home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6

Когда часы в зале пробили одиннадцать, Кейт уютно устроилась среди подушек на мягком кресле, вздохнула в предвкушении удовольствия и открыла книгу. Возможно, она должна была чувствовать вину за то, что оставила Лиззи наверху в ее комнате, тогда как гости смеялись в гостиной, а она сама пряталась в малой гостиной. Но как сильно она ни любила Лиззи, иногда девушке хочется побыть в одиночестве, посидеть и подумать… или почитать глупый роман и не видеть при этом, как ее камеристка закатывает глаза.

Но ей не суждено было побыть в одиночестве. Через несколько минут дверь отворилась и вошел мистер Хантер.

— Добрый вечер, леди Кейт.

— Мистер Хантер?

Пока мистер Хантер пересекал комнату, у Кейт участился пульс и затрепетало сердце. У нее не было возможности поговорить с ним наедине с тех пор, как ее матушка присоединилась к ним в гостиной, а до этого лорд Мартин, а до этого чуть ли не каждая молодая незамужняя леди в комнате. После чая она ушла в свою комнату, чтобы до обеда поработать над музыкальным произведением. За обедом они сидели на противоположных концах стола, а после обеда он ушел в кабинет, чтобы выпить бренди, пока она вела вежливую беседу в гостиной. Ей удалось высидеть почти час, но потом она все же извинилась и пошла в свою комнату за книгой.

Она думала, что не увидит мистера Хантера до завтрака, но, учитывая, что они недавно стали друзьями, она была рада, что ошиблась.

Он сел напротив нее и наклонил голову, чтобы прочитать надпись на корешке ее книги:

— «Приключения леди Амелии и отважного принца Эдварда». — Он выпрямился и улыбнулся ей. — Не слишком оригинальное название, не так ли?

Она почувствовала, как краснеют ее щеки, и отругала себя за то, что не спрятала книгу под подушки, когда он вошел.

Крепко сжимая книгу в руках, она ждала, что он скажет еще.

Но он ничего не добавил, и она нахмурилась, ощущая смятение:

— Вы не собираетесь подшучивать надо мной?

— А разве я это только что не сделал?

— Я имела в виду за то, что читаю эту книгу.

Он откинулся на спинку стула:

— Если бы я хотел высмеять вас за ваш выбор книги для чтения, я бы это уже сделал. Уит упоминал раньше о вашем пристрастии к таким романам.

— О! — Ей придется поговорить с Уитом о том, что он мог и чего не мог говорить своим друзьям. — Он не должен был этого делать.

Хантер помолчал, а потом спросил:

— Зачем их читать, если это вас смущает?

— Меня не смущает то, что я их читаю, — возразила она.

Ее смущало то, что он ее поймал за чтением одной из них, а это было совершенно другое дело.

— Если вам это нравится… — сказал он великодушно. — Но это не ответ на мой вопрос. Почему вы их читаете?

Она пожала плечами и стала теребить переплет книги.

— Я считаю, что они отвлекают. Мне нравятся приключения. — И романтика, но она не собиралась это признавать.

— Вы жаждете приключений, — догадался он.

— Разве не все этого хотят? — спросила она, посмотрев на него.

Он слегка покачал головой:

— Большинство предпочитает безопасность, которую обеспечивает монотонность жизни.

— Я так не думаю. Это так естественно, то, что людей притягивают драматические события.

— Если они не имеют к ним отношения.

— Да, возможно, вы правы. — Она задумчиво постучала пальцами по книге. — Возможно, я такая же, как все.

После этого заявления повисла пауза, и когда Кейт посмотрела на Хантера, то увидела, что он пристально смотрит на нее. Что выражал его взгляд, нельзя было понять.

— Вы другая, — тихо сказал он.

Она хотела отвернуться или, по крайней мере, переменить положение. Внезапно ей показалось, что в комнате стоит звенящая тишина и воздух вибрирует от напряжения. Собрав всю силу воли, она сидела совершенно неподвижно, смотрела ему в глаза и ругала себя за глупые рассуждения. Воздух физически не может быть напряженным.

— Вы пытаетесь сделать мне комплимент? — спросила она, и ее голос звучал так, как будто она задыхалась, но с этим ничего нельзя было поделать.

Уголки его губ поднялись, но он помолчал немного, прежде чем ответить:

— Комплименты не пытаются сделать. Их или делают или не делают.

— Ну, так вы сделали или нет?

— А вы как полагаете, вам сделали комплимент?

Она, удивленная, моргнула несколько раз, подумала об этом, потом сказала:

— Если честно, я не знаю.

— Это и есть ответ.

Она открыла рот и тут же его закрыла снова.

— Я пытался подавить вас, — сказал он ей, тихо засмеявшись. — Это было не оскорбление, просто наблюдение.

— Я не подавлена, — возразила она. Однако Кейт была почему-то разочарована и надеялась, что он этого не заметил.

Вместо ответа он изучал ее несколько секунд, потом очень плавно и достаточно неожиданно встал со своего стула. Кейт тут же пожалела, что не может двигаться с таким изяществом, и удивилась, почему почувствовала разочарование из-за того, что он внезапно решил уйти. Ей было интересно, почему он не шел по направлению к двери. Внезапно она осознала, что он уже возвышается над ней, точнее, подавляет ее.

Его было так много! Его широкие плечи закрывали свет камина и бросали тень на нее. Он не касался ее, между ними было достаточно пространства, и все же она чувствовала себя подавленной. Ни за что на свете она не смогла бы произнести ни одного звука или сделать малейшее движение. Она с трудом связала бы две мысли.

Она чувствовала себя в ловушке, полностью покоренной. И была совершенно сбита с толку, чтобы понять, нравилось ей это ощущение или нет.

Он нагнулся, и она, немного ошеломленная, смотрела, как он взял книгу из ее ослабевших рук.

— Скажите мне, леди Кейт, такое приключение вы желаете пережить? Хотите, чтобы лихой принц осыпал вас комплиментами?

Для нее было неожиданностью, что она смогла говорить:

— Какое… какое это было бы приключение? Люди ничего не делают, когда их одаривают комплиментом. Только благодарят.

— Существует бесконечное множество способов выразить благодарность. — Он отложил книгу в сторону и взял ее за руку, чтобы поднять на ноги так же легко, как он взял книгу. — Некоторые из них очень, очень рискованные.

Он обхватил ее свободной рукой за талию и медленно притянул к себе. Тонкий голосок в ее голове приказал ей сопротивляться, оттолкнуть его. Она это проигнорировала. Она не хотела сопротивляться. Она хотела знать, куда заведет ее возбуждение, от которого у нее покалывало кожу.

Она хотела рискнуть.

Он притянул ее ближе, и его твердая грудь коснулась ее груди, а другой рукой он крепко обхватил ее за шею. Все в ней дрожало от ощущения его близости. Казалось, он окружает ее. Его тело, его запах, его голос.

Неужели она действительно думала, что он подавлял ее раньше? Вот сейчас это было так, потому что то ощущение было ничто, ничто по сравнению с этим.

Он наклонил голову к ней:

— Я никогда в жизни не встречал более красивой женщины. Сейчас… — Она почувствовала его дыхание на своих раскрытых губах. — Поблагодарите.

Покоренная, очарованная и сгорающая от любопытства, Кейт позволила инстинкту управлять ею. Она положила руку ему на грудь, закрыла глаза и прижалась губами к его губам.

Если Хантер был удивлен ее согласием, он не подал виду. Его губы двигались умело и неторопливо, и она почувствовала, что возбуждение внутри нее возрастает. Будто в тумане, она отметила, что его дыхание было на вкус, как мятный чай, и от него пахло мылом и морской свежестью. Желая насладиться этим впечатлением и обнаружить большее, она подняла руки и сомкнула их у него на шее.

Его рука с ее шеи соскользнула вниз, на ее плечо, потом по груди и остановилась на ее бедре. Она чуть не задохнулась, чувствуя это, а потом чуть не задохнулась снова, когда его губы проложили дорожку теплых поцелуев по ее подбородку и ниже, вдоль ее шеи. Каждый поцелуй вызывал восхитительное жаркое покалывание.

Его губы снова нашли ее губы, а его руки поглаживали ее спину и медленно поднимались вверх. Она почувствовала тепло его пальцев на своей коже, а потом они начали расстегивать пуговицы ее платья.

Она чуть отстранилась, чтобы восстановить дыхание и обрести голос:

— Подождите. Остановитесь.

Его руки замерли, но он продолжал целовать ее в губы легкими дразнящими поцелуями:

— Вы уверены, Кейт?

— Да. Нет. Да.

Он медленно выпрямился и отпустил ее, но провел пальцем по ее щеке.

— Мне интересно, — заговорил он тихо, — вы проводите дни, мечтая о мужчине, который предложит вам приключения, но хватит ли у вас смелости достичь того, чего вы хотите, когда вам их преподнесут на тарелочке?

Приступ гнева и стыд сразу же вытеснили жар страсти — по крайней мере, большую его часть. Значит, он думает, что она обычная шлюха? Он рассчитывал, что она бросится в объятия первого же джентльмена, который предложит ей приключения?

— Не воображайте, что знаете, как я провожу свои дни и о чем мечтаю, мистер Хантер. Более того, тогда как вы изображаете из себя героя книги, — она резко отбросила его руку, — я вижу только мужчину с чрезвычайно раздутым самомнением.

Его лицо потемнело:

— Это так?

— Это так, — ответила она, кивнув, и стала незаметно отходить назад.

Ей следовало сделать это менее незаметно, потому что он схватил ее, прежде чем она успела вдохнуть.

Если первый поцелуй был танцем легкого соблазнения, то второй стал борьбой желаний. Объятия мистера Хантера не были нежными, его поцелуи не были уговаривающими. Они были жесткими и настойчивыми — сразу и вызов, и требование. Она также не была уверена, что может ответить. Она знала только, что ей отчаянно хочется снова обвить руками его шею. Она хотела поддаться возбуждению, которое опять нарастало, не так медленно и постепенно, как раньше, а стремительно, и у нее закружилась голова.

Она осознала, что пытается прижаться к нему. Возможно, она поддастся — всего лишь на мгновение.

Без предупреждения он отпустил ее и отступил, и ей стало холодно, она задыхалась и, к своей досаде, немного наклонилась к нему.

— Что вы думаете о моем самомнении сейчас, леди Кейт?

Она хотела посмотреть на него изумленно, почти так же, как хотела бросить что-нибудь ему в голову. Он выглядел довольным собой. Она все еще чувствовала головокружение, жар и смятение, а он выглядел довольным собой! Мерзавец.

— Вы, мистер Хантер, — удалось ей произнести сквозь стиснутые зубы, — не принц.

Его губы изогнулись в холодной улыбке:

— Вы попали в точку.

Она подыскивала какие-нибудь слова, чтобы ответить, но обнаружила, что это сделать сложно — ведь он, по сути, согласился с ней. Тогда она посмотрела на него холодным, тяжелым взглядом, потом развернулась и ушла.

Через несколько минут она прокралась в свою комнату с осторожностью и ловкостью вора, по крайней мере, попыталась. Она споткнулась о порог и задела ковер, когда пересекала комнату в полумраке, но этого шума было недостаточно, чтобы Лиззи узнала о ее появлении. Этого она и добивалась, осторожничая.

Она не хотела никого видеть сейчас, тем более любопытную подругу. Она хотела побыть в одиночестве, чтобы подумать и позлиться.

Что вы думаете о моем самомнении сейчас, леди Кейт?

Ей и думать не надо было, чтобы сделать вывод, что мистер Хантер совершенно не похож на романтического принца ее мечты. Он даже не был джентльменом. Возможно, он действительно был распутником. Возможно, он был опасным пиратом, как она думала раньше. То, что она прочитала несколько романов о пиратах — и что во многих ее мечтах присутствовали эти пираты, — мистер Хантер не должен был узнать, никогда.

Она поставила свечу, которую унесла из библиотеки, на каминную полку и посмотрела на огонь, не видя его.

Что ей делать с этим мужчиной сейчас? Очевидно, что дружба между ними не была возможна. Друзья не целуют своих друзей так страстно в малых гостиных. Ей совсем не нравилась мысль, что они могут быть врагами или даже противниками. Она чувствовала себя неловко, когда была в ссоре с кем-то. Вместо активной конфронтации она предпочитала избегать этого человека, как и тех немногих неприятных субъектов из ее окружения. Но, несмотря на свое неудовольствие, в настоящий момент она не могла считать мистера Хантера неприятным.

Возможно, лучше всего было бы вернуться к своему первоначальному плану и притворяться, что его действия ни в малейшей степени не волнуют ее, и это также означало, что ей придется притворяться, что его поцелуи не волнуют ее, другими словами, ей придется притворяться, что поцелуев не было.

«Я могу это сделать», — решила она, энергично кивнув. Она, определенно, могла сделать это.

В свой первый сезон она позволила лорду Мартину на мгновенье коснуться губами ее губ в саду своей матери. После этого она решила, что будет лучше вести себя так, как будто это событие никогда не происходило. Ей это прекрасно удалось, хотя лорд Мартин мог быть чертовски настойчивым.


предыдущая глава | Опасное влечение | cледующая глава