home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Весь день прошел в подготовке к вечернему мероприятию, как окрестила про себя Татьяна предстоящий обряд. Она старалась не оставлять Дину наедине с ее тяжелыми мыслями и воспоминаниями, отвлекала как могла, но это не слишком удавалось. Видно было, что девушка напряжена и напугана, она замкнулась в себе и молчала. Еще бы, бедняга ведь верит, что сегодня вечером ее ожидает встреча со злой ведьмой! Разубеждать или, хуже того, пытаться высмеивать ее страхи нельзя. Поэтому оставалось просто делать то, что запланировано.

Хорошо еще, что удалось уговорить Дину прилечь отдохнуть. Она поначалу не соглашалась, уверяла, что совершенно не устала, но едва опустила голову на подушку, как заснула и проспала почти три часа.

Днем Татьяна ощущала лишь небольшое возбуждение, сродни тому, что испытываешь перед экзаменом или собеседованием при приеме на работу, но ближе к вечеру стала волноваться уже по-настоящему. Наверное, передалась тревога Дины, да к тому же она переживала, как поведет себя девушка, когда выяснится, что ее манипуляции бесполезны. Вдруг у нее случится истерика? Или, хуже того, Дине снова может почудиться что-то, как там, в церкви. Она может внушить себе, что видит дух Азалии, и тогда начнет рваться к ней в квартиру, чтобы перевернуть ее тело… Страшно даже представить себе последствия! Но как ее остановить? Что говорить при этом? Татьяна уже в который раз ругала себя за то, что согласилась на эту затею, «мероприятие», но отступать было поздно.

Дина вышла на сайт театра, где служил Жан, и выяснила, что в сегодняшнем вечернем спектакле он не занят. Только в тех, что начинаются в одиннадцать часов утра и в два часа дня. Но, конечно, ближе к делу надо будет перезвонить, уточнить, сказала она, и выписала телефон администратора.

– Мне фильм один нравится, – вдруг проговорила Дина. – «От заката до рассвета». Сто раз его смотрела. Там герой Джорджа Клуни говорит священнику, потерявшему веру, примерно такую фразу: «Если существует Ад, который порождает таких тварей, то где-то там, на небесах, обязательно должен быть и Рай». Я в бога никогда не верила, но если поверила в дьявола и его слуг, значит, придется и в него – тоже?

Татьяна не готова была рассуждать на эту тему, да и вообще не знала, что ответить и боялась сказать лишнее. Вера – понятие слишком зыбкое. Пожалуй, каждый во что-то верит: в бога, в деньги, в любовь. И когда разочаровывается в объекте своей веры, то может отчаяться. Поэтому Татьяна всегда считала, что лучше не верить, а знать наверняка.

– Давай после это обсудим. – Она протянула руку и погладила девушку по голове. – Это слишком… глобальный и сложный вопрос.

Дина кивнула.

Около семи вечера Татьяна позвонила в театр. Если Жана и вызвали по какому-то случаю на работу, он уже должен быть там: спектакль через несколько минут. Томно хихикая, она жеманным голоском осведомилась, во сколько сегодня постановка с участием Пожидаева. Дина в себе актерских способностей не чувствовала, поэтому роль глуповатой почитательницы таланта красавца-актера пришлось исполнять ей.

Женщина на том конце провода понимающе ухмыльнулась и ехидно промолвила:

– Опоздали, барышня! Он сегодня только в дневных спектаклях играл.

– Как так – в дневных? – огорчилась «поклонница».

– Да вот как-то так! – непринужденно отозвалась трубка. – В одиннадцать и четырнадцать.

– Получается, его сейчас в театре нет? И сегодня не будет? – почти прорыдала Татьяна.

– Да с чего ему быть-то? – рассердилась женщина. – Я вам русским языком объясняю: в вечернем спектакле Пожидаев не занят! Все, у меня люди!

В трубке запикали короткие гудки.

– В театре его нет. Пойду проверю, дома ли наши голубки.

– Угу. – Дина сжала кулаки и со свистом втянула воздух.

Татьяна вышла из квартиры и спустилась на первый этаж. Нужно было проверить, на стоянке ли красный «Лексус». Если автомобиль там, это почти со стопроцентной вероятностью означает, что Жан и Азалия дома.

Внедорожник, похожий на большое опасное животное, стоял на своем месте, и Татьяна поспешно вернулась домой.

Дина, которая караулила возле порога, включила свой телефон, который уже с конца марта не подавал признаков жизни и лежал на дне сумочки, прихваченной Татьяной. Днем она его предусмотрительно зарядила. Номер Жана был одним из последних в списке вызовов. Девушка сразу нашла его, но никак не могла решиться набрать.

Татьяна взяла ее ладонь в свои руки. Ладошка была ледяная и влажная.

– Не бойся, я с тобой, – ободряюще проговорила она и в очередной раз подумала: «Только бы Дине не стало плохо. Если она перенервничает и съедет с катушек, я себе этого не прощу!»

Дина натянуто улыбнулась в ответ и быстро, не давая себе времени на колебания, нажала кнопку вызова. Во время короткого разговора голос ее дрожал и срывался, но это только придавало правдоподобия, поскольку было вполне объяснимо.

– Алло! – взволнованно отозвался Жан. – Кто говорит?

Татьяна не сомневалась, что Азалия в этот момент так же прильнула к плечу любовника, как она сама – к Дининому, пытаясь услышать все своими ушами.

– Я. Узнаешь?

– Узнаю, – помедлив, ответил Пожидаев. – Ты где, Манюня?

– Не смей называть меня так! – вырвалось у девушки. – Тебя не касается, где я! Вам, конечно, хотелось бы, чтобы меня и вовсе не было!

– Что ты такое говоришь? – вполне искренне возмутился Жан.

– Говорю что думаю! Ты меня предал, сговорился с этой мерзавкой!

– Послушай, мы только заботились о тебе, ты неправильно поняла…

– Я, может, излишне доверчивая, но не клиническая идиотка! – отрезала Дина. – Так что лучше заткнись. Мне нужно с тобой поговорить. Это важно. И в твоих же интересах.

– О чем поговорить?

– Не по телефону. Я много чего знаю про тебя и твою любовницу.

– Давай увидимся! Приезжай домой… – начал было Жан, но то ли сам понял, что несет чушь, то ли Азалия ткнула его в бок, и поправился: – Где мы сможем увидеться?

– Приезжай на кладбище. К могиле моих родителей. Ты знаешь, где это. Точнее, стой на аллее номер два, возле поворота к их могилам. Я тебя увижу и подойду. Буду ждать в восемь. Понял?

– Понял, но…

– Да, чуть не забыла. Упаси тебя бог притащить с собой эту старую шлюху. Имей в виду: я буду следить, и если увижу ее рядом, не подойду. И больше на контакт не выйду. Но жизнь вам обоим испорчу, можешь не сомневаться.

– Нет, нет, приду один, – засуетился Жан, – и мы…

Дина выключила телефон.

– Надеюсь, они не смогут проверить и узнать, откуда был звонок, – медленно, чуть заторможенно проговорила девушка: не отошла от разговора, который высосал из нее все силы.

– На это нужно время, – успокоила ее Татьяна. – А времени у них нет. По идее, Азалия должна сейчас прыгать от радости: ты нашлась и ищешь встречи. Скорее всего она в эту самую минуту подробно инструктирует Жана, как затащить тебя обратно.

– Ой, что же мы стоим! – вскинулась Дина. – Пора начинать!

– Успеем, не волнуйся! – сказала Татьяна, подавив вздох. Она чувствовала себя немного глупо. – Мальчику одеться надо, указания выслушать. У тебя все готово?

– Готово.

Дина отошла в глубь комнаты. Плотно задернула шторы и замерла у стола, на котором они разложили то, что им сегодня понадобится. Татьяна подошла к двери и прислушалась. Минут через десять наверху хлопнула дверь. По лестнице вниз загрохотали шаги. Спешит, даже лифт ждать не стал. А может, это не Жан? Хотя, вероятнее всего, он. Переждав некоторое время, Татьяна выскользнула из квартиры и, в отличие от Жана, воспользовавшись лифтом, спустилась на первый этаж. Когда подошла к почтовым ящикам, алого джипа уже не было. Жан уехал.

Она продолжала мучиться сомнениями: правильно ли поступила, что разрешила Дине устроить весь этот спектакль? Теперь Азалия и Жан точно знают, что Дина не просто сбежала, но находится в городе и желает им отомстить. Она фактически предупредила их о своих намерениях. А вдруг это даст преступникам фору? Кто предупрежден, тот вооружен. Азалия – тетка крученая, изворотливая, запросто может предпринять что-то, обезопасить себя…

Ладно, не стоит пока об этом. Главное, чтобы все прошло гладко и Дина перестала верить во всякую ересь.

Татьяна двинулась назад к лифтам. Уже зашла внутрь, когда в кабину, с трудом протиснувшись в закрывающиеся двери, нырнул полный немолодой мужчина. Он жил в их доме, но Татьяна не помнила его имени.

– Ох, успел! Мне восьмой, – пытаясь отдышаться, выговорил толстяк.

Она нажала на кнопки. Мужчина принялся возмущаться:

– Летают как чокнутые! Еще сантиметр – и в бок мне въехал бы!

– Да что вы говорите! – изобразила она интерес. – Безобразие!

– Вот именно, – подхватил толстяк, – думает, крутой!

– Это, случайно, не молодой парень на красном «Лексусе»?

– Он, он! Вас тоже чуть не сбил? Это же надо…

Лифт остановился на восьмом этаже, и чудом избежавший аварии автовладелец вынужден был прервать страстный монолог.

– До свидания, – попрощалась Татьяна.

– Всего доброго, – выкрикнул толстяк и покатился к своей квартире.

Татьяна зашла к себе и сказала:

– Все! Он уехал! Можно приступать.

Дина сжалась, ахнула, но взяла себя в руки и даже храбро улыбнулась.

«Молодец, – порадовалась Татьяна, – пока хорошо держится».


Глава 9 | Очарованная мраком | Глава 11