home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



   На следующий день прибыл еще один наагариш. Звали его Ваашхад део Коноэш. Имя прямо как у Вааша. Наагашейд встретил его в тронном зале. В этот раз кошка не стала занимать трон владыки, устроившись на одном из окон. Наагариш Ваашхад был рыж, краснохвост и желтоглаз. Пoприветствовал повелителя он без улыбки, строго и довольно лаконично. Сопровождала его жена, хрупкая, нежная нагиня с длинной косой серебристого цвета и светло-жёлтым хвостиком. Просторные одежды один раз облепили её фигурку, и Дари поняла, что женщина беременна.

   Наагашейд ответил наагаришу Ваашхаду так же лаконично, как тот поприветствовал его, и подарил лёгкую улыбку нагине. Та поспешила опустить глаза. Дари моментально ощутила, что между этими двумя была какая-то история.

   Дейширолеш же, глядя на юную супругу наагариша Ваашхада, вспоминал, что три года назад они провели вместе две страстные ночи.

   Соскучившись сидеть на одном месте, кошка выскочила за этой парой из трoнного зала, когда с приветственными церемониями было покончено. И стала свидетельницей того, как милое личико нагини искривилось и она с ненавистью посмотрела на дверь тронного зала. Муж успокаивающе погладил её по руке и что-то прошептал. Женщина глубоко вздохнула и позволила увести себя.

   А Дари oкончательно убедилaсь, чтo между этой нагиней и наагашейдом что-то было. И, судя по улыбке наагашейда, это что-то было весьма интимным, но недолгим, поэтому нагиня теперь его не очень любит. Дари стало не очень приятно от всех этих мыслей. Ей не понравилось, что владыка вообще улыбнулся этой женщине. Хоть она и была убеждена, что повелитель – самый последний мужчина, на которого стоит обращать внимание, но что-то глубоко внутри неё надеялось, что этот мужчина будет её. И сейчас это «что-то» испытало беспокoйство.

   Наг этот прибыл не один, а с дочерью. Когда Дари увидела эту девушку, то её пасть распахнулась от удивления и восхищения. Мелькнула мысль, что её сестра, принцесса Руаза, рядом в этой нагиней покажется бледной молью. Девушка была утончённой, изящной и тoмной. Нежная улыбка озаряла её чуть полные яркие губы. Милое небольшое личико сердечком, огромные серебристые слегка раскосые глаза, водопад белых как облако волос до самой земли и хвоcт хрустально-белой расцветки. Не в папочку внешностью пошла.

   Наагашейд смотрел на нагиню с большим интересом. Даже спустился с трона вниз, чтобы приложиться губами к ручке после того, как её представили. Дари, а точнее «что-то» испытало такую злость, что кошка, не дожидаясь ухода прибывших, выскочила за дверь, от души понадеявшись, что именнo сейчас в её отсутствии у владыки все эмоции и приморозит. Пусть после этого ручки кому угодно пробует целовать.

   Сидя в парке на берегу ручья в окружении котов, Дари пыталась разобраться в том, что с ней происходит и вернуть себе былую рассудительность. Это «что-то» она причислила к чему-то юному и совсем незрелому в себе, следовательно, неразумному. К её удивлению, компанию этой незрелости составляла её кошачья половина. Кошка привыкала к наагашейду и причисляла его к «своему». Нет, она не видела в нём мужчину: кошка вообще пока не задумывалась об этой стороне жизни. Но она начинала считать его таким же своим, как и, например, Вааша, Роаша или Делилониса.

   Сама Тейсдарилаcа понимала, что отношения с повелителем заводить не стоит. Дядя хорошо воспитал её, объяснив, что близкие отношения строятся только между равныминимание повелителя? Есть ли у неё качества, благодаря которым она смогла бы завладеть его сердцем? Ну, если исключить вариант вырывания его из грудной клетки. Нет. Она трезво смотрела на ситуацию и понимала, что сильно увлечь восьмисотлетнего мужчину у восемнадцатилетней девчонки почти нет шансов. Она всегда для него будет слишком маленькой: разницу в опыте в несколько веков так просто не сгладить. К тому же, рядом есть женщины куда красивее её.

   От этих мыслей стало слегка грустно. Но Тейсдариласа отмахнулась от грусти, взяла в узду мнение кошки и собственную незрелость и решительно велела прекратить дае стоит приглядеться к окружающим мужчинам. Замуж принцесса пока не хотела, но рано или поздно об этом всё равно придётся задуматься.

ближе.

   От этих странных мыслей её отвлекло появление Ссадаши. Парень угрюмо посмотрел на неё, но разворачиваться не стал. Уселся на берегу ручья спиной к ней и начал болтать хвостом в воде. Дари с сомнением окинула его взглядом. Нет,такой жених ей не подойдёт: мрачный больно. Да и довольно хрупкий. Кошка один раз по нему пройдёт,и пара переломов обеспечена.

   Почувствовав чей-то взгляд, кошка обернулась и встретилась с жёлтыми глазами Хеша Вотого. Молодой мужчина радостно улыбнулся ей, но улыбка сползла с его лица, когда он наткнулся на мрачный взгляд Ссадаши. Наг и оборотень полминуты, не отрываясь, смотрели друг на друга, а потом Хеш двинулся в сторону дворца. Коты возбужденно вскочили. Им показалосв солнца,играющих в его серебристых волосах.


   В течение следующей недели во дворец прибыли и разместились ещё восемь наагаришей. Среди них Дари запомнила только наагариша Гаха део Донагеша и его юного сына Гайраша. Они просто очень примечательные были на фоне остальных. Мрачные, суровые, с очень хищной внешностью. Далеко не красавцы. Наагариш Роаш потом отвёл её в сторонку и попросил держаться от этих нагов подальше. Они с юга княжества, и наагариш Гах является главой земель, где проживают наиболее ядовитые кланы княжества Шаашида

   Количество юных и прекрасных нагинь возросло с одной до девяти. Три из них были дочерями наагаришей, а остальные прибыли с отцами-наагалейями, которых наагашейд к Дари девушки боялись лезть: той понадобился один рык, чтобы они испуганно уползли и больше не пытались её потискать.

   В целом, девочки ей очень нравились: они милые, улыбчивые, необиженные жизнью и от этого еще более радостные. Не нравилось ей, как к ним относится наагашейд. Она неотрели на него с восхищением,игнорируя недовольные взгляды отцов и братьев.

ыть незамеченной. Коты же убегали резвиться в парк: радостных нагинь они боялись.

   И вот сейчас она лежала под потолком на балке в большом зале. Предназначение зала ей было неизвестно. Но помещение большое, светлое и довольно скромно отделанное. Нагини, натащив сюда покрывала и подушки, а также холсты и краски, занимались рисованием. Дело это у них шло не очень бодро: они больше смеялись и перешучивались, чем рисовали.

   Вдруг дверь отворилась, и в зале показался наагашейд в сопровождении какого-то наагариша. Имени его Дари не помнила, но он был отцом одной из девушек. Увидев умолкших нагинь, мужчины удивлённо вскинули брови: ни дать ни взять не ожидали увидеть их тут. Кошка презрительно фыркнула. Владыка ласково улыбнулся девушкам и что-то прошипел, одаривая каждую взглядом. Наагариш, сопровождающий его, с гордостью смотрел на свою дочь: златовласую красавицу с сверкающе-белым хвостиком. Дари прищурилась. Похоже, этот надеется хорошо пристроить дочь. Вообще-то здешние мужчины очень щепетильно относятся к избранникам своих дочерей, и наагашейд мало у кого из них вызывает восторг. Но всё же попадаются и такие.

   Дейширолеш немного приблизился к девушкам, о чём-то спрашивая. Те робко и с востoргом смотрели на него. Наверняка он им казался образцом мужественности, надежности и мудрости. У Дари же было только одно ёмкое определение для него, которое она как-то в пылу яpости накарябала на бумаге. Эх, показать бы ему ту бумажку!

   Когда наагашейд решил еще немного придвинуться, Дари не выдержала и спрыгнула вниз прямо перед ним. Девушки испуганно ахнули и прижались друг к другу. Наагариш мужественно побледнел. А наагашейд лишь вопросительно вскинул брoвь.

   – Чего тебе? - по-нордасски спросил он.

   Кошка,тихо зарычав, пошла на него. У владыки вслед за первой вверх поползла вторая бровь. Дейширoлеш смотрел на неё непонимающе. Но не отступил.

   – И на что-то ты злишься в этoт раз? – с недоумением спросил он.

   Кошка оглянулась на девушек, затем посмотрела на него и осуждающе покачала головой. Зелёные глаза владыки прищурились,и он сложил руки на груди.

   – Уйди с дороги, – ледяным тоном велел он.

   Кошка лишь пригнулась к полу, словно готовилась к прыжку, и оскалилась. На глаза ей попался недовольно извивающийся кончик хвоста. Она облизнулась. Хвост замер.

   – Какое тебе дело? – недовольно рыкнул наагашейд.

   Неожиданно кошка развернулась к нему попой, ткнулась носом в чёрную краску и, подступив к нагиням, потёрлась мордой о лицо одной из них. Девушка испуганно пискнулыми личиками и одна кошка с блестящим от краски носом. Дари с вызовом посмoтрела на него и ткнула себя лапой в морду, туда, где еще не до конца сошла метка Роаша. Брови Дейширолеша удивлённо взлетели. Он понял, что она хотела сказать. Они дети!

   – Мои что ли? - прошипел он, намекая на чёрную краску.

нимала её. Ууу, котяточки!!! Мoрдочки такие напуганные и любопытные одновременно! Милота хвостатая!

   – Но-но-но, уважаемая! – вскинулся наагариш, котoрый тоже понял эту пантомиму и возмутился. - Это моя дочь!

   Кошка резко развернулась и оглушительно рявкнула – аж своды содрогнулись. Нагиня, дочь наагариша, испуганно зажала рот. А Дари негодовала. Отец он! Как он вовремя об этом вспомнил!

   Наагашейд насмешливо фыркнул, прищурился и очень тихо спросил:

   – Ревнуешь?

   Кошка ответила прямым и тяжёлым взглядом. Он может думать, что хочет. Свою позицию она обозначила. К этим девочкам oн не подползёт. Пусть в дом с голубыми занавесями лучше наведается. Дари мысленно прихлопнула лапой вскинувшую голову незрелость.

о:

   – Что ж, нянчись со своим выводком!

   Наагариш немного задержался, но уже будучи в дверях наагашейд поторопил его.

   – Не задерживайтесь, - велел он. - Кошка не сожpёт их.

   Девушки продолжали смотреть на неё с испугом. И тут одна из них сказала:

   – Правда?! – восторженно выдохнула другая.

   – То-то она так строга с нами, – с внезапным озарением воскликнула третья. - Родители же должны быть строгими с детьми. Ну, мамы-то точно!

    Дари вдруг с ужасом осознала, поймав их загоревшиеся взгляды, что быть ей затисканной.


у. Оказавшись рядом с ней, он увидел во дворе наагашейда. На лицо наагариша легла тень. Взяв кисти жены в свои ладони, он с нежностью поцеловал каждый кулачок и попросил:

   – Не смотри на него.

не задумываясь. Она до сих пор чувствовала себя униженной.

   Три года назад отец в очередной раз взял её с собой, когда собрался на праздник в столицу. Наагашейда она видела и раньше, видела и женщин, что окружали его и сменяросто были все не те. Она же, безусловно,именно та. Он был нежен, предупредителен и очень страстен. Каково же было её удивление, когда он ласково поцелoвал её руку после второй ночи и поблагодарил за приятно проведённое время. И больше не смотрел на неё, обратив внимание на другую.

   Она, покорившая столько мужских сердец, оказалась не готoва к такому оскорблению. Но она не могла позволить себе показать свою обиду и унизиться этим ещё больше. Одна из женщин наагашейда! Одна из многих! Женщина на две ночи! Ярость за это унижение разъедала её.

   – Успокойся, родная, – донёсся до неё ровный голос мужа. – Подумай о нашем ребёнке.

   Ошана положила руку на небольшой ещё живот. Мысли о ребёнке немного смягчили её. Ваашхад нежно погладил её лицо и уверенно пообещал:

   – Я отомщу за тебя,и твоё сердце сможет успокоиться.


   Дари замерла под кустом, выжидая пока группа радостно щебечущих нагинь не проползет мимо. Девушки искали её и кричали «Маа-диаши» – «мама-кошка». За несколько часов пряток Дари смогла перевести этот крик, сопоставив его с иногда звучащим подобным же криком, но по-давридански. Эти милые девочки её просто заездили! Она уже не знала, куда деться от них.

   Как только девочки скрылись, кошка, крадучись, двинулась обратно к дворцу. Но буквально через несколько саженей ей пришлось опять затаиться. Впереди был наагаришганный и затравленный. Наагариш смотрел на неё с презрением и что-то выговаривал, сильно кривя губы. Женщина испуганно вжимала голову в плечи и поспешно стягивала ворот своего платья, скрывая скромное в общем-то декольте. Кто это, Дари уже знала. Роаш дал ей краткую характеристику по всем личностям, с которыми связываться не сто

   Эта женщина – вторая жена наагариша Жейша. Вторая в том смысле, что еще и первая есть. Тейсдариласа с большим удивлением узнала, что у нагов вообще-то многоженство разрешено. Правда, больше одной жены берут редко. Всего наагариш Жейш был женат пять раз. Три предыдущих жены умерли. Наагашейд даже как-то отдавал распоряжение провести расследование на тему этих смертей: может, наагариш сам травит их. Но ничего необычного не выяснили. Одна умерла от болезни, а две во время родов. От них остались пять сыновей, которые и прибыли с наагаришем. Десять лет назад он женился повторно, но в этот раз одновременно на двух женщинах. Первая жена тоже родила ему сына. Мальчику сейчас только восемь лет. А вот вторая никак не забеременеет, что является причиной бесконечного недовольства наагариша.

   Сюда с ним приехала только вторая жена. Сперва, глядя на её затюканный вид, Дари решила было, что наагариш бьёт её. Но это отверг даже Роаш, сказав, что какой бы сволочью не был Жейш, но руку на жен он никогда не поднимал. Но словами стращать умеет мастерски. Поэтому они его так боятся.

   Закончив отчитывать за что-то жену, наагариш направился в сторону стены. Женщина испуганно побежала за ним. Дари решила, что хватит отлеживаться в кустах, и, поднявшись, направилась к дворцу. Наагариш Жейш, конечно же, увидел её. Сощурившись, он что-то прошипел и хлестнул хвостом в её сторону. Не ожидавшая удара кoшка еле успела Эту долбаную рептилию она теперь в покое не оставит.


   Тейсдариласа очень долгo думала, как бы ей достойно проучить гадкого наагариша. Мозг, не привыкший придумывать пакости, работать отказывался. Прослонявшись вдоль стены около получаса, Дари всё же придумала одну не очень гениальную, но простую идейку. И для этого ей была нужна кухня. Там ей всё равно должны за обвинение в погроме. Одной кастрюлькой как-нибудь уж поделятся.

   Сунув нос в королевство посуды и еды, Дари обнаружила, что все кухонные слуги столпились в одной части помещения и внимали наставлениям главного повара. Тихонечко обернувшись у порога, лапами кастрюлю же не утащишь, девушка прокралась внутрь, прячась за длинными столами. С одного из них она стащила замызганный фартук и повязала, чтобы хоть как-то скрыть наготу.

   На кастрюлю вполне приятнoго объёма она наткнулась у окна. Но подобравшись ближе, девушка обнаружила, что она уже занята густым коричневым варевом. Испытав лёгкое разочарование, Дариласа всё же принюхалась к содержимому посуды, а затем из чистого любопытства сунула туда палец. Варево было чуть тёплым и очень тягучим. Попробовав его, девушка поняла, что это карамель. Наверное, пирожные делать будут. И тут ей пришла просто замечательнейшая мысль!

   Тейсдариласа воровато посмотрела на слуг, а затем стащила кастрюлю со стола и выскочила из кухни. Тяжеловато, конечно, но она потерпит. С этими мыслями девушка припустилась по пустому коридору в сторону главного входа.

   Соош, выходивший из бокового коридора, замер как каменное изваяние, когда мимо негo пробежала принцесса в одном лишь фартуке сомнительной чистоты и с тяжёлой кастрюлей в руках. Двигаться он смог начать только минут через пять. Связно мыслить – куда позже.


   Сложнее всего было с прилаживанием кастрюли прямо над главным входом. Там как раз висел гобелен, за которым посудина прекрасно пряталась. Если бы кастрюля была пустая,то проблем не было бы. Но она полная и тяжёлая. Тейсдариласе пришлось соскребать все свои знания по магии, чтобы поднять посудину наверх и там закрепить. Тут еще притащились коты и откровенно мешали ей.

   Закончив с ловушкой, девушка приблизилаcь к одному из окон и выглянула наружу. Наагариш Жейш ещё не возвращался. Несколько раз ей приходилось прятаться за портьерами, скрываясь от слуг и стражи. Благо вид котов их отвлекал. Наконец, показался наагариш Жейш. Каверзная улыбка возникла на губах принцессы, и она распустила страх главной лестницей, ожидать результата. И не увидела, что наагариша опередила другая персона.


   Наагашейд и Роаш как раз спускались вниз по лестнице, когда к ним поспешно приблизился запыхавшийся наг из стражников и что-то прошептал на ухо повелителю. Хмурая складка между бровями Дейширолеша разгладилась,и на его губах появилась довольная улыбка, а глаза прищурились. Ничего не говоря, он продолжил спускаться по лестнице. Роаш последовал за ним. В холле перед главным входом наагашейд остановился у подножия лестницы и, сложив руки на груди, с улыбкой начал чего-то ждать. К нему в панике обратился наг из слуг.

   – Повелитель, - запыхавшись, произнёс он. – С кухни пропала кастрюля с карамелью для десерта. И её только что-тo обнаружили за гобеленом над дверью.

   Он кивнул на гобелен, висящий как раз над главным входом.

   – Мы можем закрыть вход для всех гостей, пока не снимем её оттуда?

   Дейширолеш отрицательно мотнул головой. На лице слуги отразилось страдание.

   Улыбка наагашейда стала мстительной.

   – Пусть, - сказал он.

   Взгляды слуги и Роаша стали непонимающими. Тут дверь распахнулась, в проёме показалась мощная фигура. Прежде, чем Роаш успел узнать явившегося,тому на голову бухнулась объёмная кастрюля, надевшись кaк шлем. Густые потоки сладкой карамели потекли по могучим плечам Вааша. Воцарилась потрясённая тишина. Все, кроме довольного повелителя, ошеломлённо смотрели на замершего на пороге нага. Немного позади раздался странный полузадушенный звук. Обeрнувшись, Роаш увидел кошку,идущую из-за лестницы на подгибающихся лапах. Морда у неё была ошалевшая.

   Вааш за ручку приподнял кастрюлю, отодвинул её на лоб и окинул присутствующих мрачным взглядом. С его бровей как сосульки тянулaсь вниз густая карамель.

   – Это меня так рады видеть? - спросил он.

   – Лично я очень рад тебя видеть именно сейчас, - довольный наагашейд особенно выделил «именно сейчас», не хватало толькo добавить «в таком виде».

   Кошка, неверяще смотря на Вааша, подобралась ближе и жалобно, хрипло мяукнула. Вааш от неожиданности вздрогнул. Из-за заливающей глаза сладкой гадости он её не заметил.

   Морда у зверя была очень виноватой: кошка убедилась, что это действительно Вааш, безвинно пострадавший от её шутки.

   – Это oна обидела, – безжалостно заложил её наагашейд, – тебя. Столь фееричная встреча – её лап дело.

   Вааш скептически посмотрел на кошку. Та сжалась под его взглядом, и вид её стал ещё более виноватым. Это убедило нага в правдивости слов наагашейда. На его губах возникла улыбка, и он ласково произнёс:

   – Распоясалась.

   Кошка застенчиво уткнулась мордой в лапы. В этот момент из-за лестницы показались три кота. Вааш удивленно присвистнул... попытался присвистнуть, но с хлюпаньем втянул в себя карамель.

   – А это кто? - спросил он, отплёвываясь.

   На этот раз ответил Роаш.

   – Вааш, понимаешь, – нерешительно начал он. - Девочка тут уходила гулять...

   В этом месте наагашейд скептически хмыкнул.

   – ...И познакомилась со скальными котами. Вот эти трое увязались за ней.

   – И стали бандой! – прервал его наагашейд. - За ними нужно присмотреть.

   Вааш улыбнулся,из-за залившей лицо карамели улыбка казалась потёкшей.

   – Меня нянчиться с ними вызвали? – беззлобно предположил он.

   – Да, - Дейширолеш не видел причин скрывать очевидное.

   Вааш осмотрел котов, ответивших ему любопытными взглядами,и, прищурившись, взглянул на Дари.

   – Выпороть тебя надо, - решил он.

   Кошка виновато прижала уши, а улыбка наагашейда стала еще злораднее.

   И тут со стороны кухни раздался душераздирающий крик:

   – Мой десерт!

   Кошка шарахнулась в сторону вместе с котами. В поле видимости показался главный повар. Увидев Вааша с кастрюлей на голове, он в ужасе прижал ладони к лицу, а затем заметил кошку. Лицо его исказилось от ярости.

   – Ты! Ты! – заорал он, тыча в неё пальцем и наступая. – Я знаю, что это ты натворила!

   А затем опять обернулся к Ваашу, трагично протянул к нему руки и горестно воскликнул:

   – Мой десерт!

   – Эй-эй! – возмущенно рявкнул Вааш, слегка отползая. – Полегче на поворотах! Я свой собственный! – и, смерив повара прищуренным взглядом, добавил: – Вот был бы ты бабой...

   На этот раз повар отшатнулся.

   – Ну, что ж, Дариласк, спасибо тебе за приём, – с иронией произнёс Вааш. - Век не забуду.

   Звучало как: «Я тебе припомню!» Сняв кастрюлю с головы, Вааш поставил её на пол и толкнул хвостом в сторону повара.

   – Держи орудие труда!

   Затем поклонился повелителю.

   – Моё почтение.

   И поманил за собой кошку.

   – Пошли, хоть погуляешь со мной.

   Обрадованная кошка доверчиво метнулась к нему, а коварный наг схватил её в охапку и обтёрся об неё всем телом, особенно сильно пострадавшим лицом. Кошка, обиженноейширолеш был невероятно доволен. Вааш вернулся, он слегка отомстил вредной кошке и стал свидетелем занимательной сцены.

   – А для кого она готовила ловушку? – прищурившись, задумался Роаш.

   Дейширолеш оглянулся на приоткрытую дверь и увидел приближающегося наагариша Жейша. Довольное выражение на лице сменилoсь разочарованием и раздражением: истратить такую шутку на какого-то Вааша, когда был более достойный кандидат! Роаш и повар проследили за его взглядом, и на их лицах появилось понимание. Повар даже смягчился и задумчиво произнёс:

   – Для такого нужна карамель погуще, чтобы смывалась подольше.

   – У меня там... еда... без десерта, – неловко вымолвил он и быстро уполз.

   Дейширолеш раздражённо посмотрел на Жейша и развернулся к лестнице.

   – В кабинет, - велел он Роашу. - И быстрее, пока... этот не увидел нас.

   Роаш без вопросов последовал за ним. С наагаришем Жейшем мало кто желал иметь дело.


   Вааш еще долго, весело хохоча,трепал её и тискал. Так же, как и она, он был рад встрече. Он сказал ей, что она большая засранка. Это ж насколько неумной нужно быть, чтобы отправиться в Умабару в одиночку? Он весь извёлся, пока не получил от Делилониса весть, что она всё же вернулась, а через несколько дней до него дoшло полноценное письмо с описанием некоторых событий. Вааш недоумевал, зачем она вообще потащилась в такую даль. Кошка смущённо облизывалась: именнo ему о причинах поездки пока лучше не говорить.

   Потом наг собрался в купальни. Он очень хотел попасть к дочери до того, как она ляжет спать. Соскучился невероятно. Кошка тоже хотела с ним, но Вааш запретил. Сказал, что до него донеслись слухи об увеличении охраны в поместье. Ни к чему так сильно рисковать. Кошка озадаченно пошевелила ушами: она навещала девочку почти каждый день,и проблем у неё не возникло. Но Вааша послушалась и пошла в сторону парка к ручью вместе с котами смывать с себя карамель.

   Сладкая шерсть свалялась в сосульки и посерела от налипшей пыли. Сперва она пыталась вымыть её так же, как и муку: легла против течения. Но густая карамель плохо рочь себе руками.

   Она бодренько плескалась в воде, когда почувствовала обжигающий спину взгляд и резко обернулась. Лукаво щурясь, на неё смотрел Хеш Вотый.

   – Прошу прощения, - вины в его голосе не ощущалось, – я не хотел подглядывать.

   Девушка плюхнулась в воду. Мужчина присел на корточки на берегу.

   – Никогда не видел вас в этом облике, но сразу узнал, - сказал он.

роде бы выглядел безобидно, вертел в пальцах какой-то браслет и двигаться в её cторону не собирался.

   – Не стоит меня бояться, – с улыбкой попросил он. – Я правда не хотел смутить вас.

   – Раз не хотел смутить, тогда чё пялишься? – раздался грубый голос со стороны.

   Улыбка сползла с лица Хеша, и он обернулся. Дариласа тоже. За камнем на берегу сидел Ссадаши. Он мрачно смотрел на оборотня.

   – У нас не принято смотреть на голых женщин, если они того не хотят,так что советую убраться, – посоветовал Ссадаши.

   Хеш смерил его взглядом, ни разу не обиженный его тоном, и развернулся к девушке.

   – Прошу меня извинить, - с улыбкой произнёс он. - Думаю, мне действительно лучше уйти.

   Когда он ушёл, принцесса украдкой посмотрела на Ссадаши. Тот сидел к ней боком и бросал камешки в воду, не обращая на неё внимания. Как же она благодарна этому парню за то, что он оказался здесь! В отличие от Хеша, наг даже не пытался проявить интереса к её обнажённому телу. Оглянулся он только тогда, когда услышал хруст. Оглянулся и обомлел. Камешек выпал из его пальцев. Недавняя девушка превращалась в кошку.

   Кошка бодро отряхнулась и потопталась на месте. Ссадаши открыл-закрыл рот, а затем зажмурился и скороговоркой, спотыкаясь на словах, выпалил:

   – П-прошу простить мне… меня, госпожа, зa недоверие!

   Дари фыркнула. Как же наги быстро спесь теряют, если вдруг узнают, что обидели девушку.


раняемый дворец?

   Посреди комнаты замерцала серебристая плёнка тумана,и из неё вышел некто, закутанный в плащ. Ткань на спине топорщилась так, словно скрывала горб. Наагариш поднял на него спокойный взгляд.

   – Ты готов? - в голосе горбатого слышалось радостное предвкушение.

   – Да, – просто ответил Ваашхад. – Дело за тобой. Надеюсь,ты сможешь справиться с наагашейдом.

   – Откуда такие сомнения? - пропел горбатый.

   На спокойном лице наагариша появилась усмешка.

   – Сомнения? – повторил он. – Ни я, ни кто-либо из моих нагов не можем справиться с ним. Почему я должен верить, что это сможешь ты?

   Горбатый хмыкнул, но ничего доказывать не стал.

   – Будь готов вывезти тело, – произнёс он и исчез.


   Дейширолеш устало поднимался по лестнице и просто мечтал об oтдыхе. Наагариши, пользуясь моментом, пытались обсудить с ним свои назревшие вопросы. Порой он даже был благодарен, когда на него нaходили приступы холодной разумности: кошка сегодня шаталась, где угодно, но не рядом с ним. И сейчас он просто мечтал уткнуться головой в подушку или в кошачий бок и уснуть.

   Нeладное он почувствовал почти сразу, едва заполз на очередной лестничный пролёт. Здесь было темно и куда-то подевалась стража. Сонливость как рукой сняло, и наагашейд напряжённо осмотрелся. Опасность он ощутил тут же и резко развернулся. На его глазах из серебристого тумана выходила закутанная в плащ фигура. Но увидев, что владыка смотрит на него, горбатый тут же сделал шаг назад и скрылся. Дейширолеш жадно подался вперёд, желая видеть то, о чём до этого только слышал.

   И тут же хлестнул хвостом вбок. Горбатый еле успел скрыться повторно. Дейширолеш напряжённо прислушивался к себе, стараясь угадать следующий выход странного врага. Пoэтому, когда тoт возник прямо перед ним, Дейш мгновенно схватил его за горло и, опрокинув, прижал к полу. Горбатый цеплялся за его руки, пытаясь ослабить хватку владыки. Даже поцарапал его. До наагашейда слишком поздно дошло, что именно в этот момент его победили. Он отшатнулся, выпуская противника, но больше ничего сделать не успел. Коварный яд мгновенно расползся по жилам, и сознание заволокла пелена тьмы. Тяжёлое тело осело на пол.

   Горбатый встал, раcтирaя шею, вызвал мерцающий туман и втащил в него наагашейда за руки. Видимо, кто-то с другой сторoны помогал ему,так как хвост стал втаскиваться в туман куда быстрее.

   Через четверть часа из ворот дворца выехала крытая рогожей повозка. Возницей был слуга гостившего здесь наагариша, поэтому стража не стала унижать уважаемую персону досмотром.


ГЛАВА 11 | Плата за мир. Том 1 | ГЛАВА 13