home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



МИЛОСТИ

Джек от изумления разинул рот.

Это была она. В голове у него роились вопросы. Как ей удалось открыть Разлом? Что она здесь делает? Она пришла, чтобы спасти их? Он следил за ней взглядом. Эсме вышла на арену, спокойно ступая по белому песку, в красном топе с отброшенным на спину капюшоном. У Джека вскоре осталась одна-единственная мысль.

— О нет!

Он вдруг понял, что все смотрят на него. Оказывается, эти слова он произнес вслух.

— Подружка твоя? — утробно прорычал Джагмат, пытливо глядя на Джека.

Все сидевшие с ним в одном ряду устремили на него взгляды. Все ждали его ответа. Джек почувствовал, как кровь приливает к лицу.

— Да, — пробормотал он.

— Ну, ты только не обижайся, приятель, — сказал Джагмат, — надеюсь, она покруче тебя.


— Она явилась, — произнес Скордж.

— Удивлен? — полюбопытствовал император.

— Да, — выдавил из себя Чарли, с трудом стараясь сохранить спокойное выражение лица. — Да, удивлен. А она сказала, чего хочет?

— Очень скоро я официально услышу ее просьбу, — улыбнулся император. — Но думаю, вы и так знаете, что ей нужно.

— Она пришла за нами, — сказал Чарли.

Император улыбнулся еще шире.

— Сначала ей придется уцелеть во время Акачаша, — сказал Скордж.


— Судьей в этом бою, — сообщил Гукумат, — о верноподданнейшие, станет не кто иной, как сам надзиратель гладиаторских ям: Щелкающие Челюсти, Приносящий Боль, бесспорный мастер арены… лорд Слинт!

В стене прямо под королевской ложей со скрежетом открутилась крышка люка, оттуда появилась гигантская летучая акула и сразу заслонила своим могучим телом половину стадиона. Лениво вильнув жутко израненным, покрытым шрамами хвостом, лорд Слинт спустился по воздуху к взревевшей от восторга толпе зрителей. Семеро гладиаторов, по-разному владея собой, терпеливо ждали, а акула описала над ареной три широких круга. При этом ее сопровождала «мексиканская волна».[7]


— Сватог, Гладраш и Ганч, — продолжал Гукумат, — ваши просьбы уже известны императору. Тунсу, ты не хочешь, чтобы твоя просьба стала известна, если только ты не победишь. Что касается остальных троих гладиаторов, его величество император сейчас заслушает ваши прошения. Пятый гладиатор, чего ты желаешь просить?

Слоут содрогнулся. Снова поднявшись на задние лапы, раззявив отвратительную коричневую пасть и стиснув явно ядовитые зубы, он процедил сквозь них:

— Мяса!

Толпа зрителей ахнула.

— Инанна Двенадцать Мечей, изложи свое прошение. Пожалуйста, покороче, — добавил Гукумат, когда Инанна шагнула вперед.

Она сделала глубокий вдох, и ее могучая грудь под кожаным жилетом поднялась.

— Демоны ада, — прокричала Инанна, — я давно ждала возможности выйти на эту арену и теперь прошу о милости. Я родом из дальнего захолустья Демонской империи, из мира под названием Вифезда. Мы мирный народ. Трудолюбивый народ. Однако налоги и подати, которые мы вынуждены платить в последнее время, непосильны для нас. Сегодня я хочу показать вам, — продолжала Инанна, одарив остальных гладиаторов сверлящим взглядом, — такой бой, какого вы никогда не видели. А в ответ я прошу только того, чтобы император и его обер-министр ослабили несправедливые…

— Спасибо, шестой гладиатор.

— …и жестокие требования, которые они…

— Спасибо, шестой гладиатор, — повторил Гукумат, явно теряя терпение.

— …предъявляют к планете, которая никогда не делала им ничего дурного!

— Хватит.

— Мой народ голодает! — прокричала Инанна голосом, эхом разнесшимся по стадиону, хотя толпа на трибунах недовольно гудела и смеялась. — Я хочу только одного: чтобы вы исправили все, что натворили!

— Шестой гладиатор, — настойчиво произнес Гукумат.

Песок на арене вокруг Инанны потемнел. Лорд Слинт плавно подлетел к великанше и повис в воздухе у нее над головой. Как ни велика была Инанна, гигантская акула запросто могла слопать ее в один присест. Инанна запрокинула голову, умолкла и помрачнела.

— Ты будешь вести себя сдержанно, иначе последствия будут скорыми и болезненными, — сказал ей Гукумат голосом, который услышала только она.

Довольно долго акула парила над головой Инанны, лениво помахивая хвостом. Инанна нахмурилась, но тут же учтиво кивнула и встряхнула руками. Она сказала, что хотела. Теперь ей осталось завоевать победу.

— Седьмой гладиатор, ты можешь говорить, — снова прозвучал для всех голос Гукумата.

Взоры всех зрителей обратились к Эсме.

Не отрывая глаз от далекого выступа королевской ложи, Эсме сделала шаг вперед. Она разжала губы и негромким голосом, который все расслышали необычайно хорошо, сказала:

— Так не должно быть.

Император улыбнулся и встал с трона.

— Сир, — пробормотал Гукумат, — держитесь подальше от парапета. Это небезопасно!

Но император уже успел небрежно оттолкнуть обер-министра. Он подошел к широкому парапету и изящно положил руки на его край. Наклонившись вперед, он произнес:

— Вот как? Это почему же?

На стадионе воцарилась мертвая тишина. Все присутствовавшие здесь демоны очень хорошо знали, что император еще никогда ни к кому из гладиаторов не обращался лично. Никогда.

— Ты мог бы просто дать мне то, чего я хочу, — сказала Эсме.

— Что именно? Напомни.

— Скорджа, — сказала Эсме, и в ее голосе прозвучала такая стальная решимость, что у Чарли по спине побежали мурашки. — Дай мне сразиться со Скорджем.

Толпы зрителей на трибунах лихорадочно загомонили, но все умолкли сразу же, как только император заговорил вновь.

— Я позволю тебе сразиться со Скорджем, — величественно изрек он, — если ты победишь.

— Я не ссорилась ни с тобой, ни с кем-то из тех, кто собирается драться сегодня, — сказала Эсме, обведя взглядом арену и шестерых гладиаторов. Слоут начал нервно переступать с лапы на лапу, но другие, более опытные, держались спокойно. — Но для них и для тебя это последний шанс. Отдай мне Скорджа.

После этих слов Эсме зашептались демоны, занимавшие привилегированные места неподалеку от королевской ложи.

— Я уже сказал тебе, — произнес император, старательно разыгрывая удивление. — Если победишь!

— В таком случае все, кто стоит сейчас на арене, умрут, — спокойно сказала Эсме.

Несколько секунд царила полная тишина.

А потом неожиданно все зрители разом захохотали. Даже Сватог не выдержал и присоединился к общему хору. Трубные звуки его смеха эхом отлетали от высоких каменных стен.

Эсме и глазом не моргнула. Император против воли перестал улыбаться.

— Увидим, — сказал он, повернулся и сел на трон. — Она храбрая, в этом ей не откажешь, — сказал он и нахмурил брови. — Гукумат, я устал от слов. Давай-ка начнем.

— С удовольствием, ваше владычество, — с поклоном отозвался Гукумат. — Гладиаторы! — прозвучал его голос в головах у всех присутствующих. — Займите свои места!

Послышался ритмичный стук — сначала тихий, он становился все громче и громче. Все демоны как один принялись топать ногами — неторопливо и требовательно.

Стук. Стук. Стук-стук-стук!

Стук. Стук. Стук-стук-стук!

Но очень быстро ритм начал ускоряться, топот стал громче, уподобился раскатам грома. Зрители были готовы к крови, к жестокости. Они были готовы вопить, выть и реветь до потери сознания, глядя на страшный бой, который должен был вот-вот начаться на усыпанной свежим песком арене. Шум толпы словно бы материализовался. Он так давил на Джека, что у него в конце концов закружилась голова.

— И мы… — сказал Гукумат и сделал длинную театральную паузу, — начинаем!


АКАЧАШ | Черная татуировка | cледующая глава