home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32

Дни шли неспешно, наступало местное жаркое лето, пациенты в основном попадались с легкими ранениями. Вайтор всё больше оживал и радовал тем, что уже начал задумываться не о могилке и инвалидной коляске, а о светлом будущем, начав разминать все без исключения конечности и по возможности делать лежачую зарядку. Сияющая Марри появлялась в среднем раз в три-четыре дня и, удостоверившись, что обучение идет по графику и вопросов у меня к ней нет, снова исчезала, с многозначительной улыбкой отказываясь отвечать на закономерные вопросы "Что с тобой происходит?".

Милка радовала меня своими проказливыми гримасками и кошачьим урчанием. А Юмирай тем, что любил и баловал, окружал заботой, романтикой и нежностью — отдав под нашу неугасающую страсть ночи, вечера ястреб разнообразил прогулками, разговорами, и даже тренировками в тренажерном зале, покаявшись, что обещал и все задерживал с выполнением обещания. А ещё почти каждое утро меня ждал крохотный, но сюрприз — то цветок, то новая удобная и немаркая блузка для целительской практики, то заколка для волос, то чай с тонизирующими травами в постель…

В общем, я жила в раю и не собиралась из него уходить!

— Доброе утро…

Сегодня меня разбудил до-о-олгий и невероятно нежный поцелуй.

— Доброе…

Целующий был захвачен в плен и на некоторое время разговоры ушли на задний план.

— Сегодня у меня встреча с подрядчиками, буду принимать ремонт подвала и кровли. Ты уже думала о внутренней отделке?

— Думала, — неторопливо одеваясь, я кивнула. — Хочу всё светлое и не такое вычурное, как здесь. Помнишь, на днях ты показывал мне каталог с интерьерами? Там, в районе тридцатой страницы.

— Да, конечно.

— Вот, всё примерно так. Если что-то захочешь дополнить, то на твой вкус.

— Доверяешь? — уже застегивая рубашку, ястреб иронично улыбнулся. — Что-то новенькое, все мои женатые знакомые жалуются, что их супруги чуть ли не до скандала отстаивают право самостоятельно выбрать тон стен, цвет штор и материал для обивки мебели.

— Милый, конечно, доверяю, — закрепив волосы шпильками, я шагнула ближе и с улыбкой договорила ему прямо в губы: — У тебя безупречный вкус. И я тому подтверждение.

— А вы скромны не по годам, леди Виктория.

— У меня есть, у кого поучиться, лорд Юмирай.

Получив ещё один поцелуй "за скромность", я мысленно прикинула и уточнила:

— Насколько я помню, полуночный слет через две недели, да?

— Верно.

— А мне не пора заказывать свадебное платье и всё такое?

— Вообще-то оно уже сшито, — мы уже спускались на завтрак и ястреб не удержался от тихого смеха. — Я тебе поражаюсь — надо думать о платье для бала, а она переживает о платье для свадьбы.

— Пф! Мне этот бал вообще не нужен, сам знаешь.

— Знаю. Но он нужен Её Величеству.

И как бы ни хотелось мне съязвить, что пусть и идет на него, но порыв я удержала, вместо этого криво усмехнувшись.

— Да, понимаю. Так что там насчет платья для бала?

— И оно уже готово и только ждет своего часа. Я взял на себя смелость и заказал на свой вкус.

— О? А как насчет примерки и подгонки?

— Не потребуется, поверь мне. Я изучил твои объемы до миллиметра.

Чуть смутившись под горячим мужским взглядом, я предпочла быстренько позавтракать и, пообещав, что как всегда вернусь к ужину, подхватила на руки Милочку и отправилась в Друзянку, отрабатывать свои обещания по восстановлению одного хорошего, но не очень удачливого вампира.

Сегодня должно было состояться знаменательное событие — снятие оков и первый день свободы для Вайтора. Если честно, то я думала, что это произойдет намного раньше, но Добринд предпочел перестраховаться и продержал вампира в постели на несколько дней больше планируемого.

И вот сейчас, после утреннего обхода всего двоих больных, проходящих в лазарете курс лечения и восстановления, мы все, а нас было четверо, не считая Милку: чета гномов, я и Гаврила — стояли в палате и критичным взглядом осматривали больного. Добринд проверял конечности на соответствие реальному возрасту мужчины, Елинда задавала коварные вопросы, пытаясь выяснить степень агрессивности пациента, я осматривала его магическим зрением, проверяя целостность энергоструктуры, а Гаврила присутствовал в качестве грубой физической силы, на случай срыва.

— Здоров.

— Да, мне тоже так кажется.

— Для больного — очень здоров, — ободряюще подмигнув откровенно нервничающему Вайтору, я кивнула последней.

Следующие несколько минут один за другим открывались замки, размыкались кольца и убиралась цепь. Шагнув назад, целитель многозначительно кивнул и предложил:

— Ну что, шельмец, попробуй встать.

— Милосердная Бездна… — не торопясь выполнять предложенное, мужчина недоверчивым взглядом скользил по своему освобожденному телу и кажется просто не верил, что он наконец не пленник в лазарете, а абсолютно свободная личность.

— Вайтор, встаньте. — напомнив, что мы все здесь и только этого и ждем, я заработала несколько недоуменный взгляд. — Забыли, как это делается?

— Нет. Нет… — взгляд приобрел осмысленность и сморгнув ещё несколько раз, вампир наконец взял себя в руки. — Прошу прощения, я немного… того. Во власти эмоций.

— Превосходно. Мне помочь вам? — взяв роль посредника в переговорах на себя, потому что на целителей Вайтор до сих пор косился с некоторой опаской, я даже шагнула вперед, но тут же была остановлена преградой в виде руки Гаврилы.

— Не надо, я сам.

А дальше всё получилась очень даже неплохо — наш двухметровый медбрат без проблем взял вампира за плечи и придержав, чтобы тот с непривычки не упал, поставил того на подкашивающиеся ноги.

А ещё спустя всего час, этот самый вампир без остановки ковылял по коридорам обоих этажей, разминая конечности и даже огрызаясь, когда ему каждые десять-пятнадцать минут предлагали передохнуть и не перегружать новую ногу.

— Обед!

Единственное волшебное слово, которое смогло остановить Вайтора на двадцать минут, но стоило ему подчистить и едва ли не вылизать тарелку, как движение возобновилось.

— Эх, угробится же… — жалостливо вздохнула Елинда, когда вампир встал и тут же снова заковылял к лестнице, тихо поблагодарив за обед.

— Не угробится. У него цель есть. Пусть лучше так, чем дни напролет в потолок пялиться, — поддержав стремление мужчины к разминкам и нагрузкам, сама я сегодня была не очень голодна и ела неторопливо. То ли жара аппетит отбивала, то ли завтрак был слишком плотным, но половину второго я так и не съела, сунув тарелку Милочке. — У нас договор — он восстанавливается к полуночному слету, чтобы показать своей невесте, как сильно она ошиблась, бросив его в момент болезни, а я знакомлю его с кое-кем, кого он почитает как кумира.

Да-да, пару недель назад я чисто случайно узнала, что мой ненаглядный бешеный Юм никто иной, как кумир большинства молодых вампиров, проходящих здесь службу и стоило мне лишь заикнуться, что у меня есть возможность организовать их встречу и беседу, как были позабыты все стоны, рычания, тоска и сетования на судьбу, заменившись желанием стать тем, кто твердо пожмет руку одному из самых выдающихся и легендарных бойцов нашего времени.

В общем, сама себе завидую, что у меня есть возможность трогать эти руки ежедневно! И не только руки…

Прошел день, другой…

Погода уже не радовала, а раздражала, потому что солнце жарило как сумасшедшее, в небе не было ни облачка, и ветерок не радовал своим присутствием. Я мечтала изобрести кондиционер и наплевать на практику, но чувство долга и заверения Добринда, что уже приближается холодный циклон, останавливали от недостойного поступка.

А сегодня уже с утра стояла такая удушающая жара, что я не выдержала и прежде чем надеть халат, сняла блузку, чтобы хоть как-то облегчить свои страдания. Позавтракав дома, уже через пару часов я жалела, что это сделала — от жары мутило и я пила воду литрами, тут же немилосердно потела и снова пила. Даже заклинание легкого бриза, которое я наконец нашла в одном из учебников нисколько не помогло, принося лишь небольшое облегчение, но никак не полноценное счастье.

— Виктория, обед.

— Да…

А точнее нет.

Равнодушно поковырявшись в ледяной окрошке, уже через пять минут ставшей горячей, я с извиняющейся улыбкой отодвинула от себя тарелку, за что была награждена осуждающим покачиванием головы от нашей неизменной поварихи Елинды.

— Милая, что-то ты сегодня бледна. Не приболела?

— Нет, всё в порядке. Я жару плохо переношу, — обмахиваясь тетрадкой, я чувствовала себя растаявшей на солнце глазурью. Или не глазурью… но очень близко. — Мне больше ранняя весна и осень нравятся, градусов так под пятнадцать-двадцать, не больше. А сейчас наверное все сорок, да?

— Сорок два.

Ужас…

И тут бабахнула входная дверь и кто-то натужно прокричал:

— Помогите! Скорее! У нас четверо крайне тяжелых!

— Батюшки!

Жара была позабыта, как и пустые разговоры и вспомнив о том, что мы не сонные мухи, а вроде как целители, мы поторопились в коридор.

Господи…

Крайне тяжелых? Крайне тяжелых??? Да тут четыре почти трупа!

— Виктория!

Дернувшись от сурового окрика Добринда, уже отдающего приказы, куда и кого класть, а заодно рассылающего экстренные вызовы по соседним поселкам, потому что операции предстояли тяжелые, причем их необходимо было провести как можно скорее, я с трудом взяла себя в руки.

До сегодняшнего дня к нам поступали в основном случаи легкой, реже средней тяжести, так что сейчас я впервые в жизни видела столько крови одновременно.

И все равно, пока мозг частично тупил, я торопливо мыла руки, кивала на указания гнома, доставала свои инструменты и уже на автомате вкалывала анестезию, промывала, чистила раны от яда, складывала внутренности на положенные им места, дезинфицировала, зашивала…

И в какой-то момент, мельком глянув в очередную жуткую рану на ноге следующего пациента и увидев там нечто жирное и копошащееся, самым позорным образом грохнулась в обморок.

— Мда, — не успев подхватить побледневшую и упавшую на пол практикантку, Добринд поморщился, но тут же зычно крикнул в коридор, где шепотом переговаривались более целые товарищи ранены бойцов. — Кто-нибудь, подь сюды! Да покрепче и поцелее. Отнесите девоньку наверх, умаялась по жаре бедная.

А всего спустя семь невероятно долгих минут медицинский состав лазарета увеличился на ещё троих квалифицированных специалистов, откликнувшихся на экстренный вызов.

— О! Найшут! Будь здраве, голубчик. Присоединяйся, ты как никогда вовремя.

— О-о-о…

Обморок был недолгим и я успела очнуться к моменту, когда незнакомый демон ещё заносил меня в комнату, но лучше от этого не стало — теперь меня откровенно мутило. Немного побаливала голова, которой я основательно приложилась об пол, но всё равно желудку было неимоверно хуже — его крутило, потряхивало, жгло и вообще… Было отвратительно.

В итоге, стоило мужчине положить меня на кровать, как я тут же с неё подорвалась и кое-как успела долететь до уборной, находящейся в конце коридора, где меня вывернуло практически наизнанку.

Бэ-э-э…

Бо-о-оже… Это ужасно.

— Уи-и-и? — рядом нервничала и пищала Милочка, а за дверью ещё больше нервничал принесший меня на второй этаж боец.

А у меня в голове билась одна единственная невозможная, но наиболее реальная мысль. Во-первых, я никогда не падала в обмороки по жаре. Да, не любила, плохо переносила, но не падала в обмороки никогда. Во-вторых, даже кровь и червяки никогда не вызывали во мне подобной реакции. В-третьих…

— Бэ-э-э…

— Уи-и-и???

Тьфу ты.

— Мила, не лезь, мне плохо… — одной рукой держась за унитаз, чтобы не упасть в него окончательно, второй я пыталась отодвинуть от себя яркониху, так и норовящую залезть мне в лицо и пожалеть. — Давай потом…

— Леди, я могу вам помочь? — из-за закрытой двери донесся нервный вопрос, на который я смогла лишь раздраженно прошипеть:

— Нет. Спускайтесь, я справлюсь.

— Вы уверены?

Да, черт побери!

Раздраженно рыкнув ещё громче, я наконец добилась того, что мужчина торопливо ушел, что принесло небольшое, но всё-таки облегчение. Ещё не хватало всяким там посторонним видеть, как мне плохо.

— У-у-угр?

— Да, всё почти прошло…

Радовало одно — я не обедала и завтрака во мне уже не было, так что тошнило меня не очень долго. Но мутило всё равно жутко.

А затем я начала считать. Отматывать назад неделю за неделей, день за днем и час за часом.

Хм…

То есть всё-таки противозачаточные пить было уже поздно, да?

Аккуратно переместившись к стене и взяв нервничающую Милочку на колени, я закрыла глаза и постаралась дышать глубоко и неторопливо. На самом деле варианта в принципе всё ещё два, но я уже почти на девяносто девять процентов уверена, что всё-таки один. Неожиданно, даже не поспоришь.

Интересно, кто будет, мальчик или девочка?

Новая мысль показалась невероятно увлекательной и я несколько минут рассматривала её со всех сторон, пока не поняла, что глупо улыбаюсь, и придерживая одной рукой притихшую Милу, второй ладонью наглаживаю свой пока ещё абсолютно плоский живот.

Черт возьми, хоть и хреново как никогда в жизни, а новость всё-таки приятна! Интересно, папочка упадет в обморок или будет более стоек?

Помечтав ещё минут десять о том, как именно сообщу своему ястребу, что совсем скоро нас станет больше, я пришла в себя достаточно для того, чтобы попытаться продиагностировать себя сама. Неторопливо, бережно, аккуратно. Так, словно это была не я, а бесценная хрустальная ваза, которую чуть тронь и все, пиши пропало.

И в конце концов мои усилия не прошли даром.

Да!

Да, черт возьми!

А ещё я четко знала, что у нас будет мальчик. Именно мальчик.

Господи, я люблю это мир!

А Марри пусть сама себе девочку рожает, она ещё не слишком стара для этого.

— Уи-и-ир?

— Да, зайка, да. Всё хорошо. А совсем скоро будет ещё лучше.

Успокоив и почесав яркониху под подбородком, я окончательно взяла себя в руки и, твердо встав на ноги, умылась и на несколько раз тщательно прополоскала рот. Приступ тошноты прошел и пока не собирался подступать снова, так что стоило поторопиться вниз, где требовалась моя помощь.

Вот только внизу моя помощь уже не требовалась.

С некоторым удивлением рассматривая через приоткрытую дверь незнакомых целителей, очень бордо оперирующих оставшихся двоих раненых, я шепотом уточнила у Вайтора, который тоже ошивался в коридоре и тихо переговаривался со знакомым сержантом:

— А это кто и откуда?

— Из двух соседних поселков. Экстренная бригада на тяжелые случаи. Вы как? Может, лучше пойдете, приляжете? Такая жара для неподготовленных женщин коварна…

— Нет, всё в порядке, — ещё несколько минут понаблюдав за выверенными действиями хирургов и отметив, что моя помощь им не нужна, я отошла от дверей и села на освободившееся место на лавочку для посетителей, вместе с остальными дожидаясь окончания операции.

Сначала, минут через сорок, закончил Добринд и, вызвав двоих добровольцев из коридора, распорядился транспортировать пациентов по палатам, взамен поманив пальцем тех, кого стоило перебинтовать. Затем вышла немного бледная Елинда и, на ходу снимая перчатки и халат, направилась в комнату отдыха, позвав меня за собой, а через двадцать минут к нам присоединились Гаврила и остальные целители, оказавшиеся двумя демонами и человеком.

Гномка к этому времени немного отошла и к моменту, когда все расселись по креслам и диванам, организовала не только печеньки и вафли, но и охлажденный по случаю неимоверной жары чай со льдом и лимоном.

О, самое то!

— Виктория, как ты, детка? Не сильно ударилась?

— Нет, нормально. Уже всё зажило, — небрежно отмахнувшись, я мелкими глоточками пила ледяной чай, искренне надеясь, что больше не затошнит, потому что при всех это было бы просто позором.

— Это хорошо. Знакомься, наши коллеги из Малахитовки и Серебрянки. Господа Жиггрур, Найшут и Арсентий.

— Очень приятно, — кивнув каждому мужчине по очереди, представилась сама: — Виктория. Виктория Р" шейссо.

Да-да, именно так и никак иначе. А всё потому, что на текущий момент официально меня признала лишь ба, при этом категорически запретив капризничать и до замужества думать о другой, вампирской фамилии и клане.

— О… — недоумение мужчин было недолгим и прошло оно довольно быстро. Так быстро, словно они уже знали.

Хотя чему я удивляюсь, это только кажется, что мы на краю мира, а на самом деле в поселках знают не меньше, а иной раз и больше, чем в тех же городах — ведь тут развлечений-то только и есть, что самые последние новости.

— Приятно познакомиться.

Сказав положенные вежливые слова, мужчины потеряли ко мне всяческий интерес и предпочли общаться с гномами: обменялись последними новостями, обсудили состоявшиеся операции и, выпив по три кружки освежающего чая, отбыли по своим поселкам.

Гаврила ушел чуть раньше, Добринд отправился выпроваживать здоровых бойцов из коридора, а я вдруг поняла, что на меня как-то нездорово косится Елинда. Причем то на меня, то на Милку, сидящую у меня на коленях, то на мой живот…

— Мне тебя удивить или уже сама знаешь?

— Знаю, — улыбка расползлась сама собой и я мечтательно прикрыла глаза под добрую усмешку гномки. — Неожиданно, но так приятно!

— Что ж, тогда наверное стоит нам с тобой сегодня попрощаться?

— Почему? — глаза резко распахнулись обратно и я удивленно посмотрела на целительницу.

— Потому что это только первая ласточка, дальше хуже будет. Да и сомневаюсь, что благоверный твой тебя отпустит, как узнает о твоём положении. Ты не вздумай ему сказать, что упала — мигом озвереет. — многозначительно усмехнувшись, Елинда добавила: — Да и напрактиковалась ты уже неплохо. Сегодня вон какого пострадавшего почти в одиночку вычистила и зашила. Тут главное сам принцип понять, а ты его прекрасно поняла. Так что не грусти, детка, мой тебе вердикт — умение в тебе уже имеется, а практикой и после заняться сможешь, как здоровье позволит.

— Здоровье? У кого тут со здоровьем не очень? — в ординаторскую вернулся Добринд и первым делом испытующе посмотрел на супругу, а потом на меня.

— Со здоровьем у всех всё в порядке. Просто некоторые девочки у нас слегка того… — заговорщически подмигнув, гномка дала возможность закончить мне самой.

— Беременна я. Немного.

Остаток вечера до ужина мы провели в теплых разговорах о том, чему я успела научиться, да о том, что мне ещё стоит почитать, но уже для себя. Супруги вспоминали свою молодость и четверых уже взрослых детей, а также семерых внуков, забрасывая меня советами и рекомендациями на все случаи жизни. С удовольствием приняли приглашение на свадьбу, точную дату которой я пообещала сообщить сразу же после полуночного слёта и пообещали присмотреть за Вайтором, который шел на поправку семимильными шагами.

— Но я к вам ещё загляну, надо будет забрать учебники, за раз не получится.

— Конечно-конечно, какой вопрос.

— И знаете… — в течение вечера приняв окончательное решение по моему очень личному вопросу, я всё-таки попросила: — Можно это пока побудет тайной? Вы наверняка знаете, каким значимым является полуночный слет для вампиров — не хочу сплетен. Мы и так уже живем вместе, что многим не нравится, а беременность и вовсе много чьи планы расстроит (за эти недели в особняк было доставлено около десятка приглашений от предполагаемых женихов). А после бала, когда мы всех официально косогорами отправим, да после нашей свадьбы уже и не страшно будет на весь мир об этом прокричать.

— Не переживай, Виктория, уж чего-чего, а с этим мы справимся, — переглянувшись и кивнув друг другу, гномы кивнули уже мне, чем окончательно успокоили. — Но с Вайтором ты сама поговори, он же за тобой как хвостик ходит, как бы не взбесился опять, когда ты не попрощавшись уйдешь.

— Обязательно.

Согласившись с весомым доводом, я не стала откладывать разговор и отправилась на поиски вампира, которого нашла на заднем дворе. Мужчина всё ещё был бледен и нуждался в ежедневном приеме укрепляющих лекарств, но уже не выдерживал постельный режим, предпочитая напрягать тело физическими нагрузками. Сейчас он отжимался, причем на кулаках, да ещё и периодически убирая здоровую руку за спину и отжимаясь на одной.

— Вайтор… — стоило мне тихо позвать, как вампир тут же закончил и шумно выдохнув, встал на ноги.

— Да?

— Мы тут подумали с целителями… — немного неуверенно пожав плечами и понимая, что истинную причину озвучивать не стоит, я тщательно подбирала слова: — Кажется, я все-таки себя немного переоценила. С легкими ранениями у меня получается хорошо, но вот с тяжелыми случаями я ещё не готова связываться. Я хочу взять небольшой отпуск, да переждать жару в городе. Всё-таки в нашей широте намного прохладнее, чем здесь.

— То есть… вы уходите? Надолго?

— Пока не знаю, но думаю, до полуночного слета я уже не вернусь. Я понимаю, что обещала помочь вам восстановиться, но вы и так уже обгоняете все благоприятные прогнозы, так что… Уверена, моя помощь вам больше не нужна — вы прекрасно справляетесь сами. Так что заканчивайте лечебный курс и через неделю жду вас в гости для знакомства с лордом Юмираем. Адрес вы знаете.

Внимательно отслеживая реакцию вампира, я оказалась приятно удивлена тем, как быстро он взял себя в руки — всего несколько секунд на его лице было потерянное выражение, а затем он чуть сильнее поджал губы, кивнул, а после и вовсе чуть смущенно улыбнулся.

— Был очень рад нашему знакомству, леди Виктория. Обещаю, не позднее чем через неделю я верну себе былую форму и вам не будет за меня стыдно. Жаль, конечно, что девушка вы уже занятая… Но буду надеяться, что и мне когда-нибудь повезет и посчастливится встретить свою судьбу. До свидания.

— До встречи, Вайтор.

Так, а теперь в особняк, шокировать кое-кого черноглазого!

Зуб даю — его глаза в мгновение станут черными, когда он узнает последнюю новость!


Глава 31 | Совушка ее величества | Глава 33