальника цеха просветлели. Старый вывел турбину на восемь тысяч и пошёл подключать дополнительное оборудование. Он прошёл метров двадцать, когда раздался щелчок, и турбина зашипела, сбрасывая обороты. Начальник цеха в сердцах бросил об пол каску. Старый повернулся и, глядя на турбину и руководство, невольно грустно улыбнулся. Главный инженер махнул рукой и, не глядя ни на кого, поспешил к выходу. Начальник отделения подошёл к Пизде:

– Закрывай нахуй пар.

– Что теперь?

– Как что теперь? Будут разбирать клапан, менять шток. Теперь уже торопиться некуда, закрывайте сами.


Пролетариат



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Пролетариат"

Пролетариат