home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20

В следующие пару секунд они представляли странную картину, так как в комнате было тихо и никто не двигался. Все, казалось, замерло. Затем тишина была нарушена: Марио пробормотал какое-то невнятное ругательство — и все одновременно зашевелились.

Чавес, стоявший с отвисшей челюстью и вытянутой вперед рукой, закрыл рот и опустил руку. Клер коснулась Рассела, и только тогда он понял, с какой силой его пальцы впились в ее руку. Педро шагнул в сторону, так что стал виден небольшой автоматический пистолет у него в руке. Ибарра глубоко вдохнул и шумно выдохнул…

Потом Педро снова заговорил по-испански, держа пистолет наготове, а Чавес и Марио шагнули лицом к стене. Последовала следующая команда, и оба положили руки на стену и наклонились.

— Пожалуйста, обыщите их, мистер Рассел, — сказал Педро.

Рассел сделал, как ему было приказано, и первым делом вытащил револьвер из кармана Марио и убедился, что у них нет другого оружия. Педро протянул руку, Рассел отдал ему пистолет, и тот сунул его в карман. После этого достал поношенный кожаный бумажник, раскрыл его и показал Расселу находившееся там удостоверение.

Текст был на испанском, но даже Рассел смог понять некоторые слова. Он удивленно произнес их вслух, все еще не в состоянии привести в порядок мысли.

— Вы из тайной полиции?

Педро с гордой улыбкой кивнул.

— Так это такси не вашего двоюродного брата?

— Было сделано так, чтобы я мог ездить на нем. Мы узнали, что этой машиной вы пользовались накануне. А убедить вас нанять ее на сегодня — моя идея.

— Таким образом, вы знали, что я делал и куда направлялся, — сказал Рассел, его уважение к департаменту, в котором работал Гектор Квесада, явно возросло, но он все еще не мог объяснить присутствие Педро здесь.

— Но почему, — спросил он, — вы пришли сюда? Просто, чтобы проследить за мной?

— Нет. Для этого были две причины. Одна заключалась в том, что вы собирались пробыть здесь одну-две минуты. А вторая — в том, что вы сказали синьорите, что хотите поговорить с Хосе Ибаррой.

— И что?

— Ибарра, — сказал Педро, — из тех, к кому мы относимся с подозрением. Известно, что он представляет интересы ряда лиц, как бы это сказать, кто не слишком чтит закон. А кроме того, он представлял Макса Дарроу. — Он пожал плечами, все еще очень довольный собой. — Когда вы так сильно задержались, я пошел выяснить причину. Я вошел сюда, чтобы подождать…

— И послушать, — перебил его Рассел.

— Немного, — Педро взглянул на Чавеса и Марио. — Этих двоих я узнал. А теперь давайте перейдем в другую комнату. Мне нужен телефон.

Жестом он показал, чтобы Рассел, Клер и Ибарра прошли вперед. Сам же он шел вплотную за Марио и Чавесом и снова приказал им встать лицом к стене. Когда он шагнул к столу, Рассел остановил его:

— Вы собираетесь звонить в управление?

— Да.

— Чтобы просить помощи и доставить эту троицу в полицию?

— Да.

— До того я хотел бы попросить вас об одной услуге.

Брови Педро удивленно поднялись, и Рассел ненадолго задумался, прежде чем заговорить. Дело в том, что он много передумал в течение последних минут, подгоняемый временем. Зная, что ему нужно, он мог только надеяться, что удастся убедить Педро выполнить его просьбу, сыграв на том, что тот, может быть, вошел в приемную позже и не слышал его рассказа о смерти Фолли.

Объяснения только усложнили бы дело, и потому он сказал все, что счел нужным, надеясь на долгие годы тренировки, когда его учили говорить по необходимости искренне и убежденно.

— Убийство Дарроу пока еще не раскрыто, не так ли?

— Это должен знать инспектор Квесада. Что касается меня, ничего не могу сказать.

— Я думаю, что мог бы помочь в этом деле.

— Каким образом?

— У меня есть идея о том, кто это сделал, но чтобы получить возможность доказать это, я должен сейчас уйти. Время не ждет.

— Есть какие-то доказательства?

— Пока нет, но я рассчитываю их получить, если не окажется слишком поздно. Действовать нужно немедленно. Мисс Тремен я заберу с собой. У меня нет оружия. Вы же знаете, что я не могу уехать отсюда, так как у меня нет ни билета, ни туристской карточки. Я немедленно приеду, как только понадоблюсь Квесаде, но не могу ждать его разрешения. Если я прав, то Квесада сможет раскрыть это дело, что будет хорошо и для вас, раз вы предоставили мне эту возможность. Если вы сейчас меня задержите и я упущу шанс, вся ответственность ляжет на вас.

Гримаса на физиономии Педро означала, что он напряженно думает, и Расселу показалось, что его аргументы почти убедили.

— Я все еще нахожусь под подозрением, — сказал он, — но это не относится к мисс Тремен. Вы ведь доверяете ей, не так ли?

Педро взглянул на нее и улыбкой выразил свое одобрение.

— О да. Если она пойдет с вами, — он прервал фразу и свой следующий вопрос адресовал ей: — Вы хотите пойти с мистером Расселом?

— Да, — не колебалась Клер.

— Вы верите тому, что он сказал?

— Конечно, верю.

— Вы можете сказать мне, куда собираетесь направиться, мистер Рассел? — спросил Педро.

— Конечно, в Бальбоа. Туда, куда вы привезли меня сегодня утром.

— А… К Баскомам.

— Правильно, — кивнул Рассел и, торопясь закрепить успех, взял Клер Тремен под руку и быстро вывел ее в приемную, пока Педро не передумал.

Лоскутное одеяло ярких светлых и темных пятен от позднего послеполуденного солнца покрывало бунгало Баскома, когда Рассел и Клер шли по дорожке мимо тщательно выложенной надписи.

Сразу у дома Ибарры они нашли такси, водитель довез их сюда за пятнадцать минут, и теперь, взглянув на свои часы, Рассел с облегчением обнаружил, что они потеряли в конторе Ибарры меньше времени, чем он думал.

Слишком много всего случилось за это время, и напряжение нервов привело к тому, что ему казалось, инцидент в конторе адвоката длился бесконечно. На самом же деле с того момента, когда он покинул квартиру Фолли, прошло около сорока минут или даже меньше, но сейчас, подходя к широкой арке у входа, он чувствовал себя значительно менее уверенно, чем вначале.

По дороге сюда они мало говорили с Клер, и она оказалась достаточно разумной, чтобы не задавать вопросов. Ей просто хотелось знать, действительно ли у него есть догадка, кто убил Дарроу и он ответил утвердительно. Он сказал, что это не просто идея, что у него даже есть что-то вроде доказательства, но, к сожалению, не такое, которое можно предъявить в суде.

После этого дальше они ехали молча, и его первоначальный энтузиазм медленно испарялся, так что в конце концов осталась только решимость, основанная больше на его упрямстве, чем глубоком убеждении в своей правоте. Он подумал, что у него есть мотив, он был даже готов блефовать, если это понадобится; если же он потерпит неудачу, то расскажет Квесаде все, что он знает, и пусть генеральный инспектор продолжает это дело — если не будет слишком поздно. Слова Клер вернули его к действительности.

— Вы знаете, что собираетесь делать, Джим?

— Да, — сказал он. — Скрестите пальцы на счастье.

Когда они пересекли лужайку и он постучал, гараж был распахнут настежь и пуст, как и сегодня утром. Почти тотчас же он услышал, что внутри кто-то движется, дверь распахнулась и на пороге появилась Сильвия Баском, выглядя весьма симпатично в платье пастельных тонов и в туфлях на высоких каблуках, с полупустым стаканом для коктейля в руке.

— О, привет, — сказала она. — Здравствуйте, мисс Тремен. Входите.

Она закрыла дверь и указала стаканом на поднос, стоявший на обеденном столе рядом с плетеной сумочкой и оправленной в рамочку и надписанной фотографией улыбающейся Сильвии. Тут же стояли бутылки, стаканы и пластиковый мешок со льдом, и она жестом предложила ему налить себе и Клер что-нибудь выпить. Джим взглянул на девушку, но та покачала головой, так что он сказал, что пока они воздержатся, и спросил, ждет ли она в скором времени своего мужа.

— Он должен приехать с минуты на минуту, — сказала Сильвия, чья приветливая улыбка начала исчезать по мере того, как она переводила взгляд с одного на другого и почувствовала их мрачное настроение. — Что-нибудь… что-нибудь случилось?

— Кто-то застрелил сегодня днем Ала Фолли, — сообщил Рассел.

— Ала Фолли? — Ее карие глаза смотрели прямо на него, внутренние уголки темных бровей сдвинулись вместе. — Сегодня днем?

— Примерно час тому назад.

Она взглянула на него, с отсутствующим видом присела на угол дивана и протянула руку, чтобы поправить подушки.

— Но почему? — спросила она. — Потому, что он знал, кто убил Макса?

— Все выглядит именно так. Он был вчера вечером в квартире. Я думаю, что он обыскивал ее в тот момент, когда Клер… — он оглянулся и увидел, что девушка удобно устроилась в кресле, — вошла туда. Я думаю, это именно он схватил ее, буквально за несколько минут до того, как раздались выстрелы.

— Вы знаете это или вы только…

— Это только логическое предположение, — терпеливо сказал Рассел. — У Лолы Синклер до сих пор есть ключ от квартиры Макса. Она утверждает, что дала его Фолли.

— Но зачем?

— Это довольно длинная история, — отмахнулся Рассел, — но суть в том, что Фолли опасался, что Дарроу намерен обмануть его и не отдать ему денег, причитающихся Фолли за продажу самолета на Кубе. Он знал, что Дарроу собирается уехать, и я думаю, что рассчитывал открыть сейф и забрать оттуда все ценное, что найдет, может быть, даже изумруды, в качестве залога до тех пор, пока не получит свою долю.

Она, казалось, собиралась и дальше расспрашивать его, но замолчала и прислушалась. Теперь и Рассел слышал шум подъезжающей автомашины. Когда он шагнул к окну и увидел серый автомобиль, въезжавший в гараж, очередной кусочек головоломки встал на свое место, укрепляя его уверенность в том, что вскоре все разъяснится.

Дело в том, что он вспомнил эту машину. Он видел ее только раз и до сих пор о ней не думал. Он не видел номера и не смог бы доказать, что это был именно тот самый автомобиль, который он видел отъезжающим от дверей Дарроу, когда он бежал ко входу в дом, но та же марка и тот же цвет — сейчас этого было достаточно.


предыдущая глава | Смерть в Панама-Сити. Пьер Немур. Моя первая белая клиентка. Чарльз Уильямс. Змея | cледующая глава