home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



КОНЕЦ

— Так вы совершенно уверены, что правильно меня держите? — спросил Джек.

Он знал, что задает этот вопрос раз в семнадцатый. Он знал, что чинджи могут на него рассердиться, но ему было почти все равно. Чинджи несли его на большой высоте над ордой демонов. Те из них, кого в данный момент не растворяли продолжающие прибывать драконьи соки, с большим энтузиазмом и изобретательностью истребляли друг друга. При таком положении дел вопрос о том, крепко ли держит Джека стая маленьких летучих мышей, был единственным, ответ на который его интересовал и который ему хотелось слышать почаще.

— Вы не такой тяжелый, как другие люди, — тяжело дыша, с трудом сказал ему на ухо ближайший чиндж. — Пожалуй, мы должны быть благодарны за это.

Чинджи окружали Джека со всех сторон. Если бы кто-то из тех, кто находился внизу, поднял голову (к счастью, они были слишком заняты, чтобы сделать это), они вряд ли смогли бы разглядеть мальчика посреди своих пищащих и старательно машущих крыльями собратьев. Чинджи проделали большой путь. Время от времени Джеку удавалось бросить взгляд в промежуток между крылатыми существами, и он догадывался, что пролететь им осталось совсем немного. Чувствовал он себя не слишком приятно и поэтому мечтал, чтобы полет поскорее закончился, ему вовсе не хотелось, чтобы чинджи уронили его раньше времени. «Но с другой стороны, — невесело подумал Джек, — кто может знать, когда наступит нужное время?»

Вдруг в наушниках послышался треск.

— Джек!

— Да?

— Они больше не могут меня нести. Совершаю прыжок, — сообщил Номер Третий.

Все остальные мысли тут же выветрились из головы Джека.

— Вы у цели? — спросил он. — Вы достаточно близко к центру?

— Не вижу. Времени нет. Они…

Его голос растворился в треске статических разрядов. Хотя, возможно, это был свист крыльев.

— Номер Третий! — крикнул Джек. — Номер Третий, вы меня слышите?

В наушниках снова затрещало, но ответа не последовало.

— Удачи! — крикнул Джек и сразу почувствовал себя ужасно глупо.

Если чинджи сбросят Номера Третьего посреди орды демонов, ему понадобится не просто удача.

Но тут настала его очередь.

— Мы близко к центру, — прозвучал голос рядом с его ухом. — Снижаемся. Не забудь о том, что ты пообещал нам, маленький человек.

Приземление получилось на удивление мягким. Прошло меньше секунды — и Джек встал на ноги на неприятно красную, как кровь, поверхность. Стая чинджей уподобилась маленькому смерчу. Отчаянно размахивая кожистыми крыльями, они устремились прочь.

Теперь Джек мог рассмотреть сцену событий по-настоящему.

Первым, что привлекло его внимание, был взрыв справа от того места, куда он приземлился. Пронеслась взрывная волна, окатила Джека чем-то мокрым и липким, а когда перед глазами у него прояснилось, он увидел Номера Третьего. Тот пятился от толпы демонов, уходя от края плато и прикрывая свое отступление, нещадно паля из пистолета-автомата МР-5.

Что происходило дальше, Джек сначала не видел. В первый момент ему показалось, будто толпа демонов, продолжавших дубасить друг друга, не слишком интересуется Номером Третьим. Но вот толпа, сметая на своем пути баррикаду из дымящихся тел Гукуматов, расступилась, и Джек понял: Номер Третий в беде.

Демон, погнавшийся за ним, не был таким уж огромным, но явно был наделен недюжинной силой. Его приземистое, похожее на бочку тело было покрыто прочной черно-зеленой чешуей. Зверюга отмахивался от пуль Номера Третьего, как от стаи комаров, и уверенно продвигался вперед на своих коротких толстых задних лапах. Его голову, которая размером была не больше двух прижатых друг к другу кулаков, рассекала отвратительная вертикальная пасть, снабженная не только клыками, но и щупальцами. Длинные костистые передние лапы демон протягивал к отступавшему «Сыну».

Джек понял: у Номера Третьего кончились патроны. Демон бросился на него, но «Сын» отскочил в сторону и выхватил из кобуры, висящей на бедре, другое оружие — тяжелый автоматический пистолет системы «ЗИГ-Зауэр» — и почти в упор выпустил несколько пуль из этой ручной пушки в голову демона. Демон отшатнулся, отброшенный выстрелами, однако Джек понял, что пули лишь немного оглушили страшилище, но не убили.

Номер Третий ловким движением приготовил к стрельбе портативную пусковую ракетную установку, закрепленную у него на спине. Он уложил длинную трубу на плечо и, не прицеливаясь, выстрелил.

Ракета угодила демону в грудь, подняла его в воздух, пронесла над импровизированной баррикадой, высоко над бушевавшим внизу побоищем. Наконец незадачливый демон скрылся из глаз.

— Номер Третий! — пронзительно крикнул Джек, пытаясь перекричать страшный шум, звучавший со всех сторон.

«Сын Бича» не услышал его.

Джек подумал, не крикнуть ли еще раз, но не стал это делать.

Номер Третий не мог помочь ему. Не было никого, кто смог бы ему помочь. Так уж получилось, что его отчаянный план сработал и он оказался посередине сердца Дракона один. Долго ли он мог оставаться в живых, сказать было невозможно. Ему нужно было сделать дело, и он должен был воспользоваться этим шансом.

Он повернулся лицом к трону-убийце.


— О нет, — охнула Эсме, увидев поднимающегося по ступеням трона Джека. — О господи, нет… Джек!


Ступени были крутые, скользкие и противно теплые на ощупь. Они, как живые, пульсировали под босыми ногами Джека, но он продолжал подниматься. Зловещие мясистые лиловые лепестки, окружившие трон со всех сторон, не желали пропускать Джека, и ему приходилось хвататься пальцами за их скользкие края и буквально прорываться вперед. Это было похоже на то, как если бы он пытался очистить гигантский артишок — сколько бы жестких лепестков он от него ни отрывал, внизу всегда оказывался еще один слой. Шум битвы превратился в приглушенный рев. Но вот неожиданно Джек одолел последний мышечный лоскут и увидел то, что было в середине.

В первый момент он не узнал Чарли. Точнее говоря, он знал, что это Чарли, но то, что сидело на троне, облепленное гладящими и сосущими щупальцами, больше походило на манекен — на копию Чарли, а не на настоящего человека. Он осунулся, его щеки сморщились. От рук остались кожа да кости, а зажмуренные глаза походили на сваренные вкрутую яйца.

Но вот Чарли разжал веки и посмотрел на Джека.

— О Чарли, — сказал Джек. — Бедняга…

— Джек, — прохрипел Чарли, потянувшись к другу кончиками пальцев. — Джек…

— Ладно-ладно, — сказал Джек с уверенностью, которой на самом деле не ощущал. — Давай хотя бы вытащим тебя из этой дряни.

Джек шагнул к трону. Стараясь не слишком сильно морщиться от отвращения, он ухватился за одно из скользких розовато-серых щупалец и оторвал его от руки друга. Щупальце начало извиваться и метаться из стороны в сторону, ловя липким, круглым, как у пиявки, ртом воздух. Чарли поежился.

— Не надо, — сказал он.

Джек непонимающе уставился на него.

— Не надо.

— Что ты такое говоришь? Ты хочешь выбраться из этой пакости или нет?

— Дракон, — прохрипел Чарли. — Он…

Между тем начало происходить нечто очень странное. Одно за другим щупальца начали отцепляться от тела Чарли, отпускать его. Чарли обмяк. Он был так обессилен, что не мог пошевелиться. Кровь из многочисленных ран продолжала литься, но трон, который сотворил такое, прямо на глазах у Джека начал меняться.

Неожиданно Джеку показалось, будто весь трон, все лепестки и щупальца смотрят на него. Они все повернулись к нему. И тут зазвучал голос, доносящийся словно бы со дна глубокого колодца.

— ТЫ, — произнес этот голос.

Он был чем-то похож на голос Скорджа, но только более старый, и звучал гораздо глубже и сильнее.

— ТЫ, — повторил голос.

Он доносился из какого-то неопределенного места, но Джек слышал его всем телом, каждой клеткой.

— ТЫ ПРОНИК В МОЙ ТРОННЫЙ ЗАЛ. ТЫ ЖЕЛАЕШЬ ЛИШИТЬ МЕНЯ МОЕЙ ЗАКОННОЙ ЖЕРТВЫ. ИЗВОЛЬ ОБЪЯСНИТЬ СВОЕ ПОВЕДЕНИЕ.

— А-а-а, — ошеломленно промямлил Джек. — Гмм.

— ТЫ ЖЕЛАЕШЬ ОСТАНОВИТЬ ПРОБУЖДЕНИЕ? — спросил голос.

— Ну, в общем, да, — ответил Джек, не веря тому, что ему улыбается такая удача. — Да, конечно, — сказал он чуть более уверенно. — Я хочу остановить пробуждение. Да.

— ЭТО ДИТЯ ЗАПЛАТИЛО ЗА ПРОБУЖДЕНИЕ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ. ЦЕНА ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ ПРОБУЖДЕНИЯ БУДЕТ ТА ЖЕ САМАЯ. ТЫ ПРЕДЛАГАЕШЬ ВЗАМЕН СВОЮ ЖИЗНЬ?

— Что? — испуганно спросил Джек. — А-а-а, — пытался сказать он. — Гмм.

— КРОВЬ ПРОБУДИТ МЕНЯ, — терпеливо объяснил Дракон. — КРОВЬ СНОВА УСЫПИТ МЕНЯ. ВСЕ ДОГОВОРЫ СО МНОЙ РЕШАЮТСЯ КРОВЬЮ. ТАК ТЫ ПРЕДЛАГАЕШЬ СВОЮ ЖИЗНЬ?

Джек вытаращил глаза и выругался.

«Господи, — в отчаянии подумал он. — Неужели этого мало?» Теперь, похоже, от него зависела судьба Вселенной. Несмотря ни на что, он получил свой шанс. Он мог спасти Чарли, он мог спасти положение, но, конечно, ценой своей жизни. Как же это было жутко, типич…

— Ладно, — сказал он, шагнув ближе к трону. — Хорошо. Я сделаю это.

— ЧТО СДЕЛАЕШЬ? — прогремел голос.

Джек снова выругался.

— Ну, жизнь свою предложу взамен, или как там еще говорится! Давай уже покончим с этим!

— ТОГДА ЗАЙМИ МЕСТО ЭТОГО МАЛЬЧИКА НА ТРОНЕ.

— Хорошо, — кивнул Джек.

На этот раз щупальца ему не стали мешать. Мешать ему стал Чарли.

— Нет! — воскликнул Чарли, вяло оттолкнув руки Джека, когда тот поднял его с трона и без особых церемоний бросил на красный мясистый пол.

— Заткнись, — сказал Джек, — и слушай меня. Тебе нужно кое-что сделать, и пора приняться за это.

Чарли уставился на него, пораженный силой, появившейся в голосе друга. Джек понял, что впервые в жизни Чарли принимает его всерьез.

Джек вздохнул.

— Ты должен уйти отсюда, — сказал он, указав на стены из лиловых лепестков, — и ты должен помочь Эсме.

Чарли продолжал молча смотреть на него.

— Ты должен сделать то, о чем говорил в самом начале. Помнишь? Ты должен помочь ей победить Скорджа. Ты обязан сделать это, — сказал Джек, глядя Чарли прямо в глаза, — для меня.

Он помолчал.

— Ох, дружище, — прошептал Чарли. — Мне так жаль. Я…

— Брось, — махнул рукой Джек, садясь на трон. — Просто иди. Дай мне покончить с этим.

Он закрыл глаза, не желая больше смотреть на Чарли. В конце концов, во всем этом виноват был только Чарли.

Надо было отдать Чарли должное: он не сказал больше ни слова. А когда Джек открыл глаза, его приятеля уже не было.

«Ну вот», — подумал Джек и стал ждать, что же будет дальше.

Долго ждать не пришлось.


— Кхентименту Скордж, — произнес Чарли, встав рядом с Эсме, — в корни, которые связывают, и в шипы, которые держат, я заточаю тебя.

Демон замер.

— Ты! — произнес он, ошеломленный.

— Привет, Чарли, — сказала Эсме.

— Привет, Эсме.

— Рада, что тебе удалось сделать это.

— Не благодари меня, — сказал Чарли. — Благодари Джека.

Эсме посмотрела на него и медленно кивнула.

— Ладно. Давай постараемся, чтобы его усилия не пропали даром.

— Буду готов по твоей команде.

— Если так, давай на счет «три», — кивнула Эсме. — Один.

Воздух перед Чарли и Эсме вдруг дрогнул и закачался; в следующее мгновение между ними, под их ладонями начал образовываться длинный сверкающий предмет, похожий на жезл.

— Чарли… — заговорил демон. Впервые за долгое время его голос прозвучал не слишком уверенно. — Чарли, позволь, я кое-что тебе объясню.

— Два.

— Ты все еще можешь стать императором. Я все еще могу дать тебе все, чего ты хотел! Чарли, ты пожалеешь!

— Уже жалею, — сказал Чарли и зажмурился.

— Три, — произнесла Эсме.

Магический жезл уже полностью материализовался. Последняя металлическая вспышка пробежала по всей его длине, и он стал готов к тому, для чего предназначался.

— КХЕНТИМЕНТУ СКОРДЖ! — вместе произнесли Эсме и Чарли, и их соединенные голоса были настолько сильны, что весь ад сразу примолк и замер.

Теперь все демоны могли только слушать голоса мальчика и девушки.

Скордж задрожал.

— В КОРНИ, КОТОРЫЕ СВЯЗЫВАЮТ…

Слова эхом разлетелись по сердцу Дракона. Волшебный посох загорелся слепяще-белым светом.

— И ШИПЫ, КОТОРЫЕ ДЕРЖАТ…

Демон закричал, и крик его был ужасен. Казалось, вот-вот могут лопнуть барабанные перепонки, а вопль все не смолкал.

— МЫ ЗАТОЧАЕМ ТЕБЯ! — дружно крикнули Эсме и Чарли. — ИЗЫДИ ОТСЮДА И ВПРЕДЬ НЕ ТРЕВОЖЬ НАС!

И вот, издав последний жалкий визг, жидкая тьма, которую представлял собой Кхентименту Скордж, притянулась к волшебному посоху, который держали в руках Чарли и Эсме, завертелась вокруг них непроницаемо-черным, дрожащим и плещущим нимбом.

А потом в последний раз прогремел гром, и тьмы не стало.

Эсме в изнеможении опустилась на пол.

Они сделали это! Они поймали Скорджа и заточили его внутри жезла! Теперь, если бы Эсме только удалось унести демона обратно на Землю и пленить его там, она смогла бы сделать то, что не удалось Нику. С трудом веря в удачу, она повернула голову и улыбнулась Чарли.

Но Чарли рядом с ней не было.


— Ой, — сказал Джек, когда Дракон начал высасывать из него жизнь. — Я сделал это, — добавил он, изо всех сил стараясь держаться как можно храбрее, хотя сам не слишком понимал, зачем это ему нужно.

— ТЫ ОЧЕНЬ СТРАННЫЙ, — вдруг произнес Дракон.

Джек так удивился, что в первый момент не в силах был вымолвить ни слова, но довольно скоро он пришел в себя.

— Нет, — ответил он. — Это ты странный.

— ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ В ВИДУ?

— Я имею в виду, — с трудом сказал Джек, — всю эту твою затею. Сначала ты создал Вселенную и заснул, а теперь просыпаешься, чтобы ее уничтожить.

— ДА?

— В общем, что это за дребедень? Если ты сразу собирался как следует выспаться и все проспать, так зачем тебе вообще понадобилось создавать Вселенную? Это просто… — Джек покачал головой. — Просто бессмысленно!

Неожиданно, к изумлению Джека, Дракон перестал высасывать его кровь, хотя трон по-прежнему крепко держал его и щупальца впивались в его руки.

— ТВОЙ ВОПРОС СПРАВЕДЛИВ, — поразмыслив, признался Дракон. — ТЫ ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ, ПОЭТОМУ Я ОТКРОЮ ТЕБЕ ТАЙНУ.

Джек затаил дыхание.

— Я НЕ СПАЛ.

— Вот как? — спросил Джек. — Что ты делал все это время? Притворялся?

— МОЙ СОН БЫЛ УДОБНОЙ ВЫДУМКОЙ, — удовлетворенно сообщил Дракон. — ЭТО БЫЛО НЕОБХОДИМО, ЧТОБЫ СОХРАНИТЬ УСЛОВИЯ МОЕГО ЭКСПЕРИМЕНТА.

— Какого эксперимента? — спросил Джек.

— КОГДА Я СОЗДАЛ ВАШУ ВСЕЛЕННУЮ, — начал объяснять Дракон, — Я ОДНОВРЕМЕННО СОЗДАЛ БЕССМЕРТНОЕ СУЩЕСТВО, СОБРАВШЕЕ В СЕБЕ ВСЕ САМОЕ ХУДШЕЕ, ЧТО БЫЛО В ЛЮДЯХ, СУЩЕСТВО, КОТОРОЕ, ПОЛУЧИВ ВОЗМОЖНОСТЬ, МОГЛО ОБРЕСТИ СИЛУ И МОГУЩЕСТВО, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ УНИЧТОЖЕНИЯ ВСЕГО, ЧТО Я СОТВОРИЛ.

— Ты говоришь о Скордже, — сказал Джек.

— ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА МОЕГО ЭКСПЕРИМЕНТА СОСТОЯЛА ВОТ В ЧЕМ, — продолжал Дракон, — СМОГУТ ЛИ ДРУГИЕ РАЗУМНЫЕ СУЩЕСТВА СПЛОТИТЬСЯ И ПРЕДОТВРАТИТЬ ЭТУ КАТАСТРОФУ? ИЛИ ОНИ НАСТОЛЬКО ПОГРЯЗНУТ В СОБСТВЕННЫХ МЕЛКИХ ЗАБОТАХ, ЧТО ПОЗВОЛЯТ ДАТЬ СЕБЯ УНИЧТОЖИТЬ?

— Я не понимаю, — признался Джек.

— ОТВЕТ НА ЭТОТ ВОПРОС ТЕПЕРЬ ПОЛУЧЕН, — сказал Дракон, не слушая его. — СКОРДЖ ПРЕУСПЕЛ. НИКТО НЕ ПОМЕШАЛ ПРОБУЖДЕНИЮ. — Он немного помедлил. — ВЫ ПОТЕРПЕЛИ ПОРАЖЕНИЕ.

Джек задумался. Он пытался осознать услышанное.

Прошло несколько секунд, но когда он начал понимать, о чем идет речь, он испытал настоящее потрясение.

— Погоди, — сказал он. — Хочу кое-что прояснить. Выходит, вся история Вселенной была просто испытанием?

Дракон не ответил ему.

— Но это же бред какой-то! — злясь все сильнее, воскликнул Джек. — После всего того, что случилось, ты всерьез говоришь мне, будто для тебя это было нечто вроде игры?

— НЕ ИГРЫ, А ЭКСПЕРИМЕНТА, — возразил Дракон. — И ТЕПЕРЬ ЭКСПЕРИМЕНТ ОКОНЧЕН.

— Но… но я не верю в это! — ошеломленно сказал Джек. — Столько усилий, столько боли и страданий — и все только ради того, чтобы ты мог что-то доказать?

— ИМЕННО ТАК, — спокойно ответил Дракон.

— Ну, — произнес Джек, поняв, что ему осталось сказать только одно, — ты — эгоистичный поганец!

— ЧТО? — изумленно спросил Дракон. — ЧТО ТЫ ТОЛЬКО ЧТО СКАЗАЛ?

— Думаю, ты меня отлично слышал, — с отвращением отозвался Джек. — Ну так вот: у меня тоже есть к тебе вопрос. С чего ты взял, будто можешь вот так играть чужой жизнью? Откуда у тебя такое право? Кем, — добавил он, вне себя от праведного гнева, — ты себя считаешь?

— Я — ДРАКОН!!! — проревел Дракон — Я ТВОЙ СОЗДАТЕЛЬ! ЭТО НЕВЫРАЗИМАЯ, НЕИЗМЕРИМАЯ ЧЕСТЬ ДЛЯ ЖАЛКОЙ КОЗЯВКИ ВРОДЕ ТЕБЯ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ РАЗГОВАРИВАТЬ С ТАКИМ, КАК Я. ТЫ НАХОДИШЬСЯ ЗДЕСЬ КАК ПРОСИТЕЛЬ, ПРЕДЛАГАЮЩИЙ СВОЮ ЖАЛКУЮ ЖИЗНЬ В ОБМЕН НА СОХРАНЕНИЕ ТВОЕЙ ВСЕЛЕННОЙ. ПОЛАГАЮ, НЕМНОГО УВАЖЕНИЯ БЫЛО БЫ…

— Погоди-ка, — неожиданно перебил его Джек. — Повтори еще раз.

— Я СКАЗАЛ, — повторил Дракон, — ЧТО Я — ДРАКОН. ТВОЙ СОЗДА…

— Нет, потом. После этого.

— ПОСЛЕ ЧЕГО?

— После всей той ерунды, которую ты только что наболтал, — сказал Джек, пораженный внезапно пришедшей ему в голову мыслью. — Что ты имел в виду, когда говорил: «твоя Вселенная»?

— НЕ ПОНИМАЮ, — недоуменно произнес Дракон.

— Ты сказал: «твоя Вселенная», — упрямо повторил Джек. — Что именно ты под этим подразумеваешь? Что есть другие вселенные? И если на то пошло, что значит: «такой, как я»?

— ПОХОЖЕ, ТЫ МЕНЯ ПЛОХО СЛУШАЛ.

— Нет, — возразил Джек. — Говоришь ты очень даже громко, и я прекрасно помню, что ты сказал, слово в слово.

— ТАКОМУ, КАК ТЫ, НЕ ПОДОБАЕТ ПРИДИРАТЬСЯ К ДРАКОНУ!

— Просто скажи мне, — не отступал Джек. — Если ты сотворил нас — Вселенную, всё-всё, — тогда кто же сотворил тебя?

— НИКТО! — крикнул Дракон. — Я СОТВОРИЛ СЕБЯ!

— Ну уж нет. Извини, — сказал Джек. — Я тебе не верю.

Он покачал головой, с трудом удерживаясь от улыбки.

— Ну надо же! — сказал он. — Боги — все вы одинаковые. Наверняка вы всех нас дурачками считаете.

— Ч-ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?

— А это значит вот что: ты сам погляди — чем ты занимаешься? Зачем ты что-то создаешь?

— МОИ ПОБУЖДЕНИЯ ПОХОЖИ НА МЕНЯ: ОНИ ТАК ЖЕ БЕЗГРАНИЧНЫ И ЗАГАДОЧНЫ. ЖАЛКИЙ СМЕРТНЫЙ НЕ СПОСОБЕН…

— Ой, хватит, — прервал его Джек. — Пожалуйста, дай мне отдохнуть от этой ерунды, ладно? Если уж у тебя не хватает смелости признаться во всем честно, тогда я скажу тебе, что я думаю, хорошо?

— ПРЕКРАСНО, — фыркнул Дракон. — ПОВЕСЕЛИ МЕНЯ!

Джек глубоко вздохнул.

— Я не думаю, — сказал он, — будто когда ты и подобные тебе приступают к чему-то такому, вы делаете это по какому-то там грандиозному плану. Вы делаете это, — сказал он, — от скуки. Вот что я думаю. Да, — продолжал Джек, которому его догадка нравилась все больше и больше. — Вы делаете это, ибо считаете, будто это будет весело, забавно. Вы делаете это, ибо это может оказаться интересно. Вы делаете это, — закончил он, — ибо вам больше делать нечего!

Оба помолчали.

— Я прав? — спросил Джек. — Или нет?

— ЭТО… — медленно произнес Дракон и запнулся. — В САМОМ ДЕЛЕ, — признал он, — ЭТО ДОВОЛЬНО-ТАКИ УМНО СКАЗАНО. ЗАНЯТНО. ПРОДОЛЖАЙ.

— Ладно! — обрадованно сказал Джек. — Если так, то получается, что на самом деле тебе вовсе не хочется уничтожать мою Вселенную. Верно? Ведь если это произойдет, тебе придется искать еще какую-нибудь игрушку!

Дракон промолчал.

— Я даже думаю, ты будешь очень рад, если тебе не придется уничтожать нас. В действительности, — добавил Джек, с трудом веря в собственную дерзость, — и меня тебе убивать не больно-то хочется!

Еще несколько секунд царило безмолвие, и эти секунды показались Джеку ужасно долгими.

А потом к трону пробрался Чарли, а следом за ним появилась Эсме.

— Джек! — крикнули они. — Джек! Нет!

И они бросились к трону и стали пытаться вызволить его.

Чарли плакал, и это удивило, но и обрадовало Джека. Его глаза были красными и распухшими, по его щекам текли слезы. Даже Эсме была явно встревожена, но она первая встретилась взглядом с Джеком и поняла смысл отчаянных тайных знаков, какие он подавал ей.

— Все в порядке, дружище! Я пришел. Сейчас мы освободим тебя от… Ой! Ну чего ты? — возмутился Чарли, когда Эсме схватила его за руку и грубо оттащила на пару шагов назад. — Что ты делаешь?

— Подожди, — строго сказала Эсме.

Со всех сторон послышалось глухое ворчание, шелест и треск. Мясистые лепестки начали уменьшаться в размерах, съеживаться, исчезать.

— Я РЕШИЛ, — прозвучал голос Дракона, — ЧТО В ДАННОМ СЛУЧАЕ ВСЕЛЕННОЙ БУДЕТ ДАРОВАНА ПОЩАДА. Я ТАКЖЕ РЕШИЛ, — (Джек затаил дыхание), — ЧТО ЭТОМУ МАЛЬЧИКУ БУДЕТ ДАРОВАНА ЖИЗНЬ.

— ТЫ НРАВИШЬСЯ МНЕ, — добавил Дракон тихим голосом, и Джек понял, что теперь Дракона слышит только он. — ТЫ ЗАБАВНЫЙ. ОДНАКО ТВОИ СПОРЫ С ПРИРОДОЙ ВЕЩЕЙ СДЕЛАЛИ ТЕБЯ ВЕСЬМА НЕПОКОРНЫМ. ЕСЛИ БЫ В ТВОЕЙ ВСЕЛЕННОЙ БЫЛО БОЛЬШЕ ТАКИХ, КАК ТЫ, ТО Я МОГ БЫ УНИЧТОЖИТЬ ЕЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ СОБСТВЕННОГО СПОКОЙСТВИЯ. Я ЯСНО ВЫРАЖАЮСЬ?

— Вполне, — нетерпеливо выпалил Джек.

— ДРАКОН ВЫСКАЗАЛСЯ, — прозвучал голос с прежней громкостью. — В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ СОВЕТУЮ ТОЧНО ЗНАТЬ, ЧТО ВАМ ОТ МЕНЯ НУЖНО, ГЛУПЫЕ СМЕРТНЫЕ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВЫ СНОВА РЕШИТЕСЬ ПОТРЕВОЖИТЬ МОЙ ДРЕВНИЙ СОН.

Не желая больше испытывать судьбу, Джек промолчал.

И задумался.

Он подумал о Боге и о божестве, которое создало Бога, и о том божестве, которое сотворило то божество, которое создало Бога, и так далее. Он задумался о том, что все это может означать для него, для его жизни, для его места в ней. В этот момент он думал о смысле всего на свете, и на какой-то миг у него мелькнула мысль, а есть ли он вообще, этот смысл. Но тут трон отпустил его.

А потом Эсме порывисто обняла его.

И все остальное вдруг стало Джеку совершенно безразлично.


— Итак, — произнес чиндж-старейшина немного позже, — ты исполнил свое обещание. Ты вернулся, чтобы уповать на наше милосердие, чтобы предстать, — добавил он, — перед праведным судом Великой каббалы. Признаюсь, маленький человечек, я изумлен.

— Да чего там, — сказал Джек. — Обещание есть обещание.

— И позволь напомнить тебе, — сказал чиндж-старейшина, — и всем здесь присутствующим, в чем именно заключалось твое обещание!

— Поскорее! — послышался писклявый голосок из дальних рядов стаи, и многие чинджи одобрительно запищали.

— Ты согласился, — нараспев произнес чиндж-старейшина, зловеще нахмурившись, — заплатить за свои подлые преступления в соответствии с нашими священными законами. Ты пообещал ответить за преступное вторжение в наши священные покои. Ты сказал, — свирепо провизжал он, — что мы сможем сделать с тобой все, что только пожелаем!

— Верно, — подтвердил Джек, когда стая немного успокоилась и его голос можно было расслышать. — Так я и сказал.

— Итак, — неожиданно сбавив пыл, сказал чиндж-старейшина, — чинджский парламент, руководствуясь безграничной мудростью, решил проявить… мунумуфул.

Он закашлялся и прикрыл ротик морщинистой лапкой.

— Прошу прощения? — забеспокоился Джек. — Я не совсем уловил.

— Мы решили проявить… мммуфул, — неохотно выдавил старейшина.

— Мне ужасно жаль, — учтиво сказал Джек, — но я так и не…

— Мы оставляем тебе жизнь! — рявкнул чиндж-старейшина. — Понятно? Доволен?

Он отвернулся и шаркающей походкой направился к выходу из пещеры, огласившейся радостными криками стаи.

— Ну вот, — сказал Номер Третий, стоявший рядом с Джеком. — Наконец все кончено.

— Я бы не сказал лучше, — прозвучал голос, и они обернулись.

В глубине туннеля, метрах в двадцати от входа, рядом с каким-то большим, но не превышающим размеров ранца металлическим техническим устройством стоял Номер Второй.

— Не стоит пытаться остановить меня! — закричал он, хотя никто, естественно, и не думал делать ничего такого. — Отсчет уже начался. Через тридцать секунд от этого места останется только грибовидное облако размером с Нью-Йорк!

В наступившей после этих слов тишине горько вздохнул Номер Третий.

— Номер Второй, — начал он.

— Нет, секундочку, — прервал его Джек. — Вы хотите сказать, что эта штука в ранце — бомба? Ядерная бомба?

Номер Второй оскалился, и его глаза засверкали.

— Операция «Справедливость» должна быть завершена, — сказал он, указав на устройство. — Как только были обнаружены врата, ведущие в ад, я лично отдал приказ. Первый же отряд должен был отправиться сюда, захватив с собой тактическое ядерное оружие. В том случае, если бы обитатели ада оказались враждебно настроенными к нам, мы могли бы нанести решительный удар при первой же возможности, ликвидировать потенциальную угрозу в зачатке и спасти человечество!

— Вы балбес! — крикнул Джек. — Дурак набитый, придурок полоумный!

— Номер Второй, — сказал Номер Третий.

Его голос звучал спокойно, но в тоне было что-то такое, что заставило Джека тут же умолкнуть.

— Это не нужно.

— Не надо говорить мне, что нужно, а что нет, Номер Третий, — сказал Номер Второй. — Приказы вам известны, а ситуация стала ясна с первого же мгновения, как только мы здесь оказались. Здесь абсолютно все представляет собой угрозу для нашего мира и нашего образа жизни, и единственный наш шанс — ударить первыми и ударить так, чтобы мало не показалось. Поэтому — есть у тебя какие-то последние слова? Лучше говори поскорее, ибо через… — он взглянул на табло взрывного устройства, — восемнадцать секунд этого шанса у тебя уже не будет. Никогда.

— Не мог бы мне кто-нибудь объяснить, что тут происходит? — спросила Эсме, указав на Номера Второго. — Этот человек ведь не сделает того, о чем говорит?

— Не сделает, — подтвердил Номер Третий.

— Следите за мной, — приказал Номер Второй. — Поехали! Два! Один! Ма-а-амочка-а-а-а! — закричал он, присев на корточки и зажав уши ладонями.

В это время все остальные — Номер Третий, Номер Девятый, Джек, Чарли, Эсме и бесчисленные чинджи — просто смотрели на него.

Стоявшее рядом с Номером Вторым устройство два раза пискнуло и умолкло.

Прошло еще несколько секунд, и Номер Второй открыл глаза.

— Номер Второй, — сказал Номер Третий, — некоторое время назад я пришел к выводу, что для «Сына Бича Скорпиона» твои воззрения стали, мягко говоря, неприемлемы.

Номер Второй, вытаращив глаза, уставился на него.

— Должен сказать, — продолжал Номер Третий, — что, наблюдая за тобой на протяжении этой миссии, я только укрепился в своих подозрениях. Учитывая все это, я принял решение удалить секретный ключ из взрывателя. — Он показал Номеру Второму маленький предмет, висящий на цепочке. — И ты бы заметил это, если бы предварительно все проверил как следует.

— Ты… — пролепетал Номер Второй. — Погоди-ка… Что за черт?

— Номер Второй, — продолжал Номер Третий, — ты отстранен от командования подразделением, и вопрос о твоем членстве в «Сыновьях Бича Скорпиона» будет решен в дальнейшем, а пока оно целиком и полностью аннулируется.

— Вот как? Ладно, тогда у меня для тебя есть кое-какие новости, приятель, — процедил сквозь зубы Номер Второй. — Ты не имеешь никакого права командовать и принимать такие решения. Только Номер Первый может уволить меня, а он человек сугубо засекреченный. Никто даже не знает, как он выглядит!

Номер Третий позволил себе едва заметно улыбнуться.

— Боюсь, — сказал он, — это не совсем так.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, — задумчиво произнес человек, которого Номер Второй всегда считал своим подчиненным, — ты ведь знаешь, как я выгляжу, не правда ли?

Повисла тягостная пауза.

Номер Второй стал белым, как простыня.

— Уж не хочешь ли т-ты сказать… — запинаясь, пробормотал он. — Ну нет, не верю. То есть все это время… все эти годы… ты… был…

Но Номер Третий — или, точнее говоря, Номер Первый — продолжал молчать.

— Что происходит, а? — прошептал Джек.

— Ну и что? Разницы никакой! — взвизгнул Номер Второй, выхватил свой «ЗИГ-Зауэр» и нацелил на человека, оказавшегося его начальником. — Видишь? Кто теперь главный, а? Кто теперь главный?

Тремя быстрыми шагами он отошел от бомбы, и Джеку показалось, будто черная дыра ствола пусковой установки стала ближе.

— Я считаю до трех! — крикнул Номер Второй. — Если ты не отдашь мне ключ и не встанешь на колени, клянусь Богом, я выстрелю тебе прямо в физиономию.

— Но какая же вам разница, если вы все равно собираетесь всех нас взорвать? — весело спросил Джек.

— Заткнись! — заорал Номер Второй. — Просто заткнись! Один! — Он прижал дуло пистолета ко лбу Номера Первого. — Два!

Никто не пошевелился.

— Тр… У-у-у… — взвыл Номер Второй, когда здоровенный камень ударил его по макушке, и рухнул на пол.

— Вот, — сказал чиндж Джека, спикировав из-под потолка и приземлившись на спину поверженного человека. — А мне понравилось, — признался он и подмигнул Джеку.


МАГИЯ | Черная татуировка | ИНТЕРЛЮДИЯ