home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



СБОР

«Как это нелепо», — подумал Джек и в отчаянии улегся на песчаный пол.

Проклятье, как же он мог спасти Чарли, если его заперли в камере?

Как Джек мог разыскать Чарли, даже если бы сумел вырваться отсюда? Из-за телепортирующих свойств колдовского желе Джек почти ничего не знал о географии ада. Он не знал даже, откуда начать поиски.

«Надо понимать, — думал он, — если бы спасти Вселенную мог такой человек, как я, тогда все бы кинулись делать это». Так все было бы просто и типично.

В это мгновение он услышал негромкий скрежет и скрип. Большая каменная плита, служившая дверью камеры, поползла вверх.

Джек сел. Все, что находилось за пределами его камеры, заполняла тень. Он ничего не видел за стеной, кроме непроницаемого мрака. Он встал, подошел к образовавшемуся проему и с любопытством заглянул за его край.

Тут-то его и сцапал Шаргл.

Толстые кольца крепких мышц обернулись вокруг него и сжались. Джек пытался вырваться, но не мог пошевелиться: его руки были прижаты к ребрам. Одна из мерзких голов Шаргла нависла над ним. В темноте блестели серо-голубые глаза огромного червя.

— Приветик, сссвежжжее мясссо, — довольно скалясь, сказал червь. — Помнишшшь меня?

— Конечно, я помню тебя, Шаргл, — с усилием сказал Джек. — Но какого черта тебе нужно?

— Я ссскажжжу тебе, что мне нужжжно, — ответил Шаргл, наклонившись ближе. — Хочу увидеть твои кишшшки! Да! Твои гадкие маленькие кишшшочки, которые я иззз тебя вытащщщу! Сссвежжжее мяссо, ты ззадолжжжал мне ссвою жжизззнь.

— Что ты несешь? О чем ты?

— Ты был обещщщан нам! — провыла другая голова Шаргла, вынырнув из темноты слева от Джека. — Ты нашшш! Так было сссказззано на монете!

— И?

— Вссе всссегда так нагло обижжжают Ш ш шаргла, — капризно сказала первая голова.

— Обзззываютссся! — добавила вторая.

— Бьют!

— Сссвязззывают нассс друг с дружжжкой! — Головы переглянулись, сочувственно поежились и осклабились. — Но теперь, — сказали они одновременно, — теперь наконец Шшшаргл можжжет обидеть тебя. Очччень сссильно обидеть!

«Господи!» — подумал Джек.

— Шаргл, — сказал он, — сейчас не лучшее время для…

— Для нассс, — объявила первая голова Шаргла, — всссякое время лучшшшее.

— Но Вселенной может прийти конец! — выдохнул Джек. — Дракон вот-вот проснется!

На миг все четыре глаза Шаргла удивленно вытаращились, но червь тут же ухмыльнулся.

— «Дракон»… — презрительно фыркнула одна голова. — Ссстарая песссня!

— Большшше никто не верит в Дракона! — добавила вторая голова.

— Теперь моли нассс о пощщщаде!

— Ага, моли.

Червь сильнее сжал кольца.

— Кричи! Корчись! Стони!

Джек почувствовал, как трутся друг о друга его кости. Перед глазами у него заплясали голубые искры, голову сдавило, будто тюбик с пастой, с которого забыли отвернуть колпачок. Он попытался сделать вдох, но ощутил тошнотворную вонь, исходившую от червя. Головы Шаргла наклонялись все ближе, отвратительные коричневые пасти открывались все шире. У Джека потемнело в глазах, но тут…

Внезапно вспыхнул свет, и громоподобный, гулкий голос произнес:

— ГРАЖДАНЕ АДА, ПРОШУ ВАШЕГО ВНИМАНИЯ! ГОВОРИТ ОБЕР-МИНИСТР ГУКУМАТ. ВЫ, ВСЕ ДО ОДНОГО, ПРИЗЫВАЕТЕСЬ НА ДРЕВНЮЮ ЦЕРЕМОНИЮ. ВСЕ И КАЖДЫЙ, ПРИГОТОВЬТЕСЬ К ПЕРЕМЕЩЕНИЮ НА СЧЕТ «ТРИ». ОДИН…

Воздух наполнился гулом, вокруг возникло клейкое желе и мгновенно начало растекаться.

— ДВА… — прогремел голос Гукумата.

— И-и-и-и-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — взвизгнул Шаргл, но его вопль сразу же утих.

Блестящая слизь поглотила его.

— ТРИ!

Желе стало более плотным.

На миг Джека и червя окутал мрак.


Шаргл и Джек были перемещены вместе: Джек был окутан кольцами, которыми его сжимал червь. Правда, хватка Шаргла немного ослабела, но Джек не чувствовал под ногами земли, и это было очень странное и дикое ощущение. Он словно парил в воздухе.

— Где мы? — выдавил Джек. — Что случилось?

— Джек? — прозвучал знакомый голос с французским акцентом. — Джек, это ты?

— Номер Третий! — воскликнул Джек. — Где вы? Ох, Шаргл, — добавил он, пытаясь вырваться, — ради бога, почему бы тебе просто не отпустить меня?

— Нет! — нервно взвизгнул Шаргл. — Ни за чччто! Нет! Нельзззя просссто так отпуссстить сссвежжжее мясссо!

— ВНИМАНИЕ! ОТРЕБЬЕ ИЗ ГЛАДИАТОРСКИХ ЯМ!

Все умолкли.

— Вы находитесь здесь, — произнес голос, — не потому, что мы этого хотим, но потому, что все демоны ада обязаны засвидетельствовать пробуждение Дракона. Это огромная честь для вас, и вы должны вести себя соответственно.

— Вот задница, — буркнул кто-то знакомым голосом.

— Вы стоите перед священным и всемогущим Драконом — продолжал Гукумат. — Перед пожирателем миров, альфой и омегой, творцом и уничтожителем всего сущего. Взирайте на ваше божество, жалкие просители. Взирайте на ваше божество и трепещите!

— Ах! — выдохнул Джек и все остальные, когда тьма вдруг озарилась сиянием. Глаза Джека не сразу привыкли к такому яркому свету, но в следующий момент у него вырвалось: — Ой!

Но никакими словами нельзя было выразить и описать то, что он увидел. Поэтому какое-то время Джек просто молча таращил глаза.

Джек и Шаргл находились в похожем на пузырь поле — скорее всего, это поле было создано магически. Пузырь был такого размера, что в нем помещались не только Джек и Шаргл, но и все четверо «Сыновей Бича Скорпиона», а кроме них еще и большой пульсирующий комок вещества, похожего на бланманже, в котором Джек, к собственному изумлению, признал Джагмата, своего знакомца из гладиаторской тюрьмы, умеющего менять обличье. Джагмат, Джек, Шаргл, Номер Третий, Номер Второй, Номер Девятый и Номер Двенадцатый плавали внутри пузыря, будто снежинки внутри новогоднего шара, который встряхнули. У «Сыновей» вид был напуганный, и они имели на это полное право. Но Джек на своих товарищей по несчастью внимания не обращал. Поверхность магического пузыря была прозрачной, и Джек мог видеть, что происходило за его стенкой.

От изумления он раскрыл рот.

Пузырь был подвешен к потолку гигантского красного зала — такого огромного, что Джек даже не был уверен в том, одно ли это единственное помещение. К потолку были также подвешены и другие пузыри, внутри которых находилось различное количество несчастных гладиаторов. Пузыри располагались широким кругом, на манер гирлянды.

Внизу, на полу гигантского зала, в ожидании выстроились огромным, темным и мрачным кольцом все демоны ада. Среди них попадались существа, не поддающиеся никакому описанию. Но и на них Джек не стал смотреть.

В центре зала было громадное плоское возвышение, сложенное из того же самого бугристого и мясистого красного вещества, которое покрывало пол и потолок. По всей поверхности этого плато стояли одинаковые фигуры в белых одеяниях. А в самой середине — в центре всего — находились двое, кого Джек знал очень хорошо: Чарли, сидевший на троне из плоти, и Скордж, стоявший позади него.

— Демоны ада! — прозвучало множество голосов Гукумата. — Это день, который должен был наступить очень давно. Только однажды с начала творения — только единожды с тех пор, когда священнейший Дракон впервые погрузился в свой древний сон, — весь наш народ собирался вместе, как мы сейчас. И ЧТО ЗА ЗРЕЛИЩЕ МЫ СОБОЙ ПРЕДСТАВЛЯЕМ!

После этих слов пузыри, внутри которых находились гладиаторы, задрожали. Воздух в гигантском зале наполнился одобрительным ревом демонов, собравшихся внизу.

— С НАЧАЛА ВРЕМЕН ИМЕННО МЫ ВЛАСТВОВАЛИ НАД ВСЕЛЕННОЙ!

Толпа пришла в экстаз.

— ЭТО ПЕРЕД НАМИ ТРЕПЕЩУТ ПЛАНЕТЫ НА СВОИХ ОРБИТАХ!

Неистовый восторг.

— ЭТО МЫ, — продолжал Гукумат, — ПО БОЖЕСТВЕННОМУ ПРАВУ ПОЛОЖИМ КОНЕЦ ВСЕМУ СУЩЕМУ!

Странно, но на этот раз рев и аплодисменты толпы демонов прозвучали тише и глуше.

— Джек? — неожиданно окликнул мальчика Номер Второй.

Он был бледен, его глаза сверкали, голос звучал чуть пискляво и напряженно.

— Ты не мог бы объяснить нам, что тут происходит?

— Тише, — посоветовал ему Джек.

Гукумат тем временем продолжал:

— Слишком долго Вселенной было позволено существовать, заполняя великую тьму своим шумом и болтовней. Слишком долго мы, истинные стражи творения, позволяли Вселенной осуществлять ее банальные и бессмысленные стремления. Братья мои, — прогремел хор голосов обер-министра, — пора положить конец истории. Пора пробудить великого поглотителя и дать тьме восторжествовать вновь! Настала пора, — возвысив голос, изрек Гукумат, — ВЕРНУТЬСЯ К ЧИСТОТЕ ПУСТОТЫ!

Произнеся эти слова, все воплощения Гукумата подняли вверх свои тоненькие, как тростинки, руки. Обер-министр ожидал одобрения и ликования.

Он не получил их. Гигантская толпа в смятении зароптала.

Тысячи рук Гукумата опустились. Тысячи его сверкающих одежд взметнулись, когда его воплощения повернулись к толпе спиной и склонились в низком поклоне.

— Мои собратья демоны, — сказал Гукумат, — здесь присутствует тот, кто гораздо лучше меня объяснит вам, свидетелями чего вы вот-вот станете. Для меня огромная честь представить вам единственного истинного императора, глас пустоты, чье дыхание — ветер и от чьей ярости трепещут миры, повелителя врат, царя всех слез и абсолютного правителя обителей ада. Демоны, представляю вам…

— Давай уже, не тяни! — булькнул Джагмат.

— КХЕНТИМЕНТУ СКОРДЖА!

Толпа вокруг плоскогорья начала волноваться не на шутку. Все пытались прорваться поближе, чтобы лучше увидеть, что происходит.

Джек только беспомощно смотрел на это.

— А как же я? — вдруг капризно сказал Чарли.

Скордж как раз в этот момент собрался начать свою речь. Вопрос Чарли отвлек его. Он обернулся и посмотрел на мальчика, сидевшего на красном троне. Чарли хмурился и вяло, но упрямо тянул демона за черную, как тушь, руку.

— Эй! — воскликнул Чарли. — Ты не слушаешь меня? Как же я? В смысле… Это же я буду императором, да? А не ты.

— Мы доберемся до тебя, Чарли, — ласково произнес Скордж. — Я как раз собирался упомянуть о тебе.

— Без обмана, — сказал Чарли. — Я буду императором. Я! Так? Ты обещал!

— Конечно обещал, Чарли, — сказал Скордж, прикоснувшись прохладной жидкой ладонью к щеке мальчика. — Конечно обещал.

Чарли ощутил мягкое прикосновение к своему мозгу. Толчок был настолько мимолетен, что он почти не заметил его.

И в его уши сразу хлынул громоподобный рев.

Это был гомон толпы!

И эта толпа что-то произносила нараспев! Два слога — два ритмичных слога звучали вновь и вновь, и гигантский зал вибрировал от раскатов эха. Что же такое распевала толпа? Трудно было разобрать. Не может быть! Неужели? Да!

«Чар-ли! — ревела толпа. — Чар-ли! Чар-ли! Чар-ли!»

«Ваш истинный император, который поведет весь ад в новую эру мира и процветания! — выкрикнул Скордж, и речитатив сменился обезумевшим воплем толпы. — Чарли Фарнсворт!»

Толпа пришла в экстаз!

Чарли улыбнулся, его глаза наполнились слезами, они потекли по щекам. Он поднял руку в ответ на поклонение толпы. Ее восторг и любовь к нему накатились волной, которая вот-вот могла поднять его и унести на гребне невыразимого счастья. Они любили его! Они его действительно любили! Но что было лучше всего — они всегда будут любить его! Всегда, вечно! В отличие, например, от его отца (он брезгливо поморщился), демоны никогда не бросят его, не предпочтут ему никого другого. Они никогда не будут усталыми, грустными, скучными, они никогда не будут меняться ни в чем. Они всегда будут любить его во что бы то ни стало. И Чарли будет всегда счастлив с демонами! Он будет с ними в безопасности, он будет радоваться до скончания времен! Он будет в безопасности, он будет счастлив и…

Скордж посмотрел на сидевшего на троне мальчика. Глаза Чарли были открыты, но они остекленели, они смотрели внутрь. Чарли был окутан облаком самой тривиальной лжи, самой банальной иллюзии, которую Скордж (поскольку сейчас это было ему нужно) вселил в его примитивное сознание всего за две секунды.

«Ты не заслуживаешь Вселенной, — с отвращением подумал Скордж. — Никто из вас ее не заслуживает».

Он повернулся лицом к толпе.

— Мои собратья демоны, — сказал он. — Час пробил.


— Шаргл, отцепись от меня! — крикнул Джек, наверное, в миллионный раз, пытаясь вырваться из дрожащих колец, которыми его опутал червь.

— Дракон! — взвизгнула одна голова.

— Все взаправду! — пискнула вторая. — Скордж разбудит его! Мы пропали!

— Шаргл, заткнись, ладно? — булькнул Джагмат.

Шевеля бахромой по бокам своего студенистого тела, он подплыл поближе к Джеку.

— А ну-ка…

Джагмат нанес сокрушительный удар по плечу Джека. Джек завертелся, и кольца, опутывавшие его, начали ослабевать и разматываться. Затем Джек по инерции отлетел к стенке магического пузыря. Стенка выгнулась, но уцелела. Правда, сам пузырь начал со страшной скоростью падать.

— Джагмат, — выдохнул Джек. — Привет.

— А там внизу не твой ли дружок? — спросил Джагмат, указав тут же выращенным щупальцем на далекую фигурку Чарли.

— Да, — кивнул Джек. — Боюсь, это он.

— Уж не собрались ли они со Скорджем вытворить то, о чем я думаю, а? — спросил Джагмат.

Вопрос был задан весело, легкомысленно, но Джек догадался, что Джагмат вполне серьезен.

— Да, — ответил он. — Я думаю, собрались.

— Ох, ни фига себе! — булькнул Джагмат, надулся и побледнел. — Похоже, нам крышка, братцы!

Но Джек ему не ответил. Он отвлекся. На верхушке пузыря происходило нечто весьма странное. В воздухе возникло загадочное черное пятнышко. В первое мгновение Джек подумал, мол, это ему только кажется, но пятнышко начало увеличиваться в размерах, и вдруг перед изумленным взором Джека возникла крохотная мордочка.

Это был чиндж.

— Вот вы где, сэр! — воскликнул маленький зверек и радостно, блаженно улыбнулся. — Ну, я от вас никуда.

Необычайное зрелище за пределами стенки пузыря было мгновенно забыто. Джек, Шаргл, Джагмат, Номер Третий и все остальные «Сыновья» изумленно уставились на странное отверстие в воздухе, быстро превратившееся в нечто вроде двери.

За дверью лежала тьма. Она явно вела куда-то. И ее размеров вполне хватало для того, чтобы любой из пленников пузыря мог пройти в нее.

Всплеснув широкими кожистыми крылышками, чиндж появился внутри пузыря.

— Что такое? — изумленно воскликнул Джек.

У него вдруг заболела голова.

— Как ты…

— Боюсь, с объяснениями придется подождать, сэр, — решительно заявил чиндж. — Скажу только, мне была оказана помощь. А теперь… — он показал назад, — через этот мини-Разлом мы попадем в безопасное место в лимфатической системе Дракона.

— Куда-куда? — изумился Джек.

— Мы должны уйти как можно дальше, чтобы Гукумат не смог разыскать нас. Однако, — невесело добавил чиндж, — боюсь, этот Разлом открыт на самое короткое время. Если вы желаете бежать из заключения, вы должны отправиться со мной. Немедленно.

— Куда это вы собралисссь? — прошипела, к удивлению Джека, одна из голов Шаргла.

Чиндж нахмурился.

— Это вас не касается, гладиатор, — строго сказал он. — Но мы с Джеком направляемся в парламент.

— В парламент? — ошарашенно переспросил Джек.

— Это наша единственная надежда, — сказал чиндж. — Мы должны обратиться к Великой каббале.

— Нет! — взвизгнул Шаргл.

Наконец червь окончательно отпустил Джека и метнулся к дальней стенке пузыря.

— Только не каббала! Только не парламент! Только не это!

— Жуть как неохота в этом признаваться, — негромко булькнул Джагмат. — Но червяк в чем-то прав: уж лучше я попытаю счастья с Драконом.

— Нет времени спорить, — сказал чиндж, повернувшись к Джеку. — Сэр, если вы хотите помочь мисс Эсме, если вы желаете вместе со мной рискнуть и помешать Скорджу разбудить Дракона, тогда вы должны сейчас же отправиться со мной. Поверьте мне, — тихо добавил он, заглянув в глаза Джека, — другого пути нет.

— Ладно, — ответил Джек, обернулся и посмотрел на «Сыновей».

Хотя Джек уже кое-что знал об аде, теперешнее положение дел казалось ему очень опасным. Ну а для «Сыновей Бича Скорпиона» ситуация выглядела катастрофической, никак не меньше. Четверо взрослых мужчин беспомощно кувыркались в воздухе. Жалко было смотреть на это сплетение рук, ног, оружия и аппаратуры, на испуганные лица.

— Вперед, — сказал им Джек. — Пошли.

— Я с тобой, — крикнул Номер Третий через секунду, оторвался от товарищей и поплыл по заряженному магической энергией воздуху.

— Ни за что! — воскликнул Номер Второй, глядя ему вслед. — Ни в коем случае! Я не пойду с мальчишкой и… — он не мог подобрать слова, — с какой-то… тварью неизвестно куда только потому, что они так говорят. Мы все останемся здесь для ммм… оценки ситуации. — Он полностью овладел собой и строго сказал: — Это приказ.

— Сэр, — сказал Номер Третий, — со всем моим уважением, но мы сейчас не на нашем свете, а на другом. — Он указал за стенку пузыря, на разворачивающееся внизу действо. — Джек и его приятель, похоже, знают, что делают. Полагаю, нам следует…

— Третий, я запрещаю тебе идти с ними. — Номер Второй скрестил руки. — Приказ не обсуждается.

— Слушайте, — сказал Джек с неожиданной яростью. — Я не знаю, зачем вы сюда потащились. Явно это какая-то жуткая тайна, раз вы мне про нее ничего не сказали. Если честно, мне наплевать. Но я скажу вам, зачем здесь я. — Он немного помедлил. — Я здесь, чтобы помочь моим друзьям и… вроде как чтобы спасти Вселенную. И мне бы не помешала кое-какая помощь. Ну так вы идете со мной или нет? Если не идете, тогда катитесь подальше!

«Катитесь подальше?» — мысленно повторил Джек. Как это было типично: он даже выругаться толком не сумел. Ну да ладно, он все сказал. Теперь они должны решать.

— Черт возьми, я пойду, — сказал Номер Двенадцатый, нервно глянув на Шаргла и Джагмата. — Где угодно будет лучше, чем тут, так ведь?

— В самую точку, — кивнул Номер Девятый.

Чиндж устремил взгляд на портал, края которого зловеще подрагивали.

— Сэр, — предупреждающе сказал он.

— Уже иду, — отозвался Джек.

— Ну а я — нет! — строптиво выкрикнул Номер Второй. — И вы меня не заставите. Вы не сможете… А-а-а-а!

Номер Двенадцатый и Номер Девятый грубо схватили его за плечи и толкнули. Номер Второй беспомощно заскользил по воздуху. Чиндж ловко отлетел в сторону. Номер Второй поравнялся с мини-Разломом и влетел в проем, не успев ничего сделать, чтобы остановиться.

За ним последовали остальные «Сыновья». Следом — Джек. Потом — чиндж.

— Мамочки, — булькнул Джагмат.

Но они уже скрылись из глаз.


КРОВЬ | Черная татуировка | ЧЕРНЫЕ КРЫЛЬЯ