home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 9

Федерико Саморра был недоволен. Он велел своему помощнику Пончо нанять частного детектива, который должен был следить за Рикардо Линаресом и ежедневно информировать о его личной жизни. Слежка продолжалась уже несколько дней, Саморра ухлопал на детектива кругленькую сумму, ибо услуги этих сеньоров стоят немало, однако не узнал ничего стоящего, то есть ничего порочащего своего конкурента. Пончо подробно извещал шефа, поскольку сам Саморра хотел остаться в стороне и никогда не встречался с детективом лично.

В конце дня он снова вызвал к себе Альфонсо Переса.

— Какие новости, Пончо? — спросил он, пристально глядя на помощника.

— Ничего нового, дон Федерико, — ответил Пончо. — Он целыми днями сидит на работе «от и до», обедает строго в течение часа. Раза два он даже задерживался в агентстве, чтобы выполнить срочные поручения. Я не хочу вас огорчать, дон Федерико, но ровно с того самого дня, как мы начали за ним следить, этот Линарес стал вести себя как идеальный служащий.

— Так, это в рабочее время, — грохотал Федерико Саморра, — но что потом? Что он делает, выйдя из агентства? Мне доносили, что он ходит по ночным притонам, связался с какой-то низкопробной девкой?

— Я тоже об этом слышал, — с досадой отвечал Пончо, — но сведения нашего детектива не подтверждают этого. Представьте себе, дон Федерико, он ежедневно возвращается из агентства прямо домой. Один раз он, правда, ходил в ресторан, а затем в оперу с женщиной. Но все было совершенно благопристойно.

— Кто эта женщина, вам удалось узнать? — прорычал недовольный Саморра.

— Разумеется, шеф. Это Ванесса Рейносо, старая приятельница его сестры Кандиды Линарес. Судя по тому, что удалось выяснить нашему агенту, эта Ванесса уже много лет посещает их дом. Когда-то она была замужем, но ее муж покончил с собой.

— Причины? — рявкнул Федерико Саморра.

— Тяжелая депрессия — таково медицинское заключение, — пожал плечами Пончо. — Это старая история. Вряд ли Рикардо Линарес может иметь к этому какое-нибудь отношение.

— Они в то время уже были знакомы? — поинтересовался Саморра, который все еще надеялся, что, дернув за эту веревочку, сможет вытащить на свет нечто неприглядное, что могло очернить Линареса в глазах совета директоров.

Людям свойственно мерить других по себе. У самого Саморры в прошлом была масса моментов, которые он предпочел бы скрыть от всех. Связь с собственной секретаршей Фуэнсантой была еще одним из его самых невинных секретов. Собственно, он и не делал из этого большой тайны, хотя и не афишировал эту связь. В агентстве, где работали Федерико Саморра и Рикардо Линарес, не поощрялись служебные романы.

У Федерико Саморры были в прошлом делишки и похуже. Собственно, это только в последние годы он стал добропорядочным гражданином, начальником отдела и отцом семейства. Лет двадцать назад он был совершенно иным. Это был нищий парень из трущобного квартала, который не имел ни работы, ни денег, но который очень хотел преуспеть в жизни. Причем под преуспеянием он понимал, в сущности, одно — деньги. И вот в один прекрасный день он разбогател. Как и каким образом — этого не знал никто. Однако после этого Фико Саморра, как его тогда звали, порвал связь со всеми, с кем знался раньше, переехал в другой, куда более приличный район и начал новую жизнь. Мало кто из его новых знакомых подозревал, откуда он вышел, а наверняка не знал никто. А то, откуда он взял деньги, свой первоначальный капитал, — это была тайна за семью печатями.

Вот почему Федерико Саморра никому не доверял. Имея грязное прошлое, он подозревал, что, если биографию любого человека вывернуть наизнанку, в ней обязательно обнаружатся темные пятна, иной раз и очень значительные. И вот теперь он узнает о том, что у старой знакомой Линареса муж покончил самоубийством — не стоит ли за этим что-нибудь интересное, что могло бы помешать Линаресу занять видный пост, на который метит сам Федерико?

— Так, — заявил Федерико Саморра, ткнув Пончо пальцем в грудь. — Ты должен узнать об этом деле все. Как покончил жизнь самоубийством и почему. И мог ли иметь к этому какое-нибудь отношение Рикардо Линарес. Ты меня понял?

— Понял, шеф, — ответил Пончо. — Но тогда, наверное, нашему агенту придется немного добавить, а?

Федерико Саморра отпер сейф и достал оттуда пачку денег. Затем подумал и достал еще одну.

— Заплати ему половину. Вторую пообещай отдать, когда будут сведения. И пусть поторопится.

— Будет сделано, сеньор Федерико, — подобострастно кланяясь, ответил Пончо.

Закрывая дверь, он услышал, как начальник, оставшись в кабинете один, хлестко выругался. Услышав эту ругань, Пончо усмехнулся. Федерико Саморра многое бы понял, если бы увидел эту ухмылку.

— Придется обратиться к услугам профессионала, — со вздохом сообщил Пончо Фуэнсанте, — Крокодил решил поворошить старое белье Линареса. Ему, видите ли, понадобилось узнать, почему какой-то парень застрелился лет десять — пятнадцать назад. Думаю, это ничего ему не даст. А тебе он ничего не говорил?

Фуэн хрипло захохотала:

— На этой недели мы виделись, к счастью, всего два раза. Он теперь сидит на работе, хочет пересидеть Линареса. Он очень боится, как бы ничего не дошло до ушей его жены. А то выгонит его — дом-то ведь принадлежит ей. Но мне и этих двух раз хватает по горло. До чего же он противный…

— Погоди, милая, скоро тебе не придется его больше выносить. А сейчас придется потерпеть еще немного. Но ты должна помочь…

— Тебе — всегда и во всем! — С этими словами Фуэн бросилась Пончо на шею. Если бы эту сцену видел Федерико Саморра!

Женский ум иногда бывает проворнее мужского. Именно Фуэн пришла в голову простая по своей гениальности мысль. Если известно, что Рикардо Линарес раньше хаживал в «Твой реванш», возможно, стоит сходить туда и выяснить, с кем он встречался. А там будет видно. Эта мысль показалась Пончо разумной, и он в тот же вечер заглянул в ночное заведение Сорайды.

Как оказалось, имя Линарес было здесь хорошо знакомо всем официанткам и завсегдатаям. Первая же девчонка, с которой Пончо заговорил, указала ему на Милашку, с которой Линарес, по ее словам, некоторое время встречался, пока вдруг не пропал. Пончо хотел было сразу же подойти к этой хорошенькой крашеной блондинке, но девушка остановила его:

— Вам тоже понравилась Милашка, сеньор? Правда, ведь она похожа на Мерилин Монро? У нас все так считают. Так вот, имейте в виду, что у нее есть парень.

— Сутенер, ты хочешь сказать? — уточнил Пончо.

— Ну зачем такие слова, сеньор! Это ее парень. Так вот, вам придется иметь дело с ним. У нас его прозвали Пиявка.

— Хорошее имя! — пробормотал Пончо и направился прямиком к столику, за которым сидела Милашка. — У вас свободно? — спросил он.

— Для вас — да, — томно ответила Милашка.

— Но мне сказали, что вы здесь не одна. У вас есть спутник? — прямиком перешел к делу Пончо.

— Не бойся, — ярко накрашенными губами улыбнулась ему Милашка, — он не ревнивый.

— Тогда позвольте заказать что-нибудь выпить, — предложил Пончо. — Что ты предпочитаешь?

— Шампанского! — следя за его реакцией, проворковала Милашка. — А себе возьми что хочешь.

Чувствуя себя уверенным с деньгами дона Фернандо в кармане и желая произвести на красотку впечатление, Пончо подозвал официанта и заказал целую бутылку французского шампанского.

— А ты, я вижу, богатенький, — еще шире улыбнулась Милашка.

— Нет, просто мне для тебя ничего не жалко, — ответил Пончо и вдруг добавил то, что Милашка никак не ожидала от него услышать: — Для тебя и для твоего друга. Кстати, где он? Мне бы очень хотелось с ним познакомиться.

Такого оборота дела Милашка не ожидала. Ее клиенты чаще всего вовсе не желали встречаться с Пиявкой, который появлялся на сцене только в критических ситуациях.

— У меня есть к нему дело, — объяснил Пончо, — вернее, и к тебе, и к нему.

Милашка озадаченно пожала плечами, затем встала и махнула рукой. Это был условный знак. Скоро из темной толпы мужчин, стоявших у бара, отделилась высокая спортивная фигура, и к столику, за которым сидели Милашка и Пончо, подошел парень с коротким ежиком на голове. Он оценивающим взглядом окинул Пончо с ног до головы, а затем сказал:

— В чем проблема? Ты звала меня, Милашка?

Пончо постарался улыбнуться как можно любезнее и представился:

— Альфонсо Перес, служащий страхового агентства. Очень рад познакомиться с вами.

— Ченте, — отрывисто бросил свое имя Пиявка. — Что вам от меня надо? Хотите застраховать мою жизнь? Боюсь, это не принесет вашей конторе дохода. А имущества у меня нет.

Пончо рассмеялся, сделав вид, что оценил этот юмор, и ответил:

— Нет, я здесь в несколько ином качестве.

Пончо постарался объяснить, что ему нужно. Он напомнил Милашке о ее недавнем дружке по имени Рикардо, который вдруг перестал с ней видеться. Ему бы очень хотелось, чтобы девушка снова наладила отношения с этим Рикки, более того, хорошо было бы устроить так, чтобы он совсем потерял голову. А потом было бы неплохо, если бы Милашка почаще бывала с ним на людях, и не только вечером, но и в дневное время. «А там посмотрим», — туманно добавил Пончо. За все это он собирался платить — Милашке или Пиявке. При этом девушка, разумеется, будет получать деньги и от своего Рикардо.

— Нам нужно немного испугать его скандалом, — закончил Пончо.

— Но это, боюсь, не очень красиво. Получится, что я втягиваю его в неприятности, — сказала Милашка. — Я стараюсь вести себя с клиентами по крайней мере честно.

— Ну-ну, — оборвал ее Пиявка. — Не слишком ли ты чистоплюйка, моя крошка?

— Но я не знаю, как его найти, — сказала Милашка, — он раньше сам приходил сюда. Адреса своего он мне не сообщал, номера телефона не давал. Упоминал только, что жены у него нет — кажется, она погибла. У него осталась дочь, которую воспитывает сестра. Так что где его искать, я и понятия не имею.

— Этому помочь нетрудно, — сказал Пончо, передавая Милашке записку. — Вот все нужные сведения. Свяжись с ним, убеди его встретиться с тобой. Не мне объяснять тебе, как покрепче заманить клиента. Следующая выплата, — он поднял глаза на Пиявку, — как только будут первые результаты.


ГЛАВА 8 | Роза Дюруа | ГЛАВА 10