home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ЖЕЗЛ

— Так… — сказал Бог.

Он стащил с рук перчатки и бросил их на стол, рядом с медной лампой с зеленым стеклянным абажуром. Потом вытянул руки перед собой и зажмурился.

Воздух над ладонями Бога начал колебаться и дрожать. Получилось что-то вроде жаркого марева, но это длилось всего несколько мгновений, а потом в воздухе возник туманный силуэт, который сразу же начал уплотняться и вытягиваться, превращаясь в нечто продолговатое и серебристое.

Эсме не отрывала глаз от волшебного посоха, возникшего на ладонях Бога. У нее вдруг пересохло в горле.

Бог приоткрыл один глаз.

— Ты уже видела такой.

— Да, — отозвалась Эсме. Ей показалось, будто «испытание», устроенное Ником, произошло очень давно. — Но…

— Здесь кроется ответ, который ты ищешь, — сказал ей Бог и снова закрыл глаза. — Каким бы он ни был.

Эсме тяжело вздохнула.

— Ладно. Я готова.

— Посмотрим, — сказал Бог.

Эсме протянула руки. Ее пальцы легли на волшебный жезл и немного сжались. Медленно, осторожно она согнула пальцы сильнее, еще сильнее, пока не ощутила прикосновение прохладного металла. Потом она сжала кулаки.

Ее словно окатило холодной водой. Шок от первых видений был настолько силен, что у нее чуть не перестало биться сердце.

Смерть.

Видения мелькали и вертелись.

Смерть.

Видения появлялись одно за другим.

Смерть.

И прежде чем Эсме успела понять, что делает, она ахнула и отпустила жезл.

— Боже, — вырвалось у нее. — Это была…

— Да, — подтвердил Бог. — Это была твоя мать.

— Я не… — начала Эсме, тяжело дыша. — Почему ты показываешь мне это?

— Потому что, хотя она и потерпела поражение, это был последний раз, когда Скордж находился на волосок от гибели, — сказал ей Бог. — Для тебя настала пора узнать правду, а правда, боюсь, всегда больно ранит. Ну, ты увидела достаточно? Ты поняла, что должна сделать?

Эсме недоуменно уставилась на него. Мысли метались в ее голове, мелькали видения. Но она сделала еще один глубокий вдох и заставила себя сосредоточиться.

— Покажи мне остальное, — сказала она.

Бог посмотрел на нее, моргнул и прикусил губу.

— Если честно, — сказал он, — я бы предпочел этого не делать.

— Почему?

Бог вытянул губы трубочкой. Эсме заметила, как странно заблестели его глаза.

— Да будет тебе известно, — сказал Бог, — меня это ужасно огорчает. Это огорчает меня лично. Понятно? И если тебе все равно, думаю, я бы предпочел…

— Покажи мне, — тихо сказала Эсме. — Скорее.

— О, ладно, ладно, — отозвался Бог и шумно втянул воздух через нос. — Тогда держись крепче.

Эсме так и сделала. Она зажмурилась, сжала в руках волшебный жезл, и видения волной нахлынули на нее. Но она крепко держала жезл.

И на этот раз она увидела все.


На бетонном полу лежала молодая женщина.

Ее кожа была очень темной, оранжевое платье — очень ярким, крепкие смуглые ноги были обуты в поношенные старые сандалии. Растрепанные волосы обрамляли лицо черным ореолом. Ее янтарные глаза потускнели от боли. Из ноздрей и рта струилась кровь. Молодой человек, стоявший рядом с ней на коленях, без толку утирал кровь рукавом рубашки.

— У нее внутреннее кровотечение! — в страхе воскликнул он, — Я не могу его остановить.

— Белинда, — сказал Ник, стоявший около женщины и одетый, по обыкновению, во все черное, — я…

Женщина поморщилась и отвела взгляд от Ника. Она смотрела на мужчину, стоявшего рядом с ней на коленях. Она подняла руку и, схватив мужчину за рубашку, притянула к себе с яростной, лихорадочной силой, удивившей его.

— Реймонд, — прошептала она.

— Я здесь, лепесточек, — выдохнул мужчина.

— Ты, — с трудом сказала женщина. — Не Джессика. Не Ник. Ты. — Она вздохнула. — Обучи ее, — сказала она. — Заботься… — Она захрипела, не договорила, начала снова: — Заботься о ней. — Она дышала с трудом и почти не могла говорить. — Скажи ей, что я… — Она попыталась выговорить еще раз: — Скажи ей, что я…

Не получилось.

— Я скажу ей, любовь моя, клянусь тебе! — воскликнул Реймонд. — Я каждый день буду говорить ей об этом!

Услышав эти слова, женщина улыбнулась. Она медленно провела рукой по мокрой от слез щеке мужчины и перестала дышать.

В следующее мгновение она была мертва.


— Ну вот, — сказал Бог, когда магический жезл постепенно растворился в воздухе и исчез без следа.

По морщинистым щекам старика ручьями текли слезы.

— Теперь ты довольна?

Эсме молча посмотрела на него. У нее похолодело в груди. Она словно окаменела. Но все же у нее хватило сил, чтобы задать первый вопрос.

— Откуда тебе известно об этом? — спросила она.

— Ха, — фыркнул Бог. — Уж не думаешь ли ты, будто я все это выдумал?

— Чем ты можешь мне доказать, что так все и было на самом деле? — спросила Эсме с невероятным терпением.

Секунду Бог смотрел на нее так, словно его оглушило ударом грома.

— Проклятье! — крикнул он чуть погодя, топнул ногой и показал на свое лицо. — Да ты погляди, что со мной творится! Разве ты каменная?

Но Эсме продолжала молча смотреть на него и ждать ответа. Ее слезы уже давно высохли. К горлу подкатил ком, стало тяжело дышать, но ее лицо оставалось бесстрастным. Она встретилась взглядом с Богом и смотрела на него не отрываясь. В конце концов Бог не выдержал и отвел глаза.

Он вздохнул.

— Послушай, я ведь говорил тебе, — сказал он. — В аду я служу архивариусом. Я — твой Бог. Мне известно все, поэтому я получил эту работу.

Эсме не сводила с него глаз. Она продолжала ждать.

— Хорошо! — воскликнул Бог, в отчаянии подняв руки. — Нет у меня никаких доказательств!

Но тут ему в голову пришла какая-то мысль. Он едва заметно улыбнулся и добавил:

— Тебе придется просто принять все это на веру.

Последовала долгая пауза.

— Ладно, — кивнула Эсме. — Тогда у меня еще несколько вопросов.

— Валяй, — сказал Бог.

Эсме глубоко вдохнула, ибо ей показалось, будто сейчас у нее снова потекут слезы. И она спросила:

— У них не было ни малейшего шанса, да?

— У кого? У Братства?

— У всех, — сказала Эсме. — Если бы Скорджа не выпустил Феликс, это сделал бы кто-то другой?

— Да, — кивнул Бог. — Боюсь, именно так.

— Так почему же тогда Скордж был пленен на Земле? — спросила Эсме. — Зачем нужно было оставлять его среди людей, когда было ясно, что настанет день и кто-то из них позволит ему сбежать?

Бог вздохнул.

— Никому не было никакого дела до моей маленькой планеты. — Он пожал плечами. — Земля показалась самым безопасным местом. Но на самом деле, где бы ни был заточен Кхентименту, через какое-то время он бы все равно непременно обрел свободу. — Он невесело усмехнулся. — Эта проблема всегда возникает с теми, кого невозможно убить.

— Но зачем понадобилось поселить его среди людей? — повторила свой вопрос Эсме. — Как вы могли сделать с ними такое?

— Это было не мое решение! — Бог прикусил губу. — Кроме того, — приглушенно пробормотал он, — ведь теперь я помог тебе. Помог?

Эсме вздохнула.

— Ну хорошо, — медленно сказала она. — А как же все-таки одолеть Скорджа?

Бог недоуменно уставился на нее.

— Я думал, это очевидно, — сказал он. — Ты не поняла? Видения я тебе уж точно не стану показывать еще раз.

— Я не этого хочу, — сказала Эсме, начиная терять терпение. — Я просто прошу тебя сказать мне, чем я могу для этого воспользоваться, ведь ты обещал.

— Но я же все показал тебе! — в отчаянии воскликнул Бог.

— Что ты мне показал? — едва не переходя на крик, спросила Эсме.

— Ответ!

— Какой ответ? Почему ты просто не скажешь мне?

— Уфффф! — выдохнул Бог. — Да что с вами, с людьми, происходит? Вы все отупели с тех пор, как я вас сотворил? Единственный способ победить Скорджа — единственный способ для создания настолько сильной магии, что с ее помощью можно будет заточить Кхентименту внутрь жезла, — сделать это путем…

— Ну? — с трудом сдерживаясь, выдохнула Эсме.

— Путем… Ммм…

Бог не смог договорить.

— Ну! — воскликнула Эсме.

— Путем самопожертвования, — вздохнул Бог.

Повисло молчание.

— Что? — переспросила Эсме.

— Полагаю, кто-то должен умереть, — сказал Бог, посмотрел девушке в глаза и, увидев выражение ее лица, добавил: — Мне очень жаль, но все обстоит именно так.

С этими словами он опустил глаза.

Эсме задумалась.

«А ведь я знала это, — думала она. — Я всегда должна была знать и помнить об этом».

Но что ей было делать? Она не была ни демоном, ни человеком, она не принадлежала ни к одному миру, ни к другому.

Это была ее работа. Та работа, ради которой она всю жизнь обучалась и тренировалась, — ради единственной возможности отомстить.

Бум!

Кабинет сотрясся от взрыва, зазвенели на полках миллионы стеклянных бутылочек.

— У тебя… — Бог снова смущенно потупился. — У тебя не так много времени.

Эсме расправила плечи.

— Ладно, — решительно сказала она. — Я сделаю это.


ПЕЩЕРА | Черная татуировка | НАВСТРЕЧУ СМЕРТИ