home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА

Скордж еще на миг задержал взгляд на Эсме.

— Ты все еще думаешь, будто можешь победить? — спросил он. — Даже после предыдущих поражений?

— Хватит болтать. Хочешь узнать — узнай, — ответила Эсме.

— Как пожелаешь.

Скордж расцепил длинные черные пальцы.

Он сделал два шага, и прежде чем Эсме успела понять, в чем дело, она получила удар страшной силы, выбивший воздух из ее легких.

Это было все равно что столкновение с танкером. Она пролетела по воздуху добрых пятнадцать метров и, приземлившись, ударилась так, что у нее перехватило дыхание. Воздух перед глазами замерцал, дрогнул, и вновь появился Скордж. Его холодные жидкие пальцы обхватили шею Эсме. Глядя на блестящую черную поверхность рук Скорджа, она вдруг увидела в ней свое испуганное лицо. Легко, небрежно Скордж поднял Эсме в воздух. Почувствовав, что подошвы кроссовок оторвались от липкого плато, она посмотрела вниз.

Она висела над обрывом.

— Ну, — сказал Скордж самым обыденным тоном, — ты уже начинаешь понимать, какую ошибку совершила? Или тебе нужно, чтобы я еще что-то показал? А?

Эсме ощутила, как пальцы, охватившие ее шею мертвой хваткой, ослабевают. Ее гортань освободилась, она судорожно вдохнула.

— Ты… — выдавила она. — Ты…

— Да, — сказал Скордж, наслаждаясь моментом, — моя сила возвратилась. Теперь я вполне могу одолеть тебя без помощи мальчишки. Поэтому ты, — продолжал он, снова сжав горло девушки, — потеряла даже те жалкие шансы, какие у тебя были. Ведь потеряла?

Эсме закрыла глаза. Кровь стучала у нее в висках, перед глазами начало темнеть. Черные тени закрывали все вокруг. Потянулись секунды. Эсме понимала: ей нельзя медлить. Что бы она ни задумала, она должна сделать это сейчас. С огромным усилием она заглянула внутрь себя и ощутила перемещение. И тут хватка Скорджа исчезла, и Эсме снова смогла дышать. Пошатнувшись, она огляделась по сторонам. Она оказалась на другой стороне плато, на приличном расстоянии от его края. Она увидела Гукуматов, которые пятились от нее. Она увидела Чарли, по-прежнему сидевшего в застывшей позе на троне. И едва воздух перед ней разбух и вздрогнул, она увидела фигуру, сотканную из жидкой тьмы, — Скорджа.

— Славно, — сказал Скордж. — Ты кое-чему учишься. Мне ужасно жаль, что все подходит к концу. И конец близок.

Он молниеносно перешел в атаку.

Первый удар Эсме заблокировала машинально, согнув руку в локте и выставив перед собой. Второй удар был нацелен ей в лицо. Она отпрыгнула назад и плотно сдвинула локти, чтобы демон не мог ударить ее в грудь. Затем ей удалось отразить много ударов, но всякий раз ей было больно, и она понимала, что Скордж теснит ее по плато все дальше от середины к краю.

Эсме попробовала подпрыгнуть, но взметнулась жидкая черная рука, схватила ее за талию и без труда притянула к себе. Почти одновременно Скордж замахнулся, чтобы нанести Эсме сокрушительный удар кулаком по виску — в наказание за неповиновение. Она успела заслониться рукой, но боль от удара отдалась в плечо.

Неожиданно она сама нанесла удар левой рукой.

Это был сильный удар, и хотя замах равнялся всего тридцати сантиметрам, она вложила в удар весь свой вес и всю силу.

В результате Скордж получил по физиономии.

На мгновение Эсме почувствовала, как тьма окутала ее кулак, охватила его. Она рванула руку к себе. Жидкий мрак подернулся рябью в том месте, куда пришелся ее удар, но кулак Эсме увяз, будто в смоле.

Тело Скорджа начало дрожать и меняться. Когда мрак утихомирился, черная рука демона сомкнулась на локте Эсме, а из того места, по которому она ударила, выросла еще одна рука и схватила ее за талию.

Рука Эсме была полностью выпрямлена. Она успела догадаться, что сейчас произойдет, но не успела отдернуть руку.

Послышался тихий треск. Это хрустнул локтевой сустав. Скордж резко заломил руку Эсме назад и сразу же крутанул запястье на сто восемьдесят градусов.

Потом он начал давить на руку девушки с такой силой, что ее губы разжались. Она была готова вскрикнуть от дикой боли. Только тогда демон отпустил ее.

Эсме упала на спину, парализованная болью. Сломанная рука беспомощно повисла. Оскольчатые края костей сустава прорвали кожу и торчали наружу сантиметра на три. Эсме посмотрела на страшную рану, подняла голову и увидела стоявшего над ней Скорджа.

Несколько секунд он молчал.

— Больно, да? — спросил он.

Эсме смотрела на него вытаращенными от боли глазами. Но она промолчала, решив не радовать демона.

— Все эти твои боевые таланты, — укоризненно погрозив ей указательным пальцем, сказал Скордж, — могут сработать против Чарли, но со мной они совершенно бесполезны. Теперь, — добавил он.

Эсме попыталась сосредоточиться, попробовала магически исцелить себя, но это было непросто. Боль была невероятная, она пересиливала все — все, кроме голоса Скорджа.

— «В девяноста девяти случаях из ста, — язвительно сказал демон, — исход боя решается в первые несколько секунд» — не это ли внушал Реймонд своим ученикам?

Эсме зажмурилась. С болезненным скрипом кости в ее руке начали возвращаться на свои места.

— Он, безусловно, ошибался. Гораздо чаще схватки проигрываются или выигрываются еще до того, как они начались. К примеру, я бы сказал, всегда неплохо удостовериться в том, что знаешь, как победить, до того, как сумеешь победить, верно? Иначе, — добавил он, повернувшись к Эсме спиной и отойдя от нее на несколько шагов, — обязательно проиграешь. И это будет очень больно.

Эсме добилась результата. Из раны на локте все еще текла кровь, но кости встали на место, переломы зажили, начали срастаться порванные мышцы. Адреналин бурными потоками разливался по телу Эсме, она казалась себе тяжелой. Но ее локтевой сустав и пальцы заработали. Она поднялась на ноги.

— Ну? — осведомился Скордж. — Что ты желаешь попробовать теперь?

Эсме лихорадочно размышляла. Она не ожидала, что он окажется таким сильным, не используя тело Чарли. В этом она, следовало признаться, просчиталась. Она была в отчаянии, ее сердце сжималось от чувства обреченности и поражения. Будь на месте Эсме менее опытный, менее тренированный боец, он бы позволил этим чувствам возобладать. А Эсме прогнала эти чувства прочь и заставила себя сосредоточиться. Она признала свою ошибку и стала думать о том, что теперь может сделать.

Ответ был только один. Эсме зажмурилась — и появилась в другом месте. Она даже не задумывалась о том, что это умение дается ей все легче и легче каждый раз, когда она к нему прибегает. На такие раздумья у нее попросту не было времени. Она подняла руку, выхватила из ножен голубиный меч и с невероятной скоростью бросилась к Чарли.

При том, как складывался бой, у нее не было иного выбора. Она больше не могла позволить себе такую роскошь, как милосердие. Потом, потом она постарается как-нибудь примириться с тем, что собиралась сделать сейчас. Потом, когда ставки не будут так высоки. А сейчас выбор был предельно ясен: Чарли или Вселенная.

Один из них должен был погибнуть.

Глаза Чарли остекленели. Он явно пребывал в трансе. Не дав Гукумахам задержать себя, Эсме промчалась мимо них, будто разряд молнии, и, сжав рукоятку меча обеими руками, подняла его для смертельного удара. Девушка и меч превратились в единое целое — в длинную блестящую полоску в воздухе.

Раздался звон и треск. От сотрясения руки Эсме запрокинулись назад, ее удар был блокирован, ее полет был прерван всего в тридцати сантиметрах от цели.

— Нет, нет, нет, — сказал Скордж. — Боюсь, об этом не может быть и речи.

На миг Эсме замерла.

Демон без труда поймал ее. Он просто-напросто появился между ней и Чарли в самый последний момент и закрылся от голубиного меча своим клинком. Этот меч был зеркальным отражением оружия Эсме — у него были такие же плавные изгибы и пропорции классической японской катаны. Но меч, как и все у Скорджа, был блестящим и черным, словно тушь. На глазах у Эсме маслянистая поверхность клинка подернулась рябью и исчезла. Только теперь стала видна таившаяся под чернотой холодная сталь.

— Значит, сразимся на мечах? — спросил Скордж без особого интереса. — Очень хорошо. Если ты настаиваешь.

Он шагнул навстречу Эсме, мягко ступая жидкими ногами по нежно-розовому полу. Эсме отпрыгнула назад, приняла оборонительную стойку. Она внимательно следила за демоном и ждала. Шурша шелковыми одеяниями, Гукуматы выстроились в два ряда по обе стороны от соперников.

— Готова? — спросил Скордж.

Эсме промолчала.

— Тогда начнем.

В следующий миг пространство, разделявшее их, заполнилось головокружительным мельканием клинков.

Постороннему было невозможно определить, где заканчивалась одна атака и начиналась другая. Один за другим все гладиаторы, запертые внутри магических пузырей, перестали пытаться вырваться на волю и стали наблюдать за страшной битвой, идущей внизу. Весь ад, казалось, смолк. Слышался только яростный свист и звон клинков.

Эсме сражалась, повинуясь инстинкту, полученному за годы тренировок. Если бы она стала медлить и обдумывать каждое свое движение, она бы сразу проиграла. Пока бой шел по правилам, навязываемым ей противником, и Эсме могла только обороняться. При каждом повороте, каждом блоке, каждом парировании по ее рукам пробегали едва заметные волны слабости. Каждый смелый бросок, каждое движение влево, вправо, вверх, вниз, назад — а порой Скордж подходил так близко, что она ощущала на лице движение рассекаемого его клинком воздуха, — все это странным образом действовало на Эсме. Она с каждым разом двигалась все медленнее, чувствовала себя все более усталой.

«Это неизбежно, — в отчаянии думала Эсме. — Я проиграю».

Дело было не в пессимизме. Скордж легко выдерживал состязание с ней, а ей для драки с ним приходилось задействовать всю скорость, всю силу. Ее соперник без труда парировал и отражал все ее атаки. А к тому моменту, когда бешеное мелькание клинков замедлилось, когда взгляд постороннего наблюдателя уже мог различать, где один меч, а где другой, Эсме стало казаться, будто Скордж тоже стал двигаться медленнее.

— Послушай, — сказал он, парировав очередной выпад Эсме и сделав такой ловкий финт, что голубиный меч чуть было не выпал из пальцев девушки, — неужели это лучшее, на что ты способна?

С этими словами он полоснул мечом по ногам Эсме и перерубил бы их, если бы она не успела подпрыгнуть.

В ответ Эсме крутанулась в прыжке, наклонилась вперед и, опустив руки, замахнулась для удара, благодаря которому могла рассечь Скорджа пополам до пояса.

Лезвие действительно рассекло демона в том месте, где у человека находилась бы талия. Но черное жидкое тело просто мгновенно сомкнулось. Эсме даже не заметила следующего движения демона, а он за все ее старания отплатил резким ударом рукоятью меча по лицу. Эсме ошеломленно замотала головой.

И тут Скордж ударил снова. Он пронзил своим клинком плечо Эсме.

Пальцы девушки разжались, голубиный меч выпал.

Даже не утруждая себя, чтобы выдернуть из ее тела свой клинок, Скордж шагнул к Эсме. Она попятилась назад, дрожа от боли. Скордж наступил черной, как тушь, ногой на последний подарок Реймонда и без труда сломал клинок у самой гарды, сделанной в форме бабочки. Потом остановился и посмотрел на Эсме.

— Извини, если это оскорбляет тебя, — сказал он, — но я должен честно признаться: мне стало скучно.

Лезвие его клинка подернулось рябью, сталь исчезла под покровом лакированной черноты, а сам клинок, все еще торчавший в ране на плече Эсме, вдруг изменил очертания. Безжалостно вращая черный клинок, который стал намного шире, внутри раны на плече девушки, демон начал поднимать его вверх вместе с ней. Эсме встала на цыпочки. Она прикусила губу, чтобы не расплакаться от боли, но слезы все равно побежали по ее щекам.

— Ведь ты способна на большее, — сказал Скордж, притянув ее ближе к себе. — Верно?

С негромким чавканьем лезвие, сотканное из тьмы, покинуло тело Эсме, а сама она рухнула на пол, будто мешок с картошкой, рядом со своим сломанным мечом.

— Мы давно миновали тот момент, где физическая сила может что-то решить, или тебе так не кажется? — спросил Скордж. — Пинки. Кулачный бой. Применение холодного оружия. Это все так убого. Ну же, — добавил он, наклонившись к Эсме, — почему бы тебе не показать мне, на что ты способна на самом деле?

Но тут…


ВЕЛИКАЯ КАББАЛА | Черная татуировка | ПРОБУЖДЕНИЕ