home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Выбор

Это был Эллидир. Он вышел на берег. За ним следовала Ислимах. Высохшая грязь струпьями затвердела в каштановых кудрях принца и потеками въелась в лицо. Щеки и руки его были исполосованы в кровь. Запятнанная кровью куртка клочьями висела на его плечах. Плаща на нем не было. Обведенные черными кругами гЛаза лихорадочно блестели. Эллидир остановился перед онемевшими от изумления и неожиданности путниками. Он поднял голову и окинул их одного за другим высокомерным, презрительным взглядом.

— Отличная встреча! — проговорил он хриплым голосом. — Смелая компания огородных пугал. — Его губы растянулись в напряженной, горькой усмешке. — Мальчишка-скотник, девушка-кухарка… и некий мечтатель, видящий сны.

— Зачем же ты пришел сюда? — возмутился Тарен, гневно глядя на Эллидира. — Ты осмеливаешься насмехаться над Адаоном? Он умер и лежит под могильным холмом. Ты предал нас, сын Пен-Лларкау! Где ты был, когда на нас напали Охотники? Когда еще один меч мог изменить все в нашу пользу? Ценой тому стала жизнь Адаона — человека, который был лучше, чем ты когда-либо станешь!

Эллидир не ответил, гордо прошел мимо Тарена и опустился на корточки у сваленных кучей седельных сумок.

— Дайте мне поесть, — сказал он резко. — Корни и дождевая вода были моим мясом и вином.

— Злой предатель! — вскинулся Гурджи — Для коварного негодяя нет ни чавки, ни хрумтявки! Нет, нет!

— Попридержи язык, — устало сказал Эллидир, — или я оторву его вместе с головой.

— Дай ему еды, — коротко бросил Тарен.

Яростно бормоча, Гурджи подчинился и открыл

свою кожаную сумку.

— Мы делимся с тобою едой, — сказала Эйлонви, — но не подумай, что с радостью потчуем, как дорогого гостя!

— Девушка-кухарка не рада мне, — иронично усмехнулся Эллидир. — Она показывает характер.

— Я не девушка и не кухарка, — вставил Ффлевддур, — но сказал бы то же самое. Не думаю, чтобы ты мог ожидать другого приема, Ты оказал нам плохую услугу. И надеешься, что мы устроим тебе праздник?

— Пиликающий на арфе все еще здесь? — откликнулся Эллидир, выхватывая еду у Гурджи — Но, вижу я, у этой птички сломано крыло.

— Опять «птички»! — с отвращением вспомнил бард — Неужели мне так никогда и не забыть Ордду?

— Зачем ты искал нас? — спросил Тарен, — Ты с удовольствием отделился, бросил всех. Так что привело тебя к нам теперь?

— Искал, — грубо засмеялся Эллидир, — но не вас, а Болота Морвы!

— Но ты довольно далеко от них, — выкрикнула Эйлонви. — И если все еще спешишь добраться туда, буду рада указать тебе дорогу. Может быть, ты повстречаешь там Ордду, Оргох и Орвен, и они будут более рады встрече с тобой, чем мы.

Эллидир с жадностью глотал еду, пока не насытился. Потом он откинулся на седельные сумки и блаженно потянулся.

— Вот так-то лучше, — сказал он. — Словно жизнь снова влилась в мои жилы.

— Теперь ты набрался сил, чтобы идти туда, куда собираешься? — проворчала Эйлонви.

— А туда, куда вы собираетесь идти, — ответил Эллидир, — я желаю вам добраться поскорей. Вас с радостью встретят Охотники.

— Что? — вскричал Тарен. — Неужели Охотники до сих пор рыщут?

— Да, скотник, — кивнул Эллидир, — Весь Аннувин поднят на ноги. Охотников я опередил. Мы с ними весело поиграли в зайцев и охотничьих собак. Только вместо собачек были гвитанты. Уж поверьте, я не очень выбирал тропинки, по которым улепетывал.

— Ты сам выбрал эту дорогу! — резко ответил Тарен. — Ты думал только о своей славе! Ведь правда?

— Да, правда то, что я собирался сам идти в Болота Морвы, — сказал Эллидир с жесткой усмешкой. — И правда то, что я не нашел их. Хотя и должен был, просто Охотники преградили мне путь. Со слов девушки-кухарки я понял, что вы были в Морве.

Тарен кивнул:

— Да, мы были там. Теперь возвращаемся в Каер Даллбен.

Эллидир хрипло засмеялся.

— И вы тоже не смогли ничего сделать! Но поскольку ваше путешествие было длиннее, я спрашиваю вас: кто из нас потерял попусту больше времени, сил и крови?

— Ничего не сделали? Попусту? — закричал Тарен. — Нет, не попусту! Котел наш! Вон он лежит, — добавил он, указывая на берег реки, где круглился черный горб Крошана.

Эллидир вскочил на ноги и устремил взгляд на реку.

— Вот, значит, что! — взъярился он. — Вы опять обошли меня! — Лицо его потемнело от ярости. — Я рисковал собственной жизнью, а наглый скотник в это время увел у меня из-под носа мой трофей? — С безумными глазами он набросился на Тарена и попытался схватить его за горло.

Тарен спокойно отвел его руку.

— Я никогда не обманывал тебя, сын Пен-Лларкау! — сказал он. — Твой трофей? Рисковал своей жизнью? Нет, это мы потеряли одну жизнь и пролили кровь, Добывая Котел. За него была заплачена высокая цена, более высокая и тяжелая, чем ты полагаешь, принц Пен-Лларкау!

Эллидир, казалось, клокотал от ярости. Он застыл без движения, и лишь его лицо корежилось и кривилось. Но вскоре ему удалось совладать с собой и вновь казаться холодным и высокомерным, хотя руки его продолжали подрагивать.

— Итак, скотник, — сказал он тихим неприятным голосом, — все же именно ты добыл Котел. Хотя, — он бросил торжествующий взгляд в сторону реки, — кажется, он больше принадлежит реке, чем тебе. Кто же еще, кроме глупого скотника, мог утопить его? Неужели у тебя не хватило ума или сил, чтобы уничтожить его, а не тащить с собой?

— Крошан нельзя уничтожить до тех пор, пока человек не отдаст ему свою жизнь, — ответил Тарен. — И у нас хватило ума, чтобы отнести его домой и обратиться к мудрости Даллбена.

— Ты герой, скотник! — процедил сквозь зубы Эллидир. — Так почему ты, герой, не забрался в него сам? Ты же хвастал своей смелостью. Неужто в глубине души ты трус и увиливаешь, когда нужно выказать эту смелость на деле?

Тарен постарался не заметить насмешки Эллидира.

— Нам нужна твоя помощь, — примирительно сказал он. — У нас недостаточно сил. Помоги нам донести Крошан до Каер Даллбен. Или хотя бы вытащить его на берег.

— Помочь вам? — Эллидир откинул голову и дико захохотал. — Помочь вам? И тогда скотник будет ходить с важным видом перед Гвидионом и хвастать своими подвигами? А принц Пен-Лларкау превратится в подручного замызганной деревенщины? Нет, вы не получите от меня никакой помощи! Я же предупреждал тебя, что ты должен знать свое место, скотник!

Неизвестно, что бы произошло в следующий миг и смог бы сдержать себя Тарен, которому кровь бросилась в лицо, но вдруг Эйлонви, показывая на небо, взвизгнула:

— Гвитанты!

Три гвитанта парили высоко над верхушками деревьев. Они быстро приближались вместе с несомыми ветром облаками. Тарен и Эйлонви подняли Ффлевддура, подхватили его под мышки и, спотыкаясь, понеслись в заросли кустов. Гурджи, почти ополоумев от страха, потянул лошадей за уздечки, увлекая их в тень деревьев. Эллидир не спеша последовал за ними.

Гвитанты устремились вниз. Ветер свистел в их сверкающих крыльях. С резкими, пронзительными, наводящими ужас криками гвитанты парили над Котлом, заслоняя солнце своими черными крыльями. Одна из свирепых птиц уселась на Крошан и балансировала на самом краю его отверстия, громко хлопая крыльями. Гвитанты не делали никаких попыток напасть на людей, но облетали их круг за кругом. Затем вдруг взмыли в небо и полетели на север, в сторону гор.

Бледный и дрожащий Тарен вышел из кустов.

— Они нашли то, что искали, — сказал он. — Аровн вскоре узнает, что Крошан здесь, и ему останется только отобрать его у нас. — Он повернулся к Эллидиру. — Помоги нам, — попросил он еще раз, — я прошу тебя. Мы больше не можем терять ни минуты.

Эллидир пожал плечами и пошел к реке. Он внимательно осмотрел наполовину погруженный в тину Котел.

— Его можно сдвинуть с места, — сказал он, возвратившись, — Но вы не сможете это сделать, скотник. Вам потребуется сила Ислимах. И моя тоже.

— Так одолжи нам силу твоего коня и свою, — сказал Тарен. — Давай поднимем Крошан и уберемся отсюда до того, как появится Аровн и его слуги.

— Возможно, я сделаю это, а возможно, и нет, — ответил Эллидир, странно поглядывая на Тарена. — Вы добыли Котел высокой ценой, согласен. Так заплатите еще раз, чтобы спасти его.

Эллидир медленно оглядел ничего не понимавших спутников.

— Послушай меня, скотник, — продолжал он. — Если я помогу тебе принести Котел в Каер Даллбен, ты должен принять мои условия.

— Сейчас нет времени для условий, — возмутилась Эйлонви. — Мы не желаем слушать твои условия, Эллидир. Мы сами найдем способ вытащить Крошан. Или останемся здесь с ним, а один из нас поспешит к Гвидиону за подмогой.

— Останетесь здесь и будете убиты, — сказал Эллидир. — Нет, все должно быть сделано сейчас же, и сделано на моих условиях. Или вы вообще потеряете Котел.

Он обернулся к Тарену.

— Вот мои условия, — жестко сказал он. — Крошан мой. И вы будете под моей командой. И я тот, кто добыл Котел, а не ты, скотник. Это я был тем, кто бился за него и выиграл. Именно так ты скажешь Гвидиону и другим. А вы все дадите мне клятву молчать.

— Нет, мы не станем! — закричала Эйлонви. — Ты заставляешь нас лгать, чтобы украсть Крошан и вместе с ним все наши невзгоды, потери и нашу кровь! Ты сумасшедший, Эллидир!

— Я не сумасшедший, судомойка! — сказал Эллидир, и глаза его сверкнули, — Я до смерти устал. Ты слышишь меня? Всю жизнь я оставался на вторых ролях. Меня всегда отставляли в сторону, меня не уважали. Честь? Она каждый раз отворачивалась от меня. Слава? Она убегала от меня в самый последний момент. Но на этот раз я не позволю, чтобы трофей ускользнул из моих рук.

— Адаон видел черного зверя на твоих плечах, — тихо произнес Тарен — Я тоже видел его. И вижу его теперь, Эллидир.

— Меня не волнует твой черный зверь! — заорал Эллидир. — Меня волнует моя честь!

— А моя честь? — вскинулся Тарен.

— Что такое честь скотника? — засмеялся Эллидир. — Что сна в сравнении с честью принца?

— Я заплатил за нее! — повысил голос Тарен. — И гораздо дороже, чем ты собираешься заплатить за свою! Ты просишь меня сейчас отказаться от всего этого?

— Ты, скотник, упрекаешь меня в том, что я ищу легкой славы? — прошипел Эллидир. — Упрекаешь, хотя сам вцепился в нее своими грязными лапами. Я не стану больше мешкать здесь и спорить с вами. Мои условия, — или ничего. Выбирайте.

Тарен стоял молча. Эйлонви схватила Эллидира за полу куртки.

— Как ты осмеливаешься просить такую цену за помощь?

Эллидир вырвался и отпрянул.

— Пусть решает скотник. Это его дело — платить или нет.

— Если я поклянусь, — сказал Тарен, обращаясь к друзьям, — вы должны будете поклясться вместе со мной. Присягнув, я уже не смогу нарушить клятву. Но до того как я решу сделать это, я хочу знать, свяжете ли и вы себя такой же клятвой. Я жду вашего согласия.

Никто не произнес ни слова. Наконец Ффлевддур пробормотал:

— Я оставляю решение за тобой и буду твердо держаться того, что станешь делать ты.

Гурджи печально кивнул головой в знак согласия.

— А я не стану лгать! — взвилась Эйлонви. — Не стану ради этого предателя!

— Это не ради него, — спокойно сказал Тарен, — но ради нашего дела.

— Это несправедливо, — прошептала Эйлонви, и глаза ее наполнились слезами.

— Мы не говорим сейчас о справедливости, — мягко сказал Тарен. — Мы говорим о том, что задание должно быть выполнено любой ценой. И эта — не самая большая.

Эйлонви отвернулась.

— Ффлевддур сказал, что выбор за тобой, — выдавила она из себя наконец.

Долгое время Тарен не произносил ни слова. Он чувствовал ту же муку, что и в тот момент, когда расставался с брошью Адаона. А в его ушах звучал голос Эйлонви, выведший его тогда из мрака отчаяния. Он вспомнил ее слова о том, что у человека нельзя отобрать того, что принадлежит его жизни, того, что он совершил. Но именно этого требовал Эллидир. Именно это он должен был отдать добровольно.

Тарен склонил голову.

— Котел твой, Эллидир, — медленно произнес он. — Мы под твоей командой, и все будет так, как ты скажешь. В этом мы клянемся.

С тяжелым сердцем, молча поднялись они и последовали за Эллидиром. Они еще раз обмотали веревки вокруг погруженного в ил Крошана. Эллидир запряг трех лошадей, поставив их веером, бок о бок, затем прикрепил к ним конец каната. Ффлевддур здоровой рукой ухватил коней за уздечки, остальные ступили в реку.

Эллидир, стоя по колено в бурлящей воде, скомандовал Тарену, Эйлонви и Гурджи упереться в бок Котла и не дать ему перевернуться и завалиться между валунами. Он скомандовал Ффлевддуру тянуть лошадей, а сам налег на Котел.

Эллидир подсунул плечо под самое дно Крошана. Его тело напряглось, вены на лбу вздулись и готовы были, казалось, вот-вот лопнуть. Тяжелое дыхание вырывалось из его груди. Но Котел не поддавался. Тарен и Эйлонви тщетно тянули и дергали канат.

Переведя дыхание, Эллидир снова набросился на Котел. Канат скрипел и скользил по валунам. Гибкие лианы скручивались и перетирались. Плечи Эллидира были ободраны в кровь, лицо смертельно побледнело. Он, задыхаясь, отдавал все новые и новые приказы, понукая и лошадей, и людей. Мускулы его дрожали в последнем, невероятном усилии.

Из горла Эллидира вырвался хриплый крик, он почти упал в воду, упираясь всем телом в Котел. И вдруг в хриплом крике его прорвались ликующие нотки. Котел освободился из крепко засосавшей его тины.

Все отчаянно напряглись, спеша вынести Крошан на берег. Эллидир забежал вперед, ухватился за конец каната и потянул. Котел выполз на берег и бухнулся на твердую землю.

Не теряя ни минуты, они быстро привязали Котел между Мелинласом и Ллуагор. Эллидир впряг Ислимах впереди, как коренника, чтобы она вела всех вперед и одновременно несла свою часть ноши.

До этого момента глаза Эллидира горели возбуждением и радостью триумфа. Но теперь выражение его лица изменилось.

— Мы вытащили мой Котел из реки, — сказал он, странно глядя на Тарена. — Но, думаю, я был немного опрометчив. Ты принял мои условия подозрительно быстро. — Он сощурился. — Скажи мне, что у тебя на уме, скотник? — Ярость вновь захлестнула его. — Я вижу тебя насквозь! Ты еще раз попытаешься обмануть меня!

— Я дал клятву, — попытался урезонить его Тарен.

— Что такое клятва скотника? — взвился Эллидир. — Ты дал ее, ты ее и нарушишь!

— Говори за себя, — сердито бросила Эйлонви, — Такое, мог бы сделать ты, принц Пен-Лларкау. Но мы на тебя не похожи.

— Для того чтобы вытащить Котел, требовались усилия всех, — продолжал, не обращая внимания на ее слова, Эллидир. — Но теперь, когда он погружен на лошадей, так много людей не нужно. — Губы его растянулись в злобной улыбке — Да… да, совсем немного. Возможно, всего один, если он достаточно силен. — Он резко обернулся к Тарену: — Неужто я один не справлюсь с этим?

— Эллидир, — вскричал Тарен, — ты и в самом деле сумасшедший!

— Да! — засмеялся Эллидир. — Сумасшедший, что поверил только твоему слову! Безопасно только молчание, полное молчание! — Его рука потянулась к мечу. — Да, скотник, я знал, что в конце концов мы должны будем столкнуться друг с другом.

Он прыгнул вперед, выхватил меч и занес его над головой. Прежде чем Тарен успел обнажить свой клинок, Эллидир, злобно размахивая мечом, принялся теснить его, делая стремительные и грозные выпады. Тарен медленно отступал к реке. Он вспрыгнул на скользкий валун, лихорадочно пытаясь выхватить свой меч. Эллидир бросился в воду. Никто не успел остановить его.

Злобный принц сделал выпад. Тарен поскользнулся и рухнул в реку. Он попробовал подняться, но камни ускользали из-под ног. Он снова потерял равновесие и упал. И снова Тарен поднялся, но быстрое течение подсекло его. И он опять упал. В последний момент он успел еще заметить угрожающе нацеленный прямо в голову острый край камня. И больше ничего уже не видел.


предыдущая глава | Хроники придайна | Потеря