home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Колин расстраивает планы

Судя по всему, у инспектора Морсби был действительно трудный день, поскольку на ленч он так и не пришел. Когда Роджер и Энтони после еды отправились на берег, чтобы выкурить по послеобеденной трубочке, то, куда бы они ни бросали взгляд, нигде не смогли его увидеть. В связи с этим Энтони высказал туманное предположение, что изыскания инспектора затрагивают куда больший круг проблем, нежели их собственные.

Впрочем, у Энтони хватало времени для предположений, поскольку после возвращения в гостиницу Роджер замкнулся в себе и погрузился в молчание. Так что все попытки кузена завязать разговор или обсудить результаты утренних интервью постоянно натыкались на короткие, ничего не значащие слова или даже недовольное ворчание. Поэтому Энтони, отнюдь не страдавший отсутствием такта, как это могло показаться, пришел к выводу, что мозг Роджера занят решением сложных проблем или созданием очередной версии, связанной с этим делом, и тоже замолчал, предоставив возможность старшему кузену без помех заниматься своими медитациями. Так, продолжая хранить молчание, они вышли на берег и поднялись на скалы, где, набив трубки, некоторое время курили в полной тишине, нарушаемой лишь шумом моря.

Прошло не менее трех четвертей часа, прежде чем Роджер решился наконец озвучить некоторые проблемы, не дававшие ему покоя.

– Уверен, – отрывисто сказал он, – что информация, которую мы получили от хозяйки дома, может указать нам путь к истине. Если, конечно, мы сумеем правильно ее интерпретировать.

– Ты имеешь в виду эпизод, связанный с появлением миссис Вейн и ее ссоры с преподобным? – уточнил Энтони.

– Ну нет, – ответил Роджер, правда, без привычной уверенности. – Это не дает нам ничего нового, не так ли? Мы и раньше знали, что они встречались и находились не в самых лучших отношениях. Меня больше интересует то, что хозяйка рассказала о трубках.

– Хм… Не представляю, как эти трубки могут вписаться в схему.

– Как ни крути, – заметил Роджер с сарказмом в голосе, – но трубка таки сыграла главную роль в этом деле.

– Не понимаю, что ты хочешь этим сказать? – с удивлением спросил Энтони.

Роджер некоторое время гипнотизировал его взглядом, а потом рассмеялся:

– Извини, малыш. Я совсем забыл, что ты ничего не знаешь об этом. Но ты не должен задавать мне вопросы на данную тему, поскольку я дал страшную клятву хранить эти сведения в тайне. Но как бы то ни было, трубка действительно играет в нашем деле важнейшую роль. Только не вздумай передать мои слова инспектору.

– Буду нем, как эта скала, – с ухмылкой заявил Энтони. – Ну а ты продолжай думать в этом направлении. Уверен, что ты доберешься до сути дела, Роджер, если основательно напряжешь свое серое вещество.

– Спасибо, Энтони, – пробормотал Роджер. – Иногда даже мне бывает нужна поддержка. – С этими словами он снова углубился в размышления.

Энтони сидел на плоской кромке скалы до тех пор, пока у него не заболела нижняя часть туловища, после чего, сняв туфли и носки, подвернул брюки, спустился на берег и стал прогуливаться вдоль кромки прибоя.

Высоко в небе неожиданно возник самолет, выписав над их головами широкую петлю. Рев двигателя доносился до них как едва слышное жужжание.

– Уж не самолет ли это Вудторпа? – крикнул Энтони, впиваясь взглядом в темное пятнышко на небосводе.

– Вудторпа? – с отсутствующим видом откликнулся Роджер. – Понятия не имел, что у него есть самолет.

– Мне об этом Маргарет рассказала. Во время войны он служил в Королевских ВВС, а после ее окончания приобрел гражданский аэроплан. Ничего удивительного, ведь его семейство буквально купается в деньгах.

– Счастливые люди… – механически протянул Роджер.

В этот момент Энтони нашел под камешком маленького краба, и разговор прервался.

Прошло не менее получаса, прежде чем Роджер заговорил снова. Поднявшись на ноги, он спустился на берег и направился к Энтони, перепрыгивая с камня на камень и одновременно набивая трубку.

– Послушай, Энтони, – обратился он к младшему кузену, – существует хотя бы малейшая возможность встретиться с Маргарет во второй половине дня? Мне нужно задать ей парочку очень важных вопросов.

– Сомневаюсь, – ответил Энтони, задумчиво почесав макушку. – Дело в том, что я уже приглашал ее на вечернюю автомобильную прогулку. Но она сказала, что вряд ли выберется – слишком занята.

– Кажется, ты говорил, что она поехала в Сэндси?

– Да.

Роджер нахмурился:

– Прямо-таки инфернальное невезение. А между тем мне необходимо срочно прояснить один очень важный момент.

– Какой именно?

– Хотел узнать, не собиралась ли, паче чаяния, миссис Вейн незадолго до смерти куда-нибудь съездить.

– Странно, что вы об этом спрашиваете, сэр, – с ухмылкой произнес Энтони, пародируя хозяйку дома, в котором они побывали утром. – Поскольку, как это ни удивительно, я знаю ответ на этот вопрос. Да, собиралась. И что с того?

– Собиралась, значит, не так ли? – с энтузиазмом подхватил Роджер. – Это тебе Маргарет сказала?

– Упоминала как-то, а я запомнил. На всякий случай. Миссис Вейн этим летом еще никуда не выбиралась, но собиралась отдохнуть где-то в компании друзей до двенадцатого числа.

– До двенадцатого, говоришь? – Роджер мгновенно произвел необходимые расчеты. – А это означает, что она собиралась тронуться в путь две недели назад. Отлично, Энтони! Похоже, я напал на какой-то важный след.

– Не может быть! – прозвучавшее в голосе Энтони удивление стало бы лучшей наградой для любого детектива-любителя. – Хочешь сказать, что ты близок к разрешению загадки?

– Ну, я не стал бы этого утверждать. – скромно ответил Роджер. – Но у меня и впрямь появилась весьма остроумная идея, которая, на мой взгляд, как нельзя лучше вписывается в схему.

– И какая же?

– Ты не должен задавать мне подобных вопросов. Пока, по крайней мере. Мне необходимо еще раз как следует все обдумать, прежде чем я смогу на основании сделанных выводов сформулировать более или менее логичную теорию. Кроме того, лучшие детективы всегда придерживают свои главные открытия, чтобы озвучить их в самый эффектный момент (наверняка ты знаешь об этом), а я не могу сказать, что аудитория в лице Энтони Уолтона, двух зеленых крабов и пиявки представляется мне подходящей для этого.

– Тогда поторопись и еще раз как следует все обдумай, – сказал Энтони, проигнорировав последнюю ироническую ремарку кузена. – Надеюсь, ты понимаешь, как нам всем не терпится прояснить это дело от начала и до конца?

– В таком случае давай вернемся в гостиницу и выпьем чаю. После чего, если ты предоставишь мне пару свободных часов, я, возможно, до чего-нибудь и додумаюсь.

Когда они вернулись в отель, выяснилось, что инспектор Морсби так до сих пор и не объявился. Об этом сообщил лично хозяин заведения, зная, что интересует Роджера более всего. Последний же немедленно задался весьма актуальным вопросом, какие открытия за это время успел сделать инспектор и не противоречат ли они его собственной грандиозной идее, которая представлялась ему пока единственно верной. Неприятно же, в самом деле, когда твой соперник обыгрывает тебя на завершающей стадии расследования по всем статьям, не так ли?

Впрочем, Роджер старался своей тревоги не показывать и как ни в чем не бывало болтал с Энтони за чаем о разных пустяках, объясняя это тем, что хочет очистить мозг от всевозможных ненужных наслоений, дабы приступить к решению задачи со свежей головой.

Как только они покончили с чаем, Роджер, прихватив с собой трубку, снова отправился на берег к скалам, строго-настрого запретив Энтони приближаться к нему на расстояние менее полумили.

Прошло куда больше двух оговоренных ими часов, когда Роджер, поднявшись по каменным ступеням к знаменитой тропинке, змеившейся среди скал, принялся прогуливаться по ней. Там он очень скоро увидел слегка осоловевшего от скуки Энтони, который более всего боялся пропустить кузена и поджидал его здесь уже довольно давно.

– Ну, как дела? – осведомился младший кузен, чуть ли не бегом устремившись к Роджеру. – Тебе сопутствовала удача?

– Не столько удача, сколько ясность мысли и блистательная работа ума, – ответил Роджер с вполне оправданной гордостью. – Да, я разрешил эту маленькую проблему, как сказал бы Холмс, будь он сейчас на моем месте.

– Кто в таком случае убийца?

– Полагаю, ты в состоянии потерпеть еще немного? Мне не хочется комкать интереснейшую историю, но равным образом не хочется рассказывать ее дважды. Так что если ты дождешься возвращения Морсби, то я смогу убить двух птичек одним камнем.

– Но кто знает, когда он вернется? – проворчал Энтони.

– Давай возьмем за основу время ужина и прибавим еще минут двадцать, – сказал Роджер. – Но если инспектор не придет в гостиницу и к этому времени, то обещаю тебе в общих чертах обрисовать это дело – так сказать, авансом.

Энтони пришлось согласиться с этим предложением, поскольку выбора у него не было.

– Остается только молить Создателя, – продолжил Роджер, – чтобы Морсби в процессе своих изысканий не избрал тот же самый путь расследования, что и я. Он такой скрытный субъект, что никогда не знаешь, какие мысли роятся у него в голове. Конечно, он может время от времени словно невзначай упомянуть факт или два, но никогда, даже намеком, не даст понять, в чем заключается его теория. По-видимому, некая скрытая мотивация у него имеется, но мне она неизвестна. Однако, если сходная с моей идея не посетила Морсби, то сегодня ему, слушая мой рассказ, придется пережить настоящий шок.

– Не означает ли это, что решение проблемы может оказаться хм… несколько неожиданным?

– Совершенно неожиданным, как мне представляется. Во всяком случае, я, когда пришел к определенному выводу, так именно и подумал. Взглянул, понимаешь, на это дело под новым, непривычным углом, и все факты, даже самые незначительные, будто по волшебству, встали на свои места, да так, что ни убавить, ни прибавить.

– Очень надеюсь, что тебе удастся убедить инспектора в своей правоте. Ведь он, чтоб его черти взяли, относится скептически ко всему на свете.

– Да, он такой, – с чувством произнес Роджер, соглашаясь с кузеном. – Но в данный момент я не вижу, что он сможет противопоставить моим доводам. Ибо факты, как говорится, упрямая вещь. К сожалению, мое решение проблемы грешит отсутствием железных, по выражению инспектора, доказательств, и это единственное, что меня беспокоит. С другой стороны, разве нельзя раскрыть дело на основании одних только косвенных улик? Ведь доказательства, на мой взгляд, должны быть не только железными, но еще и убедительными, а мои обладают этим качеством в полной мере.

– Превосходно! – с удовлетворением произнес Энтони.

В холле гостиницы их перехватил хозяин заведения.

– Пришел джентльмен, который хочет встретиться с инспектором Морсби, – сообщил он. – Я ему сказал, что инспектор еще не пришел, но он намерен дождаться его. По этой причине я проводил его в общую гостиную, полагая, что вы не станете возражать, джентльмены.

– Конечно, не станем, – ответил Роджер. – Надеюсь, он назвал свое имя?

– В этом не было никакой необходимости, – со значением произнес хозяин. – Поскольку я знаю, кто он. Это молодой мистер Вудторп, сэр.

Роджер и Энтони обменялись взглядами.

– Неужели? – восклкинул старший кузен. – Что ж, у меня нет никаких сомнений, что инспектор скоро вернется. Благодарю за информацию, хозяин. Вы очень любезны. Но какого черта, – обратился он к Энтони, когда они с ним поднимались по лестнице, – молодому Вудторпу здесь надо? Необходимо срочно заглянуть в гостиную и узнать об этом.

Молодой мистер Вудторп стоял у окна. Его красноватое, слегка обветренное лицо казалось непривычно бледным и угрюмым. Когда кузены вошли в гостиную, он мгновенно обернулся на звук.

– Здравствуйте! Если не ошибаюсь, вы хотите встретиться с инспектором Морсби, не так ли? – приветствовал гостя Роджер.

Вудторп согласно кивнул:

– Да. Он скоро будет?

– Боюсь, я не смогу ответить на ваш вопрос. Мы не видели его с самого утра. У вас к нему важное дело?

– Полагаю, достаточно важное.

– Что ж, ожидание можно скрасить выпивкой. В этом плане могу порекомендовать здешнее пиво.

– Благодарю вас.

– Энтони, кликни хозяина и попроси принести нам три больших кружки, – доброжелательно произнес Роджер, разглядывая посетителя. Последний, казалось, был не в состоянии адекватно реагировать на элементарную вежливость, держался скованно и говорил ледяным тоном, произнося короткие отрывистые фразы. Сторонний наблюдатель мог бы назвать его невоспитанным, если бы не внутреннее напряжение посетителя, заметить которое не составляло большого труда.

Адресованные хозяину громкие слова Энтони эхом прокатились по затемненному лестничному проему.

– Могу ли я от вашего имени передать инспектору какое-нибудь сообщение, если вы не готовы ждать его до ночи? – все тем же доброжелательным тоном осведомился Роджер, продолжая гипнотизировать Вудторпа взглядом.

– Боюсь, что нет, – ответил молодой человек. – Мое дело, видите ли, сугубо частного свойства. – Он сглотнул, нервно покосился на дверь, сквозь которую возвратился в гостиную Энтони, и неожиданно с вызовом произнес: – Впрочем, какая разница? Все равно вы рано или поздно об этом узнаете. А если так, то могу поставить вас в известность, что я пришел, чтобы, если так можно выразиться, отдать себя в руки полиции. Дело в том, что это я убил миссис Вейн и этого, как его… Медоуза.

– Чтоб меня черти взяли! – только и сказал Роджер.


Глава 22 Новые открытия | Тайна семьи Вейн. Второй выстрел | Глава 24 Инспектор Морсби забавляется