home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




Сцена 1

На сцене темно. Играет музыка. На КАТАРИНУ падает свет. Она стоит на коленях, подняв руку, словно бы кормит невидимую птицу. КАТАРИНА находится в своем собственном мире, и в том мире она плачет. Она курит, роняет пепел на пол, не обращая на это внимания. Пластиковый столик на колесиках. На столике стоит включенный магнитофон. На КАТАРИНЕ банный халат такой же белый, как голубь, которого мы теперь видим на полу перед ней. КАТАРИНА приманивает к себе голубя. Осторожно несет голубя к открытому окну и выпускает. КАТАРИНА выключает магнитофон, сидит некоторое время в тишине, потом уходит в ванную. Открывается входная дверь. ФРАНК спотыкается о телефонный аппарат, который стоит на полу в коридоре. Ставит на пол коробки и полиэтиленовый пакет. Включает в коридоре свет.


КАТАРИНА (из ванной). Это ты?.. Франк?.. Франк!


Пауза.


Что ты делаешь? (Беспокойно.) Это ты?

ФРАНК. Нет. (Смотрит на коробки. Берет пакет, может решить, что с ним делать.)

КАТАРИНА. Почему ты не отвечаешь, черт возьми!

ФРАНК (спокойно). Неохота.

КАТАРИНА. Что ты сказал?

ФРАНК. Не знаю. (Ставит пакет на пластиковый столик, стряхивает пепел с магнитофона. В ящике столика лежат книги, журналы и пр.) Скажи, Катарина, тебе нравится стряхивать пепел на магнитофон?

КАТАРИНА. Я здесь.

ФРАНК. Здесь?

КАТАРИНА. Ты опоздал!

ФРАНК (снимая пальто). Да, я знаю.

КАТАРИНА (открывая дверь ванной). Ты опоздал.

ФРАНК (становится в дверях и некоторое время молча смотрит. Затем с неожиданной нежностью произносит). Здравствуй, любимая. Я опоздал?

КАТАРИНА (сухо). Ты не заметил?

ФРАНК. Я даже не знал, который час.

КАТАРИНА. Вот как. Что тебе нужно?


Пауза.


ФРАНК. Не знаю.

КАТАРИНА. Что ты делал?

ФРАНК. Смотрел на маму.

КАТАРИНА. До того, как ты пришел. Чем ты занимался?

ФРАНК. Ничем.


Пауза.


КАТАРИНА. Не стой там. Они могут появиться в любую минуту. Мне надо в душ.

ФРАНК. Давай.


Пауза. ФРАНК замечает открытку в кармане халата, который КАТАРИНА бросила на пол.


Открытка от Давида?


Пауза.


С какого-то острова? Из Греции. (Вешает халат.) Что он пишет?


КАТАРИНА включает душ.


Что ты сегодня делала?

КАТАРИНА. Что?

ФРАНК. Что ты делала сегодня?

КАТАРИНА. Что я сегодня делала?

ФРАНК. Да. (Громче.) Я, кажется, просил тебя убрать в квартире.

КАТАРИНА. Что ты говоришь?

ФРАНК. Разве ты не собиралась убрать в квартире?

КАТАРИНА. Я убирала. Несколько часов подряд.

ФРАНК (выходит в коридор). Ты не против, если я тоже немножко поубираю?


Возвращается в ванную. Гладит КАТАРИНУ через занавеску для душа.


До чего ты красивая… До чего ты красивая, говорю.

КАТАРИНА. Что ты говоришь?


Пауза.


Правда? Почему ты так думаешь?


ФРАНК возвращается и везет столик на колесиках в гостиную, собирает все, что КАТАРИНА разбросала: отрезанные сигаретные фильтры, одежду, включает итальянскую музыку на магнитофоне, уходит, приносит гвоздь и молоток, чтобы повесить картину, которая стоит у стены, но не успевает забить гвоздь, потому что из ванной раздается звук бьющегося стекла. ФРАНК прислушивается, звуки становятся тише, ФРАНК кладет молоток и гвоздь в кресло, быстро идет к ванной, распахивает дверь.


ФРАНК. Да что ты тут, черт возьми, творишь?

КАТАРИНА (стоит на цыпочках, не решается даже пошевелиться, в раковине и повсюду на полу разбросаны осколки.) Не могла найти полотенце.

ФРАНК (удивленно). И поэтому разбила зеркало?

КАТАРИНА. Нет, подзеркальник. Он плохо держался.

ФРАНК. Девять лет он почему-то держался. Тебе повезло, что это было не зеркало.

КАТАРИНА. Скорее тебе повезло. Я им почти не пользуюсь.

ФРАНК. Что ты хочешь сказать, черт возьми?

КАТАРИНА. Ничего, Франк. Это просто небольшая авария. (Вытирается.) Ты звонил?

ФРАНК. Посмотри. Ужас просто. (Пауза.) Я считаю, что это ужас.

КАТАРИНА. Ты звонил?

ФРАНК. Я так считаю. (Приносит из коридора пылесос.) Ты что, не слышишь? Не слышишь, что я говорю?

КАТАРИНА. Почему же — я очень хорошо расслышала все, что ты сказал девять лет назад. Так ты, выходит, не звонил?

ФРАНК (смеется). Вот оно что. Ты же не думаешь, что он сможет тебе помочь…

КАТАРИНА. Не мне. Он тебе поможет.

ФРАНК. Да, и это помогло бы тебе, на это ты рассчитываешь?

КАТАРИНА. Да.

ФРАНК. Вовсе нет. Так и знай. Если он мне поможет, то я тут же от тебя уйду.

КАТАРИНА. Да уж.

ФРАНК. Дорогая, это я уйду от тебя, и очень-очень скоро, а вовсе не ты от меня. Ты останешься со мной, пока я не наберусь достаточно сил, чтобы от тебя уйти. Вот.


Пауза.


Как у тебя это получилось?


Пауза.


Посмотри на это. Что ты скажешь?

КАТАРИНА. Умоляю, не зуди, обещаю, что приведу все в порядок послезавтра, если ты только заткнешься! Будь так любезен, принеси мои туфли, чтобы я могла выйти наконец отсюда.

ФРАНК. Разберись тогда заодно и со стеклянной полкой в холодильнике. Как раз скоро будет три года с тех пор, как ты ее разбила.

КАТАРИНА. Да кто вообще может так жить?

ФРАНК. Ты. Ты можешь так жить.

КАТАРИНА. Какой еще полкой в холодильнике?

ФРАНК (тщательно проговаривая каждое слово). Той, которая была в самом низу холодильника, где мы храним овощи. Ты знаешь, о чем я.

КАТАРИНА (в купальном халате). Ах, та.

ФРАНК. Она разбилась?

КАТАРИНА. Я и забыла о ней. Думала, и ты уж забыл. Где мои туфли?

ФРАНК. Может быть, и забыл, но не простил… Куда теперь прикажешь ставить мои бритвенные принадлежности?

КАТАРИНА (ставит на прежнее место часть подзеркальника, которая упала в раковину). Пожалуйста — твоя сторона не разбилась. Все осталось по-прежнему. (Ставит на место флакончики «Курос», «Нино Черутти», зубную щетку и пр.) А теперь иди и принеси мои туфли.

ФРАНК. Что ты сказала?

КАТАРИНА. Принеси мои туфли.

ФРАНК. Сама можешь за ними сходить.

КАТАРИНА. Я порежусь.

ФРАНК. Да неужели?

КАТАРИНА. Псих.

ФРАНК. Нечего на меня смотреть своими поросячьими глазками. Прости… Так, ну и где же твои туфли, где ты их оставила?

КАТАРИНА. Я уже иду сама.

ФРАНК. Не ходи. Ты порежешься. Я схожу. (Уходит, возвращается с парой узких черных туфель на высоких каблуках.) Ты эти имела в виду?

КАТАРИНА. Нет, это не те, спасибо.

ФРАНК (задумчиво глядя на высокие каблуки). Мне сегодня снились большие-большие часы, и что мой член — самая головка — воткнулся туда, куда указывает цифра 1, а минутная стрелка была длинным лезвием и указывала на без пяти двенадцать.

КАТАРИНА (надевает туфли, вылезает из ванны). Ох, как хорошо после душа. (Достает трусы, надевает, отвернувшись от ФРАНКА. ФРАНК следит за ее движениями.) Зато у меня будет очень много стрингов.

ФРАНК. Какие у тебя большие руки.

КАТАРИНА. Правда?

ФРАНК. Помню, в самом начале еще, в какой-то вечер я держал тебя за руку и думал, что выгуливаю собаку. — Ага, и когда же это?

КАТАРИНА. Что — когда?

ФРАНК (подходит снова к пылесосу). Когда же это у тебя будет очень много стрингов?

КАТАРИНА (мажет руки кремом). Если мы разведемся. Звонок?


КАТАРИНА выходит в коридор.


ФРАНК. Откуда я знаю. Не говори так.

КАТАРИНА. Что именно, прости?

ФРАНК. Что это значит?

КАТАРИНА. Ну что я не так сказала? Франк, пожалуйста. Слышишь?

ФРАНК. Ты сказала, что, когда мы разведемся, ты сможешь забрать с собой целую кучу стрингов.

КАТАРИНА. Я так сказала? Не помню. (Клад трубку.)

ФРАНК. Такое я никогда не смог бы забыть.

КАТАРИНА (подходит к гардеробу). Или я убью тебя, или ты убьешь меня, или мы расстанемся, или все останется как есть. Выбирай!

ФРАНК. Я не могу выбрать. Выбирай ты.

КАТАРИНА. Я действительно сказала «заберу с собой когда мы разведемся»?

ФРАНК. Да, я так считаю.

КАТАРИНА. Да уж, если ты не звонил, то я так и сделаю. Разведусь. Всему рано или поздно должен настать конец.


ФРАНК входит в гостиную с проводом от пылесоса, вставляет вилку в розетку.


Вот как, значит.

КАТАРИНА. Ты звонил?

ФРАНК. Угадай.

КАТАРИНА. Думаю, что звонил.

ФРАНК. Да.

КАТАРИНА. Повезло тебе, значит. (Достает из гардероба фен, приветливо улыбается, проходя мимо ФРАНКА, треплет его по волосам.)

ФРАНК (хватает КАТАРИНУ за пах). Прости.

КАТАРИНА (после паузы). Почему ты так делаешь.

ФРАНК. Не знаю. Я как-то ее не замечаю, пока ты не спрячешь.

КАТАРИНА (по-матерински, изображая заботливую маму). Ты голоден? Устал? Расстроен?.. Что с тобой?

ФРАНК. Да нет… Можно я еще тебя потрогаю здесь?

КАТАРИНА. Пожалуйста.

ФРАНК (заставляет ее сесть на стол). Тебе нравится, когда я вот так делаю?

КАТАРИНА. Так?

ФРАНК. Да.


Пауза.


КАТАРИНА. Нет. (Безразлично.) Ты скоро?

ФРАНК. Да, я уже все. Давно готов.


КАТАРИНА проходит мимо ФРАНКА в спальню. ФРАНК смотрит ей вслед.

Звонит телефон.


И кто теперь будет все это убирать? (Поднимает трубку.) Алло. (Выключает магнитофон.) Сейчас посмотрю. (Идет с телефоном на кухню. Открывает дверцу шкафа.) Да, есть. Заходи, конечно. (Кладет телефон на холодильник. Пьет молоко. Берет пачку риса, ставит ее в коридоре.)


КАТАРИНА в спальне, вставляет фен в розетку, включает фен, ложится на кровать.

ФРАНК берет пакет, идет в спальню. Включает свет.


КАТАРИНА. Можешь выключить свет?

ФРАНК. Что ты говоришь?

КАТАРИНА. Выключи свет.

ФРАНК. То есть как?

КАТАРИНА. Нажми на выключатель… Вот так.

ФРАНК. Ты плохо себя чувствуешь?

КАТАРИНА. Просто мерзну. Я вся дрожу.

ФРАНК. Не заметно что-то.

КАТАРИНА. Ты вообще ничего не замечаешь.

ФРАНК. У меня нет проблем со зрением. Я все хорошо вижу.

КАТАРИНА. Можно мне сигарету?

ФРАНК (подает ей сигарету и зажигает). Хочешь чего-нибудь? Нет?.. Слушай, если сейчас так тепло, может, попьем кофе на балконе? (Садится в изножье кровати.)

КАТАРИНА. Не прикурилась. Дай я сама прикурю. (Берет зажигалку ФРАНКА, прикуривает, бросает зажигалку на пол.)

ФРАНК (поднимает с пола чашку КАТАРИНЫ). Тут твоя чашка. Можно я попробую поставить ее все же на стол?

КАТАРИНА. Давай, попробуй.

ФРАНК. Хорошо… Как меня бесят твои манеры.

КАТАРИНА. Вот как… Какие именно?

ФРАНК. Ну вот как ты пренебрежительно швыряешь зажигалку на пол…

КАТАРИНА. Я знаю. (Раздвигает ноги.) Что в этом пренебрежительного?

ФРАНК (язвительно). Ждешь кого-то?

КАТАРИНА. Да, твоего брата и его жену. (Выключает фен.)


ФРАНК пытается улыбаться, но улыбка у него вымученная.


Тебе плохо?


ФРАНК снова садится, достает из пакета коробку с обувью, открывает ее.


ФРАНК. Нет, у меня все хорошо. (После паузы, заинтересованно.) Почему ты спрашиваешь?

КАТАРИНА. Почему тебе хорошо? (Выключает фен.) Потому что твоя мама умерла?

ФРАНК (не повышая пока голоса). Прекрати. Хватит, сказал.

КАТАРИНА. Я вот буду очень доброй и милой, моя мама протянет ноги, а она, похоже, не заставит себя ждать, она ведь утверждает, что у нее столько неизлечимых болезней… (Выключает фен.) Это же не связано с нами?


Пауза.


Правда ведь?


Пауза.


Правда ведь, говорю?

ФРАНК. Чего ты кричишь? Я здесь.

КАТАРИНА. Потому что ты не слышишь, что я говорю.

ФРАНК. А ты что-то говоришь?

КАТАРИНА (выключает фен). Это ведь не связано с нами?

ФРАНК (безразлично). То, что ты кричишь?

КАТАРИНА. То, что тебе хорошо — это ведь с нами не связано? (Включает фен.)

ФРАНК. Почему?.. Я не говорил, что мне хорошо.

КАТАРИНА. Нет сказал. Практически слово в слово.

ФРАНК. Правда?.. Почему я так сказал?

КАТАРИНА. Этого уж я не знаю. (Бросает фен на кровать, не выключая его.) Как я выгляжу?

ФРАНК (смотрит на нее). Как маньячка.

КАТАРИНА. Спасибо.


ФРАНК снимает мокасины и надевает на одну ногу новый ботинок.


Новые ботинки?

ФРАНК (медленно). Ты выглядишь, как старая маньячка.

КАТАРИНА. Неужели коричневые?

ФРАНК (выключает фен). Старше и свежее.

КАТАРИНА (оживленно. Встает). Покажи-ка. Дай мне сюда. Можно посмотреть, Франк?

ФРАНК. Нет, они у меня в коробке. Под крышкой. (Встает, одной ногой в коробке с ботинками.)

КАТАРИНА. Ну не переживай из-за этого. Надевай те, в которых тебе удобнее. Куда ты?


ФРАНК идет на кухню. Прячет коробку от ботинок в холодильник, подходит к кофеварке.

КАТАРИНА входит в кухню.


Собираешься надеть коричневые ботинки на похороны?

ФРАНК (насвистывает). Это не похороны. Это просто предание земле. И предали Урбана земле.

КАТАРИНА. Какого Урбана?

ФРАНК. Я имею в виду урну.

КАТАРИНА. Так и говори.


Пауза.

КАТАРИНА смотрит на коробку от ботинок в холодильнике.


Какого еще Урбана?

ФРАНК. Не знаю никакого Урбана.

КАТАРИНА. Почему же ты тогда хочешь, чтобы он умер и чтобы его предали земле?


Пауза.


Почему ты такой агрессивный?

ФРАНК. С Урбаном?

КАТАРИНА. И со мной.

ФРАНК. С тобой я вовсе не агрессивный.

КАТАРИНА. Хотя я этого заслуживаю.

ФРАНК. О нет.


Пауза. ФРАНК открывает холодильник. Заливает молоко в кофеварку.


Я вдруг понял, что если бы ты мне изменила, то обязательно с моим лучшим другом, правда ведь? Правда?


Пауза.


Разве нет.


Пауза.


Ведь только тогда ты раскроешь свою двустворчатую мидию? (Захлопывает дверцу холодильника. Насвистывает.) Не хочешь несколько драгоценных капель? (Предлагает КАТАРИНЕ кофе эспрессо.) Не будешь отвечать?

КАТАРИНА. Нет, спасибо.


ФРАНК снова насвистывает.

КАТАРИНА берет расческу и расчесывает волосы.


ФРАНК. Что ты делаешь?

КАТАРИНА. Причесываюсь.

ФРАНК. Ножом?


КАТАРИНА замечает, что у нее в руках нож.


КАТАРИНА. Что с тобой?


Пауза.


ФРАНК. На твоем надгробии стоит нарисовать не голубя, а крысу.

КАТАРИНА. Франк, пожалуйста…

ФРАНК. Прости. Не знаю, что на меня нашло. Говорю какие-то ужасные вещи.

КАТАРИНА. Ты так считаешь?

ФРАНК. Да.


Пауза.


КАТАРИНА (словно подумав о чем-то совсем другом). Я люблю тебя. Ты знаешь.

ФРАНК. Что?


Пауза.


КАТАРИНА. Я люблю тебя.


Пауза.


ФРАНК. Ну да, но что ты хочешь этим сказать?

КАТАРИНА. Просто что я люблю тебя.


Пауза. ФРАНК смотрит в окно, на парк.

КАТАРИНА достает у ФРАНКА из нагрудного кармана сигарету. ФРАНК обнимает КАТАРИНУ. Долго стоят молча.

В дверь стучат.


ФРАНК. Я открою.

ЙЕННА (в дверях). Ой, как хорошо… как удачно, а то я все время что-нибудь забываю.


ФРАНК берет с полки пачку риса. Закрывает дверь в кухню.


Каждый раз, когда я иду за покупками, я что-нибудь да забываю. Всякий раз та же история. Одну пачку я обязательно забуду. Всего одну пачку, но я замечаю это, только придя домой, и тогда я думаю: что же это я такое забыла на этот раз? Так случается каждый раз, но заметила я это только сейчас. Не странно ли — всегда только одну пачку? Никогда не две. И я не замечаю этого, пока не приду домой. На этот раз я забыла рис.

ФРАНК. Вот рис. Пожалуйста.

ЙЕННА (берет пачку). Рис, который не разваривается, зато я вся уже сварилась.

ФРАНК. Да, сейчас жарко.

ЙЕННА. Ну замечательно. Я верну остаток завтра же. Поставить просто около двери?

ФРАНК. Да нет, оставь себе.

ЙЕННА. Да мне так много не надо.

ФРАНК. Ничего, ничего.

ЙЕННА. Ты уверен? Мы почти никогда не едим рис. Спасибо вам. Ну все, я побежала вниз. А Катарина дома? У вас тут, я смотрю, гораздо прохладнее. У вас по-прежнему топят батареи?

ФРАНК. Летом — нет, летом не топят.

ЙЕННА. А у нас просто невозможно спать. С ума сойти.

КАТАРИНА (в дверях кухни). Кто это был?

ФРАНК. Йенна.

КАТАРИНА. Ага.

ФРАНК (смотрит в зеркало). Зашла одолжить пачку риса.

КАТАРИНА. Ты уверен, что она именно за этим зашла?

ФРАНК. Ну, точно никогда не знаешь.

КАТАРИНА. Ей нет до тебя дела.

ФРАНК (включает и выключает свет в коридоре). Нету?

КАТАРИНА. Ровным счетом никакого… Она меня как-то спросила, почему ты вечно пытаешься обнять ее… Знаешь, как она сказала?.. «Франк?.. Он только и делает, что смотрится в зеркало…» И тут она права… Ты нервничаешь?

ФРАНК. Да нет. (Неуверенно.) Мне хорошо. Очень хорошо.

КАТАРИНА. Да, мне тоже хорошо, и, как всегда, когда мне хорошо, мне как-то нехорошо. (Не смеется. Подходит к гардеробу.)


ФРАНК по-прежнему босиком, в одних носках.


Ты завтра наденешь коричневые ботинки?

ФРАНК. Да, коричневые.

КАТАРИНА. Она же не увидит.

ФРАНК (смотрит на пакет, стоящий на столике). Уж лучше пусть она стоит здесь, так я ее хоть вижу…

КАТАРИНА (достает из гардероба платье). Как ты думаешь, они захотят есть?

ФРАНК (с той же интонацией). Нет, насколько я знаю своего брата, он будет есть всю дорогу, и все, что ему нужно потом, — это сесть и рыгнуть…

КАТАРИНА (безразлично). Может, не будешь издеваться над ним?

ФРАНК. Не получится… Его голова как мячик… По которому надо все время ударять. (Берет в руки пакет и смотрит в него.) Нет, лучше все же я поставлю ее в коридоре, чтобы не забыть.


КАТАРИНА идет в спальню. Проходя мимо ФРАНКА, ласково гладит его по щеке. ФРАНК вздрагивает, как от удара.


Прости.


КАТАРИНА удивленно смотрит на ФРАНКА — это была непроизвольная реакция, он сам не понимает, откуда она взялась.


КАТАРИНА. Я просто дотронулась до тебя.


Пауза.


Погладила тебя.

ФРАНК. Я сказал, прости. Я не видел. Я сказал, прости. Я не заметил, как ты это сделала.

КАТАРИНА (снова равнодушно). Значит, я этого не делала. (Входит в спальню.) Здорово, что все-таки похороны, людей хоть повидаем… надеюсь, ты сегодня вечером не собираешься залечь с детективом и стаканом молока? Я сегодня проведу вечер просто изумительно — и мне плевать, что ты там скажешь.


Пауза.

ФРАНК идет за КАТАРИНОЙ с полиэтиленовым пакетом в руках.

КАТАРИНА красится.

ФРАНК останавливается в дверях.


До чего я плохо выгляжу. Очень постарела… Выгляжу старше и свежее.

ФРАНК. И чего же ты не будешь делать?

КАТАРИНА. Я? Ничего. Буду красить губы. (Вспоминает вдруг, произносит язвительно.) И красить мои поросячьи глазки. Какой ты злой.

ФРАНК. Что ты имеешь в виду? (Садится на край кровати.) Когда говоришь, что тебе плевать. Что ты имеешь в виду?

КАТАРИНА. Ровным счетом ничего… Который час, они не должны были уже прийти?

ФРАНК. Хватит уже, Катарина. (Громче.) Хватит. Объясни, что ты имела в виду.

КАТАРИНА. Ничего… ничего я не имела в виду.

ФРАНК. Да ты точно что-то имела в виду, черт побери, и я хочу знать, что именно. Объясни. (Опять повышает голос.) Объясни, повторяю еще раз. Иначе я уйду отсюда.

КАТАРИНА. Давай. (Улыбается.) И маму с собой прихвати.

ФРАНК. Ушам своим не верю.

КАТАРИНА (после паузы). Франк…

ФРАНК. Да что это значит, черт побери! (Резко вскакивает.)

КАТАРИНА. Ну пожалуйста.

ФРАНК. И не пытайся.

КАТАРИНА. Успокойся. (После паузы.) Франк. Не бей меня. Не бей.

ФРАНК. Что?

КАТАРИНА. Не бей меня. Пожалуйста, не бей. Умоляю.

ФРАНК. Почему ты так говоришь?

КАТАРИНА. У тебя такой же вид, когда ты размышляешь, не ударить ли меня.

ФРАНК. С ума сошла… Совсем с ума сошла… У меня такой вид? Какой?

КАТАРИНА. Психованный. Как официант с мухобойкой.

ФРАНК. Это так я выгляжу сейчас?

КАТАРИНА. Да, так… но до этого ведь не дойдет, правда? Не сейчас, когда сюда придут люди, да ведь?

ФРАНК. Не буду.

КАТАРИНА. Точно?

ФРАНК. Я не собираюсь тебя бить. Не сейчас. Я подожду. Я изобью тебя, когда ты этого не ожидаешь. Сейчас ты ждешь этого. Что я тебя ударю. Но я выжду. (Улыбается и обувается.) Я подожду, я ударю тебя тогда, когда ты не будешь этого ждать. Когда ты не будешь ждать, что я тебя ударю.


Пауза.


Тогда я тебя и ударю.

КАТАРИНА. Любимый — мы можем сейчас не ссориться?.. (Смотрит на него.) Можем?

ФРАНК. Можем, можем. Но хотим ли, хотим ли.


Раздается телефонный звонок.

Телефон.

Идет в кухню. Слышно, как ФРАНК разговаривает по телефону.

Когда ФРАНК возвращается в спальню, КАТАРИНА плачет.

Пауза.


Они не придут.

КАТАРИНА. Что?

ФРАНК. Я сказал, что они не придут.

КАТАРИНА. Кто? Кто не придет?

ФРАНК. Ну эти… как это называется…

КАТАРИНА. Твой брат? Он не придет?


ФРАНК кивает.


(Тихо.) Что?

ФРАНК. Нет, говорю, не придет.

КАТАРИНА. Почему?

ФРАНК. Потому что они остановились в «Трех раковинах» в Сёдертелье. В мотеле.

КАТАРИНА. Почему?

ФРАНК. Он хотел посмотреть матч между гётеборгской IFK и какой-то французской командой.

КАТАРИНА. Почему?

ФРАНК. Ему интересно.

КАТАРИНА. Это неправда.

ФРАНК. Может быть, но он так сказал. Он сказал, что они приедут завтра.


ФРАНК садится на кровать.


КАТАРИНА. Что?

ФРАНК. Сказал, что они приедут… Что в этом такого странного? (Смотрит на полиэтиленовый пакет.) Может, мы с тобой проведем небольшую оргию вместо этого? Ты и я?

КАТАРИНА (встает). Тогда я пошла.

ФРАНК. Куда?

КАТАРИНА. Куда угодно. Асполютно все равно куда.

ФРАНК. Асполютно?.. Ты сказала «асполютно», «асполютно», «асполютно»… почему ты сказала «асполютно»?

КАТАРИНА (останавливается в дверях спальни). Я не могу больше.

ФРАНК. Не можешь больше?

КАТАРИНА. Не могу.

ФРАНК (коротко). Не можешь.


Пауза.


Что так?

КАТАРИНА. Мне надо идти. Прочь отсюда.

ФРАНК. Почему?

КАТАРИНА. Ни дня больше не проведу здесь.

ФРАНК. Ни дня?

КАТАРИНА. Ни одного больше дня.

ФРАНК. Как так?


Молчание.


Вот как, значит… Вот оно что… И куда же ты пойдешь, можно узнать?

КАТАРИНА. Куда угодно. Куда угодно.

ФРАНК. А можно мне с тобой, пойти с тобой вместе?

КАТАРИНА. Я хочу идти одна.

ФРАНК. И что ты будешь делать?

КАТАРИНА. Я больше не могу сидеть тут с тобой и ссориться. Ни одного вечера больше не проведу с тобой. Это точно.


КАТАРИНА подходит к ФРАНКУ, берет у него из нагрудной кармана сигарету и зажигалку.


ФРАНК. Может, пригласим зайти Йенну и Томаса?.. Вряд ли они чем-то заняты. Сегодня среда. Почему бы нет? Тебе же Томас нравится.

КАТАРИНА. Мне? Не больше, чем тебе нравится Йенна.

ФРАНК. Ну я это и имею в виду. Конечно, она мне нравится. Она красивая. Тебе не кажется, что она красивая?

КАТАРИНА. Она спросила меня, почему ты все время пытаешься ее обнять.

ФРАНК. Ты говорила. И что ты ответила?

КАТАРИНА. Чтобы мне досадить.

ФРАНК. А что она сказала?

КАТАРИНА. Она засмеялась.

ФРАНК. Ну так что? Позовем их? Позвоню им, спрошу, не хотят ли они подняться к нам, выпить по бокалу вина.


Пауза.


Что скажешь? Я позвоню. Разве не здорово будет? А?.. Ну скажи.


КАТАРИНА пожимает плечами.


Ну хорошо. Думаю, я тебя понял.


Идет в кухню. Берет свой пакет с собой. Кладет его на стол на колесиках. Звонит.

КАТАРИНА надевает черное платье.

ФРАНК возвращается. Сталкивается с КАТАРИНОЙ в гостиной.

Пауза.


КАТАРИНА. Они не хотят?

ФРАНК. Мне показалось, что они уже несколько недель сидели и ждали, чтобы им хоть кто-нибудь позвонил.

КАТАРИНА. С кем ты говорил? С Томасом?


ФРАНК достает из шкафа туалетную воду. Брызгает на лицо.


Почему ты сказал, что не стоит беспокоиться?

ФРАНК. Я такого не говорил. Я такого не говорил.


Пауза. КАТАРИНА и ФРАНК смотрят друг на друга.


КАТАРИНА. Посмотри на меня.

ФРАНК. Я это и делаю.

КАТАРИНА. Но ты меня не видишь. (То ли ободряюще, то ли искренне.) Ты меня любишь?

ФРАНК (безразлично). Тебя?

КАТАРИНА (безразлично). Да. Ты меня любишь?

ФРАНК. Да. Я люблю тебя.


Пауза.


Очень. (Весело.) Но ты мне не нравишься.


Пауза. ФРАНК ставит туалетную воду на столик на колесиках.


Совсем не нравишься. Очень не нравишься. Но я не могу без тебя жить.

КАТАРИНА. Почему?

ФРАНК. Поставлю, пожалуй, маму на полку, чтобы ты не засыпала ее пеплом.


Пауза. Ставит пакет на полку шкафа.


КАТАРИНА. Поставь ее перед зеркалом, тогда у тебя будет две мамы. Когда тебе к психиатру?

ФРАНК. К кому?

КАТАРИНА. Ты сказал, ты звонил. Это же она?

ФРАНК. Через четыре года.

КАТАРИНА. Что?

ФРАНК. Через четыре года.

КАТАРИНА. Что?

ФРАНК. Да, представь, очередь к психиатру на четыре года. Но я пойду не из-за тех проблем, о которых говорим. Я пойду из-за насморка.


Пауза.

ФРАНК подходит к столику на колесиках.


КАТАРИНА. Четыре года.

ФРАНК. Да они быстро пройдут. Rapido. (Включает магнитофон: поет итальянская певица).

КАТАРИНА. Господи боже мой… Я так не смогу. Так нельзя. Невозможно. Что же? Что мне делать?

ФРАНК. Бу.

КАТАРИНА. Что?

ФРАНК. Бу!

КАТАРИНА. Что это значит?

ФРАНК. Бу!

КАТАРИНА. Что ты имеешь в виду! Кто это? Почему ты все повторяешь одно и то же?

ФРАНК. Это значит «не знаю» по-итальянски.

КАТАРИНА. Не знаю?

ФРАНК. Да. Не знаю.

КАТАРИНА (берет магнитофон). Не знаю! Это та итальянская шлюха… Джанна… Анна… Ей я не верю.

ФРАНК. И тем не менее не можешь ее забыть.

КАТАРИНА. Не могу. А ты? (Кидает магнитофон ФРАНКУ.)

ФРАНК. Давай успокоимся.

КАТАРИНА. Что я должна сделать?

ФРАНК. Что хочешь.

КАТАРИНА (безразлично). Что я хочу?

ФРАНК. То, что ты сама хочешь… Разве это сложно?

КАТАРИНА. Да… Пожалуй, сложно.

ФРАНК. Разве?

КАТАРИНА. Да. Да.


Пауза.


ФРАНК. Почему?

КАТАРИНА (спокойно и отчетливо). Потому что я сама — это ты.

ФРАНК (растерянно). Ну пожалуйста… Они вот-вот придут. Будь повеселее.

КАТАРИНА (на грани срыва). Ты меня делаешь несчастной. Я боюсь… И чувствую себя такой растерянной. Такой опустошенной… Хочу сбежать… Обратно… Обратно.

ФРАНК. Куда?

КАТАРИНА. К тебе.

ФРАНК. Только не плачь, когда они придут. Они подумают, что это я во всем виноват. Ну перестань… Я предлагаю тебе жить той жизнью, которая со мной невозможна… (Язвительно.) …и создать все то, что я мешаю тебе создать… но не связывай себя таким предложением.

КАТАРИНА (как будто его слова вернули ее к прежнему тону разговора). Нет, я не могу. (Радостно.) Подойди сюда. (Счастливо.) Ну подойди сюда. Ну подойди. Я такая маленькая, подойди ко мне.

ФРАНК (хмуро). Ну-ну, не такая уж ты и маленькая.

КАТАРИНА. Маленькая. Но выше тебя, по крайней мере.

ФРАНК. Вовсе нет.

КАТАРИНА. Конечно выше. Ты сам знаешь.

ФРАНК. Ты неправильно меряешь. Ты сейчас стоит на моих мокасинах. Видишь теперь, что я выше?

КАТАРИНА. Ты прав. А я не ошиблась. Я просто не правильно посмотрела.


КАТАРИНА целует ФРАНКА; он целует ее в ответ, весьма сексуально. КАТАРИНА это чувствует. Гладит ФРАНКА по затылку, знает, что его это возбуждает, и от этого возбуждается сама. Кладет его руку на свою промежность, под платьем. Выглядит очень эротично. Они сползают на пол. ФРАНК срывает с нее трусы.


Ты не должен воспринимать это как угрозу, но если захочешь, я буду женщиной всей твоей жизни.


В дверь стучат.


До тех пор, пока я буду с тобой безобразно обращаться, ты останешься со мной. Я знаю.

ФРАНК (выпускает ее). Стучат в дверь.

КАТАРИНА. Правда ведь? (Крепко держит его.) Так это или нет?

ФРАНК. Что?

КАТАРИНА (отчетливо, продолжает крепко держать ФРАНКА). Пока я с тобой так плохо обращаюсь, ты будешь со мной. (Стук в дверь.) Это так? (Достает из нагрудного кармана ФРАНКА сигарету и зажигалку.) Это звучит жестоко, но сейчас я хочу быть жестокой. Теперь можешь открыть.


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: | Пьесы (перевод Коваленко Ксения) | Сцена 2