home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Король камней

Гурджи грохнулся на землю, закрыл голову руками и жалобно завыл. Гигант перекинул длинную ногу через каменный выступ и стал медленно вытягиваться вверх, распрямляясь во весь свой неимоверный рост. Он уже был раза в три выше Тарена. Его дряблые руки покачивались над шишковатыми, покрытыми мхом коленями. Неуклюже, запинаясь ногами и раскачиваясь, он боком двинулся к ним.

— Глю! — выдохнул Тарен. — Но я был уверен, что…

— Не может быть, — прошептал Ффлевддур. — Невероятно! И это малышка Глю! Если это действительно он, то я здорово заблуждался насчет его роста.

— Дрожите! — вновь загремел над ними голос великана— Вы должны трепетать от ужаса! Ну!

— Клянусь Великим Белином, — пробормотал бард, который и в самом деле дрожал так, что чуть не выронил меч, — я трепещу и без твоего напоминания!

Гигантские веки прикрыли белые глаза, защищая их от света игрушки Эйлонви.

— Вы действительно трепещите? — спросил великан тревожным голосом, — Вы же не притворяетесь просто из вежливости?

Гурджи тем временем отважился оторвать руки от лица, но при виде человека, возвышающегося над ним, снова спрятал лицо в ладони и разразился жалобным плачем. Однако принц Рун, оправившись от первого шока, стал с интересом разглядывать великана.

— я первый раз вижу бороду, с растущими в ней поганками! — отметил он, — Интересно, это сделано нарочно или они сами там выросли?

— Если это действительно Глю, — промолвил бард, — то он очень сильно изменился!

Бледные глаза гиганта расширились, а через всё бороду пролегла улыбка, длиной с руку Тарена. Глю моргнул и наклонился ниже:

— Вы правда слышали обо мне? — спросил великан нетерпеливо.

— Правда, — подтверди Рун, — Это удивительно, ведь мы думали что Ллиан…

— Принц Рун! — оборвал его Тарен.

На данный момент Глю не внушал особого ужаса, и, казалось, не собирался никому причинять вреда. Наоборот, было видно, что Глю доволен произведённым на друзей эффектом. Но пока они не узнали великана лучше, Тарен решил не расслабляться.

— Ллиан? — быстро спросил Глю, — Вы что-нибудь знаете о ней?

Рун уже проговорился, поэтому у Тарена не оставалось никакого другого выбора, как рассказать ему о том, что они нашли хижину Глю, его дневник и его питомца. Тарен не знал, как великан отнесётся к людям, которые рылись в его вещах. К счастью, Глю казалось, не обратил на это никакого внимания и больше беспокоился насчёт своей кошки.

— О, Ллиан! — возопил Глю. — Как бы мне хотелось, чтобы она сейчас была здесь! Хоть какое-нибудь живое существо рядом! — При этом он закрыл лицо ладонями, и всхлипывающий голос его глухо гудел под сводами пещеры, словно отдаленный гром.

— Ну, ну, — утешал его Ффлевддур, — не принимай это так близко к сердцу. Повезло еще, что тебя не сожрали.

— Сожрали? — Глю презрительно фыркнул. — Лучше бы уж сожрали! Любая смерть лучше, чем эта ужасная пещера! Вы только подумайте, здесь есть летучие мыши! Они только и делают, что пугают меня, кидаясь вниз с отвратительным писком. А белые червяки, что выползают из-под каждого камня! А пауки! И всякие непонятные существа, которые похожи… ну, похожи на отвратительных тварей, что выныривают из тьмы, поднимают голову или что там у них заменяет голову и впиваются в тебя немигающими глазами или тем, что у них называется глазами! Они-то самые противные! И страшные! Одних этих гадов достаточно, чтобы у тебя свернулась от ужаса кровь. Это я вам говорю! Несколько дней назад, если так можно считать, потому что здесь, в этой тьме, я уже сбился со счета, ведь здесь нет разницы между днем и ночью…

Великан, не договорив, спрятал лицо в ладони. Голос его превратился в шепот, который был скорее похож на шум водопада. Казалось, он настроился выложить все, что с ним произошло. И непонятно было, сколько времени у него на это уйдет.

— Глю, — перебил его Тарен, — мы сочувствуем тебе и сожалеем о твоем бедственном положении. Но прошу тебя, покажи нам выход из пещеры.

Глю покачал глыбой своей огромной головы.

— Выход? Я и сам не перестаю искать его. Отсюда нет выхода. По крайней мере, для меня.

— Он должен быть, — настаивал Тарен. — Ты же как-то вошел сюда, верно? Вот и покажи нам этот вход. Пожалуйста.

— Найти то место, откуда я попал сюда? — переспросил Глю. — А зачем? Оно мне не пригодится. А все эта Ллиан! Если бы она не убежала из клетки! До тех пор мое зелье действовало отлично и, главное, безопасно. Но она вырвалась и стала охотиться за мной. Она выгнала меня из моего дома. Подумайте, какая неблагодарность! Но я простил ее. У меня оставалась еще фляга с зельем. О, почему я сразу не выкинул это проклятое зелье? Она гналась за мной, а я летел со всех ног. — Глю отер лоб дрожащей рукой и жалобно заморгал, и глаза его, словно две большие рыбы, всплеснулись на лице. — Я никогда в жизни не бегал так быстро и… и так далеко. Я все еще вижу это во сне, и сны мои, поверьте, ужасны! Наконец я наткнулся на эту пещеру и проскользнул в неё…

Глю шумно вздохнул, борода его зазвенела ледяными капельками.

— У меня не было ни секунды на размышления, — продолжал он, шмыгая носом с таким звуком, будто ветер втягивался в узкую печную трубу, — я ускользнул от нее в тесную щель и вслед за этим зачем-то отхлебнул зелья из фляжки. Тут же я понял: делать этого не стоило. Но тогда я жаждал поскорей вырасти, чтобы одолеть Ллиан. Так и получилось… — Он всхлипнул, подняв облако мелкой каменной пыли. — Зелье сработало так быстро, что я чуть не разбил голову о каменный потолок пещеры. И продолжал расти… Мне пришлось сворачиваться, скрючиваться, сжиматься. Я протискивался в пещеру все глубже и глубже в поисках просторных залов, пока не застрял здесь. Теперь, увы, сама пещера тесна для меня. Я замурован здесь навеки! А самое обидное — Ллиан все равно не смогла бы при ее росте протиснуться следом за мной в пещеру! Но хорошие мысли никогда не приходят вовремя.

Глю сжал голову руками с такой силой, что казалось, виски его заскрипели.

— Все то время, что я нахожусь здесь, я размышляю. Я перебираю в памяти каждый миг, каждый свой шаг. — Он снова вздохнул. — Интересно, что было бы, если бы я тогда…

Глю умолк, словно бы погрузившись в глубины своей памяти, где пытался найти запоздалый выход из своего безвыходного положения.

— Ффлевддур, — шепнул Тарен на ухо барду, — как бы нам остановить эту нескончаемую болтовню и заставить его показать нам тот вход, через который он проник в пещеру? Или стоит потихоньку ускользнуть от него и поискать этот вход самим?

— Понятия не имею, — ответил Ффлевддур. — Из всех великанов, которых я встречал… — Он опасливо покосился на свою арфу. — Да ладно, по правде говоря, я не встречал ни одного, хотя и слышал о них предостаточно. Глю по сравнению с ними кажется малышкой. Не знаю, достаточно ли ясно я выражаюсь. Но он был маленьким, слабеньким парнишкой, а теперь превратился в маленького, слабенького великана. И очень похож на труса. Уверен, что мы могли бы с легкостью свернуть ему шею… Если, конечно, сумели бы дотянуться. Самая большая опасность, что он сдуру наступит на нас и раздавит, как муравьев.

— А мне его по-настоящему жалко, — сказал Тарен, — но я не знаю, как ему помочь. К тому же мы не можем терять времени и откладывать поиски Эйлонви.

— Вы не слушаете! — взревел Глю, который некоторое время продолжал бормотать свое, пока не понял, что говорит, в сущности, сам с собой. — Да, опять та же история! — жалобно протянул он. — Меня никто не желает выслушать. Даже когда я стал великаном, никто не обращает на меня внимания! Если бы перед вами был великан, который принялся бы ломать и дробить вам кости и сдавливать в своих объятиях так, что глаза полезли бы на лоб, вы слушали бы его со вниманием, я уверен. Но только не Глю! О, на него можно не обращать никакого внимания, будь он хоть трижды великан! Глю-великан, затиснутый в тюрьму пещеры, только смешон! Кому до него какое дело? Кто когда вспомнит о нем?

Слезы брызнули из глаз великана. Они мгновенно залили путников с головы до ног, словно потоки дождя.

— Послушай, — попытался утешить его Ффлевддур, — ты же сам виноват, что попал в такую переделку. Зачем было лезть не в свое дело. Это всегда, должен тебе сообщить, приводит к печальным последствиям.

— Я же не собирался становиться великаном! — оправдывался Глю. — Во всяком случае, сначала. Мне просто хотелось стать знаменитым воином. Я вступил в войско лорда Гориона, когда он пошел походом на лорда Гаста. Но я не переношу вида крови. Я становлюсь зеленым. Зеленым, как трава. А эти битвы! Голова кругом идет! А все эти рубки, схватки, стычки! Одного грохота и звона достаточно, чтобы потерять разум! Этого уже я не мог вынести! Нет, нет, это оказалось не для меня.

— Ты прав, жизнь воина — это тяжелые испытания, — согласился Тарен. — Нужно иметь твердое сердце и крепкое тело, чтобы вести такую жизнь. Но ведь есть и другие способы прославиться.

— Потом я подумал, что могу стать бардом, — продолжал, не слушая, Глю. — И тоже неудачно. Оказалось, что нужно для этого столько всего знать, столькому научиться…

— О, тут я понимаю тебя, старина, — сочувственно откликнулся Ффлевддур. — Подобный опыт у меня есть.

— Нет, я мог бы этому обучиться, пусть бы понадобились годы. Терпения у меня достаточно. — Глю слабо вздохнул, но этот вздох ураганом пронесся по пещере. — Уверен, я выучил бы все, что требуется. Но беда в моих ногах. Они слишком были слабы, чтобы вынести бесконечные странствования и бродяжничество по просторам Придайна. И перемена воды. Она очень влияет на мой желудок. И к тому же арфа слитком тяжела и натирает громадные волдыри на плече…

— Мы сочувствуем тебе и очень огорчены, — поддакнул Тарен, беспокойно переминаясь с ноги на ногу, — но мы не можем мешкать и оставаться здесь долго.

Глю тем временем распластался на полу пещеры, напрочь загородив проход, и Тарен не мог сообразить, как бы им проскользнуть мимо великана.

— Пожалуйста, прошу вас, не уходите! — закричал Глю, будто бы читал мысли Тарена. Глаза гиганта заметались на лице пойманными рыбами. — Только не сейчас! Я покажу вам выход! Обещаю!

— Да, да! — вскричал Гурджи, решившийся наконец отнять ладони от лица и подняться на ноги. — Гурджи не любит пещер! Его бедная, слабая голова не выносит стуков и бряков, темноты и слепоты!

— После всего я решил стать героем, — страстно продолжал между тем Глю, не обращая внимания на нетерпение слушателей. — Я намеревался отправиться на поиски драконов и всяких других страшилищ. Но можете себе вообразить, как это трудно?

Даже отыскать дракона невозможно! И все же я нашел одного в королевстве Мовр.

Глю повернул голову, и уши его заскребли по стенам пещеры.

— Это был маленький дракон, — покачал головой Глю. — Не больше ласки. Крестьяне заперли его в кроличьем садке, и дети сбегались поглазеть на него. Но тем не менее это был все-таки дракон! И я должен был убить его! — Глю встрепенулся, тусклые глаза его вдруг загорелись золотыми рыбками. — Я попробовал. Но это мерзкое существо укусило меня! До сих пор на руке у меня есть отметины. Вот.

Тарен, постепенно наливаясь гневом и раздражением, сжимал рукоять меча.

— Глю, — твердо сказал он, — я еще раз прошу тебя показать нам выход. Если ты этого не сделаешь…

— А затем я подумал, что нужно стать королем, — поспешно перебил его Глю. — Я думал, что тогда смогу жениться на принцессе… Но они, представьте себе, даже слушать меня не стали, а погнали прочь от ворот замка.

Глю проглотил застрявший в горле комок обиды.

— Что еще я мог придумать, подумайте сами? — простонал великан. — Что оставалось мне, кроме колдовства? И, на счастье, я столкнулся с колдуном! Он сказал мне, что у него есть книга заклинаний. Я не допытывался, откуда у него эта книга, но зато колдун заверил меня, что заключенное в ней волшебство самое могущественное на свете. Книга эта когда-то принадлежала Дому Ллира…

У Тарена перехватило дыхание при этих словах.

— Эйлонви — принцесса Дома Ллира, — шепнул он Ффлевддуру — Что это за история с колдуном? Правду ли он говорит?

— Она досталась им… Ну, в общем, ее привезли из Каер Колюр, — продолжал Глю. — Естественно, я…

— Глю, быстро ответь мне, — прервал его Тарен, — что это еще за Каер Колюр? И как он связан с Домом Ллира?

— Ну, как, как? — пробормотал Глю, удивленный вопросом Тарена. — Чего ж тут непонятного? Каер Колюр — древняя усадьба Дома Ллира. Я думал, это каждому известно. Настоящая сокровищница очарования, красоты и волшебства. Итак, о чем я вам тут толковал? А, да! Естественно, я поверил, будто нашел наконец то, что так безуспешно искал. То, что поможет мне вырваться из неизвестности и обрести славу. Колдун, на мою удачу, страстно желал избавиться от этой книги. Так же страстно, как я хотел заполучить ее.

Руки Тарена непроизвольно задрожали.

— Где находится Каер Колюр? — спросил он. — Как нам его найти?

— Найти его? — переспросил Глю — Я не уверен, что от него осталось хоть что-то, что бы имело смысл разыскивать. Поговаривали, будто замок уже многие годы разрушен до основания. Ну и конечно же заколдован, В этом я уверен. И потом, туда так просто не выгребешь.

— То есть ты хочешь сказать, что туда надо плыть на лодке? — засомневался Ффлевддур. — Не мели чепухи! Кто это по суше катит на лодке?

— Именно плыть и как раз на лодке, — печально подтвердил Глю. — Давным-давно Каер Колюр был частью Моны. Но во время великого наводнения он откололся от основной части суши. Теперь это не более чем крохотный островок. Если бы все шло как и должно было идти, — продолжал Глю, — как я задумал, то мне удалось бы добыть оттуда то маленькое сокровище, которое…

— Где этот остров? — оборвал его болтовню Тарен. — Глю, ты должен сказать нам! Мы должны это знать!

— В устье Алау, — раздражаясь, что его перебивают, процедил сквозь зубы Глю. — Но это не имеет никакого отношения к тому, что случилось со мной. Понимаете, колдун…

Тарен уже ничего не слышал. Мысль его заработала четко и быстро. Мэгг увлек Эйлонви к Алау. Ему потребовалась лодка. Не был ли родовой дом Эйлонви конечной целью его пути? Его глаза встретились с глазами Ффлевддура, и Тарен понял, что бард думает о том же.

— …Колдун, — продолжал тем временем тянуть Глю, — так спешил сбыть ту книгу с рук, что я даже не успел заглянуть в нес. А потом было слишком поздно — колдун исчез. Но он обманул меня! Эта книга была… пустая! С пустыми страницами!

— Вот это да! — неожиданно вскричал Рун. — Мы же нашли эту книгу!

— Бесполезная книжица, — махнул рукой Глю, сорвав при этом кончиком пальца громадный кусок скалы с потолка. — Но поскольку уж вы нашли её, можете оставить себе. Она ваша. Подарок. Пусть будет у вас хоть что-то на память обо мне. Может, когда и вспомните бедного Глю.

— Если надеешься на книгу, то мало шансов, — пробормотал себе под нос Ффлевддур.

— Наконец я решил приготовить свои собственные зелья, — продолжал как ни в чем не бывало Глю. — Я хотел быть свирепым! Я желал быть сильным, чтобы весь остров Мона дрожал при виде меня! Надо признаться, это не так-то просто и заняло уйму времени. Увы, результаты вы видите сами. Это конец всех моих надежд, — вздохнул он. — Но, к счастью, вы наткнулись на меня. Вы должны, нет, вы просто обязаны вытащить меня из этой страшной пещеры! Я терпеть не могу этих летучих мышей и ползучих гадов! А здесь их слишком много, уверяю вас, слишком! Они противные, липкие, мокрые, холодные! — Глю передернулся, и стены осыпались градом мелких камней. — Я не могу выносить плесень и эти бесцветные грибы-мокрицы! — в отчаянии вопил он. — Плесень и грибы! Их здесь предостаточно! — Он опять принялся плакать, и жалобные стоны сотрясали пещеру.

— Даллбен, мой хозяин, самый могущественный волшебник в Придайне, — сказал Тарен. — Он наверняка найдет способ помочь тебе и вызволить отсюда. Но теперь нам нужна твоя помощь. Чем быстрее мы освободимся, тем скорее я возвращусь домой, к Даллбену.

— Слишком долго ждать, — простонал Глю. — К тому времени я и сам превращусь в гриб!

— Помоги нам, — настаивал Тарен. — Помоги нам, и мы постараемся помочь тебе.

Некоторое время Глю угрюмо молчал. Лоб его наморщился, губы нервно подрагивали.

— Хорошо, хорошо, — выдохнул он, пытаясь подняться во весь рост. — Следуйте за мной. О… сделайте мне небольшое одолжение, — добавил вдруг он, словно спохватившись. — Если вам не трудно. Это так мало, просто ничтожно. Крохотная просьба. Если вы не возражаете. Если вас это не побеспокоит. Если… ну, короче, это такая малюсенькая просьба. Просто чтобы и я получил небольшое удовлетворение. Самую малую милость прошу у вас. Не будете ли вы так любезны называть меня… королем Глю?

— Клянусь Великим Белином! — вскричал Ффлевддур. — Я готов называть тебя королем, принцем, кем пожелаешь! Только покажи нам выход отсюда… Ваше Величество!.. Сир! Повелитель!

Настроение Глю, казалось, улучшилось, и он с готовностью потащился во тьму пещеры. Путники, карабкаясь по камням, обдираясь и ударяясь о выступы стен, поспешали за ним. Они старались не отставать от великана, мерящего коридоры пещеры своими громадными шагами. Глю, который молчал со дня своего невольного заточения, говорил теперь не умолкая. Он объяснил, что попытался сварить новое зелье, которое помогло бы ему уменьшиться. В одном из залов пещеры, где бил небольшой горячий источник, он устроил нечто вроде мастерской. Здесь, используя кипящую воду, Глю и пытался изготовить свое варево. Сообразительность и уменье Глю, который смастерил пестики, горшки и чашки из старательно выдолбленных камней, поразили Тарена и наполнили его жалостью и уважением к этому нелепому созданию, доведенному до отчаяния. Но мысли его поневоле возвращались к главному, к тому, как поскорей избавиться от великана и вырваться наружу. Он был уверен, что решение загадки лежит в развалинах Каер Колюр, где они непременно найдут Эйлонви.

В нетерпении он все время забегал вперед. Но вот Глю остановился у каменного столба, похожего на печную трубу. Почти у самой земли открывалось узкое устье тоннеля.

— Прощайте, — засопел Глю, указывая на тоннель. — Идите прямо вперед. Там вы найдете выход.

— Я дал тебе слово, — сказал Тарен, наблюдая, как Гурджи, Ффлевддур и принц Рун проползают в отверстие. — Если это будет под силу Даллбену, он поможет тебе.

Зажав в руке золотой шар Эйлонви, Тарен наклонился и протиснулся под низкую зазубренную каменную арку. Летучие мыши всколыхнулись и поднялись пронзительно визжащим облачком. Он услышал, как Гурджи закричал от страха, и не мешкая рванулся вперед. В следующее мгновение он с лета наткнулся на каменную преграду и упал. Шар выскользнул из руки и упал в щель между валунами. С криком ужаса Тарен увидел, как огромный камень медленно вдвигается в проход и запечатывает его. Свет, пробивавшийся в отверстие выхода, превратился в крохотный тонкий лучик, который вскоре тоже погас.

Глю завалил проход.


Пещера | Хроники придайна | Могила