home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Дина бегло просматривала распечатанный текст, несколько листов отложила в сторону. Татьяна ждала, внимательно глядя на нее. Седину, конечно, можно будет закрасить. Но куда деть горестные складки возле рта? Загнанное выражение глаз, затаенный страх? Она тихонько вздохнула и отвела взгляд, посмотрела в окно. Скоро и май наступит. Отпуск. Уехать бы куда подальше и забыть обо всем…

Взяв с девушки обещание, Татьяна согласилась провести некий обряд, который Дина отыскала в Интернете.

«В конце концов, что мы теряем? – думала она. – Один-два дня. После того, сколько времени уже прошло, это мелочь. К тому же тут выходные. Так что пускай Дина потешится, пожжет свечи, почитает заклинания, если это поможет ей успокоиться, трезво взглянуть на вещи и понять, что бороться с Азалией нужно законными, вполне прозаическими способами».

Она согласилась участвовать в этом спектакле и решила идти до конца.

Дина была настроена очень серьезно, когда рассказывала Татьяне о способах борьбы с ведьмой. Некоторые из них были весьма оригинальными.

– Если ударить колдуна или ведьму наотмашь левой рукой и уйти, больше не глянув в его сторону и не оборачиваясь, что бы ни слышалось за спиной, то маг лишится своего дара, – прочитала Дина.

Татьяна усмехнулась.

– Сама идея съездить этой твари по физиономии, конечно, заманчивая, но как-то слишком просто, что ли. Не больно-то впечатляет.

– Это да. Подробно описывается еще один ритуал, – продолжила Дина, – но он с важной оговоркой.

– Что за оговорка? – Татьяна приподнялась и взбила подушку под спиной.

– Тот, кто собрался его выполнить, должен обладать большей силой, чем ведьма. В общем, не про нашу честь.

– Ладно, я чувствую, к чему ты клонишь. Нашла то, что кажется тебе подходящим, но это слишком трудновыполнимо?

– Угадала, – Дина замялась, – но никакого другого варианта нет. В общем, суть такая. Нам нужно выманить дух ведьмы из тела, заставить покинуть его.

– Как это? – опешила Татьяна.

– Ведьмы умеют это делать, – учительским тоном объяснила девушка. – По некоторым источникам, на всем известные шабаши отправляется только душа ведьмы, которая отделяется от тела. Передвижения на метле по воздуху – это из области фантастики. А вот ввести себя в состояние транса и воспарить душой человек с экстрасенсорным даром способен.

– Кажется, йоги тоже умеют… И еще я читала, что во время сна душа может покинуть тело.

– Наверное, – нетерпеливо отмахнулась Дина, – но нам сейчас важно, что есть способ заставить дух покинуть тело при помощи определенного обряда.

– Что за обряд? – спросила Татьяна, подавив вздох.

– Для него нужна фотография или какая-либо вещь ведьмы, свечи, ладан и кровь ее жертвы. Думаю, моя вполне подойдет.

– Хорошо, а где нам взять снимок Азалии? Или вещь?

– У меня в сумке болтается флэшка, на ней – куча всего. В том числе и фотографии с папиной свадьбы. Так что без проблем. Надо только распечатать.

– Прекрасно, – как можно спокойнее произнесла Татьяна, словно речь шла о вполне естественных вещах. – Предположим, мы выманили дух. Что дальше?

– Думаю, мы будем проводить обряд здесь, у тебя, – немного виновато сказала Дина, – так что потом одной из нас нужно будет удерживать дух Азалии в этой квартире.

Татьяна содрогнулась при мысли о такой гостье.

– А вторая в это время, – продолжила Дина, – должна пойти в мою квартиру, найти ее тело и развернуть. Изменить его положение, чтобы дух не смог найти дорогу обратно.

– Этот дух что, потом, после обряда, так и остается блуждать?

«Еще, чего доброго, застрянет здесь! – с усмешкой подумала Татьяна. – О чем мы говорим? Что обсуждаем? Идиотизм!»

– Если дух не соединится с телом на протяжении шестидесяти шести минут и шести секунд – ведьме конец. Можно вернуть тело в прежнее положение: дух в него вернется, но силы у колдуньи уже не будет. И она не сможет вспомнить ничего из того, что с ней произошло.

– Сильно, что и говорить… И как же мы должны задержать ее здесь?

– Человек, который пытается удержать дух ведьмы, должен беспрерывно творить молитвы.

– Прямо гоголевский «Вий»! – не удержалась Татьяна.

Дина метнула в ее сторону испытующий взгляд, и она постаралась выдержать его спокойно.

«Не дай бог, решит, что я над ней посмеиваюсь!».

– Ну… может быть. Но этого мало. Есть еще толченый ладан.

– Что там с ладаном?

– Его нужно растолочь в ступке и насыпать в вино. Или в водку. Да хоть в пиво, главное, в спиртное. Ведьма будет метаться по комнате, искать выход. Но не сможет найти. Вообще-то сказано, что этот способ не даст найти выход из помещения, когда ведьма вполне материальна. А вот насчет ее духа ничего не написано. Но будем надеяться…

Татьяна рассеянно кивнула. По плану Дины получалось, что они произведут какие-то нелепые манипуляции, чтобы заставить Азалию впасть в транс или вроде того, а когда это получится и ее дух окажется здесь, одной из них придется идти в ту квартиру…

«Ладно, будем надеяться, когда Дина убедится, что ничего необычного не происходит, она согласится оставить свою мифическую затею. И в понедельник мы вместе отправимся туда, куда давно следовало: в полицию. Прежде, кстати, надо посоветоваться с Архиповой…» – размышляла Татьяна, но хладнокровно проговорила:

– В целом-то ничего особенно сложного. Завтра суббота. Наверное, Азалия будет дома – на работу ей не надо. Ключи есть, в квартиру попасть не проблема. Главное, чтобы Жан там не ко времени не появился.

– Я позвоню ему и назначу встречу. Скажу, у меня к нему разговор, – помешкав, проговорила Дина. – И пусть приходит один. Им же надо, чтобы я оказалась у них, так что клюнут, никуда не денутся.

– Шестьдесят шесть минут – это чуть больше часа, – задумчиво проговорила Татьяна.

– Пока он едет туда, пока обратно, пока ждет… Мы как раз должны успеть. А встречу назначим на кладбище! – осенило Дину. – Во-первых, драматично, они решат, что это в моем стиле. Во-вторых, отсюда до кладбища на машине не меньше получаса.

– В субботу у Жана, вполне возможно, спектакль. Это можно узнать. Если он играет, то не придется огород городить, затевать эту канитель со звонками…

– Лучше не рисковать, – подумав, возразила Дина. – Кто знает, что у него там за роль? Возьмет и освободится через пару минут после начала. И заявится! Нет, дождемся, когда оба окажутся дома, и тогда выманим Жана.

Татьяна кивнула и ничего не ответила.

– Есть там еще что-то важное? – Она с трудом подавила зевок. Ее неожиданно стало клонить в сон. Она глянула на часы – почти полночь.

– Больше ничего особенного. Вроде все рассказала. Только детали обряда.

– Детали на завтра отложим. Целый день впереди – успеем изучить. Не могу, уже вконец вымоталась.

– Пошли спать. – Дина тоже с трудом держалась на ногах. Бессонная ночь давала о себе знать.


Утро следующего дня было ужасным. Татьяна проснулась поздно, в десятом часу, и обнаружила, что одна в доме. Дины не было!

Она вскочила и испуганно заметалась по квартире, окликая девушку, как будто та могла где-то спрятаться.

«Похитили! – испуганно подумала Татьяна в первый момент. – Они догадались, где Дина, и силой увели обратно!».

Но уже через минуту отвергла эту мысль: как они могла пробраться сюда? И почему она ничего не слышала? Получается, Дина ушла сама. Зачем и куда?

Это выяснилось быстро: на кухонном столе лежала записка.

«Татьяночка, миленькая, я ушла и скоро буду. За меня не волнуйся!!! Мне необходимо сходить и проверить одну вещь, а то я уже сама себе перестала верить и начинаю думать, что схожу с ума! Заодно куплю в церкви ладан и свечи, фотки распечатаю. До скорого. Не ругай меня сильно! Д.»

Куда, скажите на милость, понесло эту оглашенную? Татьяна схватилась за голову. А если ее увидят Азалия или Жан?! Наткнутся на нее в подъезде, и… Преступники ведь запросто могут затащить ее обратно! Динка и сопротивляться не сможет – где ей справиться с ними в одиночку?

«Дура, вот же старая дура! – на чем свет стоит костерила себя она. – Надо было не в психолога играть, а за руку тащить эту балбеску в полицию! Написали бы заявление, а потом придуривались, обряды совершали сколько душе угодно! И как я могла повестись на эту чушь?!»

На столе веером лежали распечатанные листы. Татьяна машинально протянула руку, взяла один из них и прочла:

«То, чем занимаются ведьмы и колдуны, противоречит Божьим законам. Отвечать за содеянное придется неминуемо. Как бы долго ни жили они за счет сил и энергии других людей, занимающиеся черной магией все же не бессмертны».

Последние слова были выделены синим маркером. Она перевернула страницу.

«Предсмертные муки ведьм и колдунов поистине мучительны. Умирают они долго и в последние минуты жизни видят, что Небеса от них отказываются. Иллюзорное могущество, которое испытывали колдуны при жизни, рассеивается. Все слезы, боль и страдания порченых, замороченных, убитых они теперь испытают на себе. Ведьма цепляется за жизнь и часто не может умереть, пока не передаст свой дар. Отяжелевшая от грехов душа не способна покинуть тело и пробиться наверх. Поэтому у многих народов существует поверье: чтобы дать ведьме или колдуну умереть, надо открыть окна, разобрать потолок или крышу…»

Татьяна раздраженно отбросила листы. Что теперь делать? Сколько сидеть и ждать? А если Дина не придет, что делать? Идти и заявлять о пропаже человека? Или лучше сходить к Азалии, пригрозить, что все расскажет, кому следует, если они не отпустят девочку по-хорошему?

В самый разгар ее метаний дверь вдруг открылась, и в квартиру вошла Дина. В руках она держала небольшой пакет.

Она захлопнула за собой дверь, быстро заперла ее и прижалась спиной к стене, глядя на Татьяну сумасшедшими, неправдоподобно огромными глазами. В них читался такой ужас, что Татьяна и сама перепугалась до полусмерти.

– Что? – хрипло проговорила она. – Что стряслось?

Дина не отвечала. Татьяна подошла к ней, обняла за плечи, прижала к себе.

– Все хорошо, маленькая. Ты в безопасности, не бойся, – шептала она, успокаивающе поглаживая Дину по волосам.

Скорее всего девушку едва не увидел кто-то из этих двоих – либо Азалия, либо Жан. Но она, очевидно, спряталась или убежала, иначе не стояла бы сейчас здесь.

– Они не видели тебя? – осторожно спросила Татьяна.

Дина, ни слова не говоря, высвободилась из ее объятий, положила пакет на тумбочку, сняла обувь и куртку. Потом прошла мимо подруги и уселась на диван, обхватив себя руками. Татьяна пошла за ней, села рядом. Ей не терпелось узнать, что случилось, где Дина была этим утром, но она не решалась задавать вопросы. Пусть немного придет в себя и сама расскажет. Она все время боялась – вдруг Дине стало плохо. Очередной нервный срыв мог окончательно подорвать ее здоровье: девушка выглядела такой слабенькой и хрупкой.

«Нужно обязательно показать ее специалисту, – подумала Татьяна, – спросить у Кати, к кому ее сводить, и проконсультироваться!»

Так они сидели и молчали некоторое время, пока Дина не заговорила.

– У тебя в квартире окна выходят на ту же сторону, что и в моей комнате. Я ночью смотрела в окно и представляла, что по-прежнему дома. А в соседней комнате – папа. И ничего из того, что случилось за последний год, никогда не было. – В ее голосе послышались слезы, и Татьяна почувствовала, что сама вот-вот заплачет. Но Дина взяла себя в руки и почти твердо продолжила: – Я решила проверить, действительно ли Азалия ведьма. Мне нужно было убедиться. Ты мне не веришь, я же вижу. И я подумала: вдруг и в самом деле ошибаюсь? Может, она меня и правда травила чем-то таким, что… В общем, подумала, что нужно найти способ узнать наверняка. Ну а еще, если честно, я хотела проверить, срабатывают ли все эти обряды. Может, это полная дурь, и тогда придется придумать что-то еще. Например, к экстрасенсу настоящему обратиться, из тех, что в «Битве» по телевизору участвуют.

«О господи, – вздохнула про себя Татьяна. – Этого еще не хватало!».

– В общем, я нашла в Интернете способы, как выяснить про женщину, что она колдует. Там есть такие смешные… Знаешь, пишут, что если, проходя мимо группы женщин, сложить дулю и засунуть эту руку под мышку, то ведьма обернется и начет ругаться. Или, например, если полить свеженадоенным молоком мусорную кучу во дворе, то ведьма тотчас прибежит, а иначе заболеет. А можно пройти мимо ведьминой двери и плюнуть через левое плечо – тогда она выскочит на улицу.

– Детский сад, честное слово!

– Не такая уж чушь, как выяснилось, – покачала головой Дина. – В одном месте я прочитала, что тому, кто считает себя «испорченным» ведьмой, нужно прийти под утро в церковь, надеть на себя одежду «нитками наружу» – видимо, наизнанку. Встать возле входа и мысленно повторять про себя: «Ты на меня черным глазом ворожила, покоя лишила, покажись!». И тогда вроде бы можно будет увидеть образ ведьмы. Она будет стоять лицом к тебе, спиной к образам.

– И ты ночью потащилась в церковь?! Ну знаешь ли! – Татьяна не находила слов. Неужели девчонка не понимает, как это опасно?

– Я тихонько вышла, никого не встретила. Отошла подальше, вызвала такси и поехала в Варварину церковь. Она всю ночь открыта, я в Интернете прочитала. Там больница рядом, люди приходят молиться за близких, поэтому ее никогда не запирают. Куртку надела наизнанку, зашла. Там еще одна женщина была, стояла перед алтарем, молилась, – Дина шумно сглотнула и почти шепотом произнесла: – Татьяна, я ее видела. Азалию. Прямо там! Я правда ее видела! Ты можешь мне поверить?

Татьяна помолчала, потом кивнула. В то, что Дине могло ночью со страху привидеться все что угодно, она верила. Она всегда была впечатлительной девушкой, стихи писала. К тому же длительное время Азалия делала с ней что-то плохое – пока непонятно, что именно и как, но бесследно такое не проходит. Татьяна почувствовала, как в ней опять поднимается злость на эту бесчестную женщину. Остается надеяться, что Дина со временем успокоится и все прекратится: видения, истерики, слезы, страхи.

– Я стояла там и твердила про себя эти слова, а потом… потом вдруг появилось это. Поначалу я никак не могла сообразить: откуда она взялась? Прямо передо мной, в нескольких метрах. Стояла и смотрела на меня. Мне кажется, она меня видела!

– Дина, перестань! – не выдержала Татьяна. Дина вся тряслась, казалось, вот-вот хлопнется в обморок. – Сколько можно над своим здоровьем издеваться?

Девушка не обратила внимания на слова подруги.

– Азалия почему-то показалась мне… царственной, что ли? Величественной. От нее шла сила – такая притягательная, мощная… Невозможно сопротивляться, понимаешь? Мне было страшно, но при этом хотелось смотреть и смотреть, не отрываясь! Такой странный, дикий восторг… Не могу передать! В общем, она стояла лицом ко мне, глядела прямо в глаза, а потом улыбнулась. Мне хотелось заорать от ужаса, но я не могла ни крикнуть, ни пошевелиться. Дышать стало трудно, голова разболелась. Она была так реальна! А потом женщина, которая молилась, повернулась и пошла к выходу. И… прошла прямо сквозь Азалию! Прямо по тому месту, где она стояла! На какое-то мгновение их лица и тела слились в одно, та женщина будто растворилась в ней. И все исчезло. Я выскочила из церкви. Так и сидела на лавочке до самого утра. А потом пришли служительницы – или как их нужно правильно называть? Женщины, которые в церкви работают. Купила молитвослов, свечи и ладан. – Она махнула рукой в сторону тумбочки, на которой стоял пакет. – Сходила, распечатала фотографии и опять вызвала такси. Никто меня не увидел, не волнуйся. Я была очень осторожна.

Дина вдруг зажмурилась, а потом открыла глаза, повернулась и посмотрела на Татьяну. Той стало так жалко девочку, что сердце болезненно заныло. Маленькая, худенькая, настрадавшаяся бедняжка, которая на полном серьезе собралась бросить вызов неведомой силе.

– Я подошла к твоей двери, а потом… – Дина запнулась, – не знаю, что на меня нашло, и как решилась на это… В общем, поднялась наверх, к нашей квартире, и плюнула через плечо. И бегом вниз! Бегу и думаю: поймает! Так страшно стало, не представляешь. Уже на своем этаже была, как наша дверь открылась…

Татьяна ахнула. Дина была в шаге от того, что ее поймают! Надо же было такому случиться! Разумеется, это не более чем совпадение. Или Азалия просто услышала шаги под дверью. Но Дину теперь уже точно ни в чем не убедить, она свято верит, что получила все нужные доказательства.

– Она вышла, понимаешь? Что-то почувствовала и вышла в коридор. А я стою, прижалась к стене и боюсь идти: замком загремлю, она же услышит! Чуть не задохнулась от ужаса. Азалия была там, надо мной! Вдыхала так шумно, принюхивалась, как собака! У меня волосы на голове зашевелились. Если бы она вниз спустилась, увидела меня… Я все твердила про себя: «Господи, помоги, пусть не заметит!» Раз десять сказала, а потом она убралась к себе. Наверное, если бы хоть чуточку пошевелилась, она бы меня нашла…

– Даже не знаю, что сказать, – сердито буркнула Татьяна. – Пороть тебя надо. Разве можно так рисковать?

– Мне страшно, – сказала Дина, непроизвольно понижая голос. – До сих пор кажется, что она сейчас торчит под дверью и принюхивается.

– Прекрати! Ты себя сейчас до инфаркта доведешь. И меня заодно.

Дина виновато посмотрела на подругу.

– Прости, пожалуйста. Ты, наверное, жалеешь, что со мной связалась.

Татьяна усмехнулась и обняла ее:

– Поздно пить боржоми, когда почки отвалились. Я с тобой пятнадцать лет назад связалась, чего уж теперь. Ладно, пойдем-ка завтракать. Выброси все из головы хоть ненадолго.


Глава 8 | Очарованная мраком | Глава 10