home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 7

Когда Роза после работы пришла домой, первая навстречу ей бросилась Лус.

Как всегда, Роза счастливо улыбнулась, целуя девочку. Уже одно то, что у нее растет такая замечательная, красивая, талантливая дочка, доказывало, по Розиному мнению, что жизнь прошла не зря. И только часто вздыхала украдкой, когда вспоминала Дульсе и перед глазами возникала незабываемая картина, когда две очаровательные двойняшки наперегонки бросаются к ней, чтобы поскорее обнять мамочку.

— Здравствуй, солнышко мое, — проговорила Роза. — Говори, что у тебя нового?

— Мамочка, я тебя приглашаю на наш концерт в следующее воскресенье. Это будет благотворительный вечер, и у меня будет целых три сольных номера.

— Ну конечно, моя радость, обязательно пойду, и Томаса тоже пойдет, если спина немного пройдет. Ты, наверно, свой новый костюм наденешь?

— Конечно, мамочка. Я сейчас померяю и тебе покажу.

Маленькая Лус с детства росла доброй и послушной девочкой, и все же Роза с улыбкой замечала инстинктивное кокетство в своей дочке. Лус с малых лет небезразлично было, как она выглядит. Перед походом в гости обычно много времени проходило за обсуждением кофточек и юбочек, повязыванием ленточек и тому подобными вещами. Благодаря этому Лус рано почувствовала интерес к рукоделию и шитью, и теперь для нее одним из любимых развлечений было сшить себе какой-нибудь наряд по выкройкам из модных журналов.

Лус появилась в гостиной в своем новом костюме для выступления. Он был сделан в народном мексиканском стиле: ярко-голубое платье с пышной юбкой, отделанной кружевами, в котором хрупкая фигурка Лус казалась особенно трогательной, а в руках большой расписной веер, без которого не обходится ни один народный праздник в Мексике.

— Мама, посмотри! Правда, здорово?

— Ну конечно, моя радость. Беги покажи Томасе. Пусть она тоже порадуется.

— Мамочка, я же тебе самого главного не сказала. Наш дирижер дон Антонио сказал, что наш хор включили в список кандидатов для телевизионного фестиваля в Мехико и если мы пройдем отбор, то, может быть, на пасхальные каникулы нас пригласят в Мехико. Представляешь? Нас будут показывать по телевидению. Дон Антонио сказал, что это очень большая ответственность и что надо очень серьезно готовиться.

— Подожди, дочка! Как в Мехико? Кто поедет? — растерянно переспросила Роза.

— Мамочка, я же тебе объясняю, если мы пройдем отбор, то весь наш хор поедет, вместе с доном Антонио, конечно. Он сказал, что муниципалитет обещал дать деньги на дорогу. Мама, представляешь? По телевидению будут показывать наш конкурс. А потом…

— Ну, ты у меня совсем размечталась, — через силу улыбнулась Роза. — Ведь еще ничего точно не решено. Может быть, поездка еще и не состоится.

В этот момент в дверь позвонили. Это была Лаура.

— Здравствуйте, тетя Лаура. Ладно, мамочка, я пойду к себе. Не буду вам мешать.

Лус легкой танцующей походкой выбежала из комнаты.

— Боже, какая у тебя чудная девчонка растет, — улыбнулась Лаура. — Настоящая артистка.

— И не говори, — вздохнула Роза. — Только об этом и мечтает.

— Так радоваться надо, если у дочки талант.

— Это все верно, только с талантами хлопот в жизни еще больше. Ну, хватит об этом. Расскажи лучше, что у тебя нового.

Живые глаза Лауры враз погрустнели.

— Ах, подружка, ты же знаешь: мое новое — это все то же, что и всегда. И за что мне такие напасти? Сколько раз себе слово давала самой ему не звонить и первой с ним встреч не искать.

Роза прекрасно понимала, что речь идет о пятидесятилетнем Хасинто Мендесе, директоре банка «Кредито насьональ». Лаура, работавшая фотографом, познакомилась с ним три года назад, когда делала снимки конференции Национальной ассоциации банков, проходившей тогда в Гвадалахаре. Обаятельная и остроумная женщина, невысокого роста, со светлыми волосами и пленявшей всех лучезарной улыбкой привлекла внимание сурового и неприступного на вид дона Хасинто.

— Понимаешь, — рассказывала потом подруге Лаура, — когда он пригласил меня пообедать в ресторане, чтобы обсудить возможность изготовления фоторекламы для его банка, мне и лестно было, и забавно. Еще бы: дон Хасинто такая известная личность в городе, и вдруг ищет со мной встречи.

— Еще бы не понять! Ты небось тут и блеснула, показала ему все свое обаяние.

— Похоже, что так. А потом… еще деловая встреча, потом напросился в гости. Ну и…

А потом случилось то, чего Лаура не ожидала. Эта гордая и образованная молодая женщина, привыкшая всего в жизни добиваться сама, вдруг влюбилась.

— И чего я в нем нашла? — сетовала Лаура. — Маленький, толстенький, по характеру тиран. Неужели меня такие привлекают?

«Вот и пойми после этого женщин, — подумала про себя Роза. — Ну зачем умнице и хохотушке Лауре мучиться из-за этого несчастного банкира, который к тому же старше ее на семнадцать лет?»

Вот и сейчас ей вспомнились многие подобные разговоры и слезы, выплаканные при этом Лаурой.

— Да ведь мы сколько раз с тобой об этом говорили, — не выдержала она. — Ты ведь сама соглашалась, что пора тебе с этим кончать.

— Розита, послушай, но я же люблю его. И он меня любит.

— Любит? Мне кажется, больше всего он любит себя и свой покой.

— Это правда. Я же знаю, что у него жена и дети и что он никогда их не бросит. Но, Розита, зачем же он мне обещал…

— Эх, ты, глупенькая. Неужели ты не знаешь, что мужчины горазды обещать. Подожди, как-нибудь расскажу тебе при случае, каких я обещаний наслушалась.

— Я уж сколько раз себе зарок давала: не звонить ему, не искать встреч. И ничего с собой поделать не могу: места себе не нахожу, рука сама к телефону тянется.

— Не волнуйся, Лаура, не ты одна такая. Видно, все мы, женщины, в этом смысле глупости делаем.

— Роза, но ты же не такая. Вот сколько лет я тебя знаю, а ты вся в работе да в дочке, никого к себе близко не подпускаешь.

Роза тяжело вздохнула:

— Это потому, моя милая, что я в свое время больше, чем другие, глупостей наделала. Вроде как свою долю уже перебрала. Это меня теперь и сдерживает.

— Ах, Роза, мне бы научиться сдержанности. Я, кажется, все понимаю, уговариваю себя не сердиться, и каждый раз, когда он обещает позвонить, а не звонит или говорит, что опять занят, я просто разорвать его готова.

— Мне кажется, Лаура, что он тебя недостаточно ценит. Ему важен престиж, общественное положение, богатство, а любовь — это нечто необязательное: есть — хорошо, а нет — и так обойтись можно.

— Так неужели все эти слова, когда он меня уверяет, что любит, что я для него — настоящая жена, неужели это пустой звук? Неужели он асе лжет?

— Видишь, это как бы и не ложь. В ту минуту, когда он с тобой, он сам верит в то, что тебе говорит. А через некоторое время попадает в другую обстановку, и все его настроение меняется.

— Наверно, ты права. Ну что же, попробую на этот раз дать себе слово и перестать о нем думать.

Роза улыбнулась.

— Такие обещания я от тебя не раз слышала. Посмотрим, на сколько дней тебя теперь хватит.

Эрнандо Тампа сидел в своем кабинете, отпустив очередного посетителя. Через несколько минут должна была прийти Каролина де Агила, а вернее сказать, Каролина Рокас, которая договорилась с ним о встрече. Воспользовавшись свободной минутой, Эрнандо откинулся в кресле и задумался. Как быстро летит время. Кажется, только недавно он был среди приглашенных на свадьбу Каролины, и вот она уже встречается с ним после недавнего развода.

Мысли Эрнандо перешли на семейную жизнь, и, как всегда в такую минуту, он подумал о Розе. Собственно, все эти годы он не мог припомнить и дня, когда он не думал о Розе. Конечно, она ценит его дружбу, и все-таки… Эрнандо тяжело вздохнул.

В этот момент секретарша доложила по внутреннему телефону:

— К вам сеньора Каролина Рокас.

— Проси, — отозвался Эрнандо.

Дверь отворилась, и Каролина с присущей ей гордой осанкой вошла в кабинет. Она была одета в элегантный костюм из зеленоватого шелка, светлые волосы уложены в изящную прическу. Хотя Эрнандо знал, что Каролине уже исполнилось тридцать два года, многие давали ей меньше. Недаром она проводила немало времени в бассейне и в спортивном зале своего дамского клуба.

— Здравствуй, Каролина. Ты великолепно выглядишь! — искренне воскликнул Эрнандо.

— Спасибо, ты тоже. Неужели мы столько месяцев не виделись?

— Ну да, с того рождественского бала, помнишь?

— Еще бы не помнить. Ах, Эрнандо, я теперь бедная одинокая женщина, так что надеюсь на твою помощь.

— Ну, что касается одиночества, видя тебя, я абсолютно уверен, что это ненадолго. А на помощь мою ты твердо можешь рассчитывать.

— Спасибо, Эрнандо, я не сомневалась в том, что ты настоящий кабальеро. Дело в том, что мне предстоит сейчас очень серьезная забота. Я хочу купить себе дом.

— А разве ваш нынешний дом не остался в твоем распоряжении?

— Нет, по условиям развода мне выделены деньги на покупку нового. Я примерно представляю, чего бы мне хотелось. Мне нужен дом небольшой, двухэтажный, комнат на десять, но обязательно с хорошим садом или даже парком. Ты же знаешь, как я обожаю природу. Просто не представляю, как могут некоторые добровольно запирать себя в душных квартирах.

— Что ж, я с удовольствием займусь этим делом. Если ты меня ознакомишь с твоим финансовым положением и я буду знать, какой примерно суммой ты располагаешь, будет проще предложить тебе подходящий вариант.

— Ну разумеется. Только я вот о чем подумала, Эрнандо. Разговор у нас долгий, а я сегодня обещала еще заехать к матери. Что, если нам с тобой вместе поужинать сегодня где-нибудь? Могли бы обсудить все дела и заодно отдохнуть немного. У тебя, верно, тоже все работа да работа. Иногда можно позволить себе провести время в приятной обстановке и приятной компании.

— Ты права, Каролина. Я слишком редко в последнее время где-нибудь бываю. Меня и мама за это пилит. Я с удовольствием заеду за тобой, и мы поужинаем в ресторане «Лос Магос». Встречаемся в восемь.

— Прекрасно, Эрнандо. Буду тебя ждать с нетерпением.


ГЛАВА 6 | Роза Дюруа | ГЛАВА 8