home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 30

Роза торопилась. Ей еще надо было зайти в банк и снять крупную сумму наличными.

«Представляю, какое это вызовет удивление в банке», — подумала Роза. Вслух, конечно, никто ничего не скажет, но пойдут пересуды и догадки. Нет ли какого-нибудь способа этого избежать? С кем посоветоваться? С Эрнандо? Это невозможно. С Феликсом? Тем более нельзя. Хотя почему нельзя? Что, разве Роза преступница? Она не совершила ничего плохого.

Тут же память услужливо подсказала слова того безжалостного человека: «Похищение детей считается уголовным преступлением».

Роза попыталась взять себя в руки и посмотреть на ситуацию трезвыми глазами. В конце концов, вряд ли удастся вечно скрывать факт своего замужества. (Хотя еще несколько дней назад Розе казалось это достаточно простым делом.) Пожалуй, придется обнародовать эту тайну.

Роза представила себе, как о ее браке узнают все здешние знакомые, и вздрогнула. Ей показалось, что она уже слышит сплетни и пересуды. Надо же, оказывается, у сеньоры Дюруа есть муж в Мехико, от которого она столько лет скрывалась! Всем будет любопытно узнать причину. И что она тогда скажет? Признается всем в том, что тогда застала мужа с другой женщиной? Кто-то пожалеет ее, а кто-то сочтет дурой.

Роза вспомнила, как однажды в гостях симпатичная женщина, мать двоих детей, рассказала, что в свое время, узнав об измене мужа, немедленно настояла на разводе. И хотя ей удавалось совмещать работу с воспитанием дочек, она раскаивалась в том давнем поступке. «Молодая я была, глупая. Была б рядом со мной мать или старшая подруга, могла бы меня остановить, и жизнь тогда сложилась бы иначе».

Вспомнив эту историю, Роза подумала, что она ведь тогда тоже оказалась одна, без матери, и некому было удержать ее от импульсивного поступка. «А Томаса?» — напомнила себе она. Что правда, то правда, Томаса с самого начала неодобрительно смотрела на Розино решение.

Просто у Томасы такой мягкий характер, что она всю жизнь подчинялась Розиному влиянию.

Роза представила себе, что было бы, если бы она тогда не решила исчезнуть. Наверно, Рикардо попросил бы прощения, обещал бы хранить ей верность. Но смог бы он сдержать обещание? Может быть, за тем эпизодом последовали бы другие, подобные. Роза достаточно насмотрелась на семьи, про которые все знали, что мужья почти открыто гуляют где-то на стороне, а жены делают вид, что их это не касается.

Нет, такая жизнь не для Розы Дюруа. Она слишком себя уважает. В конце концов, она своим трудом создала этот салон, создала себе профессиональное имя, которое пользуется определенной известностью.

Да, сказала она самой себе. И вот сейчас ты со своим чувством самоуважения и с профессиональным именем вынуждена идти на встречу с шантажистом, неся ему в конверте два миллиона песо.

Возразить на это она не могла. Роза чувствовала себя в ловушке, из которой нет выхода. Она медленно побрела к банку.

Когда Роза подходила к бару Мартинеса, ей казалось, что на душе у нее лежит огромный груз, который пригибает ее к земле. Она с трудом заставила себя подойти поближе и оглядеться.

Ненавистный ей человек со светлыми курчавыми волосами уже сидел за стойкой. Роза села за столик, стоящий в углу. Ей не хотелось привлекать к себе внимание.

Разумеется, ей и в голову не приходило, что прилично одетый, но ничем не примечательный господин за соседним столиком знает о ее поступках за последние две недели гораздо больше, чем кто-нибудь из родных. Детектив Карильо прибыл сюда заранее, следуя за Херувимом, и уже успел занять наблюдательный пост.

Херувим небрежной походкой подошел к столику Розы и опустился на стул.

— Добрый вечер, сеньора. Вы принесли конверт?

Роза молча кивнула.

— Я очень рад, что мы договорились. Не бойтесь, мы не потребуем от вас ничего невозможного. Будем считать, что это всего лишь вознаграждение за услугу. Я бы хотел, чтобы вы мне прямо сейчас передали конверт.

Роза так же молча вынула приготовленный конверт из сумочки и подала ему. Херувим небрежно заглянул внутрь, но пересчитывать деньги не стал.

— Надеюсь, что вы не ошиблись в подсчете. Впрочем, это быстро выяснится. Ну что же, я свяжусь со своими друзьями в столице. Думаю, что мы будем поддерживать с вами контакт регулярно. Возможно, в следующий раз я сумею вам доставить какие-нибудь новости о вашем родственнике.

Во взгляде Розы отразилось такое отвращение, что Херувим ухмыльнулся, встал с насмешливым поклоном и отошел к стойке бара. Роза осталась сидеть неподвижно и только через несколько минут нашла в себе силы подняться и выйти из бара.


У Каролины было превосходное настроение. Отделка нового дома была закончена, она собиралась въезжать на этой неделе. Сегодня она купила себе новое вечернее платье и кольцо с бриллиантом, а кроме того, детектив Карильо доложил ей о новой встрече Розы Дюруа с человеком, недавно освободившимся из тюрьмы. Дело становилось очень интересным. Любопытно было бы узнать, что связывает респектабельную деловую женщину с подобным типом. Если Каролине удастся это разузнать, будет что сказать Эрнандо.

Кстати, по поводу Эрнандо у Каролины возник новый план действий. Она уже убедилась, что, провожая ее после совместных ужинов домой, Эрнандо прощается с ней у порога, и уговорить его зайти очень трудно. «Ну что ж, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе», — подумала Каролина. Сегодня вечером она решила навестить Эрнандо в его квартирке.

Разумеется, для этого нужно было иметь подходящий повод. И повод нашелся.

Шел уже девятый час вечера. Эрнандо Тампа расположился в столовой за скромным холостяцким ужином. Разумеется, готовить самому ему почти не приходилось. Его матушка донья Виолета подыскала ему приходящую служанку, которая прекрасно готовила. Каждый день она приходила убирать квартиру Эрнандо, покупала продукты и готовила, так что к приходу хозяина его обычно ждало в микроволновой печке что-нибудь аппетитное. Но Эрнандо считал себя страшно самостоятельным из-за того, что сам, без помощи матери или жены, разогревал свой ужин, а потом складывал посуду в моечную машину, чтобы служанка могла помыть ее на следующий день.

Поужинав, Эрнандо налил себе стаканчик вина и включил записи мексиканских народных песен. Руки сами собой потянулись к гитаре, висящей на стене, пальцы стали перебирать струны. Слова песен, говорившие о любви, неизбежно вызывали в его мыслях облик Розы.

Казалось бы, Эрнандо не на что было жаловаться. Их ужин в ресторане прошел вполне приятно. Роза чувствовала себя вполне непринужденно, рассказывала о поездке Лус Марии в столицу, спрашивала о самочувствии родителей Эрнандо, словом, была приветлива и доброжелательна, как всегда. Они даже потанцевали немного. И все же Эрнандо был неспокоен. У него не выходил из головы самоуверенный взгляд, который бросил на него тот лощеный тип, с которым они встретились перед отъездом в ресторан. Эрнандо несколько раз пытался вызвать Розу на разговор о новом знакомом и специально задавал вопросы о поездке в Монтеррей. Но Роза как назло с удовольствием рассказывала ему о своих экспонатах, об отзывах коллег и жюри, о фотографиях, которые сделала Лаура, но никак не упоминала сеньора Феликса Наварро.

Слушая нежные и задорные мелодии, Эрнандо успокаивал себя рассуждениями, что, возможно, он преувеличил опасность. Нет ничего странного, если столичный бизнесмен увлечен Розой, но это отнюдь не значит, что он пользуется взаимностью.

В этот момент раздался звонок в дверь. Эрнандо пошел открывать, недоумевая, кто бы это мог быть. На пороге стояла Каролина.

— Добрый вечер, Эрнандо, извини, что я тебя потревожила дома, я ненадолго, — быстро произнесла Каролина, пройдя вслед за хозяином в гостиную. Эрнандо предложил ей сесть, что она с благодарностью сделала. Потом Эрнандо, перед которым стояла на столике начатая бутылка вина, предложил ей выпить бокал. Каролина поблагодарила и сказала, что она выпьет с удовольствием.

После этого она откинулась на диване, положив ногу на ногу, и приступила к изложению своего дела.

— Ах, Эрнандо, ты должен простить меня за рассеянность. Когда ты передал мне бумаги для оформления покупки дома, там не хватало одного документа. Помнишь, доверенности из банка, подтверждающей мое право распоряжения моей долей собственности. Я должна была принести ее тебе сегодня в контору, чтобы ты зарегистрировал ее в документе. Но днем я об этом совсем забыла. А мой адвокат ждет меня утром в половине девятого. Я не могу обойтись без твоей подписи и печати на бланке, поэтому и осмелилась тебя побеспокоить в такое время.

— Пустяки, Каролина, ты меня нисколько не побеспокоила. Я сейчас подготовлю документы. — Эрнандо взял толстую папку, над которой он немало потрудился за последнее время, и склонился над бумагами.

— Я тебе чрезвычайно благодарна, — сказала Каролина, отпивая вино маленькими глотками. — Как важно все-таки иметь настоящего друга, которому можешь доверять. Но не буду тебе мешать. Лучше послушаю музыку.

Через несколько минут Эрнандо закончил оформление документов и сложил их обратно в папку.

— Теперь все в порядке. Можешь встречаться со своим адвокатом.

— Ты меня очень выручил, — томным, протяжным голосом проговорила Каролина. Потом она добавила: — До чего я себя здесь уютно чувствую. Верно говорят, что дома отражают характеры своих хозяев, и здесь чувствуется твоя теплота.

Она опять помолчала.

— Эрнандо, это замечательная музыка, но я хочу попросить тебя об одолжении. Спой мне, пожалуйста, сам. Я ведь помню, какой у тебя чудный голос.

Она говорила так искренне и трогательно, что Эрнандо не мог отказать. Он взял гитару и, аккомпанируя себе, приятным голосом запел известную всем в Мексике «Утреннюю серенаду».

— Просто божественно, — вздохнула Каролина. В этот момент она неловко повернулась, так что опрокинула на себя не только бокал с недопитым вином, но и бутылку, которые она перед этим незаметно поставила на самый край столика.

— Ой, что же это? — чуть не плача, воскликнула она.

Эрнандо засуетился, пытаясь вытереть ее платье салфетками. Конечно, ему это плохо удавалось, учитывая, сколько вина было вылито.

— Бедная Каролина, как жаль, такое чудесное платье… — растерянно бормотал Эрнандо.

Каролина вроде бы начала успокаиваться.

— Ничего страшного, это можно легко высушить. Ах, какая досада… Если бы можно было во что-нибудь переодеться.

Эрнандо смущенно посмотрел на нее.

— Я могу предложить тебе свой халат, если ты не возражаешь…

Каролина засмеялась:

— Что ж, это даже оригинально. Я воспользуюсь твоим предложением и еще немного посижу у тебя, пока платье не подсохнет.

Эрнандо проводил Каролину в ванную и подал ей симпатичный махровый халат. Каролина отсутствовала добрых полчаса. Разумеется, Эрнандо знал, что женщины всегда тратят много времени, чтобы привести себя в порядок, он старался сосредоточиться на делах, которые ему предстоят завтра, но помимо его воли он все время помнил о том, что сейчас в его ванной комнате находится молодая, красивая женщина. Совершенно некстати ему вспомнилось, как доверчиво и трогательно смотрела на него Каролина, когда он провожал ее домой из ресторана, и какое разочарование промелькнуло в ее лице, когда он распрощался.

Наконец Каролина появилась в комнате. Ее волосы были причесаны по-другому, и сама она выглядела посвежевшей и более юной. Она показалась Эрнандо более беззащитной, потому что сняла туфли на высоких каблуках и ее босые ноги были обуты в пушистые домашние тапочки Эрнандо. Эрнандо сам не знал, почему ему захотелось привлечь ее к себе и утешить. Чтобы скрыть свое замешательство, он отвернулся, вставляя новую кассету в магнитофон, а потом предложил Каролине еще вина.

— Да, пожалуй, выпью, если у тебя есть еще бутылка. Я себя как-то взвинченно чувствую, мне надо немножко успокоиться.

— Может быть, хочешь кофе? — спросил Эрнандо.

— Да, это было бы прекрасно. — И когда Эрнандо потянулся к кофеварке, Каролина предложила: — Давай я сделаю кофе, а ты еще споешь.

Эрнандо опять взял в руки гитару. Он запел, а глаза его не отрывались от стройной фигуры молодой женщины. Каролина, скромно потупив глазки, хлопотала с кофеваркой, потом встала, чтобы достать кофейные чашечки. Полы ее длинного халата распахнулись, и Эрнандо имел возможность полюбоваться ее стройными ножками, после чего его исполнение романса стало еще более пылким.

— Пожалуйста, вот кофе, Эрнандо, — сказала Каролина, придвигая ему чашку и касаясь его руки своими тонкими пальцами, украшенными перстнями.

Эрнандо поднес ко рту ароматный напиток, который показался ему необыкновенно вкусным.

— Как ты замечательно завариваешь кофе, — сказал он, пристально глядя на нее.

— Спасибо, я рада, что тебе нравится, — скромно отозвалась Каролина. Она переменила место и оказалась совсем близко от Эрнандо, но не рядом с ним, а напротив. Ее большие глаза казались глубокими и загадочными.

— Каролина, какая ты красивая, — забыв о всякой осторожности, произнес Эрнандо.

Каролина вздохнула и тихо прошептала:

— Ах, Эрнандо, мне так приятно быть здесь с тобой в эту минуту. Эта музыка, эта уютная комната, твое пение. Все это отвлекает меня от грустных мыслей о моей неудавшейся жизни.

— Не говори так. Твою жизнь неправильно называть неудавшейся. Ты молода, и у тебя еще все впереди.

Но в этот момент Каролина задрожала, придвинулась поближе к Эрнандо и вдруг прижалась к его плечу, и он увидел, что по щеке ее катится слеза.

Этого Эрнандо с его мягким сердцем не мог вынести. Он нежно обнял Каролину за плечи и стал тихо гладить.

— Что ты, Каролина, успокойся, не плачь, пожалуйста, — повторял он.

— Эрнандо, ты такой добрый. Ты единственный, кто меня понимает по-настоящему. Я чувствую себя такой одинокой, — всхлипывая, но не слишком сильно, чтобы не покраснели глаза, проговорила Каролина.

Эрнандо еще крепче прижал ее к груди. Конечно, любому мужчине приятно, когда на него смотрят как на спасителя, и Эрнандо не был исключением. В этот момент он почувствовал, как лицо Каролины приблизилось и ее губы оказались совсем рядом с его губами. Он поцеловал ее. В ответ она обвила его шею руками и, вся затрепетав, прижалась к нему еще сильнее.

— Эрнандо, милый, я не могу без тебя, — шептала она.

Эрнандо подхватил ее на руки и понес в спальню.

Положив ее на кровать, он на секунду отвернулся и не видел, как на ее губах заиграла довольная улыбка. Первая часть ее плана была успешно выполнена.


ГЛАВА 29 | Роза Дюруа | ГЛАВА 31