home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



НАВСТРЕЧУ СМЕРТИ

— Ну, — сказал Скордж, обернувшись к ближайшему Гукумату. — Думаю, мы готовы и можем приступать. Все готово?

Обер-министр поклонился ему.

— Да, сир. Просто…

— В чем дело?

Скордж вдруг поймал на себе взгляд всех до одного Гукуматов.

Гукумат снова поклонился и сложил руки с длинными пальцами перед грудью с видом полнейшей покорности.

— Мне ненавистна сама мысль о том, чтобы отвлекать вашу милость в такое время, — сказал он, — но при сложившихся обстоятельствах нельзя не проявить некоторую озабоченность.

— Говори, что думаешь, Гукумат, — недовольно сказал Скордж, начиная догадываться, почему Хача'Фраваши так недолюбливал обер-министра.

— Очень хорошо, сир. Дело в мальчике. — Гукумат указал на Чарли, который по-прежнему сидел, расправив плечи, с блаженной улыбкой на губах. — Вы уверены, что он в порядке?

— Мальчишка в моей власти, — произнес Скордж спокойно. — Уверяю тебя, он в полном, как ты выразился, «порядке».

— Слова вашей милости всемерно успокаивают, — сказал обер-министр. — Однако факт остается фактом: когда он узнает, что с ним станет, он…

— Чарли — не твоя забота, Гукумат, — резко оборвал его Скордж. — Пожалуйста, оставь его мне. Скажи, все ли готово к следующему этапу?

Гукумат задумался почти на три сотые доли секунды.

В этот момент обер-министр одновременно занимался несколькими делами. Карнотавр, один из самых опасных гладиаторов, утратил даже ту малую толику терпения, на которую был способен его мозг размером с горошину, и всеми силами пытался вырваться из магического плена. Отряд из двенадцати клонов Гукумата обстреливал карнотавра огненными копьями, а еще пятнадцать клонов старались сохранить целостность магического пузыря, в котором находился разбушевавшийся гладиатор. В это же самое время около семи тысяч дублей Гукумата занимались усмирением демонов, собранных в сердце Дракона, а демоны с каждой минутой становились все более неуправляемыми. Демоны вообще были нетерпеливы, их нельзя было долго держать на одном месте и заставлять ждать. Некоторые из них уже пострадали из-за того, что другие распсиховались. Однако пока все было более или менее сносно. На взгляд обер-министра, все шло намного проще и легче, чем он предполагал, — в определенных пределах, конечно.

— Готово, сир, — ответил он.

— Великолепно, — кивнул Скордж. — Тогда…

Сырой воздух дрогнул. От легкого всплеска магической энергии зашуршали шелковые одежды Гукуматов, окружавших Скорджа. Скордж недовольно поморщился. Примерно в шести метрах от того места, где он стоял, влажный розовый пол вдруг вздыбился. Выпуклость начала принимать очертания человеческого тела…

…и появилась Эсме.

Она стояла, опустив руки. Над ее плечом возвышалась рукоятка голубиного меча. Ближайшие Гукуматы раскрыли свои зубастые рты и зашипели на девушку, но зря. Она их не видела. Она стояла с закрытыми глазами, но, как только успокоились потревоженные ею молекулы воздуха, она открыла глаза и в упор посмотрела на Скорджа.

Скордж сложил на груди свои блестящие черные руки. Мысленно он улыбнулся.

— Так-так, — сказал он. — Ты сделала первый шаг. Ты начинаешь понимать, кем ты можешь стать. Прими мои поздравления. Ты действительно способная ученица.

Эсме молчала.

— Должен ли я это понимать так, что ты решила принять мое предложение?

Эсме медленно огляделась по сторонам. Посмотрела на гладиаторов, томившихся внутри магических пузырей под потолком зала. Посмотрела на Чарли, восседавшего с остекленевшими глазами на мясистом троне. Посмотрела на войско Гукуматов, на гомонящую далеко внизу орду демонов.

— Вы зря времени не теряли, — сказала она.

— Это верно, — согласился Скордж и показал на Чарли длинными черными пальцами. — Мальчишка вот-вот совершит ритуал. Ты как раз вовремя.

— А как это происходит? — спросила Эсме. — Если, конечно, ты можешь ответить на этот вопрос.

— Конечно могу! — обрадовался Скордж. — Все выглядит так: до того как Дракон полностью проснется, его следует убедить в том, что Вселенная готова к истреблению. Ты меня понимаешь?

Эсме поморщилась, но кивнула.

— Ну так вот, — продолжал Скордж. — Чарли мне нужен для того, чтобы сыграть роль представителя Вселенной.

Эсме нахмурилась.

— Буквально через несколько мгновений Чарли будет предложено сделать выбор. Ему будет позволено увидеть все сущее, и Дракон спросит Чарли, говорящего от имени Вселенной, каково его желание — что со всем этим нужно сделать. В этот миг судьба всех нас будет в руках Чарли.

— И?

— Чарли, естественно, будет во власти своих жалких мечтаний, и у него не хватит ума понять, что именно ему предлагается. Я слегка подтолкну его к нужному решению, и он ответит на вопрос Дракона именно так, как я хочу. И потом уже ничто не сможет помешать пробуждению Дракона.

— По ошибке? — не веря собственным ушам, спросила Эсме. — Ты говоришь, что Чарли вызовет уничтожение Вселенной по ошибке?

— С его стороны это, пожалуй, можно назвать ошибкой, — объяснил Скордж. — Но с моей стороны — это я тебе обещаю — ошибки не произойдет. Ну, — произнес он, немного помолчав, — что ты скажешь?

— Давай проясним все до конца, — заговорила Эсме чуть погодя. — Если я соглашусь на твое предложение, ты все это прекратишь?

Все до одного клоны Гукумата словно окаменели.

— Ты откажешься от мысли будить Дракона, — продолжала Эсме, — и больше никогда не станешь даже думать об уничтожении Вселенной. Никогда. Так?

— Таково было мое предложение, — ответил Скордж.

Войско, состоящее из клонов Гукумата, разволновалось.

— Мой повелитель! — начал обер-министр. — Я…

— Я тебе не верю, — сказала Эсме.

— Почему? — изумленно спросил Скордж.

— Все очень просто. Если бы я поверила, будто, приняв твое предложение и начав вести себя как твоя дочь, я и правда остановлю тебя, помешаю тебе сделать то, что ты задумал, я бы мгновенно, без всяких раздумий согласилась. — Она зловеще усмехнулась. — Я не стану тебе лгать. Мне бы это не понравилось. Мысль называть тебя папочкой мне отвратительна. Но если бы действительно существовал выбор: сделать это или позволить тебе убить всех и всё, то, как бы мне ни было противно, я бы не стала долго размышлять. Однако… — сказала Эсме, не спуская глаз со Скорджа и пытаясь понять, какое впечатление на него производят ее слова.

Но его черная физиономия, как обычно, осталась непроницаемой.

— …на самом деле все не совсем так, верно?

Ответа не последовало.

— Знаешь, — сказала Эсме, стараясь потянуть время, — есть во всем этом одно, что меня ужасно злит.

Гукумат и Скордж продолжали молчать.

— Дело не в обмане, не в шантаже, не в чем-то вроде «люби меня, или я не знаю, что сделаю!», хотя и это, по правде говоря, меня ужасно раздражает. Дело даже не в том, — добавила она, — что ты убил всю мою семью и изуродовал мою жизнь. Дело в том, — продолжала она, чувствуя, как к горлу подступает тяжелый, давящий ком, — что ты попросил меня верить тебе после всего этого.

Она смотрела на демона, яростно сверкая глазами.

— Неужели ты действительно ждешь, будто я поверю хоть одному твоему слову после всего, что ты натворил? — спросила она. — Поверю, что ты способен сдержать обещание — после того, сколько раз ты солгал, сколько жизней ты разрушил?

— Я дал тебе слово… — начал Скордж.

— Ну да, может, ты даже сам поверил в свое слово, — с усмешкой сказала Эсме. — Но главное — я тебе не поверила. И если ты решил, будто я тебе поверю, то ты еще глупее, чем я считала.

— Значит, ты отвергаешь мое предложение? — спросил Скордж.

— Ты чертовски прав. Я отвергаю твое предложение.

Эсме едва заметно приподняла смуглые руки. Ее янтарные глаза засияли. Она пристально следила за своим злейшим врагом. Все окружавшие ее клоны Гукумата в страхе попятились подальше от девушки и от ее страшной улыбки.

— Хватит обмана, — сказала Эсме — Хватит лжи. Мы с тобой сразимся и будем биться до конца. Прямо сейчас.


предыдущая глава | Черная татуировка | ВЕЛИКАЯ КАББАЛА