home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Остров

Словно призрак, поднялся из осоки принц Дома Доны. И хотя он выкинул тряпку, которой повязывал голову, избавился от сапожных инструментов, но все еще оставался в рваной одежде бедного сапожника. На плече Гвидиона сидела Карр, сердито моргала и топорщила перья, возмущенная тем, что ее разбудили. Однако, увидев Тарена, она принялась возбужденно вертеть головой и радостно каркать.

От неожиданности Тарен вскрикнул. Принц Рун встрепенулся, мгновенно вскочил на ноги и, угрожающе размахивая мечом, со свирепым лицом кинулся на помощь Тарену.

— Вот так да! — опешил он. — Это же сапожник! — сразу успокоившись, Рун опустил свой меч и заулыбался. — Неужели это ты? А где, интересно, те сандалии, которые ты обещал мне сшить?

— Увы, принц Рун, — ответно улыбнулся Гвидион, — придется тебе подождать до лучших времен.

— Он не сапожник, — поспешно прошептал на ухо Руну Тарен. — Это Гвидион, принц Дома Доны.

К ним подбежали Гурджи и Ффлевддур. Лицо барда вытянулось от удивления.

— Клянусь Великим Белином, — пролепетал Ффлевддур, — это… И подумать только, я делил с ним тюфяк в конюшне Динас Риднант! Лорд Гвидион, если бы ты только открылся мне…

— Извини, что так долго морочил тебе голову, — ответил Гвидион, — Я не мог поступить иначе. Тогда молчание было моей лучшей защитой.

— Я хотел искать тебя в Динас Риднант, — сказал Тарен, — но Мэгг не оставил нам времени. Он украл Эйлонви. Нам рассказали о месте, которое называется Каер Колюр. Туда он, возможно, и увез ее. Вот мы и пытаемся добраться до этих мест.

— Благодаря Карр я кое-что знаю о ваших злоключениях, — сказал Гвидион. — Она-то и сказала мне, что вы собирались идти вдоль реки. Но бедняжка потеряла вас, когда Ллиан стала ее преследовать. Зато она нашла меня.

Гвидион ласково потрепал Карр по жесткому крылу.

— Ачрен тоже ищет Каер Колюр, — добавил он. — Когда я это узнал, то попытался следовать за ее кораблем. Один рыбак плыл вместе со мной до самого северного побережья. — Он повернулся к Руну. — Люди с вашего острова смелы и благородны. Оказывай им уважение, когда станешь королем Моны, друг мой. А тот рыбак собирался доставить меня прямо в Каер Колюр. Но я не мог принять его мужественного предложения, потому что не имел права раскрыть ему своей цели. Но прежде чем возвратиться в гавань Моны, он с радостью отдал мне свою маленькую лодочку и ни за что не пожелал принять вознаграждения. Благородный и бескорыстный поступок.

— Ты уже побывал в Каер Колюр? — спросил Тарен. — Там есть хоть какой-нибудь след Эйлонви?

Гвидион кивнул:

— Да. Но мне не удалось освободить принцессу, — с трудом произнес он, нахмурившись — Она — пленница Ачрен. Увы, Мэгг передвигается быстрее любого из нас.

— Паук! — вскричал бард с таким жаром, что Карр подскочила на плече Гвидиона. — Усмехающийся, трусливый паук! Прошу вас, позвольте мне расправиться с ним! У меня с Мэггом давние счеты, и счет этот растет с каждой минутой. Пусть только попадется мне в руки, я его этими руками и задушу!

— Остынь, — приказал Гвидион. — Он, может быть, и паук. Но укус его смертелен. Тщеславие и злоба сделали его прислужником Ачрен, охотно выполняющим малейшее ее желание. Они заключили союз. И, спасая Эйлонви, мы вынуждены будем иметь дело сразу с двумя опасными врагами.

— А мы сможем ее освободить? — вскинулся Тарен. — Как ее охраняют?

— Прошлой ночью я плавал на остров, — сказал Гвидион. — За то короткое время, что я там оставался, мне не удалось выяснить, где прячут принцессу. Зато я увидел, что у Ачрен жалкая кучка воинов. К тому же это либо наемники, либо разбойники. Среди них нет ни одного из Детей Котла Аровна. — Он жестко усмехнулся. — Без помощи и защиты злобного лорда Аннувина угрозы Ачрен и ее высокомерные приказы всего лишь спесь, которая может потешить самолюбие, но не устрашить настоящих воинов.

— Тогда надо напасть на них сейчас же! — закричал Тарен, сжимая рукоять меча — Нас достаточно, чтобы победить и не такое войско!

— Дело не только в силе, — покачал головой Гвидион. — Я не все рассказал вам, да и сам многого еще не знаю. Даже сейчас полного ответа на загадку нет. Однако я узнал, что планы Ачрен гораздо шире, чем я мог предположить. К тому же и у Эйлонви, по-видимому, есть какие-то обязательства перед ней. Именно поэтому принцессу надо увозить из Каер Колюр как можно скорей, пока не поздно.

Гвидион завернулся в плащ и двинулся к берегу реки. Тарен схватил его за руку.

— Позволь нам пойти с тобой, — попросил он. — Мы будем рядом, если тебе потребуется помощь. Мы станем охранять Эйлонви, если ей удастся бежать.

Высокий воин остановился и внимательно поглядел на стоящих перед ним Тарена и его спутников. Затем он обратил свой взор на Тарена и пристально вгляделся в его лицо своими спокойными зелеными глазами.

— Я не сомневаюсь в мужестве каждого из вас. Но Каер Колюр таит гораздо большую опасность, чем вы представляете себе, — тихо и внушительно произнес он.

— Эйлонви дорога мне. Всем нам, — так же тихо, но твердо сказал Тарен.

Гвидион мгновение молчал, его морщинистое лицо было печальным и замкнутым. Затем он кивнул:

— Будет так, как вы хотите. Следуйте за мной.

Принц Дома Доны повел их через болотистую прибрежную равнину к небольшой бухточке в излучине реки, где качалась на воде у причального мостика маленькая лодка. Гвидион кивнул еще раз, приглашая спутников забраться в лодку, взял весла и быстрыми, бесшумными взмахами направил свое суденышко в сторону моря.

Блестящая черная вода перекатывалась за бортом низко сидящей лодки. Тарен, улегшись на носу, напрягал глаза в надежде заметить во тьме очертания Каер Колюр. Принц Рун и остальные сгрудились на корме, а Гвидион, мерно поводя своими мощными плечами, продолжал грести. Звезды стали таять. Морской туман поднимался вверх и постепенно превращался в холодные голубоватые облака.

— Мы должны действовать быстро и управиться до рассвета, — предупредил Гвидион. — Основные караулы Ачрен расставила перед входом вдоль берега. Мы же высадимся позади замка, обнесенного высокой стеной. В темноте нам, может быть, удастся подойти незамеченными.

— Глю сказал нам, что Каер Колюр стоит на клочке земли, отколовшемся от основного острова, — сказал Тарен. — Однако я не мог предположить, что его отнесло так далеко в море.

Гвидион вдруг нахмурился.

— Глю? Карр мне ничего не говорила о Глю.

— Это случилось уже после того, как Карр потерялась, — объяснил Тарен. — И ничего странного нет в том, что она не смогла разыскать нас вновь. Мы были глубоко под землей. — Он коротко поведал Гвидиону о том, как они нашли шар Эйлонви, о предательстве Глю и о странной книге.

Гвидион так внимательно слушал, что опустил весла и позволил лодке свободно плыть по течению.

— Жаль, что вы не рассказали об этом раньше, я бы придумал лучший способ сохранить его, — сказал Гвидион, когда Тарен протянул ему шар, который немедленно стал светиться ровным золотым светом.

Гвидион распахнул плащ и укрыл полой яркий луч света. Потом он быстро взял из рук Тарена книгу, открыл ее и поднес шар к пустым страницам. Древние письмена возникли тут же. Лицо Гвидиона было бледным и напряженным.

— Прочесть это не в моих силах, — сказал он. — Но зато я знаю, что это за книга. Она самое большое сокровище Дома Ллира.

— Сокровище Ллира? — прошептал Тарен— Откуда оно взялось? Значит, книга принадлежит Эйлонви?

Гвидион подтвердил его слова кивком.

— Она последняя принцесса из Дома Ллира, и это принадлежит ей по праву крови. Но ты должен понять вот еще что. Из поколения в поколение дочери Дома Ллира были среди самых искусных волшебниц Придайна и всегда использовали свою силу и умение мудро и лишь во имя добрых дел. В их замке в Каер Колюр были собраны все сокровища Ллира, все волшебные вещи и колдовская утварь, чьи чудодейственные свойства неведомы даже мне.

Гвидион понизил голос, будто в открытом морс кто-то мог услышать его.

— Хроники Дома Ллира дают лишь туманные намеки на эти старательно охраняемые тайны. История рассказывает о волшебстве, которое передавалось от матери к дочери и имело название Золотой Пелидрин. Что это, я не знаю. И еще говорилось о книге, в которой описаны все секреты этих магических вещей и многие могущественные заклинания.

Гвидион вздохнул. Его слушатели затаили дыхание.

— Но Каер Колюр был заброшен и превратился в руины после того, как Ангарад, дочь Регаты, покинула замок, чтобы выйти замуж против воли ее матери, — продолжал Гвидион. — Книга заклинаний, которую она унесла с собой, считалась утерянной. О Золотом Пелидрине ничего не было известно. — Он повертел шар в руках. Но Золотой Пелидрин вовсе не был потерян. Его спрятали. Знаете, как и куда? — Он помолчал, потом подкинул на ладони золотой светящийся шар. — Самый лучший способ скрыть такой могущественный артефакт, это дать его в руки ребёнка, как игрушку.

— Эйлонви думала, что её послали жить с Ачрен, чтобы она училась волшебству, — продолжил Гвидион, — Но это совсем не так. На самом деле Ачрен украла Эйлонви и заточила в своём Спиральном Замке.

— Но разве Ачрен не узнала Золотой Пелидрин? — спросил Тарен, — Ведь если она знала, что это такое, то почему оставила его в руках Эйлонви?

— Ачрен не могла поступить иначе, — ответил Гвидион, — Да, она узнала золотой Пелидрин. Но также она знала, что если забрать шар насильно, то лишиться своей силы. Пелидрин никогда не признает незаконного владельца. Тогда же исчезла и книга. Ачрен ничего не оставалось делать, как ждать, когда же книга отыщется вновь.

— А Глю был как раз тем, кто нашёл эту книгу, — сказал Тарен, — Он даже не понял, что он приобрёл. Он думал, что его просто обманули.

— Он не мог думать иначе, — ответил Гвидион, — Ведь он не мог увидеть текст книги без Золотого Пелидрина. Но даже если бы он и увидел то, что написано в книге, это ему ничего бы не дало. Заклинания могут прочесть только члены Дома Ллира. Поэтому только Эйлонви может понять, что тут написано. К тому же, эти заклинания будут иметь силу, только если будут произнесены в Каер Колюр. Вот почему Ачрен так отчаянно искала её.

— Выходит Эйлонви в безопасности! — воскликнул Тарен, — Ачрен не посмеет причинить ей вред, так как только она может прочитать заклинания. И нам она тоже не осмелится повредить, ведь у нас есть книга и Золотой Пелидрин!

— Может быть, — мрачно сказал Гвидион, — Эйлонви сейчас даже в большей опасности, чем раньше.

Очень осторожно Гвидион положил книгу и золотой шар в карман своей потрёпанной куртки и стал усиленно грести. Тарен, цепляясь за борт лодки, увидел высокий тёмный холм впереди. Гвидион уверено вёл лодку к этому холму. Теперь, когда они вышли к морю, течение усилилось и всё быстрее несло судёнышко на остров. Принц Доны теперь усиленно маневрировал, гребя то одним веслом, то другим, пытаясь завести лодку в узкий, покрытый пеной канал.

Туман стелился между камней и забивался в каждую впадинку на острове. Башни Каер Колюр чёрными столпами вырисовывались на фоне тёмного неба. Когда-то они были величественны и горды, но сейчас превратились в зловещие руины, продолжающие разрушаться под действием ветра и морских брызг. Когда лодка подплыла ближе, стали различимы тяжёлые железные ворота, говорившие о том, что когда-то это была грозная крепость. Ворота выходили к морю, но сейчас Каер Колюр был затоплен и ворота стояли наполовину погруженные в солёную воду. Волны разбивались о них, как будто собирались взять давно разрушенную крепость штурмом.

Около массивных ворот ветер и вода образовали нишу, похожую на пещеру или грот. Как раз здесь Гвидион и причалил лодку. Безмолвно, жестом он приказал своим спутникам высаживаться на берег. Когда они выбрались на камни, Тарен вдруг услышал мучительный рев, грохот и протяжный стон железных ворот, будто они обрели голос в борьбе с безжалостной стихией и страдали от бешеной атаки волн. Гвидион вскарабкался наверх по каменным глыбам. Судорожно цепляясь за острые выступы камней, Рун медленно, с трудом лез вверх. Позади него ползли Тарен и Гурджи, каждый момент готовые поймать принца Моны, если тот оступится и сорвется. Ффлевддур молча следовал за ними.

Карр уже взлетела на стену, и Тарен на этот раз позавидовал тому, что у нее есть крылья. Им еще предстояло преодолеть нависающий над головой карниз или, вернее, то, что от него оставалось — зазубренные плиты парапета, опасно качающиеся колонки и каменные украшения. Гвидион вел их вдоль разрушенного фундамента стены подальше от ворот. В этом месте стена была расколота словно бы ударом гигантского меча, и мелкие камни завалили пролом. Принц Дома Доны жестом приказал им остановиться и замереть.

— Останетесь здесь, — чуть шевеля губами, прошептал Гвидион, когда они приблизились. — Я пойду первым и узнаю, где стоят стражники Ачрен.

Он бесшумно исчез в расселине. Остальные сгрудились между каменных глыб, не осмеливаясь разговаривать.

Тарен опустил голову на руки. Мысли его вновь и вновь возвращались к Эйлонви и словам Гвидиона. Он едва мог заставить себя поверить, что эта живая, стройная, смеющаяся и лукавая девушка умела повелевать такими могущественными силами, что даже Ачрен боялась ее. Скоро, скоро, твердил он себе, Эйлонви будет свободна! Но вместе с нетерпением рос и его страх. Тарен тревожно всматривался в темноту, напрягал слух и зрение, ожидая возвращения Гвидиона.

Он уже собирался пойти на поиски принца Дома Доны, когда Гвидион вынырнул из густой тени.

— Плохо, видно, Ачрен платит своим стражам, — тяжело дыша, улыбнулся он. — Один часовой лениво наблюдает за берегом. Другой сонно оперся о свой меч и позевывает. Остальные просто-напросто спят.

Спутники протиснулись в расщелину. Теперь предстояло найти темницу Эйлонви. Сердце Тарена упало при виде беспорядочных развалин. Где её искать? Изнутри руины Каер Колюр были похожи на огромный каменный скелет. Остатки когда-то великолепных королевских строений и башен лежали в безобразных развалинах. Тарен в тревоге поглядел на Гвидиона. Тот жестом велел обнажить мечи и быть ко всему готовыми. Затем он показал каждому направление его поисков, и друзья крадучись рассеялись среди развалин.

Ффлевддур уже двинулся в сторону одного из почти сохранившихся зданий, когда Тарен тихо окликнул его. Карр, успевшая слетать на одну из самых высоких башен, вдруг спланировала на плечо Тарену и каркнула ему прямо в ухо. Она била крыльями, щелкала клювом, а потом снова вспорхнула и облетела кругом островерхую башенку.

— Она нашла ее, — прошептал Тарен. — Наши поиски окончены!

— Сейчас только они и начались, — умерил его восторг Гвидион. — Один из нас должен взобраться наверх и посмотреть, возможно ли ее освободить? Остальные займут места подальше вдоль стены, чтобы нас не захватили врасплох воины Ачрен.

— Я пойду за ней! — рванулся Тарен, но вдруг осекся и повернулся к принцу Руну. — Она предназначена тебе, — тихо сказал он, опустив голову, — и твое право…

— Мое право доказать принцессе, что я достоин ее? — медленно произнес Рун. — Но мне больше этого не надо. Я доказал это самому себе и вполне доволен этим. И потом… — Он с трудом выдавил из себя признание: — Потом, мне кажется, что Эйлонви предпочла бы первым увидеть тебя.

Тарен поглядел на Гвидиона, и тот согласно кивнул, а остальным велел двигаться в обход замка, туда, где он обращен к берегу моря. Рун, Гурджи и Ффлевддур молча повиновались. Когда они скрылись в темноте, Гвидион вынул книгу и золотой шар из-за пазухи.

— Если что-нибудь случится с нами, эти вещи не должны попасть в руки Ачрен, — проговорил он, запихивая книгу и шар глубоко между камнями. Завалив щель тяжелым валуном и присыпав щебнем, он распрямился. — Здесь они в сохранности пролежат до нашего возвращения.

Карр уже кружила над головой Тарена. Гвидион достал из-за пояса моток тонкой бечевки, сделал на конце петлю, сунул её в клюв птице и что-то прошептал ей. Ворона стремительно взлетела на зазубренную вершину маленькой башенки, повозилась там и накинула петлю на остроконечный выступ.

Гвидион обернулся к Тарену.

— Я знаю, чего ты жаждешь, — мягко сказал он. — Что ж, Помощник Сторожа Свиньи, иди, взбирайся на башню. Я поручаю это дело тебе.

Тарен словно на крыльях полетел к подножию башни. Бечева туго натянулась под его весом, пока ноги искали точку опоры на шероховатой стене. Крепко ухватившись за конец бечевы, Тарен стал медленно подтягиваться вверх. Резкий, сильный порыв морского ветра налетел, закрутил его и отбросил от стены. На секунду Тарен завис над бездной, словно отброшенный от стены неумолимой силой. Он раскачивался, будто маятник гигантских часов. Тарен не осмеливался глянуть вниз, пытаясь остановить это головокружительное движение. Нога его снова нащупала выступающий из стены камень. Сосредоточив в руках всю свою силу и волю, Тарен медленно пополз вверх.

Прямо над его головой возник двустворчатый оконный переплет, и Тарен подтянулся до каменного подоконника. В маленькой каморке неверно мерцала тростниковая лампа. Сердце его дрогнуло. Эйлонви была здесь!

Принцесса неподвижно лежала на низкой кровати. На ней все еще было то самое платье, которое ей дала королева Телерия, хотя сейчас оно напоминало скорее лохмотья нищенки, разорванное, помятое, в пятнах грязи. Золотые волосы ее разметались по плечам, а лицо было бледным и осунувшимся.

Тарен быстро и ловко перемахнул через подоконник, мягко прыгнул на каменные плиты пола каморки и приблизился к Эйлонви. Девушка его не замечала, оставаясь в полузабытьи. Тарен осторожно тронул ее за плечо. Эйлонви шевельнулась, отвернулась к стене лицом и что-то неясно забормотала во сне.

— Скорее! — громко прошептал Тарен. — Гвидион ждет нас внизу!

Эйлонви пробудилась, провела рукой по лицу и открыла глаза. При виде Тарена она удивленно вскрикнула.

— Гурджи тоже здесь, — сказал Тарен — И Ффлевддур. И принц Рун. Все мы… Мы спасем тебя. Бежим!

— Это забавно, — сонно пробормотала Эйлон-ви. — Но кто они такие? И, кстати уж, кто ты?


Пустая книга | Хроники придайна | Встреча с незнакомцами