home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



22

Кейт написала записку лорду Мартину с четвертой попытки. Свою первую попытку она бросила в огонь, потому что по прочтении решила, что это натянуто и надуманно. От второй она избавилась, потому что это было слишком драматично, а от третьей — потому что пролила полстакана пива, разбавленного водой, на лист бумаги.

Четвертую и последнюю записку она сочла вполне приемлемой, и, дождавшись, когда другие гости уйдут спать, тихонько прокралась к двери комнаты лорда Мартина и обнаружила, что он еще не лег спать. В комнате горел свет и были слышны голоса. К удивлению Кейт, один из голосов принадлежал мисс Уиллори. Она говорила резким и суровым тоном. Не задумываясь, Кейт наклонилась, чтобы разобрать слова.

— Не имеет значения, в чьей комнате я сейчас нахожусь! — выкрикнула мисс Уиллори. — Коулы уже начали кампанию, направленную на то, чтобы погубить меня.

— Так это правда? — отозвался лорд Мартин. — Ты подрезала поводья лошади леди Кейт и…

— Я ничего такого не делала, хотя моя невиновность для них не имеет значения. А тебе вообще незачем обвинять меня в том, что я приложила некоторые усилия, чтобы убрать леди Кейт из дома.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты слишком дружелюбен с ней. Если она заподозрит, что контрабандную…

— Я всегда был дружелюбен с леди Кейт.

— Ты всегда пытался. Поэтому было бы лучше, если бы она уехала. А еще лучше — чтобы вообще не приезжала. Меня удивляет, что ты не признался ей во всем при первой же возможности.

Кейт изогнулась, чтобы наклониться ближе к двери. Так вот какова настоящая причина, почему мисс Уиллори хотела избавиться от нее! Мисс Уиллори боялась, что лорд Мартин выдаст их секрет. Надо воздать должное мисс Уиллори — она была права. Лорд Мартин действительно выдал их секрет.

Должно быть, лорд Мартин подумал о том же. Кейт услышала скрип стула, наверно, это ерзал лорд Мартин.

— Это всего лишь контрабандный бренди…

— О, неважно. — Последовала пауза, и Кейт представила, как мисс Уиллори драматично взмахнула рукой. — Дело в том, что из-за Коулов все рухнуло. У меня теперь нет выбора, кроме как обеспечить моей семье возможность жить на континенте. И чтобы это получилось, сегодня ночью все должно пройти без сбоев. Скажи мне, что ты должен сделать.

— Ради всего святого! Мы повторяли это сотню раз.

— Тогда мы повторим сто первый. Что ты должен сделать?

Даже сквозь деревянную дверь Кейт услышала вздох расстроенного лорда Мартина.

— Я должен пройти еще полмили после пляжа контрабандистов и помахать фонарем по широкой дуге.

— Пока?..

— Пока не получу такой же сигнал в ответ. Послушай, сколько времени это займет? Я не могу махать фонарем несколько часов, знаешь ли. Почему мы не можем послать слугу…

— Нельзя доверить это слуге, — нетерпеливо прервала его мисс Уиллори. — Что ты должен делать, когда груз прибудет?

Еще один вздох лорда Мартина.

— Заплатить капитану, отправить бренди в город и забрать письмо, предназначающееся тебе.

— Нет. Ты должен забрать письмо, потом заплатить капитану и отправить бренди в город. Письмо сначала, Мартин. Сколько раз я должна это повторять?

— Не нужно сердиться. Конечно же, я заберу это письмо. Хотя почему твой друг не мог отправить его по почте как все…

— У него были на то причины. Скажи мне снова, что ты должен сделать?

— О, ради бога!

Кейт отошла от двери — ее мозг должен был переварить то, что она услышала. Товар выгрузят не на пляже Контрабандистов, а в полумиле от него. И, по всей видимости, лорд Мартин не руководит операцией и не знает, что это не просто контрабандная перевозка бренди. Мисс Уиллори, напротив же, хорошо знает, что на кону стоит нечто большее. Это о ее секрете лорд Мартин говорил во время их шахматной партии.

Хантер и Уит должны узнать об этом. Симон предупредит их, когда увидит, что лорд Мартин вышел из дома, но он не сможет сообщить им об участии в операции мисс Уиллори. И если Хантер и Уит задержат лорда Мартина до того, как он доставит ей письмо; не будет вещественных доказательств участия мисс Уиллори.

Пряча свою записку и напоминая себе, что подсунет ее под дверь комнаты лорда Мартина после того, как мисс Уиллори вернется в свою комнату, Кейт направилась прямо к шкафу с хозяйственными принадлежностями, который стоял в конце коридора. Она потянулась к ручке, но прежде чем открыть, решила тихо постучать. Она не хотела испугать мальчика, прятавшегося внутри.

— Симон? Это леди Кейт. У меня сообщение для мистера Хантера.

Хантер крался вверх по черной лестнице Поллтон-Хауса в двадцати шагах позади лорда Мартина. Он держался в тени и перекатывал стопы с пятки на носок, чтобы не было слышно звука шагов. Но не из-за лорда Мартина он был так осторожен. Мужчину явно кто-то преследовал. Это было очевидно, потому что волосы на шее у Хантера вздыбились, когда он подошел к дому. Кто-то еще следил. Хантер предположил, что это мистер Лори, но лучше было не рисковать.

Лорд Мартин пребывал в счастливом неведении, не догадываясь, что по крайней мере две пары глаз направлены на него. Он чуть ли не вприпрыжку шел по коридору, довольный тем, как все удачно прошло.

Так же он проделал и весь обратный путь с пляжа. Лорд Мартин ни разу не оглянулся, чтобы узнать, не следят ли за ним. Хантер предположил, что такое его поведение в некотором роде имело смысл, если он был убежден в том, что не участвует ни в чем криминальном, кроме перевозки контрабандного бренди. И если он был идиотом. Хантер считал, что последнее было очевидно, а первое вполне вероятно, учитывая информацию, которую передала ему Кейт через Симона.

Уит был то ли озадачен, то ли раздражен появлением Симона на пляже, хотя его реакция могла быть вызвана не самими новостями, а тем, что они пришли от Кейт. Хантер не мог в этом разобраться. Он был занят следующий час, так как они с Уитом повели своих лошадей обратно наверх по крутому склону, а потом по полям в темноте, пока наконец не нашли место, с которого могли незаметно наблюдать за контрабандистами. Для этого им пришлось занять позицию на некотором расстоянии от пляжа, но они были достаточно близко и видели, Как лорд Мартин встретился с двумя мужчинами, которые вели лошадь, запряженную в повозку. Потом осталось только ждать, пока приплывет судно, груз будет выгружен и лорд Мартин возьмет письмо у капитана. Уит стал следить за грузом, переправляемым в город, а сам Хантер отправился следом за лордом Мартином.

Он спрятался в тени, когда лорд Мартин повернулся и тихо постучал в дверь комнаты мисс Уиллори. Мисс Уиллори появилась почти мгновенно. Быстро посмотрев в оба конца коридора, Она схватила лорда Мартина за руку, втащила внутрь и быстро закрыла дверь.

Хантер пошел в свою комнату, но остановился, услышав, что дверь за ним тихо открылась. Он развернулся и потянулся к пистолету, который висел у него на боку.

Белокурая головка Кейт высунулась из двери:

— Хантер, все кончено? Где Уит?

— Кейт! — Он с облегчением вздохнул. — Возвращайся в свою комнату.

— Я в своей комнате, — прошептала она. — Уит…

— Он в порядке. Я…

Черт возьми, не стоило торчать в коридоре. Он мягко втолкнул Кейт внутрь и последовал за ней, оставив дверь приоткрытой на дюйм, чтобы можно было наблюдать за коридором.

— Как ты узнала, что я здесь?

Она плотнее завернулась в шаль, наброшенную поверх ночной сорочки:

— Я следила. Сначала из окна. Я видела лорда Мартина. Услышав шаги, я посмотрела в щель под дверью. Я узнала ботинки лорда Мартина, потом увидела твои. Потом я услышала, как дверь дальше по коридору открылась и закрылась, и предположила, что лорд Мартин встретился с мисс Уиллори и…

— Неважно. — Он не мог не улыбнуться, представив, как Кейт опустилась на четвереньки, чтобы заглянуть под дверь. — Ты подсунула записку лорду Мартину, я полагаю?

Она кивнула:

— Мисс Уиллори вскоре после того, как я послала Симона к тебе, ушла в свою комнату. Он тебя нашел? Ты получил сообщение?

— Товар выгрузили в полумиле от пляжа контрабандистов, как ты и сказала. Четко сработано, Кейт. Очень четко сработано.

Даже в полутьме, при свете одной зажженной свечи и первых проблесках рассвета, пробивающегося через окна, он мог заметить румянец удовольствия на ее щеках.

— Я просто подслушала разговор.

— Ты добыла секретную информацию и передала ее безопасным и надлежащим способом. Иногда в этом и состоит задача агента. — Он перехватил и удержал ее взгляд. — Ты замечательно все сделала.

— О, ну, спасибо. — Она слегка прочистила горло. — На пляже все прошло, как и ожидалось?

— Что касается контрабанды, это не могло пройти более гладко. Уит проследит за товаром до города. — Он выглянул в коридор. — Он не был рад этому.

— Он хотел вернуться в дом?

— Нет, я не думаю. Он просто был расстроен вообще, а когда мы обнаружили контрабандистов, он был ошарашен. Он все еще ведет себя странно.

Она шагнула к нему, явно взволнованная:

— С ним все будет в порядке? Он ведь поехал в город один? Что, если его обнаружат и схватят? Что, если…

— Нет. Он следит на приличном расстоянии. Даже если контрабандисты его заметят, чего случиться не может, он успеет убежать. Когда…

Он замолчал и предупреждающе поднял руку, когда дверь в комнату мисс Уиллори открылась и лорд Мартин вышел в коридор.

Они молча ждали, пока лорд Мартин окажется в своей комнате.

— Ты пойдешь к мисс Уиллори сейчас? — наконец прошептала Кейт, после того как лорд Мартин довольно громко хлопнул дверью, что, по мнению Хантера, было неразумно для человека, пытающегося оставаться незамеченным.

Он покачал головой:

— Нет. За ней проследят, когда она уедет. Мисс Уиллори, скорее всего, лишь курьер. Нам нужен человек, с которым она должна встретиться.

— Курьер, — повторила Кейт. — Как так вышло, что ее вовлекли в эти махинации?

— К ней обратились с предложением, безусловно. Финансовые трудности ее семьи, репутация женщины с большими амбициями, ее связи с доверчивым пэром, которые можно было использовать для финансирования контрабандной операции.

Он потер шею сзади, где кончики волос опять поднялись. Остаточный эффект наблюдения за ним мисс Уиллори и Кейт, сказал он себе.

— Она была заманчивой целью.

Кейт вытянулась, пытаясь заглянуть за его спину:

— Что, как ты предполагаешь, содержится в письме?

— Мы вскоре это выясним.

Он показал жестом, чтобы Кейт отошла от двери, так как ощущение, что за ним наблюдают, нарастало. Он вытащил пистолет за мгновение до того, как по ту сторону двери раздался мягкий мужской голос:

— На самом деле, я полагаю, выполнение этого этапа задания будет моей обязанностью.

Через мгновение Хантер открыл дверь ровно настолько, чтобы направить оружие на мужчину, который вышел из тени.

Кейт произнесла внезапно охрипшим голосом:

— Мистер Лори?

Мистер Лори вытянул шею, чтобы заглянуть за спину Хантера:

— Вы собираетесь пригласить меня войти, леди Кейт? Или мне остаться в коридоре, пока нас всех не обнаружат?

Хантер опустил оружие и отступил от двери, чтобы мужчина мог войти внутрь.

Мистер Лори бросил на него вопросительный взгляд, прежде чем занять позицию у двери.

— Если бы я знал, что вы намерены рассказать леди Кейт о расследовании, — прошептал он, — я бы не просил вас держать в тайне мое участие.

Хантер пожал плечами:

— Если бы я был уверен, что вы будете держать в тайне участие леди Кейт, я бы сообщил вам.

— Вполне справедливо, — согласился мистер Лори. — Главное в этом деле — следить за перепиской.

— У вас талант выслеживать, — признал Хантер.

Уголки губ мистера Лори поднялись вверх:

— Я сомневаюсь, что смог бы войти в дверь незаметно для вас.

— Вы бы не смогли.

Кейт шагнула к ним:

— Я хотела бы, чтобы кто-нибудь оказал мне любезность и объяснил, что происходит.

— Теперь вы понимаете, почему мистер Лори всячески пытался избегать вас, — сказал Хантер, убирая пистолет.

— Ему это удавалось, — заметила Кейт.

— У меня не было другого выбора. — Мистер Лори на секунду оторвал взгляд от двери, чтобы улыбнуться Кейт. — Мои познания в музыке ограничены. Вы бы обнаружили это, если бы мы общались какое-то время.

— Но… Вы… Я слышала, как вы пели.

— Я могу напеть мелодию и сыграть одно или два произведения на фортепиано, но не более того. Я не знаю, как сочинять музыку.

Кейт покачала головой:

— Почему, ради всего святого, вы притворялись?

— Потому что музыкальный талант был необходим, чтобы получить приглашение в салон баронессы Седерштрем. А приглашение в салон требовалось для того, чтобы шпионить за потенциальным предателем…

Мистер Лори замолчал, посмотрел в щель и предостерегающе поднял руку. Все трое стояли молча, пока мистер Лори снова не повернулся и не сказал, ухмыльнувшись:

— Она ушла, и это означает, что я тоже должен идти. Леди Кейт, мистер Хантер, мне было приятно.

Мистер Лори исчез так же быстро и тихо, как появился.

Кейт изумленно посмотрела на пустой проем двери:

— Я… Господи, мистер Лори — агент! Не могу поверить… — Она перевела взгляд на Хантера. — Ты знал.

— Да. — Он тихо закрыл дверь. — Я не хотел, чтобы ты с ним общалась. Ты не должна была участвовать во всем этом, помнишь?

Кейт нахмурилась:

— Ты мог бы просто приказать мне не говорить с ним.

— Об осведомленности можно судить не только по словам. Мистер Лори понял бы.

Кейт поджала губы, явно раздраженная:

— Единственным возражением на это может быть то, что я хорошая актриса.

Хантер удержался от смеха и подошел к ней, чтобы посмотреть ей в глаза:

— Я не хотел рисковать, не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о твоем участии. Я не хотел, чтобы тебя отослали обратно в Хэлдон. Мне необходимо, чтобы ты была здесь, со мной. Я готов извиниться за то, что поступил эгоистично.

Она закусила губу.

— Ты пытаешься выкрутиться, используя свой шарм?

— Возможно. — Он с надеждой посмотрел на нее. — Это сработало?

— Возможно, — она улыбнулась. — Мне придется подумать об этом. — Она указала на закрытую дверь. — Что произойдет с письмом и мисс Уиллори?

— Мистер Лори проследит за ней. Письмо конфискуют, получателя задержат. Мисс Уиллори, вероятно, депортируют.

— И ее семью?

— Они смогут присоединиться к ней, если захотят.

Кейт помолчала пару секунд, прежде чем сказать:

— Она сделала это, чтобы спасти их.

— Ты сочувствуешь ей?

Она опустила взгляд и стала теребить края шали.

— Ты говорил мне, что есть вещи, ради которых люди сделают что угодно. Мисс Уиллори хочет спасти свою семью от нищеты. Возможно, это ее не оправдывает, но у нее не было другого выбора.

— Был. — Случается, что у человека совсем нет выбора, Хантеру это было известно. Но это был не тот случай. — Имелись другие варианты. Причем, их было более чем достаточно.

— Да, я знаю. — Она глубоко вздохнула. — Контрабанда… вот почему она все это сделала. Сломала скамью для фортепиано, подстрекала мистера Потсботтома и повредила сбрую моего коня. Она боялась, что лорд Мартин расскажет мне о контрабанде.

Хантер заскрипел зубами:

— Мое сочувствие ослабло.

Она слегка улыбнулась на это:

— А что насчет лорда Мартина?

— Я подозреваю, что его ждет незначительное наказание, учитывая, что стать предателем не входило в его намерения, но это будет решать Уильям.

Кейт кивнула и снова стала задумчиво теребить свою шаль. Она была длинная и струящаяся, цвета слоновой кости, и укрывала ее от шеи до кончиков пальцев ног. Он хотел распахнуть ее, чтобы она соскользнула с плеч Кейт. Потом он распустил бы толстую косу, в которую были заплетены ее белокурые волосы, и запустил бы в ее волосы пальцы, притянул бы ее к себе и поцеловал. Но больше всего ему хотелось кое-что сказать ей, об этом разговоре он просил ее в гостиной.

Внезапно он ощутил беспокойство. «Волнение», — поправил он себя. Да, он был взволнован. Предвкушение сбило его с толку. Еще несколько минут, и его план сработает. Еще несколько минут, и леди Кейт Коул примет его предложение.

Только она больше не была для него, в некотором роде, всего лишь еще одним или даже последним приобретением. Он не мог сказать, когда это произошло и как. Он только знал, что это произошло. Не было смысла отрицать, что его охватил ужас, когда он увидел, что ее лошадь повернула к обрыву, и что он испытал огромное облегчение, когда она оказалась в безопасности в его объятиях.

Он привязался к Кейт, это было очевидно. Но не стоит привязанность путать с влюбленностью. Эта женщина была важна для него, следовательно, ее благополучие было его заботой, но он не был влюблен. Он никогда не влюбится.

Но, возможно, даже к лучшему, что он чувствовал к ней нечто большее, чем позволял себе чувствовать к другим. Она должна была стать его женой, в конце концов. Мужчина должен чувствовать что-то немного… ну, большее к своей жене. Он полагал, что будет чувствовать большее к детям, которых ему родит Кейт. Не намного большее — дети имеют прискорбную особенность быть маленькими и хрупкими — но, конечно, болынее5 чем он чувствовал, например, к своему повару. Это так естественно!

К тому же Кейт была натурой романтической. Она захочет чего-то большего, чем простой интерес со стороны своего супруга. Она будет несчастна без этого. Поскольку она была женщиной разумной и принадлежала к светскому обществу, она не отвергнет его предложение сейчас, когда он лишил ее невинности, но она не будет счастлива в браке без любви. А в его планы с самого начала входило сделать ее счастливой. Какой смысл приобретать редкую драгоценность, чтобы потом весь мир увидел, что он не может должным образом позаботиться о ней?

Только он не приобретал ее, напомнил он себе, потому что она была не приобретением.

Он подавил желание провести рукой по волосам. Все эти попытки разобраться, чем Кейт была и чем не была для него, приводили его в замешательство. Поэтому он оставил их.

Она ему очень нравилась. Они поженятся. Он сделает ее счастливой. Достаточно копаться в себе.

Он прочистил горло:

— Я бы хотел поговорить о чем-то важном, я просил тебя вчера вечером об этом, Кейт.

Кейт посмотрела на него, округлив свои голубые глаза:

— Что? Сейчас?

— Да. Почему нет?

— Потому что я в ночной сорочке, — ответила она, как будто это не было очевидным.

Он окинул ее взглядом:

— Ты была в ночной сорочке последние полчаса или даже больше.

— И мы с тобой уже общались наедине. Что за спешка? — Она покачала головой. — Мы встретимся в гостиной через полчаса.

— Но…

— Скоро встанет Лиззи. Если она увидит тебя здесь, когда я не одета должным образом, это будет катастрофа.

— Почему ты просто не закроешь…

— В малой гостиной через полчаса.

Она прошла мимо него, чтобы открыть дверь.

Посмотрев в оба конца коридора, она потянулась к нему, схватила его за руку и вытолкнула за порог. Прежде чем он успел произнести хоть слово протеста, дверь закрылась за ним с тихим щелчком.

Кейт оделась за десять минут, соорудила из волос что-то более или менее пристойное для пяти утра и, не желая выказывать свое нетерпение, решила оставаться в комнате еще пятнадцать минут. Она расправила свои юбки из белого муслина, подравняла небольшую стопку музыкальных произведений на ночном столике и заняла свой ум размышлениями, верно ли ее предположение о том, что Хантер собирается сделать ей предложение. Быстро решив, что, скорее всего, так оно и есть, она стала воображать, как это будет происходить.

«Как-нибудь традиционно», — подумала она. Он заранее попросил ее уделить ему время. Пусть он потом хотел начать разговор, когда она была в ночной сорочке, все равно это было довольно традиционно. Вероятно, он признается ей в своих чувствах. Это признание не будет слишком цветистым — этот мужчина не склонен к драматизму, — но Кейт подумала, что шарм Хантера сделает его красноречивым. Также была вероятность, что он заговорит о практической стороне дела. Он ведь бизнесмен, в конце концов. Нет ничего плохого в практичном подходе, сказала она себе. Совсем нет. Но волнение вынудило ее мерить шагами комнату, цепляться пальцами за юбки, которые она только что разгладила, и улыбаться, как ненормальная.

Она нашла своего принца. Они влюбились друг в друга. Он собирался сделать ей предложение. Ее мечта воплотилась в реальность.

Достав из кармана часы, которые он ей подарил, она отметила, что ей удалось задержаться на целых четыре минуты. Это было действительно большее, что можно ожидать от женщины в ее состоянии.

Кейт прошла по дому размеренным шагом, слыша из помещений для слуг приглушенный звук шагов и сонные голоса. Прислуга посчитает странным встретить гостя так рано, но было бы еще более странно встретить гостя, мчащегося по коридорам. Кейт дошла до малой гостиной, не встретив ни души, и, еще раз разгладив юбки, спокойно вошла внутрь. Хантер стоял перед окном спиной к двери. Он обернулся, когда она вошла, и, к ее радости, пересек комнату, чтобы поцеловать ее долгим нежным поцелуем.

Это великолепное начало, решила она.

Он оторвался от ее рта и, взяв за руку, повел к кушетке у окна:

— Присядешь?

Она прикусила язык, чтобы не рассмеяться. Неужели этот мужчина нервничал? Пожалуй, раз держался так официально. «Я, должно быть, тоже», — решила Кейт, когда села. Она не произнесла ни звука с тех пор, как вошла в комнату, дабы не сказать ничего лишнего.

Кейт подождала, пока Хантер сел рядом с ней. Он провел руками по бедрам, прочистил горло, дважды, взял ее руки в свои и наконец начал говорить:

— Леди Кейт Коул, вы окажете мне высочайшую честь стать моей женой?

Она изумленно посмотрела на него. Ну, это определенно было… слишком кратко. Даже суховато. Она думала, что сначала будет какое-то вступление. Возможно, из-за нервозности он поторопился. Возможно, его просто нужно подбодрить.

Кейт улыбнулась ему, как она надеялась, очень обнадеживающе:

— Я рада услышать от тебя эти слова, Хантер. И вполне вероятно, что я выйду за тебя, но…

О господи! Как попросить о том, чего ей хотелось, при этом не напрашиваясь на комплименты?

— Но — что? — поторопил ее Хантер.

— Но я… я бы хотела сначала услышать, по какой причине ты делаешь мне предложение.

— Хорошо, — согласился он, кивнув. — Во-первых, я лишил тебя невинности меньше суток назад.

Она отдернула руку:

— Это единственная причина?

— Не единственная причина, нет, — быстро сказал он. К сожалению, он так же быстро добавил: — Но это причина, и вполне весомая.

— Это может быть самая весомая причина в мире, но вряд ли женщина захочет это услышать при данных обстоятельствах.

— Полагаю, что нет. — Он снова взял ее за руку. — Кейт, дорогая, я захотел жениться некоторое время назад. Как же иначе? Ты самая красивая, сострадательная и талантливая женщина из всех, кого я когда-либо встречал.

Оказалось, что если напрашиваться на комплименты, именно их ты и получишь. Видимо, необходимо выразиться яснее:

— Я спрашиваю, какие чувства ты испытываешь ко мне.

На этот раз он отдернул руку:

— Что я испытываю?

— Да, — сказала она осторожно, сбитая с толку его реакцией. — Ко мне.

— Я понял. — Он неожиданно встал с кушетки и подергал галстук. Плохой знак. — Ты мне очень нравишься.

— Нравлюсь? — Кому-то нравится выпечка, кому-то солнце, кому-то свежие простыни на кровати. — Просто… нравлюсь?

— Очень нравишься, — уточнил он.

— Как яблочный пирог, — прошептала она, не веря, что он это сказал.

— Прошу прощения?

Кейт закрыла глаза и помотала головой, чтобы прояснить мысли. Когда она снова посмотрела на него, она была уверена, что ее чувства отразились на ее лице:

— Ты ничего не чувствуешь, кроме симпатии?

Он облизнул губы — еще одно проявление нервозности, и она бы отметила это, если бы не была занята размышлениями об отсутствии у него страсти.

— А я должен? — спросил он.

— Я… — Кейт запнулась от неожиданности. — Должен ли ты?

— Я имею в виду, нам необходимо чувствовать нечто большее, чтобы пожениться? Мы…

— Конечно, это необходимо.

— Хорошо, — уступил он со вздохом, что было лишним. — Я испытываю к тебе и другие чувства. Я уважаю тебя. Я желаю тебя больше, чем когда-либо желал женщину. Я… я чувствую сильную… — Он прочистил горло, бросив взгляд через плечо, и пробормотал: — привязанность к тебе.

— И?.. — подсказала она, не дождавшись продолжения.

— И — что? — нетерпеливо сказал он. — Ты хочешь, чтобы я перечислил все, что я чувствую к тебе, не предлагая мне ничего взамен?

Ей очень хотелось указать на то, что не она делала предложение, но ведь и сама она не определилась со своими чувствами до конца. Честно говоря, она не могла судить его за то, что он не объяснился, раз она сама не хотела сделать это.

— Нет, конечно нет, — сказала она. — Ты совершенно прав.

Он кивнул, явно довольный услышанным, что тоже было лишним. Она отбросила эту мысль и сконцентрировалась на трудной задаче — признаться ему в любви.

— Я… я тоже очень уважаю тебя. — О господи, это было сложнее, чем она ожидала. — И я тоже чувствую физическое… то есть…

— Ты желаешь меня, — подсказал он несколько сухо.

— Да, спасибо. И я… я… — Она прочистила горло. — Я…

Его губы изогнулись во что-то, напоминающее ухмылку.

Именно такой стимул был ей нужен. Она распрямила плечи, поймала его взгляд и смотрела ему в глаза, не мигая, пока его ухмылка не исчезла.

А потом, довольно отчетливо, она произнесла:

— Я влюблена в тебя.


предыдущая глава | Опасное влечение | cледующая глава