home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4. Ссора

Лука лежал под пуховым одеялом. Ему очень не хотелось вставать. В постели было тепло и уютно, а на улице - страшно холодно. Вздохнув, он с головой залез под одеяло.

- Лука! - прозвучал резкий голос матери.

Он быстро вскочил. Мама уже три раза звала его, но он делал вид, будто не слышит. В школу он еще успеет. Только вот подоить коров у него уже не хватит времени. Но ведь это вполне может сделать и мама. В последнее время ей все чаще приходилось выполнять эту работу за него.

- Другим мальчикам не нужно доить коров перед школой, - ворчал он, застегивая пиджак. - И вообще, я не понимаю, почему я должен работать больше, чем другие? Только потому, что у меня нет отца?

Мальчик отправился на кухню и сел за стол - взгляд у него был сумрачным и упрямым. Он еще не доел бутерброд, когда вошла мать.

- Лука, - строго спросила она, - почему ты не встаешь, когда я тебя зову? Каждый день одно и то же.

Утром ты вообще не помогаешь мне. Твоя сестра тоже рано встает, но она уезжает на работу без всякой суматохи. Я знаю, у других мальчиков есть отцы. Но ты ведь уже большой и должен понимать, что без трех наших коров мы не сможем прожить. Тебе не стыдно оставлять на меня всю утреннюю работу?

Лука нахмурил брови.

- Я же помогаю тебе вечером. У меня нет времени даже поиграть. Я езжу за дровами, и мне выше всех приходится подниматься на гору. Еще я привожу корм и по субботам чищу коровник.

Мама сердито нахмурилась.

- Пока ты придешь из школы, я уже сама все сделаю. Я знаю, зимой у тебя не так много свободного времени, как у других детей. Но я ведь и так стараюсь делать все, что могу. Однако эта ранняя дойка выматывает меня. Ты уже достаточно взрослый, чтобы выполнять такую работу. Я хочу, чтобы ты вставал вовремя. А теперь поторопись, а то опоздаешь в школу.

Лука надел куртку, мрачно попрощался с матерью и, схватив санки, умчался в полутьму морозного утра.

Скрип салазок нарушил предрассветную тишину. В другие дни зрелище столь великолепного утра не осталось бы незамеченным Лукой. Но сегодня он был до того расстроен, что не обращал никакого внимания на прелесть природы.

- Это несправедливо, - бормотал он. - Все против меня. Разве я виноват, что мое домашнее задание не всегда выполнено? Я же должен помогать матери. Сегодня мы получим отметки по чтению. Я, наверное, окажусь хуже всех. А эта воображуля Анита Бурни - самой лучшей. Я уверен, что ей не надо доить коров перед школой...

О-о-о!.. В отчаянии он затормозил, но было поздно.

Лука был настолько зол, что не заметил, куда едет. Поэтому на развилке он с разгону врезался в Анитины санки и опрокинул ее в сугроб. Это было уже слишком. Лука густо покраснел, ему и вправду стало не по себе. Он соскочил с санок, чтобы помочь девочке, но она опередила его. Анита никогда не уважала Луку и теперь сильно рассердилась на него. Стоя по пояс в снегу, она с гневом набросилась на него.

- Осел! - кричала она, чуть не плача. - Ты что, не видишь, куда едешь? Посмотри на мою тетрадь, она вся намокла и помялась. Вот подожди, я все расскажу учителю!

Лука, которому всегда большого труда стоило сохранять спокойствие, мгновенно пришел в ярость.

- Да ладно, - крикнул он в ответ, - не устраивай тут истерику. Я же не нарочно задел твои санки. Можно подумать, что я убил тебя, а не помял твою тетрадь. Ничего не случится, если ты хоть раз останешься без хорошей отметки. Я поехал дальше.

Он вскочил на санки и помчался вниз.

***

В школу Лука успел как раз вовремя. Но совесть его была неспокойна. Он частенько позволял себе неблаговидные выходки, и сейчас постарался просто забыть о том, что натворил.

- Ей надо только выбраться из сугроба, - бормотал он про себя, - она все равно не позволила бы помочь себе. Слава Богу, я хоть вовремя успел в школу. На этой неделе я и так уже два раза опоздал.

Выбраться из сугроба оказалось не так легко, как попасть в него. Аните пришлось побарахтаться, прежде чем она выкарабкалась и собрала свои тетради и книги. Девочка не смогла сдержать слез. Плакала она от холода, от страха, от боли, но главное - от обиды. Анита явилась в класс через пятнадцать минут после начала урока. Глаза ее были красными, нос синим, расцарапанные руки кровоточили, а книжки и тетрадки промокли. Вид она имела и вправду довольно жалкий.

- Анита, - испуганно проговорил учитель, - что случилось?

Несколько секунд Анита боролась с искушением: выдать товарища или нет. Но при одном только виде Луки, сидящего за партой в теплом сухом классе, вся ее нерешительность исчезла.

- Это Лука во всем виноват, - со злостью выпалила она. - Он столкнул меня в глубокий сугроб, а сам уехал. Я едва выбралась, - она закрыла ладонями глаза и снова заплакала.

Обида вспыхнула в Аните с новой силой. Ох, как она была зла!

Возмущенные дети затаили дыхание. А несчастный Лука, опустив голову, мрачно глядел в одну точку.

За нехороший поступок учитель наказал Луку, что, по правде сказать, обрадовало Аниту. Она снова оживилась. Затем учитель объявил оценки. Анита получила самую лучшую, отчего еще больше повеселела. Лука же - самую низкую, и ему пришлось остаться после уроков.

Он сидел в школе один - все его одноклассники уже были дома. Злость и негодование закипали в сердце мальчика. Ему казалось, что он вот-вот лопнет от возмущения. Наконец Луке разрешили пойти домой.

Поднимаясь на гору, он тянул за собой санки. Что это за кошмарный день сегодня?! Утром на него сердилась мать, потом нажаловалась Анита, и в довершение его наказал учитель. По учебе он самый последний в классе... Да есть ли на свете хоть один мальчик, которому жилось бы хуже, чем ему?..

***

Тени под косогором в этот вечер были особенно синими - почти сверхъестественная синева. Сизый пар над далекими долинами напоминал цвет грудки лесного голубя. Солнце еще освещало вершины гор, чуть ниже клубились маленькие облака. Казалось, сама природа - величественная и прекрасная - распростерла свои руки, чтобы обнять мальчика. Природа и дети - вообще близкие друзья. Ее молчание способно утешить печальное детское сердце лучше любых человеческих слов.

Постепенно злость в усталом сердце Луки сменилась страданием, и он, думая, что рядом никого нет, тихо заплакал. Однако оказалось, что он не один. У перекрестка, в снегу, стоял маленький мальчик и с удивлением смотрел на Луку. Он выглядел здоровым и счастливым: румяные щечки, ясные глазки, из-под шерстяной шапочки весело выглядывает белокурый чубчик. Это был Даник - он лепил снежную бабу. Сегодня у него получилось особенно хорошо, и он хотел позвать Аниту, чтобы та посмотрела.

- Почему ты ревешь? - спросил он.

- Я не реву, - сердито ответил Лука.

- Нет, ты ревешь. Я знаю, почему: учитель наказал тебя в школе. Анита нам рассказала.

Даник не был жестоким мальчиком, напротив - приветливым и добрым. Но Лука нехорошо поступил с Анитой, а этого Даник простить не мог.

Лука мгновенно вскипел от злости. Он подошел к снежной бабе и пнул ее ногой - та развалилась на мелкие кусочки. От испуга и растерянности Даник громко вскрикнул, и на его вопль из коровника выбежала Анита. Девочка тотчас поняла, что случилось. Словно львица, она бросилась к Луке и ударила его по лицу. Лука хотел ответить ей тем же, но тут увидел господина Бурни, выходящего из дома с молочными ведрами. Ситуация явно была против него.

- Ябеда трусливая, - закричал он. - Приходишь в школу, как малявка, с ревом.

- Безжалостный грубиян! - не осталась в долгу Анита. - Утром не помог мне выбраться из сугроба, а теперь еще сломал снежную бабу Даника. Он же не сделал тебе ничего плохого, зачем ты обижаешь его?

Правильно, что учитель наказал тебя. Даник, пойдем домой!

Негодуя, она быстро пошла по тропинке назад, к дому. За ней семенил Даник. Но у крыльца девочка остановилась и оглянулась. Из-за далекой горной вершины выглядывал краешек алого неба. И тут она вспомнила стих из Библии, которому бабушка научила ее: «[3]Даже рассердившись, не допускайте себя до греха”. Пусть гнев ваш остынет прежде, чем сядет солнце». Почему-то именно теперь он пришел ей на память. Ну что же, еще не поздно - Лука пока где-то поблизости. Она ведь тоже поступила некрасиво: наябедничала на товарища. Но тут ее охватили сомнения. Нет, ведь Лука намного хуже ее, это он должен был извиниться. Если Анита попросит у него прощения, Лука подумает, будто виновата она. Но ведь это не так. Нет-нет, она не будет просить у него прощения.

Анита вошла в дом и захлопнула за собой дверь.

Лука медленно брел по тропинке. Его лицо горело от удара, злость кипела в сердце. Вдруг он посмотрел вверх, и его взору предстало нечто совершенно удивительное. Облака скучились и образовали сплошную стену, закрывающую горы. Только в одном месте была щель, и через нее Лука увидел горящую золотом снежную вершину. Казалось, там, окруженный Божьей славой, стоит небесный замок, всего на одно короткое мгновение показавшийся из-за стены. Хотя Лука привык к красоте заходящего солнца, сейчас он остановился и сделал глубокий вдох. По сравнению с этим величественным блеском собственный гнев показался мальчику таким пустым и ничтожным... На такие пустяки просто не стоило обращать внимания. Ах, как хорошо было бы все начать сначала!

Если он побежит, то догонит Аниту. Но нет, Анита воображала и зубрила. Она бы даже не взглянула на него. И вообще, почему он должен просить прощения у девчонки?

Между тем облако закрыло щель. Небесный замок исчез.

Так как оба не хотели сделать первого шага к примирению, началась ссора, которая длилась очень долго и причинила и тому и другому много горя.


Глава 3. Рождественский подарок | Следы на снегу | Глава 5. Несчастный случай