home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ДЖЕССИКА

На третью ночь демон не удосужился посетить Джессику. К наступлению четвертой ночи она поняла, что ей конец.

Сначала Скордж просто стоял перед ней — пугало, сотканное из движущихся теней. Его руки свободно повисли. Он лениво шевелил длинными пальцами.

— Вы, люди, с вашими мелкими заботами, с вашими скучными и эгоистичными занятиями. Я всегда думал, будто демоны очень плохи, но, честно говоря, вы, люди, — это нечто особенное.

— Ты когда-нибудь заткнешься? — устало сказала Джессика и закрыла глаза.

Она пыталась уйти от боли, терзавшей ее тело, от страшного изнеможения, от слабости разума, уставшего от усилий, необходимых для столь долгого сохранения защитного круга. Она пыталась углубиться внутрь себя, все дальше и дальше. Ее смуглые руки, лежавшие на коленях, медленно разжались. Послышалось тихое шипение, и над ладонями Джессики возникла голубая искра. Она перелила в эту искру всю себя, и искра начала разгораться.

— Ты сама подумай, — продолжал демон, — каково это будет, когда я одержу победу. Подумай о покое, о чистой пустоте. Все сотворенное наконец превратится в ничто. Весь шум и напрасная суета в одно мгновение будут стерты, когда этот безмозглый мальчишка поможет мне пробудить Дракона и, наконец, мы завершим то, что он начал.

Пока демон говорил, искра увеличилась до размеров мраморного шарика. Магическая сфера вращалась, набирая скорость, ее поверхность превращалась в стремительно сливающееся переплетение ослепительного белого и темно-синего цветов. Джессика отдавала светящемуся шару все больше и больше себя, она извлекала из себя все, что осталось. Шарик достиг размеров мяча для игры в сквош, он начал потрескивать и шипеть в сыром, затхлом воздухе внутри защитного круга. Джессика почувствовала — она готова. Медленно и зловеще она улыбнулась.

— А жаль, так жаль, честно говоря, что тебя уже не будет и ты не увидишь того, о чем я говорю, — продолжал разглагольствовать Скордж. — Ты не увидишь, с чем пыталось бороться ваше жалкое Братство все эти годы, ибо…

— Есть идея, — прервала его Джессика, — Как насчет того, чтобы ты перестал трепаться и попробовал взять меня, если сможешь, конечно, а? Или ты намерен наскучить мне до смерти?

Скордж посмотрел на нее.

— Слишком долго я тебя терпел, — сказал он. — Ты была нужна мне как приманка для других, как ложный след, но теперь я почти готов сделать следующий ход. На самом деле остался лишь один фокус. Смешно, — добавил он, — правда, Джессика? Все эти годы ты охотилась за мной, готовилась к встрече, и при этом все твои действия я использовал всего-навсего как отвлекающий маневр. Тем не менее, — демон пожал плечами, и его плечи и шея словно бы слились воедино, спрятавшись под длинными смолисто-черными волосами, — если ты готова умереть, я буду рад помочь тебе.

— Постарайся изо всех сил, — съязвила Джессика.

— Как пожелаешь.


Джек весь день наблюдал за тренировкой Чарли и Эсме. Пока Реймонд дежурил у Разлома, Эсме обучала Чарли азам боевых искусств, акробатики, владения оружием, полета и много еще чего. Все новые навыки Чарли схватывал на лету, без всяких усилий. К вечеру Джеку стало ужасно скучно.

Он задавал вопросы, он высказывал мнение, стараясь как-то оправдать свое присутствие. Эсме вела себя вежливо и отвечала ему даже тогда (и это было ясно Джеку), когда он делал замечания не столько из желания поделиться чем-то умным или дать совет, а просто из необходимости напомнить: он все еще здесь. Но Джек прекрасно понимал: Эсме и Чарли полностью погружены в свои занятия и до него им попросту нет дела. «Да и какое им до меня может быть дело?» — с грустью думал он.

Они были сверхлюдьми, а Джек нет. Они были могущественны, они были важны для общего дела, а Джек нет. Чарли и Эсме готовились к сражению с силами зла, а Джеку оставалось только сидеть и смотреть.

День клонился к вечеру. Джек успел уже раз триста семьдесят пять горько вздохнуть…

…как вдруг начало происходить что-то нехорошее.

— Ой! — внезапно воскликнул Чарли.

В этот момент они с Эсме отрабатывали особо хитрый захват под потолком, разрисованным бабочками. Чарли разжал руки и спрыгнул на пол, зажмурившись.

— Что такое? — спросил Джек без особого интереса.

— Это демон, — сказал Чарли.

Его веки как-то странно трепетали.

— Что с ним? — спросил Джек.

— Думаю, я знаю, где он, — нахмурившись, сказал Чарли.

— Откуда ты знаешь? — спросила Эсме, приземлившись и встав перед Чарли.

Чарли резко открыл глаза.

— Нет времени объяснять. Я это чувствую, понятно? Он сейчас около башни Центр-Пойнт. Бери Джека. Вперед!

Эсме не отрывала глаз от Чарли, но теперь она уже смотрела ему в спину. В следующую секунду Чарли выскочил за дверь.

— Ну хорошо, — сказала Эсме и обернулась к Джеку. — Пошли.

Джек быстро вышел следом за ней на площадку и увидел, как Чарли открывает дверь, ведущую к пожарной лестнице.

Еще на одно мгновение Чарли задержался на крыше. Перед ним, за черным железным поручнем, лежал Уэст-Энд — крыши домов, запруженные машинами улицы, фонари, освещенные окна и воздух. Чарли раскинул руки, подпрыгнул и исчез из виду.

Джек не успел ни крикнуть, ни пошевелиться. Он даже толком не понял, что происходит, кроме одного: его лучший друг спрыгнул с крыши очень высокого здания. Эсме вдруг неожиданно цепко схватила Джека за руку.

— Готов? — спросила она.

Ее лицо приобрело суровое, свирепое выражение.

— Что? — оторопело сказал Джек. — Погоди. Одну секунду. Просто… Нет! Я не умею летать! Ты не сможешь меня потащить за собой! И я вовсе не собираюсь… А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Третий шаг стал шагом в пустоту. Ступни Джека оторвались от крыши.

Он летел.

Внизу проплывали оранжевые огни уличных фонарей. Джек увидел, как выглядят сверху крыши красных лондонских двухэтажных автобусов. Ему казалось, будто он задевает ступнями верхушки деревьев. Он все еще кричал, но его крик потерялся в свисте рассекаемого им летнего воздуха, наполненного выхлопными газами и обжигающего щеки. Впереди Джек разглядел силуэт Чарли, раскинувшего руки и летящего по вечернему небу. И вдруг Джек поймал себя на том, что он широко, радостно улыбается.

Это длилось всего несколько мгновений. Но Джек знал: он никогда этого не забудет.

А потом впереди возникла громада небоскреба, похожего на скелет. Чарли исчез из виду. Навстречу понеслась земля, и они с Эсме пошли на посадку.

На асфальте сидела женщина, вытянув перед собой руку. На ее ладони лежало что-то сине-белое и невероятно яркое. Однако свечение быстро угасало, слабело. Странное и ужасное существо, напавшее на женщину, окружило ее и начало поглощать.

Джек вытаращил глаза, пытаясь понять, что происходит. Как сквозь туман, ему в голову пришла мысль: «Наверное, это Скордж».

Сейчас демон представлял собой бесформенное облако черноты. Оно сгущалось над женщиной, оно билось и дергалось и было похоже на нечто среднее между гигантской паучьей сетью и крылом летучей мыши. Эсме отпустила руку Джека и заслонила его собой, готовая к бою.

Но Чарли опередил ее.

— Эй! — крикнул он.

Черное облако уменьшилось в размерах, и демон стал похож на тощего человека, сотканного из тьмы. Молниеносным, едва уловимым движением он взлетел ввысь вдоль стены небоскреба и затерялся посреди темных бетонных ниш, а Чарли…

— Нет! Подожди! — крикнула Эсме.

…устремился вслед за демоном.

Джек наблюдал за этим, раскрыв рот от изумления. Он смотрел, как его друг мчится вверх по стене высоченного небоскреба, ставя ноги так, словно бежит по земле. Не сказать, чтобы он преодолел высоту одним прыжком, но все же это было потрясающе. Еще секунда — и друг Джека супергерой скрылся из виду.

Джек опустил глаза. Светящийся сине-белый объект мигнул и исчез, а женщина, державшая его на ладони, без чувств упала навзничь. Эсме успела подставить руки и поддержать ее голову.

— С ней все в порядке? — спросил Джек, указав на женщину.

Только это и пришло ему в голову, но, задав вопрос, он сразу понял, какой он глупый. Конечно, с женщиной было не все в порядке. Ее лицо стало спокойным, даже умиротворенным, но, когда Эсме передвинула руки и попыталась приподнять женщину, ее голова безжизненно повисла.

— Возьми ее за ноги, — сказала Эсме. — Раз. Два. Три.

Они с Джеком подняли женщину. Она оказалась удивительно легкой. Казалось, она совсем ничего не весит. И еще Джек понял: эта женщина была бродяжкой. Бездомной. И, честно говоря, от нее не слишком приятно пахло.

— Головой к церкви, — распорядилась Эсме.

На противоположной стороне улицы, напротив высоченного небоскреба, стояла маленькая старая церковь. Она выглядела заброшенной и забытой. Джек и Эсме торопливо перенесли женщину через улицу. Джек с трудом поспевал за Эсме. Она устремилась вдоль по узкому проулку сбоку от церкви, ведущему к маленькому кладбищу. Пока им везло: никто не заметил безумной погони Чарли за демоном, но все же не мешало скрыться от любопытных взглядов случайных прохожих.

— Хорошо, давай положим ее здесь, — сказала Эсме, остановившись около старинного каменного надгробия, лежащего на траве. — Побудь тут с ней.

— Подожди! — воскликнул Джек. — Кто она такая?

— Это моя тетя, — тихо ответила Эсме. — Джессика.

Джек изумленно моргнул.

— Послушай, — сказала Эсме и указала на женщину, без чувств лежавшую на траве. — Позаботься о ней, ладно?

— Конечно, — сказал Джек самым суровым голосом, на какой только был способен.

Эсме еле заметно улыбнулась ему. Потом она изящно развела руки в стороны и поднялась в воздух. Джек снова моргнул — и Эсме исчезла.

— Будь осторожна! — прокричал он и почувствовал себя на редкость глупо. Он обвел взглядом кладбище, посмотрел на лежащую на траве женщину. — Хорошо, — сказал он. И повторил: — Хорошо.


Джек не знал, сколько времени он просидел на траве рядом с Джессикой. Наверное, прошло всего несколько минут, но, как бы то ни было, он не успел привыкнуть к запаху бродяжки. От неподвижно лежавшей женщины пахло так, как может пахнуть давно не мывшийся человек, а еще от нее исходил запах вареной капусты. Быстро темнело. Солнце уже почти зашло, а от уличных фонарей до кладбища доходило совсем немного оранжево-голубого света. Вдобавок Джек оставил в театре свою рубашку и остался только в футболке. Ему было холодно, к тому же он успел здорово проголодаться. С другой стороны, ничего особенного в такой ситуации не было.

— О-о-о-о, — вдруг простонала Джессика, и Джек вздрогнул. Она села и сердито и удивленно уставилась на Джека янтарными глазами. — Ты кто такой?

— Я… А-а-а… Я Джек.

Джессика молча смотрела на него. По-видимому, такого ответа ей было мало.

— Я… — начал Джек, умолк и попробовал снова: — Мы… то есть другие… ну, мы, это… спасли вас, похоже.

— Ты из Братства?

Джек кивнул.

— Проклятье!

Такого ответа Джек не ожидал. Он промолчал. Джессика обвела взглядом кладбище, всматриваясь в пространство между надгробиями.

— Слушай, — сказала она немного погодя, — как там тебя зовут?

— Джек, — ответил мальчик.

Джессика прищурила янтарные глаза.

— Мне это место не нравится, Джек. — Джессика указала за черную каменную стену старой церкви. — Если Скордж явится, нам будет лучше там, около стены. — Она снова посмотрела на него. — Ты мне поможешь?

На Джека произвели большее впечатление ее слова о возможности возвращения демона.

— А-а-а… — растерянно протянул он.

— Я просидела на холодном асфальте семьдесят два часа, — сказала Джессика. — А ноги у меня затекли уже через час.

Джек заморгал. Он не знал, как быть.

— Тебе придется отнести меня, — добавила Джессика, видя, что он ее не совсем понимает.

— Хорошо, — сказал Джек и встал. — Конечно. Хорошо.

Джеку было четырнадцать лет, и для своего возраста он был среднего роста. Его мать говорила ему, что он будет расти рывками, однако пока этого не происходило. Джессика была выше его, но всего на несколько сантиметров. Джек смотрел на нее — на тонкую смуглую кожу ее лица, на узкие тощие запястья рук, торчащих из рукавов грязного старого пальто.

— Что такое? — сердито спросила Джессика.

— Ничего, — смущенно ответил Джек.

— Ну так давай.

Она поманила его пальцем.

Джек шагнул к Джессике. Она обняла его за плечи. Ее руки были сухими и невероятно хрупкими.

Джеку казалось, будто одним неловким движением он может их сломать.

— Поднимай меня.

Джек попытался сделать это, но Джессика не смогла оторваться от земли. Она не удержалась на ногах, выскользнула из его рук и тяжело плюхнулась на край могильной плиты.

— Простите! — воскликнул Джек. — Простите, простите!

— Тебя что, ничему не научили? — спросила Джессика. — Телекинезу? Левитации?

— Нет, — ответил Джек. — То есть… не меня.

Он умолк. Джессика непонимающе смотрела на него.

— Я… ну, я просто, как бы сказать, за компанию, — с тоской сказал Джек. — У меня нет никаких… этих… способностей.

— Чудесно, — проворчала Джессика. — О, это просто чудесно.

Но, заметив, как Джек расстроен, она немного смягчилась.

— Слушай, — сказала она. — Сделай вот что: присядь и повернись ко мне спиной. Ага, вот так. Теперь дай-ка мне ухватиться за тебя.

Она проворно обвила руками шею Джека. Джек постарался не вздрогнуть.

— Так. Теперь вставай.

Джек встал и поднял Джессику. Она повисла у него на спине и положила голову на его правое плечо. Ее дыхание было теплым и хриплым, волосы кололи мальчику щеку.

— Ухвати меня под локти, — распорядилась Джессика. — Так. Теперь посади меня здесь.

Джессика почти ничего не весила, а одежды на ней было напялено столько, что Джек почти не ощущал ее прикосновений. «Все нормально, — подумал он. — Противно, но это ничего. Вот только запах…»

— Слушай, — сказала Джессика, как только он усадил ее на землю. — Думаю, у нас мало времени.

— Почему? — спросил Джек. — Вы о чем?

— Я знаю, что собирается сделать Скордж, — сказала ему Джессика, умолкла и покачала головой. — Эта тварь — она больше Братства. Она больше тебя и меня — она больше всего на свете! Словом, я послала за помощью, и помощь — какой бы она ни была — уже в пути. Но кому-то придется последовать за Скорджем в ад и остановить все это, пока не поздно. Я просто пытаюсь понять, кому придется это сделать. — Она прижалась спиной к стене церкви и вздохнула. — Братству конец, — сказала она. — Реймонд и все остальные — и этот тупица Ник, — мы все бесполезны. Хуже чем бесполезны. Возможно, от нас никогда не было никакого толка. — Она подняла голову и замерла. — О нет, — прошептала она, и Джек испуганно уставился на нее. — Быстрее, — шепнула Джессика. — Помоги мне подняться.

Джек глянул в ту сторону, куда смотрела Джессика, и ужаснулся.

В сумраке, у дальнего края кладбища, сгустились тени. И одна из этих теней вела себя странно. На глазах у Джека эта тень задвигалась и затряслась. А потом начала разбухать, принимать странные очертания. И вот наконец на краю кладбища возникла фигура, похожая на человеческую, только она была угловатая и целиком состояла из жидкого мрака — совершенно, абсолютно черного.

— Помоги мне подняться, Джек, — повторила Джессика.

Это был Скордж. Он вернулся, явно желая прикончить Джессику. Но Чарли и Эсме нигде не было видно. Джек не спускал глаз с демона, а тот тронулся с места и направился к нему и Джессике.

— Джек, да помоги же мне, проклятье!

— Хорошо, — пробормотал Джек. — Хорошо.

— Зайди мне за спину, — сказала ему Джессика.

Она поднялась только благодаря сильнейшему усилию воли. Сделав глубокий вдох и не дав коленям подкоситься, Джессика отвела взгляд от демона, явившегося убить ее, и посмотрела на мальчика.

— Ну, — сказала она, — ничего не поделаешь. — Она печально улыбнулась. — Мне очень жаль, Джек, — сказала она. — Не надо было тебе в это вмешиваться. Никому из нас не надо было это делать.

Она отвернулась, снова сделала глубокий вдох и сказала со злостью, какой Джек прежде никогда ни от кого не слышал:

— Надеюсь, ты подавишься, кусок де…

А в следующее мгновение Скордж бросился к ней.

Демон прыгнул, налетел на Джессику и сразу сбил ее с ног. Она упала навзничь. Пару секунд Джессика и демон боролись, но Скордж быстро прижал к земле ее руки и приблизил свою черную физиономию к лицу женщины. Джессика продолжала сопротивляться, как могла: она извивалась и скалила зубы. Джек стоял и беспомощно смотрел на Джессику и демона. И вдруг от лица Джессики начал исходить странный свет — дымный, белесый. Этот свет заполнил пространство между Джессикой и демоном… и был мгновенно поглощен. Джессика вдруг испустила долгий хриплый вздох, невероятно долгий. Казалось, демон высасывает дыхание из ее тела.

«Не просто дыхание, — понял Джек. — Он отбирает у нее жизнь». Прямо у него на глазах демон забирал у Джессики жизнь! Джек даже не успел подумать, как бы ему помешать этому, как Джессика содрогнулась и застыла. Хриплый звук замер, а в следующее мгновение Джессика обмякла и опустилась на землю.

Демон поднял веки и отвел взгляд от несчастной женщины.

Он посмотрел на Джека.

Он начал распрямляться.

Он шагнул к Джеку!

«Что это? — мелькнула у него страшная мысль. — Не может быть!» Это было несправедливо! Ему никто не поручал драться с демонами! Он должен был только сидеть и смотреть! Оторопев от страха, Джек попятился назад, налетел на могильный камень и упал. Охваченный ужасом, неспособный отвести взгляд от демона, он начал бешено брыкаться, пытаясь отползти подальше. Но демон продолжал наступать. Черная фигура шаг за шагом приближалась к мальчику. Демон был все ближе и ближе. Джек зажмурился. Но вдруг…

— Э! — прозвучал громкий окрик. — Эй, ты!

Джек открыл глаза. Между ним и демоном стоял Чарли.

Послышался негромкий хлопок, и в руках Чарли появились одинаковые оранжевые светящиеся шары.

— На, подавись! — крикнул Чарли и швырнул огненные шары.

Они угодили демону прямо в живот. Неожиданно, к полному изумлению Джека, фигуру демона охватило пламя.

А потом Скордж закричал.

Этот крик был похож на визг тормозов, на звук медленно разрываемой бумаги. Черный силуэт демона расплылся, заметался во все стороны в попытке уклониться от магического огня, и с каждым его движением языки пламени завывали все больше. Крик демона не утихал, он продолжал звучать на той же пронзительной ноте. Скордж пытался сбить пламя руками, прыгал по земле. Пламя устремилось вверх, оно пронзило тело демона насквозь, а потом…

Пламя исчезло, осталось только несколько голубых искр в воздухе.

Тишина.

— Ха! — крикнул Чарли. — Ха-а-а-а-а-а-а-а!!!

Эсме локтем оттолкнула его и склонилась к Джеку.

— Ты в порядке? — спросила она.

Джек смотрел на нее, на ее красивое лицо.

— Да, — сказал он. — Все отлично.

Эсме улыбнулась ему!

— Но похоже, он прикончил Джессику, — добавил Джек.

Улыбка Эсме сразу угасла. У Джека больно защемило сердце. Эсме посмотрела на безжизненное тело Джессики.

Она опустилась на колени рядом с женщиной и пощупала пульс.

— Она… — вырвалось у Джека.

— Да, — грустно сказала Эсме. — Она умерла.

— Зато я прикончил его! — воскликнул Чарли, пританцовывая на месте. — Я его прикончил! Скордж мертв!


ЗНАНИЯ И СИЛА | Черная татуировка | МЕЧИ И ГОЛУБИ