home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 37

Моему дневному сну не посмел помешать ни один смертный, так что к шести вечера я была идеально выспавшаяся и уже буквально предвкушала момент начала бала, а больше всего не начала, а девяти часов, когда можно будет плюнуть на все условности и обнять самого любимого мужчину на свете.

Ужин я проглотила, не сильно рассматривая, потому что уже ощутимо проголодалась без обеда, после чуть ополоснулась в местной шикарной ванне, чтобы проснуться окончательно, а затем поступила в абсолютное и безоговорочное ведение Яниты.

Сначала мы надели платье, от которого я была в полном восторге — нежно голубое, оно переливалось на свету и при различном освещении меняло оттенок с серебра до лазури. Жесткий лиф был расшит мелким бисером, причем четко в тон моему сапфировому гарнитуру, подаренному ба. Рукавов у этого платья не имелось, так что плечи и вся верхняя часть груди были открыты, и держалось оно лишь за счет тугой шнуровки, расположенной на спине. Многослойный подол платья свободно струился по ногам, но когда ястреб кружил меня в вальсе, то становилось понятно — юбка очень широка и состоит как минимум из трех слоев различной по своей структуре и цвету ткани: ярко-синий нижний слой, полупрозрачный серебряный средний и почти невесомый нежно-голубой верхний.

Когда я поинтересовалась, а не слишком ли это смело для местного высшего общества, то получила заверения, что нет, не слишком, но лишь для этой уникальной ночи. И вообще, мои идеальные плечи грех прятать под одеждой и пусть все остальные ему завидуют.

Удивительно было услышать подобные слова от такого собственника и ревнивца, как Юмирай, но я не нашла в его словах подвоха и просто согласилась. А может и правда захотел в кои-то веки утереть нос всем остальным и показать, что я уникальна не только внутри и своей родословной, но и внешними данными.

Кстати, да, неплохо…

Внимательно рассматривая себя в зеркале после того, как Янита закончила наносить последние штрихи, я отметила и увеличенные благодаря грамотному макияжу выразительные синие глаза, и тонкие идеальные брови, и изящные скулы, и аппетитные розовые пухлые губы. Волосы были уложены в высокую прическу с милыми нежными кудряшками, несколько локонов игриво падали на плечи и в целом я выглядела безумно притягательно даже для себя самой.

Завершал картину дорогой гарнитур с сапфирами: ожерелье, закрывающее чуть ли не половину обнаженного участка груди, серьги и браслет. Кроме всего прочего имелось и кольцо с мини-короной, но их сегодня я надевать не стала — на балу будет лишь одна королева, Амидайла, а кольцо у меня на пальце уже есть — обручальное. Кстати, тоже с сапфирами, так что всё в тон. Ещё одно кольцо было в разы проще — всего лишь тонкое колечко из серебра с одним единственным камушком-стразой, но это уже была необходимость, презентованная мне Её Величеством. Данное колечко являлось ни много, ни мало, а артефактом для отвода глаз, которым я буду пользоваться каждый раз, когда меня пригласит очередной кавалер.

Именно так Амидайла планировала скрыть от большинства окружающих вопиющий факт моего сияния с каждым пожелавшим.

Последний раз крутанувшись перед большим зеркалом, расположенным в гостиной, я мысленно констатировала, что хороша, чертовка, и многозначительно подмигнув довольной даже больше, чем я Яните, отправилась в Янтарную гостиную.

Что ж… кто не спрятался, я не виновата!

А вот и они: юные, неискушенные, невероятно прекрасные в своей невинности и желании стать любимыми и единственными.

Внимательно рассматривая всех девушек, одну за другой проходящих в зал через боковую дверь, Элидайро едва не пропустил ту, которую ждал уже больше часа. Все мужчины, кто желал сегодня заполучить себе ту самую, идеальную половинку, прибыли во дворец ещё загодя, предпочтя провести лишний час-другой в скуке и деловом общении, чем опоздать даже на секунду и упустить шанс первого танца с самой понравившейся девушкой. Некоторые девушки и женщины кстати тоже прибыли чуть раньше официального начала бала, но это были те, для кого этот слет был уже не первым. Сейчас вся эта разновозрастная толпа хаотично передвигалась по залу под легкую и ненавязчивую музыку, общаясь со знакомыми и обмениваясь последними значимыми новостями.

Но лишь тогда, когда центральные куранты, расположенные на дальней стене за троном, пробьют восемь раз и Её Величество официально объявит начало полуночного слёта, лишь тогда станет возможным то, чего все ждали долгие семь лет. Лишь тогда станет возможно сияние пар, лишь тогда души потянутся друг к другу, интуитивно выискивая в огромной толпе гостей ту единственную или того единственного, кто станет судьбой и любовью на всю оставшуюся жизнь.

Недаром многие заядлые холостяки не торопились связывать себя узами брака, завязав интрижку во временном отрезке после слёта — многие из них приходили на бал уже со своей избранницей, причем именно для того, чтобы убедиться в своём выборе. Кто-то убеждался, становился самым счастливым и торопился связать себя узами брака, а кто-то разочаровывался и отправлялся на новые поиски.

Он сам посетил уже три слёта, но ещё ни разу ему не был интересен факт поиска супруги — намного интереснее было наблюдать возникновение сияния, но сам он никогда и никого не приглашал. Зачем, когда есть множество безотказных любовниц? Да и он не был готов к семейной жизни.

Но сейчас…

Хороша, совушка, невозможно хороша!

Внимательно разглядывая уже ограненный признанным в знающих кругах ювелиром бриллиант, а точнее сапфир, Элидайро поймал себя на мысли, что всё бы ничего, но его что-то смущает. То ли нереально яркое сияние магической составляющей совушки, то ли её многозначительная улыбка, то и дело мелькающая на губах, то ли её слегка презрительный взгляд, который она бросала в толпу остальных гостей, сама находясь на некотором возвышении непосредственно у трона. Рядом с ней стояли девушки и красивее и моложе, но именно она притягивала к себе большинство взглядов. И она это понимала, отчего веселилась ещё больше.

А заинтересованных и изучающих взглядов было необычайно много.

То ли потому что Виктория вела себя непринужденнее остальных юных вампирш, то ли благодаря тому, что уже все без исключения знали, кто её родители (спасибо чересчур любопытным демонам и их разведке), а может потому, что из юного поколения лишь она одна была магичкой.

Кто знает…

Так, отставить пустые и неуместные мысли, пора пробираться поближе, а то чует его интуиция — не только он один желает её первый танец.

Это было бы смешно, если бы не было похоже на выставку-продажу. Продавали, как ни странно, нас. Не слишком обращая внимание на остальных соседок по подиуму, на который больше всего походило возвышение у трона, я безразличным взглядом скользила по разряженной толпе, стоящей ниже. Сегодня они были покупателями. Они имели возможность присмотреться, прицениться, предварительно выбрать, чтобы к моменту, когда Амидайла объявит начало танцев, урвать самый лучший кусок пирога.

Гадкие и в целом недостойные мысли, но они стали именно такими, стоило лишь поймать на себе десяток-другой откровенно масляных взглядов. Бр-р-р! Мамочка, прости, но боюсь, сломанных конечностей сегодня будет очень много.

Амидайла сияла, одного за другим представляя сначала мужчин и после того, как звучало очередное имя, наши ряды скудели и вскоре остались лишь девушки. Действо происходило довольно быстро, потому что она не задерживалась и произносила лишь имена и к моменту, как стрелки неумолимо приблизились к восьми (а мы начали чуть раньше, минут за десять), на подиуме осталась лишь я.

Что ж, следовало ожидать.

— А теперь позвольте представить вам самое уникальное приобретение нашего мира за многие годы. Виктория Р" шейссо, совушка сапфирового клана, моя дочь и внучка Маррхиям Р" Шейссо. Девушка уникальна не только тем, что смогла справиться с последствиями незаконного эксперимента, но и тем, что не потеряла ни разум, ни душу, а вместо этого стала сильнее и достойнее. Многие из вас знают, что появившись в нашем мире, Виктория повлекла за собой череду скорбных событий, но в этом нет её вины — она была в своём праве. — Взгляд королевы посуровел и она обвела им зал, акцентируя внимание на своих последующих словах. — И пусть услышит меня каждый — Виктория уникальна и неповторима. И не потому, что так решила я, ставшая ей матерью, а потому что я уничтожу любого, кто посмеет повторить эксперимент клана Шинайо. Виктория стала высшей птицей лишь благодаря милости Мироздания, которое в тот момент позволило себе мгновение на снисхождение, и я не позволю вам губить людей только потому, что вы захотели повторить сей жестокий эксперимент. Экспертные комиссии предупреждены и полностью со мной солидарны — данный эксперимент крайне жесток и бесчеловечен и имеет лишь тысячную долю процента на успех.

Выдержав ещё минуту тишины, Амидайла идеально подгадала завершение своей речи к гулкому бою курантов и стоило маятнику качнуться восьмой раз, как она воздела руки к вечернему закатному небу (а сей огромный бальный зал располагался под открытым небом и если стены были обычными, то вместо потолка был натянут абсолютно прозрачный магический купол на случай осадков) и зычно провозгласила:

— Да начнется полуночный слёт, дети мои!

Что ж, пусть начнется. Я не против.

Каюсь, прежде чем спуститься вниз и позволить первому страждущему испытать судьбу, я покосилась на Амидайлу и послала ей взгляд, полный неприкрытой иронии. И уж не знаю, какие ассоциации он ей навеял, но ответила она мне абсолютно безмятежной и открытой счастливой улыбкой, отчего я даже слегка опешила. Что успело произойти, пока я спала? Неужели всех гадов обезвредили и мне нечего бояться?

Нет, что-то не верится.

О, а вот и первый.

— Добрый вечер, леди Виктория… — мужчина ещё говорил, но его руки тянулись ко мне, словно я уже принадлежала ему.

— Здравствуйте, — шаг назад и улыбнуться настолько невинно, словно в этом не было ничего странного.

И вообще! А познакомиться, поболтать о природе-погоде? А месяц-другой повстречаться? Нет? Что ж, жаль.

Мужчина оказался не слишком терпелив и стоило мне чуть отвлечься на второго, который уже маячил за ним, как меня буквально силком схватили и поволокли в гущу танцующих. Со стороны это выглядело довольно аккуратно — он просто чуть быстрее вел меня в танце, а вот ощущалось как будто не вел, а воровал.

Кстати, думаю это он и планировал — украсть меня из-под носа остальных желающих.

Мысленно сыронизировав над неприятной (для него, а не для меня) ситуацией, я незаметно активировала артефакт и позволила утанцевать себя на противоположный край зала.

— Милорд, а вы хотя бы представиться не желаете? — иронии было во мне даже с избытком, потому что именно в эту секунду я заметила, что мои пальцы на его плечах начали неуловимо блестеть. Как собственно и он сам, точнее обнаженные участки его кожи.

Первый смертник? А с первого взгляда и не скажешь — высокий, уже не очень молодой, годам к сорока, но ещё очень представительный и даже симпатичный.

— Лорд Зиновий Анфурий, сокол клана Дайгиро.

— Очень приятно, Зиновий. Ой, а вы почему светитесь? Это нормально?

Роль простушки мне никогда не удавалось, но кажется ему сейчас было абсолютно безразлично на мой тон — важнее были слова, которые были сказаны вслух.

— Виктория, это фантастика! — просияв, причем почти искренне, мужчина даже не стал дожидаться окончания вальса и тем же путем, что тащил к стене, потянул меня обратно к трону, заявив уже на его ступенях, причем так, что его услышала и королева. — Виктория, вы моя половинка! Это невероятно, но это факт!

— М-м-м… забавно. Да, мам?

— Очень, милая. — Королева была невероятно счастлива, причем так, словно ей сообщили о выигрыше в джек-пот. И не скажешь, что это сарказм. — Лорд Зиновий, ближе, прошу. Хочу лично засвидетельствовать вам своё материнское благословение…

Мы до сих пор находились под действием артефакта, отводящего глаза всем присутствующим, так что их внимание на нас не останавливалось, но как пояснила мне Амидайла, для неё самой этот артефакт не предоставлял помехи — такие сильные маги, как она видели сквозь них.

Сквозь них видели и те, кто "очень удачно" загородили нашу пару от возможных случайных взглядов остальных, а затем одним единственным отточенным движением отправили нетерпеливого и не очень чистого на руку лорда в коматоз, а затем и точечным порталом в казематы.

— Майор Икуро? — удивленно обернувшись, я признала в одном из вампиров своего давнего знакомого.

— Добрый вечер, леди Виктория. Изумительно выглядите.

— Спасибо…

Комплимент был искренним и оттого невероятно приятным.

— Позвольте проводить вас в зал за следующей жертвой, — шутливый тон мужчины разрядил обстановку и я, засмеявшись, подала ему руку, чтобы уже в зале дезактивировать артефакт и явить свою желанную персону присутствующим. — Удачи. Мы всегда рядом.

— Благодарю.

Так, первый есть. Интересно, сколько их ещё будет?

А их было… много. За последние тридцать минут я сияла ещё четыре раза и все четверо мужчин были уже не слишком молоды и даже не пытались скрыть хищного блеска своих глаз. Да и галантностью не отличались, предпочитая схватить меня в свои не слишком нежные объятия и уволочь из-под носа конкурента, чем вежливо представиться и поинтересоваться — а хочу ли я вообще с ними танцевать.

А вот не хочу уже!

Кстати танцевала я и пару раз с теми, кто не засиял, но как мне кажется, они просто пытали свою судьбу, случайно наткнувшись на меня в толпе гостей раньше подготовленных мерзавцев. Те были искренне расстроены, пытались завязать со мной разговор и просто рассказать о себе и своих увлечениях, чтобы наш танец выглядел не обязанностью, а хотя бы подобием развлечения.

Вот и сейчас…

— Леди Виктория, — мужчина уже взял меня за руку, но всё не торопился обнять, рассматривая, словно чего-то ждал. — А вы сегодня неуловимы…

— Не моя в том вина, лорд… — лукаво усмехнувшись, потому что этот ястреб выгодно отличался от своих предшественников как приятной внешностью, так и неторопливостью (он держал меня за руку, так что я вроде как была уже занята, но не торопился танцевать), я склонила голову, предлагая представиться.

— Лорд Элидайро Ирайэн ястреб и глава клана Шинайо.

— О…

Да, теперь понятно. Всё понятно. И то, что он ждет, когда я его вспомню и многозначительная усмешка, да и всё остальное.

— Танец, леди Виктория?

Чуть поджав губы, когда он задал вопрос, но при этом его глаза неуловимо смеялись, я просто кивнула. Нет, не желаю с ним ни разговаривать, ни обсуждать, ни отвечать на вопросы.

Одно интересует — он сегодня честен или не очень?

— Вы расстроены моим интересом? — а мужчина все не унимался, видимо планируя если не засиять, то точно завязать длительное знакомство.

Дёрнув плечом, я предпочла выглядеть в его глазах невоспитанной хамкой, но рта так и не раскрыла. Вместо этого начала рассматривать другие пары, отмечая, что по сравнению с началом бала зал ощутимо стал свободнее и теперь мне будет сложнее затеряться в толпе.

Если ровно в восемь было практически не протолкнуться, то сейчас каждый последующий танец к Матери подходило всё больше пар и я искренне желала, чтобы тот пятый хам, оставивший мне на талии синяк своими крючковатыми пальцами, оказался последним. А все потому, что уже он начал что-то подозревать, поинтересовавшись у меня, где мои предыдущие партнеры. Глазастый гад попался…

— Не желаете общаться? — а Элидайро всё не унимался.

— Немного устала от всеобщего внимания, простите… уже восьмой танец, и ни секунды на отдых.

— Увы, вы слишком ценны, чтобы остаться без внимания, леди Виктория, — ястреб понизил голос до шепота, словно нас кто-то мог подслушать и поинтересовался: — Но неужели ваше сердце до сих пор свободно? Неужели ещё ни один предыдущий партнер не вызвал в вас хотя бы малейшее желание засиять и прекратить то, что вам не по душе?

— Простите? — не совсем разобравшись в его словах, я нахмурилась. — На что вы намекаете?

— Вы ведь магичка, Виктория. — очередной раз многозначительно улыбнувшись, ястреб продолжил: — А магички умеют симулировать сияние, верно? Вы и сейчас сияете намного ярче, разве только ваш свет видят лишь ястребы и маги. Что вам стоит явить его остальному миру?

— Это… — скептично скривившись, я смерила мужчину презрительным взглядом, при этом стараясь выглядеть искренне возмущенной. — Лорд Элидайро, я не для того пришла на полуночный слёт, чтобы мухлевать столь значимыми вещами. Но даже если предположить, что засияю я — как насчет мужчины? Кто заставит сиять его, если с моей стороны это будет подлогом?

— Ах, Виктория, — ястреб громко и заразительно рассмеялся, — Вы невероятно наивны, если думаете, что на этом балу невозможен подлог и мужчина не может засиять не по велению звезд, а по своему желанию. Уж поверьте мне…

Черт, неужели и этот тоже завязан?!

— То есть вы хотите сказать… — радуясь, что Элидайро невероятно разговорчив, что кстати было довольно странно, я срывающимся голосом уточнила: — Что это всё ложь?

— Не всё, Виктория. Далеко не всё. — снисходительно качнув головой, вампир обратил моё внимание на пару, которая как раз танцевала неподалеку и начинала светиться. — Вот, обратите внимание на этих молодых птиц. Уверен, у них всё по-настоящему.

Мой бог! Да это же Вайтор!

Во все глаза рассматривая слегка ошарашенного вампира и его пунцовую партнершу, в которой признала одну из дебютанток этого слёта, я сама не заметила, как начала улыбаться, радуясь положительному результату своего бывшего пациента. Пара действительно сияла. Сначала едва-едва, лишь самые кончики пальцев, затем всё ярче, а под конец танца они и вовсе сверкали как две самые настоящие звезды.

— Первая любовь… прекрасно, правда? — ироничный мужской голос вернул меня в реальность и я немного насторожено посмотрела ему прямо в глаза.

Кстати, а почему мы до сих пор не сияем? Или я ошиблась и этот ястреб ни при чем?

— Да, это невероятно красиво…

Прозвучал последний аккорд и мужчина без задержки отпустил мои руки и сделал шаг назад. И если его лицо было при этом абсолютно бесстрастным, то глаза явно выдавали внутреннюю досаду.

И сама не зная почему, но я шагнула к нему и попыталась утешить:

— Лорд Элидайро, мне жаль, что вы ошиблись в выборе, но я уверена, ваша любовь уже ищет вас сама. Просто осмотритесь получше. Но это конечно если вы сами хотите.

Удивленно приподняв бровь, потому что явно не ожидал услышать от меня подобные слова, мужчина на мгновение замер, а затем добродушно улыбнулся, кивнул и направился прочь.

Эх, если бы все тут такие были!

Вздохнув, я отправилась в центр бального зала, где было максимально свободно, по пути дезактивируя артефакт, чтобы меня без проблем обнаружили все желающие. Так, сколько у них ещё минут осталось? Двадцать? Прекрасно!

Очередной танец, очередной кавалер… и очередной подонок.

С разочарованным вздохом рассматривая свои начавшие сиять пальцы, лежащие на мужском плече, на мгновение я подняла глаза, чтобы посмотреть в лицо молодого коршуна, и едва не дернулась прочь — это было не лицо, это была жестокая, гротескная маска.

Господи!

А когда приглашал, то был абсолютно спокоен и мил. Что происходит?

— Лорд Картис, с вами всё в порядке?

— Абсолютно, Виктория, — на меня посмотрели, как на дуру, а затем жестко усмехнулись: — Надеюсь, вы не думаете, что сможете провернуть со мной то же, что провернули с остальными? Выбираете и отсеиваете, да? А в чем дело? Неужели королева уже нашла вам свою кандидатуру? И кто же он? Где он? Выжидает?

— Что… что вы такое говорите?! — возмущенно вспыхнув, я пыталась дернуться, но жесткие пальцы не пустили, впившись в талию и сжав мою ладонь. — Отпустите, мне больно!

— Обязательно, леди. Обязательно. Но сначала мы с вами засияем окончательно, чтобы это увидели все, — тонко усмехнувшись, мужчина сжал мою ладонь ещё сильнее и руку пронзила острая боль.

Что за… Господи!

Шокированная подобным невероятно наглым поведением, я перевела взгляд на руку и сдавлено охнула — он сломал кольцо. Артефакт, который отводил от нас ненужное внимание окружающих, был сломан и мало того — своими острыми половинками порезал мне палец.

— М-м-м… прошу простить, перестарался, — без особого усилия подавив моё сопротивление, мужчина приблизил мою раненую руку к своему лицу, а затем слизнул кровь, натекшую из ранки, причем проделав это настолько быстро, что я не успела ничего сделать. — Невероятно сладкая девочка… Да, ты будешь прекрасной женой.

— Размечтался.

Всё, этот подонок сегодня на своих двоих из зала точно не уйдет.

Однако просто решить, но не так просто сделать — казалось, мужчина только и ждал, когда я начну вырываться и шипеть — наше сияние усиливались с каждой секундой и к моменту, когда я взбесилась окончательно и от души врезала ему коленом в пах и каблуком по ноге, он всего лишь стиснул зубы, при этом сияя как десяток сверхновых, и умудряясь удерживать меня в своих руках.

И тут от окружающих раздались многочисленные возгласы удивления и недоверия.

Че-е-ерт!

Палево! Какое палево!!!

Хватило мгновения, чтобы понять — мы в центре всеобщего внимания, причем всего в паре десятков метров от трона и по обескураженному взгляду Амидайлы видно, что она тоже в некотором шоке.

Скандал, да? Теперь, если он заявит, что мы сияем, то она просто не посмеет обвинить его при всех в подлоге. Тогда окажется, что она все знала и допустила.

Она будет обязана подтвердить.

Я и этот?

Ну, уж нет!

Мысли промелькнули в голове всего за секунду или две, но танец закончился и нас уже окружили гости, не подходя слишком близко и оставляя место для маневра. Они перешептывались, кто-то даже радовался, но больше было тех, кто откровенно удивлялся.

Чему?

Ах, ну да — у меня на лице не радость, а ярость, да и жених что-то кривится и шипит сквозь зубы.

Что ж, сейчас он будет шипеть ещё громче.

Секунда на концентрацию, ещё секунда на то, чтобы вырвать свои руки из ослабевшего захвата, шаг в сторону и моё сияние пропадает, как не бывало.

Ну? Что ты скажешь на это, глупый лорд?

В толпе раздались шокированные возгласы, те, кто уже сиял, испугано переглянулись и крепче стиснули руки друг друга, а те, кто только что говорил о невероятном, неестественно ярком сиянии, поперхнулись воздухом и закашлялись. Обстановка накалялась, коршун смотрел на меня так, словно уже был готов убить, как слева от меня раздался ироничный, но довольно громкий голос Элидайро:

— Вот именно об этом я вам и говорил, Виктория — вы слишком заманчивая добыча и кое-кто не слишком чистый на руку может попытаться заставить засиять вас принудительно. Радует, что магия этой ночи всё-таки им неподвластна и вам достаточно лишь отпустить руку, чтобы навязанное сияние сошло на нет.

Слова были невероятно правильными и произнесены настолько вовремя, что я заподозрила нового главу клана Шинайо в тайном знании, а может даже и в том, что он был посвящен в план королевы. Впрочем, на сию секунду это было не сильно актуально — намного важнее сейчас обезвредить того, кто до сих пор светился, но уже в одиночестве. Судя по его побелевшим губам и яростным желвакам, заигравшим на скулах, в руки правосудия он сдаваться не собирался.

— Это ложь!

— Да неужели? — Элидайро шагнул ближе, и дальше произошло то, отчего толпа ахнула — он прикоснулся к Картису и мгновенно засиял. — А что скажешь на это? Может всё-таки это я твоя половинка, предназначенная Мирозданием? Ты конечно не в моем вкусе, но что не сделаешь ради соблюдения традиций…

А дальше разговор прекратился и началась банальная драка: коршун яростно зарычал и попытался двинуть Элидайро локтем по печени, ястреб с издевательским смехом отскочил, предлагая Картису продолжить и тот поддался на провокацию — зарычал ещё громче, оскалился и, окончательно потеряв человеческий облик, кинулся на моего неожиданного защитника.

Толпа моментально подалась назад, образовывая круг ещё большего диаметра, но никто из присутствующих не собирался паниковать или убегать — они замерли и внимательно наблюдали за двумя дерущимися мужчинами. Ни мужчины, ни женщины, ни парни, ни девушки не собирались пропускать ни единого мгновения боя. На лицах многих я читала осуждение, намного меньший процент был просто шокирован, но в глазах абсолютно всех присутствующих читался один единственный вердикт — смерть самозванцу.

Именно смерть. Не меньше.

Волшебство этой дивной и необычайно редкой ночи было священным и тот, кто посмел его нарушить, моментально стал изгоем для остальных.

Бой был невероятно скоротечным, так что взгляд не успевал следить за каждым ударом, отмечая лишь основные моменты — порванный рукав смокинга, кровавые царапины от когтей на лице, сломанная рука, яростное шипение, рычание и обещание уничтожить.

— Картис, ты никогда не отличался умом и сообразительностью… — Элидайро тоже уже был основательно потрепан, но в отличие от коршуна предпочитал язвить, а не шипеть и плеваться. — Попытаться принудить дракона… нет, ты стал ещё тупее, чем был даже в училище.

— Др-р-ракона?! — кроваво сплюнув, вампир покосился на меня, до сих пор стоящую не со всей толпой, а немного внутри круга и злобно прищурился. — Эта девка не дракон, а генетически измененная самка! Драконами не становятся, драконами рождаются.

Кто-кто я?

Презрительно хмыкнув, потому что чем дальше, тем быстрее Картис рыл себе могилу, я скривила губы, показывая, как именно отношусь к его словам. Самка… что ж, вообще согласно бабулиным учебникам, он прав — все женщины всех без исключения рас — самки. И если он думал, что подобным может меня унизить, то спешу огорчить…

— Ай!

Нет, я блондинка.

Задумавшись о том, кто есть кто в этом мире, я упустила момент, когда Картис решил совершить ещё один наитупейший поступок в своей жизни — вместо очередного удара, предназначенного ястребу, он метнулся ко мне и дернув ближе к центру круга, зафиксировал в жестком захвате со спины.

Толпа ахнула снова…

А этот идиот зашипел на гвардейцев и внутреннюю стражу, моментально обозначившую свое присутствие:

— Ещё шаг и она умрет!

— Виктория… — Элидайро, стоящий ближе остальных, попытался сделать обманный маневр, но Картис оскалился и жесткие пальцы ещё сильнее сжали мою шею, грозя сломать её в любой момент.

— Стой, где стоишь!

Замерев, глава клана извинился передо мной одним взглядом, а затем раздался звонкий и невероятно яростный голос королевы:

— Картис, отпусти Викторию.

— И сдохнуть? Не-е-ет! — хрипло и безумно расхохотавшись, вампир снова сплюнул и его рука дрогнула, когти проткнули шею и на коже выступили алые капли крови. — Я уйду вместе с ней! И не вздумайте мне помешать, иначе она умрет!

— Какой же ты всё-таки тупой, прав Элидайро… — прошептала я, сохраняя относительное спокойствие, хотя внутри уже начинало слегка потряхивать. Я понимала, что мне придется всё сделать самой, потому что все остальные спасители элементарно боялись за мою жизнь и не торопились уничтожать бешеную тварь, в которую превратился коршун. Хотела же по-хорошему… — Никуда я с тобой не пойду.


Глава 36 | Совушка ее величества | Глава 38