home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 35

Эрлинда едва не выронила из рук трубку, когда в ней раздался знакомый глуховатый голос:

— С вами говорит друг вашего брата Густаво. Вы не забыли меня?

— Нет, — чуть слышно ответила Эрлинда, а затем вдруг разрыдалась: — Умоляю вас, скажите, что с ним. С того дня, как вы передали мне это письмо, прошло уже столько времени, и больше никаких известий! Я уже не знала, что и думать.

— Могу вас успокоить, сеньора, — ответил Пиявка, — Густаво уже почти поправился, и скоро вы сможете его увидеть. Он вам сам позвонит и, возможно, даже приедет к вам.

Услышав о том, что Густаво может прийти к ним домой, Эрлинда сжала трубку в руках с такой силой, что пальцы побелели. Ведь Рохелио ничего не знает о том, что Густаво бежал, и вряд ли согласится принять его. Что же делать? А Пиявка тем временем продолжал:

— Теперь осталось только снабдить его приличным костюмом. Рубашки, носки, ботинки, сами понимаете, сеньора, когда человек бежит из тюрьмы, он не может иметь приличный гардероб. Однако, чтобы его потом не нашли, прежде всего нужно выглядеть как богатый и достойный член общества. Тогда ни одному полицейскому даже не придет в голову, что этот хорошо одетый сеньор может оказаться преступником. Они будут искать беглеца в трущобах. Так что ваша помощь сейчас необходима ему как воздух.

Эрлинда слушала его в полном оцепенении. Рохелио, как назло, должен был получить зарплату через каких-то два дня, и денег у нее практически не было.

— Я думаю, вам будет нетрудно передать мне триста тысяч песо, — сказал Пиявка.

— Триста тысяч! — в отчаянии воскликнула Эрлинда. — У меня осталось всего несколько тысяч. Муж должен скоро получить зарплату. Может быть, можно подождать два-три дня?

Пиявка, стоя в будке телефона-автомата, поморщился. Деньги ему были нужны сегодня.

— Хорошо, — он решил, что лучше получить чуть меньше, но быстрее. — Я постараюсь войти в ваше положение, сеньора. Принесите двести тысяч, но сегодня же. Вы можете занять их у подруги, подумайте, это не такая большая сумма. Итак, кафе…

— Нет-нет, только не в «Паломе», — взмолилась Эрлинда. — Там нас уже видели и снова могут заметить.

— Хорошо, — согласился Пиявка. — Видите, какой я покладистый. Там неподалеку есть небольшой павильон, где продают прохладительные напитки. Направо и за угол. Буду ждать вас там… через два часа.

— Тогда мне придется прийти с ребенком, — твердо сказала Эрлинда. — Скоро должен вернуться муж, если я пойду одна, мне придется объяснять, куда я иду. Поэтому, сеньор, прошу вас, нужно, чтобы Тино ничего не заметил.

— Ладно, — недовольно проворчал Пиявка, — но прошу не опаздывать.

Повесив трубку, Эрлинда заметалась по квартире, ломая руки. Где взять денег? Двести тысяч — это как раз та сумма, которую им удалось пока отложить на образование Флорентино. Но Рохелио может хватиться их. Значит, нужно будет как можно скорее доложить деньги назад. Можно, конечно, пойти к соседке и занять у нее. Но Эрлинда знала, что отдать быстро она не сможет, значит, придется пойти в несколько разных мест и занять суммы поменьше. Но это может возбудить любопытство — не пройдет и получаса, как кумушки уже начнут судачить.

«Рикардо, — решила она. — Придется обратиться за деньгами к нему». Эрлинда понимала, что ей будет трудно объяснить брату мужа, зачем ей эти деньги, и все же она понимала, что это ее единственный выход. Эрлинда вошла в спальню. Деньги они хранили в конверте, который лежал в выдвижном ящике письменного стола. Ящик запирался на ключ, но и Рохелио, и Эрлинда знали, где лежит ключ.

Эрлинда решительным жестом отперла ящик и вынула конверт. Там лежало ровно двести тысяч песо.

Она посмотрела на часы. И как бы в ответ на ее мысленный вопрос замок входной двери щелкнул. Это вернулся Рохелио.

— Здравствуй, дорогой, — с наигранной веселостью сказала Эрлинда. — Как дела на службе? Ты выглядишь уставшим.

Она продолжала что-то говорить, мучительно соображая, под каким предлогом было бы лучше уйти вместе с Тино. Ей ведь нужно отлучиться совсем ненадолго. Но она видела, что в последнее время Рохелио смотрит на нее как-то странно, чувствуя, что она чего-то не договаривает, и поэтому его будет не так просто обмануть.

Помогла ей чистая случайность. Внезапно зазвонил телефон, и трубку снял Рохелио, который стоял рядом. Эрлинда замерла на месте, в ужасе решив, что это опять звонит Пиявка. Однако Рохелио передал ей трубку со словами:

— Тебя просит Урсула.

— Урси, привет, — сказала Эрлинда, у которой камень свалился с души. — Ну что у тебя?

Урсула ежедневно пересказывала подруге свои ссоры и примирения с женихом, которые происходили по нескольку раз в день, и Рохелио давно привык к ее звонкам, хотя и считал, что Эрлинда только зря тратит время на пустую болтовню. Однако на этот раз Урсула была на удивление краткой. Она только сказала, что они с Чучо наконец назначили день свадьбы. Когда она повесила трубку, Эрлинда сделала вид, что продолжает разговор. Она намеренно громко сказала:

— Да, конечно, дорогая. Я тебе непременно принесу все свои выкройки. Да, встретимся через час.

Эрлинда пошла в столовую, где был уже накрыт стол.

— Представляешь себе, Урсула и Чучо наконец назначили день свадьбы, — весело сообщила она. — У них все внезапно, все сломя голову. Вот теперь вдруг понадобились модные журналы и выкройки с платьями для невест. Я обещала ей, что привезу. Мы, наверно, выйдем с Тино, а то он сегодня еще не был на улице.

Рохелио кивнул, внимательно глядя на жену. Не то чтобы он сомневался в ней, но тон, которым она говорила в последнее время, убеждал его, что она что-то скрывает. Впрочем, сейчас сомнений не было — звонила действительно Урсула.

Эрлинда собрала модные журналы и выкройки и, одев Тино, ушла. Рохелио без всякого аппетита съел обед, а затем вошел в гостиную. Какое-то странное предчувствие овладело им. Сам не вполне понимая, зачем он это делает, Рохелио открыл ящик стола, где хранились деньги, отложенные на обучение сына. Конверта на месте не было.


Лус шла по улице Алькала-де-Энарес по направлению к страховому агентству, в котором работал отец. Еще вчера ей пришло в голову, что «та женщина», за которой ухаживает отец, может оказаться его сотрудницей по агентству. Узнать, где оно находится, не составляло большого труда, и теперь Лус хотела подойти к учреждению как раз в конце рабочего дня. Если ее догадка верна, он, скорее всего, выйдет вместе с этой женщиной или будет ждать ее. Что она будет делать, если увидит отца с НЕЙ, Лус еще не продумала.

Вот и широкие двери, рядом с которыми на стене прикреплена большая медная вывеска: «Страховое агентство». Оттуда выходят люди — в основном мужчины в деловых костюмах и в рубашках с галстуками, среди них попадаются и женщины, одетые под стать мужчинам — на всех строгие платья или прямые юбки с блузами.

Лус осмотрелась. Совсем недалеко от входа прямо под окнами агентства находилось небольшое открытое кафе «Палома», откуда можно было видеть всех, кто выходит из дверей учреждения. Лус взяла стакан кока-колы и устроилась за самым крайним столиком.

Ждать ей пришлось недолго. Двери агентства в очередной раз распахнулись, и оттуда вышел ее отец вместе с каким-то симпатичным мужчиной. «Это, наверно, его помощник Леандро Морено», — догадалась Лус, потому что отец часто разговаривал с ним по телефону, обсуждая служебные дела, и вообще говорил о нем как о хорошем друге.

Рикардо вместе с Леандро также направились к кафе. К счастью, они заняли один из отдаленных столиков, и Лус, которая сначала в отчаянии уткнулась носом в стакан, смогла спрятаться от них за спиной толстой женщины, сидевшей как раз между ними.

Лус, разумеется, не могла слышать, о чем они говорят, но видела, что отец очень весел, а Леандро, напротив, все время с неодобрением кивает головой.

За дверью агентства Лус больше не следила и потому не видела, как оттуда вышла Милашка. Она заметила ее, только когда та уже подошла к столику, за которым сидели Рикардо и его помощник. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — это ОНА. Блондинка с ярко накрашенными губами, она, несмотря на свое скромное закрытое платье, сразу же притягивала к себе внимание всех окружающих. И было видно, что она привыкла к такому вниманию.

Лус не отрываясь смотрела на то, что происходит за соседним столиком, забыв даже о том, что ее могут заметить. Увидев, как засветилось радостью лицо ее отца, когда эта блондинка плавной походкой подошла к нему, она была готова от ярости швырнуть стакан на пол. Она не ошиблась — это и была «та женщина». Лус в отчаянии кусала губы. Она бы еще поняла, если бы он влюбился в тетю Ванессу, такую интеллигентную, мягкую, добрую, но ЭТА! А вдруг он вздумает жениться на ней! Хороша у них с Дульсе будет мачеха. «Но он ведь не может жениться! — молнией сверкнула мысль у нее в голове. — Он женат на маме, и они не разведены». Теперь, глядя на эту красивую женщину, она испытывала совершенно несвойственное ей злорадное чувство.

Скоро Леандро Морено поднялся и, попрощавшись, ушел. Рикардо и Милашка остались за столиком одни. Лус продолжала пристально следить за ними.

Вдруг она увидела, как ее отец берет эту куклу за руку и целует ей пальцы. Этого Лус уже не могла вынести. Она выскочила из-за стола с такой скоростью, что все посетители, сидевшие в кафе, с недоумением посмотрели на нее, и вмиг подлетела к столику, за которым сидели Рикардо и Милашка. Они были так поглощены друг другом, что не заметили ее.

— Уважаемая сеньорита, — услышала вдруг Милашка детский голос совсем рядом. — Я очень прошу вас оставить моего отца в покое!

Милашка повернула голову и увидела хорошенькую девочку-подростка, которая смотрела на нее, а ее темные глаза сверкали от ярости.

— Ты это мне? — опешила Милашка.

— Вам, сеньорита, — тихо, но очень зло сказала Лус.

— Дульсе! — воскликнул Рикардо. — Что это такое? Что ты себе позволяешь?!

— А ты? — сказала Лус, глядя на отца в упор. — Почему ты все время обманываешь нас и говоришь, что задерживаешься на работе? Сказал бы открыто, что проводишь время с… этой сеньоритой. Или тебе стыдно?

— Дульсе! — прикрикнул Рикардо, начиная сердиться. — Помолчи, пожалуйста! Ты же ничего не понимаешь! Прекрати немедленно.

— Хорошо, папа, — все тем же тоном продолжала Лус и, повернувшись к Милашке, добавила: — Я хотела предупредить вас, сеньорита, на моего отца вы можете не рассчитывать. Он не может на вас жениться и никогда не женится!

С этими словами она повернулась и со всех ног бросилась дальше по улице.

— Дульсе! Дульсе! — крикнул ей вслед Рикардо, но она неслась вперед, не разбирая дороги.

— Это твоя дочь? — спросила Милашка, когда немного пришла в себя от шока.

— Да, как видишь, — грустно ответил Рикардо. — И как она меня выследила?

Настроение было вконец испорчено. Оба молчали. Рикардо был потрясен произошедшей сценой, и если раньше он мог надеяться на то, что дочь воспримет сообщение о его новой женитьбе спокойно, то теперь такой надежды не оставалось. Отношение дочери к женщине, которая должна скоро стать ее второй матерью, было чрезвычайно враждебным. Придется отложить свадьбу, о которой Рикардо хотел оповестить родственников и знакомых в самые ближайшие дни, хотя (чего греха таить) думал об этом со страхом.

Примерно такие же мысли вихрем крутились в голове у Милашки. Она никогда не задумывалась о том, что у ее будущего мужа есть дочь, причем дочь, которая явно примет ее в штыки. Милашке стало грустно. Каких-то пять минут назад она нежно смотрела на Рикардо и думала, а не перст ли это судьбы, не связать ли ей жизнь с этим милым и добрым человеком всерьез? И вот теперь она увидела, что и тут возникают непреодолимые проблемы. И кроме того… от этой мысли кровь буквально остановилась в ее жилах. «Эта девочка также является наследницей Рикардо, значит, Ченте, скорее всего, решит ее убрать». Милашке стало дурно.

— Исабель, дорогая, что с тобой? — вскочил со стула Рикардо, увидев, как внезапно побелела его подруга.

— Нет, ничего, — ответила Милашка, — просто, мне кажется, нашу свадьбу надо отложить.


ГЛАВА 34 | Роза Дюруа | ГЛАВА 36