home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ВЕЛИКАЯ КАББАЛА

Джек очнулся (или ему только так показалось, ибо было ужасно темно) от звука голосов.

— Даже стрельнуть не удалось, — произнес чей-то голос.

— Двенадцатый, уймись, — устало сказал Номер Третий.

— Просто хочется кого-нибудь подстрелить, — объяснил Номер Двенадцатый. — Честное слово, неужели я многого прошу?

— Привет… — прохрипел Джек.

— Джек! — обрадовался Номер Третий. — Ты в порядке?

— Гм… да. Наверное.

На самом деле Джек не был в этом так уж уверен. Руки, ноги, все его тело… В общем, он чувствовал себя довольно странно. Он мог шевелить пальцами рук и ног, но все остальное словно бы в чем-то увязло. Даже голову повернуть было невозможно. Как он ни старался, добился только того, что услышал негромкое поскрипывание того вещества, которое его держало и с силой давило на него.

— Ну? Что это еще за местечко, малявка? — к большому огорчению Джека, объявился Номер Второй. — Где мы, черт побери, хотел бы я знать?

— А вы, черт побери, как думаете? — мрачно отозвался Джек. — В аду.

— Но что с нами будет? Почему тут такая темнотища?

— Потому что в аду, — пробормотал Джек, — как бы тебе ни было фигово, ты знаешь, что всегда может стать еще хуже.

— Слушайте мельчайшего из вас! — послышался вдруг незнакомый голос. — Он говорит мудро! Жаль, что прежде он не высказал подобной мудрости — до того, как вы совершили преступления, за которые будете наказаны смертью!

Тут со всех сторон раздался радостный писк. Джек догадался, что это смех.

— Зажгите огонь для супососов! — распорядился голос. — Пора им увидеть, кого они оскорбили!

Послышался негромкий шелест, и зажегся тусклый, приглушенный свет. Наконец Джеку стало ясно, почему он всем телом ощущает странное давление. Он сразу перестал вырываться, и ему стало не по себе.

Очень даже не по себе.

Пещера, в которой они находились, по меркам ада была не так уж велика. Ее высота составляла метров пятнадцать — двадцать. Но при этом Джек и «Сыновья» были приклеены к потолку. Прямо под ними лежало еще одно озеро, наполненное загадочной беловатой жидкостью, похожей на простоквашу. Вокруг озера, на полу и стенах пещеры, сверкая миллионами огромных лемурьих глаз, разместилось такое огромное количество чинджей, какого Джек даже представить себе не мог. Во все стороны, насколько хватал глаз, он видел их тельца, снабженные кожистыми крылышками.

— Обжоры! — произнес скрипучий голос. — Супохлёбы! Варвары! Смотрите, какая страшная судьба ожидает вас — вас и всякого, кто осмелится ступить на священные пути чинджей!

Джек посмотрел в ту сторону, откуда доносился голос. Отыскать взглядом того, кому он принадлежал, оказалось довольно просто. На дальнем берегу простоквашного озера в каменной стене были вырублены три длинные ступени. Посередине верхней ступени, в окружении отряда явно свирепых, но с виду на удивление хрупких существ, похожих на летучих мышей, покрытых шерстью с проседью, стояла одинокая бледная фигурка.

Старший чиндж был так стар, что его шкурка совсем поседела, стала почти белой. Его крылья были потертыми и дырявыми. Кое-где на его шерстке виднелись залысины, покрытые дряблой, морщинистой кожей. А вот уши старейшины, напротив, поросли роскошной, пышной, белоснежной шерстью. На одном глазу старого чинджа было бельмо, но второй глаз смотрел на людей с ужасной ненавистью.

— Вы, которые пировали, пожирая дело наших священных трудов! — взвизгнул чиндж. — Вы, которые разжирели на приготовленных нами ценой непосильных мучений яствах, а потом предательски нарушили наше доверие!

Эта тирада вызвала хор гневных выкриков со стороны остальных членов стаи.

— Кашежеватели! — взвыл чиндж-старейшина. — Бульонозаглатыватели! Пусть начнутся, — крикнул он еще громче, — ваши мучения!

Именно в этот момент, к несчастью, Номер Второй расхохотался. Эхо многократно умножило его истерический хохот, и для чинджей он был оскорбителен.

К изумлению Джека, чиндж-старейшина молча дождался, когда хохот стихнет.

— Ты находишь это смешным? — спокойно осведомился он.

Номер Второй громко шмыгнул носом.

— Что это такое, а? — сдавленно спросил он.

Чиндж-старейшина, не дрогнув, смотрел на человека.

— Я совершенно уверен, что не должен ничего вам напоминать, — сказал он. — Но для протокола скажу, в чем состоит ваше преступление. Вы были пойманы во время незаконного вторжения в детскую пещеру, куда вход запрещен всем, кроме чинджей.

— И что это значит, хотелось бы знать? — хмыкнул Номер Второй.

— За это преступление существует только одно наказание, — ответил чиндж-старейшина, вытянувшись во весь свой, прямо скажем, не очень большой рост. — Смерть, — сообщил он.

Последнее слово эхом разлетелось по пещере, его подхватили миллионы крохотных глоток.

— Смерть! — начала скандировать огромная стая. — Смерть! Смерть!

Тут уж Номеру Второму пришлось ждать, пока не стихнет шум.

— Отцепитесь от нас, коротышки, — сказал Номер Второй. — Лучше не связывайтесь с нами. А то как бы мы вас не растоптали.

Номер Двенадцатый, приклеенный к потолку пещеры рядом с ним, громко заржал. Джек скрипнул зубами.

— О да, — гордо произнес чиндж-старейшина. — Я от вас отцеплюсь. Но думаю, настала пора показать, кто именно с кем связался. — Он обратился к чинджам, которые плотной шеренгой стояли на ступень ниже его. — Начните с того, который сейчас смеялся, — распорядился он и указал тонкой лапкой на Номера Двенадцатого.

Эскадрилья чинджей мгновенно взмыла в воздух. За несколько секунд крошечные летучие создания облепили Номера Двенадцатого, и казалось, «Сын» просто исчез под их массой. Но в следующее мгновение чинджи одновременно отцепились и, хлопая крылышками, вернулись на свое место на каменной ступени. В пещере воцарилась напряженная тишина.

Джек ждал, затаив дыхание.

— Готов, супохлёб? — тихо спросил чиндж-старейшина. — Ты готов к смерти?

— Знаешь, — крикнул в ответ Номер Двенадцатый, бросив наглый взгляд на своих товарищей, — надоело мне это. Почему бы вам просто не отцепить меня и…

Послышался негромкий треск, и, прежде чем Джек успел понять, что происходит, Номер Двенадцатый упал в озеро.

Через пару секунд незадачливый «Сын» вынырнул на поверхность, кашляя и отплевываясь. Что бы ни представляла собой белая масса, он был облеплен ее густыми комками с головы до ног. Его словно облили молоком с творогом.

Чинджи снова начали скандировать — поначалу тихо, потом все громче и громче.

— Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! — произносили они.

Номер Двенадцатый уставился на свои руки и нахмурился. Белесое вещество, покрывавшее его с головы до ног, вдруг начало розоветь, а потом стало красным.

Джек вытаращил глаза.

«Нет», — подумал он.

О господи! Да! Все так и было!

Неожиданно Номер Двенадцатый вдруг начал растворяться.

Его руки, казалось, таяли на глазах — они сморщились и тут же превратились в дождь красных капель, упавших на поверхность густой белой жидкости, заполнявшей озеро. Все его тело начало быстро исчезать. Растаяла кожа на голове, обнажился череп. Джек смотрел вниз, не в силах отвести глаза от жуткого зрелища. Номер Двенадцатый беспомощно смотрел на Номера Второго.

Его безгубый рот раскрылся, но крикнуть он не успел — растворился.

Скандирование хора чинджей сменилось лихорадочным кашлем и радостным визгом. От Номера Двенадцатого осталось только расплывающееся по поверхности озера розоватое пятно. В следующее мгновение пропало и оно. Чиндж-старейшина поднял лапку, прося тишины.

Джек охнул.

— Видишь? — обратился чиндж к Номеру Второму. — Видишь, кого ты оскорбил?

— Что ты сделал с моим парнем? — пролепетал Номер Второй.

— Вы угодили в утробу зверя, — сказал верховный чиндж. — Впервые в своей жалкой, мерзкой жизни вы принесете пользу. Вы будете уничтожены! — объявил он, возбужденно переступая с одной трехпалой лапки на другую. — Вы будете растворены в священных соках Дракона! Ваши тела будут одними из первых, которые станут топливом для пробуждения. И хочу добавить: это безмерная честь для таких, как вы! Итак… приготовься, супосос! — закончил свою гневную речь чиндж-старейшина, обнажив беззубые челюсти. — Ты следующий!

Эскадрилья чинджей уже облепила Номера Второго. Он почти исчез под ковром кожистых черных крыльев, но его крик прозвучал вполне отчетливо.

— Подождите! — взвизгнул Номер Второй. — Господи! Нет! Ради Христа, пожалуйста, подождите!

Скалясь во весь свой беззубый рот, старый чиндж небрежно махнул морщинистой лапкой. Стая мгновенно взлетела.

— Это не… — начал Номер Второй и запнулся. — Это несправедливо!

По пещере пронеслась волна серебристого, но, несомненно, злобного смеха.

— «Несправедливо»? — переспросил чиндж-старейшина, вытаращив глаза, словно он не поверил услышанному. — Это вы пробрались в наши священные покои или нет?

— Но мы ничего не знали ни про какие священные покои! — взвыл Номер Второй. — Мы не сами решили прийти сюда! Не мы это придумали!

«О, заткнись!» — в отчаянии подумал Джек.

— Вот как? — хмыкнул чиндж-старейшина. — А кто же, да позволено мне будет осведомиться?

— Номер Второй, — прошипел Джек, — замолчите!

— Нас сюда привели! — крикнул Номер Второй в полном отчаянии. — Нас сюда привел чиндж!

Последнее слово эхом облетело пещеру. Существа, похожие на маленьких летучих мышей, ошеломленно переглядывались друг с другом. Ошеломление сменилось возмущением. В следующее мгновение миллион крошечных глоток издал дружный вопль.

— Кто? — наконец хрипло крикнул чиндж-старейшина, у которого от праведного гнева затряслись лапки. — Кто это сделал?

— Я, — отозвался голос из глубины пещеры. — Я сделал это, — сказал чиндж Джека.

Вдруг стало очень тихо.

Чиндж-старейшина обернулся. Взгляд его зрячего глаза стал острым и пронзительным — ни дать ни взять, луч лазера, готовый расплавить даже рослого демона. Однако чиндж Джека не дрогнул и встретил взгляд своего повелителя смело и почтительно одновременно.

— Куда ты приписан, юный чиндж?

Чиндж Джека вытянулся по стойке «смирно».

— Вторая дивизия, третий полк, рядовой Б тридцать семь дробь шесть! Сэр! — выкрикнул чиндж и низко поклонился.

— Чиндж Б тридцать семь дробь шесть, — сказал чиндж-старейшина, ответив на поклон отрывистым кивком, — ты обвиняешься в том, что привел этих существ в наши священные покои. Это является государственной изменой — самым страшным и подлым из тех преступлений, которые только могут совершить представители нашего народа. Я спрошу тебя еще раз и хочу, чтобы ты хорошенько подумал, прежде чем ответить. Это ты привел их сюда?

Тишина и напряжение достигли такой силы, что ощущались почти физически: ими наполнился воздух, а может, это просто был запах, оставшийся от Номера Двенадцатого. Джеку не хотелось гадать, из-за чего он так чувствовал себя.

— Это правда, — ответил его чиндж. — Это я привел их сюда.

Вся стая дружно ахнула.

— Я хочу сказать вам почему, — добавил чиндж.

Чиндж-старейшина обвел взглядом пещеру. Аханье сменилось бормотанием и перешло в сдавленный шепот.

— Продолжай, — распорядился верховный чиндж.

— Я сделал это, — сказал чиндж Джека. — Я нарушил самый главный закон нашего народа, ибо решил, что так будет правильно. — Он немного помолчал. — Каждый присутствующий здесь чиндж знает, о чем я говорю. Вы, все до одного, давным-давно знаете это.

— Ближе к делу, юный чиндж, — предупредил его старейшина. — Наше терпение вот-вот иссякнет.

— Очень скоро Дракон проснется, — сказал чиндж Джека.

Стая снова негромко забормотала, но Джеку в этот момент трудно было судить, какие чувства вызвали эти слова.

— Как ты сам сказал, — осторожно произнес старейшина, — нам это известно. К чему ты клонишь?

— Я клоню к тому, сир, — пояснил чиндж Джека, — что этого нельзя допустить.

Ропот сменился осуждающим гомоном. Чинджу Джека пришлось повысить голос, чтобы его услышали.

— Я привел этих людей сюда, ибо считаю, что они могут помешать пробуждению! Мы должны помочь им, а не убивать их!

Его последние слова потонули в визге и хлопанье крыльев.

— Тишина! — крикнул верховный чиндж. — Я требую тишины!

Он принялся стучать тростью по камню и стучал до тех пор, пока шум немного не утих.

— Ты поражаешь меня, юный чиндж, — сказал старейшина. — Похоже, ты забываешь: мы — это Дракон. Он живет благодаря нам. Его пробуждение и окончательный триумф должны быть нашей конечной целью! Я хочу сказать… — старейшина обвел стаю недоверчивым взглядом, — разве все вы не хотите, чтобы Дракон проснулся?

И тут Джек вдруг начал догадываться, из-за чего разгорелся весь этот сыр-бор. Некоторые чинджи явно поддерживали своего старейшину, но примерно столько же было тех, кто сомневался. По всей пещере тут и там вспыхнули споры, воздух наполнился взволнованным писком.

— Послушайте меня! — крикнул чиндж Джека. — Если Дракон проснется, это будет означать конец всему. Конец демонов! Конец Вселенной. Конец для нас!

— Это ересь! — проревел чиндж-старейшина. — Всю нашу жизнь мы страдали от унижений, служа демонам! Теперь же наконец близок судный час! Мы должны занять подобающие нам места в краеугольном камне Творения и с радостью устремиться в великую пустоту, откуда ведем свое происхождение!

— Я не хочу великой пустоты, — дерзко заявил чиндж Джека, и часть стаи загомонила, поддерживая его. — Мне нравится быть живым!

— Ты называешь то, чем мы занимаемся, жизнью? — спросил старейшина. — Мы только то и делаем, что кормим супохлёбов!

— Мне нравится быть живым! — упрямо повторил чиндж Джека. — Нельзя позволить, чтобы Дракон проснулся!

— Но это правильно! Это судьба! Это было предначертано!

— ЧЕПУХА! — воскликнул чиндж Джека.

Тут поднялся такой шум, что невозможно было следить за продолжением спора. Стая чинджей окончательно разбушевалась, и, похоже, все забыли про Джека и уцелевших «Сыновей».

Джек, пользуясь всеобщим замешательством, проверил, крепко ли он связан и приклеен к потолку. Оказалось, крепко. Как и трое «Сыновей», которым оставалось только беспомощно глазеть на переругивающихся чинджей. Короче говоря, от «Сыновей» не было никакого толку. За дело нужно было взяться Джеку. Какая типичная ситуация…

Он глубоко вдохнул и крикнул во всю глотку:

— Эй!

Он был намного крупнее чинджей. Он уж точно умел кричать громче их. Почти треть стаи сразу примолкла. Чинджи уставились на мальчика. Но остальные продолжали визжать и хлопать крыльями, поэтому он предпринял еще одну попытку.

— Эй! Эй вы!! Эй!!!

Шум немного стих. Теперь даже чиндж-старейшина уставился на Джека.

— Послушайте, — сказал Джек. — У меня к вам есть предложение.


— А я не верю, — через некоторое время сказал Номер Девятый.

Они с Номером Третьим проверяли сохранность оборудования, уцелевшего после всех передряг, случившихся с нами, когда мы странствовали по туннелям.

Номер Третий не ответил. После очередной тщетной попытки счистить черную слизь с дула одной из двух портативных установок для запуска ракет он выругался и отшвырнул ее.

— Я не верю этому малявке! — буркнул Номер Девятый. — Где, хотелось бы знать, он выучился так торговаться? Нет, ну вы скажите, разве не клево получается? Номер Второй останется тут вместе с бомбой, и, значит, операция «Справедливость» продолжается, а самый главный у нас теперь Джек! Это как же понимать?

Неожиданно Номер Третий замер и помрачнел.

— Номер Третий!


— Я же вам сказал, — произнес Джек, глядя на чинджа-старейшину. — Я вам пообещал.

— Какой прок от слова супохлёба?

— И у вас остается заложник, — сказал Джек сквозь сжатые зубы.

— Великая каббала находит твои условия приемлемыми, — заявил чиндж, стоявший справа от старейшины, и обратился к нему: — Да будет мне позволено напомнить вам, мой повелитель, что парламент принял решение. Чинджский народ высказал свою волю. Ваше упрямство выглядит неподобающе.

— Но это неправильно, брат мой, — сказал чиндж-старейшина. — Не можешь же ты ожидать, будто я буду стоять сложа руки и смотреть, как происходит надругательство над столь давно ожидаемым пробуждением.

— Послушайте, — вмешался Джек. — Для вас положение беспроигрышное. Если мы прекратим пробуждение, то вы все равно получите свой утешительный приз: у вас есть мое обещание вернуться и я оставляю вам в залог Номера Второго.

— Поверь мне, юный человек, — прошипел чиндж-старейшина, — твои предсмертные муки доставят мне величайшее удовольствие.

— Ладно-ладно, можете потом меня растворить, мне все равно, но как знать? — пожал плечами Джек. — Если мы потерпим неудачу, то вы получите свое долгожданное пробуждение и будете счастливы.

— Хм, — хмыкнул чиндж-старейшина.

— А теперь прошу простить меня, — сказал Джек, — но мне нужно пойти и помочь кое-кому спасти Вселенную. Пока не поздно, — мрачно добавил он.

— Мы тоже должны подготовиться, — подхватил чиндж-спикер Великой каббалы. — Мы еще увидимся.

— Очень на это рассчитываю, — сказал Джек.

Он проводил взглядом главу совета и старейшину, которые взлетели в воздух и, размахивая крыльями, полетели по туннелю. Его чиндж немного постоял рядом с ним, глядя им вслед, а потом посмотрел на Джека.

— Сэр, — сказал он.

— Джек, — поправил Джек. — Зови меня Джеком.

— Хорошо, Джек, — кивнул чиндж. — Должен заметить, я не слишком хорошо понимаю вас… тебя. Честно говоря, совсем не понимаю.

Джек взглянул на маленькое существо, похожее на летучую мышь.

— Все очень просто, — сказал он. — Я решил так: либо вы, чинджи, получите меня, либо Вселенной придет конец. Мне так или иначе не уцелеть, так какая разница, как это случится?

— Ну, — задумчиво произнес чиндж, — наверное, если так рассуждать, то… — Он не договорил. — Знаете, сэр, — начал он, и, не дав Джеку перебить себя, продолжил: — Похоже, в вас больше от демона — или от гладиатора, — чем вы подозреваете.

Они переглянулись. Чиндж улыбался. Губы Джека тоже тронула улыбка.

— Давай разыщем остальных, — предложил он. — Я хочу познакомить тебя с одним интересным изобретением человечества.

— Да? — сказал чиндж учтиво, но с сомнением. — И что же это такое?

— Пушки, — ответил Джек и мрачно усмехнулся про себя. — Жутко много пушек.

Он зашагал по туннелю.

Чиндж пожал хрупкими плечиками и полетел следом за ним.


НАВСТРЕЧУ СМЕРТИ | Черная татуировка | ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА