home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Вот только стоило мне вернуться на разгромленную поляну, как стало ясно — везение закончилось. На месте выжженного круга располагалась вертикальная сизая воронка, из которой один за другим выходили высокие крепкие темноволосые и смуглые мужчины, все как один одетые в непривычную глазу темно-серую униформу.

Меня заметили сразу и сразу же в моём направлении рвануло трое. Сопротивляться? Бессмысленно. Я всегда реально оценивала противника и сейчас знала, что с шестью, а их было именно столько, я не справлюсь даже чудом.

Убьют?

Волком глянув на ближайшего бугая, который был выше меня почти на голову и это учитывая мои метр семьдесят, я заметила его искреннее удивление, а затем и сама удивленно нахмурилась, услышав вопрос, заданный на незнакомом языке.

— Ист ха?

— Не понимаю.

— Хоо ног?

— Я вас не понимаю.

Недовольно поморщившись и кажется сообразив, что словесно мы пообщаться не можем, мужчина взял меня за плечо и, указав направление второй рукой, подтолкнул к воронке.

Варианты? Сопротивление, побег, крики о помощи? Увы… Вряд ли мне помогут муравьи и мухи, а других реальных кандидатов в спасители нет.

Что ж, Вика, ты всегда была удачливой живучей засранкой, может и это не конец?

Послушно идя рядом с тем, кто меня вел и до сих пор держал за плечо, причем ещё и стараясь сохранять дружелюбно-нейтральное выражение лица, хотя получалось плохо, я лихорадочно анализировала происходящее. Получалось ещё хуже, чем с дружелюбным выражением.

Это была не просто мистика, это была уже самая настоящая магия!

Нет, я конечно смотрела «Властелина Колец» и «Хоббита», да и в курсе остального фэнтезийно-вампирского была более или менее, но одно дело читать и смотреть фильмы, а другое дело, когда тебя саму ведут непонятно куда и непонятно зачем. Хотя, наверное, хотели бы убить — убили бы на месте.

Наверное…

Тяжело вдохнув и покосившись на того, кто меня вел, вздохнула ещё раз. Такой убьет и не поморщится.

А затем мы шагнули в воронку и я моментально поняла, что чувствует носок, когда стиральная машинка поставлена на отжим. То же самое сейчас происходило со мной и моими внутренностями — их скрутило, затем раскрутило…

Что было потом, я не знаю, потому что очнулась на плече у бугая в сером. Бугай придерживал меня одной рукой, во второй руке у него была моя спортивная сумка и, судя по тому, что он шел по широкому незнакомому коридору наравне со всеми — мой вес не являлся для него чем-то критичным.

Мда…

И вот идём мы, идём… Точнее они идут, а я вишу у него на плече и пытаюсь удержать в желудке еду, попутно осматриваясь по мере возможности. Видно с моего положения было плохо, но в целом рассматривать было нечего — очень длинный коридор метров трех в ширину, периодические повороты и несколько лестниц. Потолки были высокими, светильники на стенах яркими, сами стены, как и пол — каменными.

Ну и где мы? А самое главное — зачем?

— Пришли.

Сначала меня поставили на пол, причем довольно бережно, да ещё и помогли обрести равновесие и концентрацию, придержав за плечо, вручили сумку и подтолкнули к предусмотрительно распахнутым передо мною дверям, и только после этого я поняла, что… поняла.

Я его поняла!

— А куда мы пришли?

Решив уточнить, причем как цель, так и то, понимаем ли мы друг друга, я услышала тихий, но опять же вежливый ответ:

— На допрос.

Куда-куда?!

Запнувшись, но удержав равновесие, я уже хотела разродиться серией вопросов, но тут бугай отрицательно мотнул головой и недовольно поджал губы, так что я предпочла не просто промолчать, но и вообще — стать примерной и послушной.

И вообще! Я мимо проходила и ничего не знаю, вот!

А комната, куда мы вошли, причем абсолютно все, была довольно большой, просторной, но мрачной. Окон не было, как и цветов. Яркие потолочные светильники давали довольно много света, но даже он не делал комнату уютнее. Серость, камень, трое в темных мантиях с капюшонами в креслах на возвышении и несколько лавок перед ними.

Ну да, классическое помещение суда.

Не поняла, так мы пришли на допрос или сразу на суд? Поежившись от неприятных ассоциаций, я послушно села на среднюю лавку и тут же оказалась под прицелом трех пар неприятного желтого цвета глаз.

Нечеловеческих.

Вообще сами судьи (или следователи?) на внешность были довольно среднестатистическими и если бы не эти их глаза, я бы никогда не заподозрила в них нелюдей. Однако стоило хоть на секунду задержать свой взгляд на этих непривычного цвета радужках, как внутри начинало всё леденеть и бояться. Потусторонний, мистический страх, которому не было объяснения.

— Имя, — тихо прошелестел мужчина справа, и я поняла, что это вопрос и именно мне.

— Виктория.

— Род.

— П… простите?

— Род, — с нажимом повторил судья и по моей спине пробежала первая струйка пота, хотя в помещении было довольно прохладно.

— Я не знаю.

— Род.

— Э… — не зная, как отвечать на подобные вопросы, я повернула голову к сопровождению, рассевшемуся справа и слева от меня на соседних лавках и попыталась взглядом спросить, что я должна ответить на такое.

Меня не поняли, а может просто сделали вид, что не поняли. Да и в целом они на меня не смотрели, предпочитая изображать безмолвных истуканов.

Черт!

— Род!

— Я безродная, — понимая, что ответить придется, сказала, что знала. — Я выросла в приюте для сирот и не знаю своих родителей.

— Клан.

Черт возьми, он что хочет от меня услышать?!

— Айгидаро, возможно будет проще применить метод прямого чтения с сознания, раз подозреваемая не понимает элементарного… — тихо заговорил мужчина, сидевший слева, и мне достался многообещающий и очень не понравившийся мне взгляд.

— Да, — кивнул тот, что был постарше остальных и сидел в центре и я неосознанно сглотнула, а затем он посмотрел прямо на меня и тихо-тихо прошелестел: — Виктория, встаньте.

Силы и приказа в этих двух едва различимых словах было столько, что я подскочила как ужаленная, сама не понимая, отчего.

— Виктория, смотрите мне в глаза.

И снова приказ от центрального судьи, причем я физически не могу его ослушаться и несмотря не неприятие, смотрю четко ему в глаза. Смотрю… смотрю…

И теряю сознание.

В себя я пришла рывком, причем с дико раскалывающейся головой, причем в той же самой комнате, полулежа на той же самой лавке. Твари-и-и…

— Итак, Виктория Олейро, птенец клана Шинайо… встаньте, — жестко проговорил тот, что сидел справа, при этом глядя на меня.

Эм… Не понимаю, но выбора нет. С них станется опять сделать какую-нибудь гадость.

Встала, стараясь не делать резких движений, и чуть прикрыла глаза, заслезившиеся от слишком яркого света ламп.

— Виктория Олейро, птенец клана Шинайо, — тихо повторил левый и тем же замогильным голосом продолжил: — Вы признаны невиновной в гибели Димитро Олейро. Все действия, совершенные вами, произведены в пределах допустимого и являются самообороной.

Да ладно? И что? Теперь меня отпустят и вернут домой?

— Однако принимая во внимание завершенный процесс инициации и явную кровную принадлежность клану Шинайо вам надлежит явиться к главе клана для дальнейшей адаптации.

Чего-чего???

Кому должна — всем прощаю!

— Икуро, сопроводи Викторию к ожидающему её главе рода и передай ему заключение экспертной комиссии…

Пока я приходила в себя и пыталась понять, куда меня сейчас отведут и кому вручат, один из бугаев в форме принял из рук судьи странный розовый камушек размером с ноготь большого пальца, а затем меня снова взяли за плечо и повели прочь.

Произвол!

— Икуро… — обратив на себя внимание, когда мы снова вышли в коридор, я добилась косого взгляда и приподнятой брови. — А можно меня домой, а? Я честно-честно никому, ничего не скажу!

— Решение экспертной комиссии не обсуждается, — на меня посмотрели так снисходительно, словно это знали все без исключения. А затем он неожиданно добавил: — Ты можешь не знать, но теперь ты не человек. Та ампула, которую ты так неосторожно раздавила в руке, содержала концентрированную кровь и суть высшего и теперь ты одна из них. Теперь ты больше не Иванова, теперь ты Олейро, птенец клана Шинайо и лишь глава клана Шинайо вправе решать твою дальнейшую судьбу исходя из твоих способностей и пользы клану, а никак не ты сама.

— Но кто… откуда… — смешавшись от столь обильного потока странной и чего уж греха таить, страшной информации, я даже сбилась с шага, но мужчина не позволил мне остановиться и продолжил тянуть, так что пришлось возобновить движение.

Кстати остальные тоже шли за нами, но не вмешивались в наш разговор.

— Ты всё рассказала на допросе сама. И это задокументировано на носителе. И запомни… — тут на меня посмотрели так серьезно, что я снова сглотнула, — Хочешь выжить и когда-нибудь стать самостоятельной — не спорь с главой. Никогда. Пришли.

Информация была настолько дикой и невообразимой, что я снова оставила свои слова и мысли при себе, предпочтя последовать не совсем глупому совету. Я уже давно знала — хочешь выжить, не перечь сильному. Намного проще затаиться, сделать вид, что смирилась, послушалась, что согласна с политикой главаря и лишь тогда, когда появится «тот самый» шанс — сделать по своему.

Сейчас я вообще ничего не знала и не понимала, а следовательно не имела права даже на малейшую ошибку и лучшее, что могла сделать — послушаться тех, кто умнее и по крайней мере информированнее.

Спасибо за совет, Икуро.

А затем другой бугай открыл дверь и мы вошли в новую комнату. Она была чуть меньше зала суда, но не отличалась от неё по стилю — тот же камень, те же светильники на потолке и лишь содержимое помещения было иным. Больше всего комната напоминала зал ожидания — широкие и комфортные кожаные диваны вдоль стен, между диванов журнальный столик со стопкой газет. На одном из этих диванов сидел темноволосый хмурый мужчина лет тридцати пяти и стоило нам появиться в дверях, как он стремительно встал и не менее стремительно подошел к нам. Моему сопровождению достался лишь один единственный вопросительный взгляд, когда как меня осмотрели так внимательно, словно вскорости собирались выпотрошить наизнанку. Бр-р-р!

— Результаты? — голос был не слишком приятным, но то, что властным — было понятно сразу.

Вообще мужчина был очень импозантным и представительным. И очень похожим на Димку… Те же тёмные волосы, тот же разлет бровей, нос, изгиб губ… только старше лет на десять и уже испорченный властью.

Отец? Брат? Гадко. Надеюсь, он не будет мне мстить за родственника-маньяка?

— Все подробности здесь, — Икуро вручил незнакомцу розовый камушек и кивнул на меня. — Виктория признана невиновной, все действия произведены в пределах допустимого и лишь ради защиты. Как вы сами видите, Димитро успел укусить Викторию, а уже она сама смогла завершить процесс инициации. Один убыл, один прибыл — всё в пределах допустимого. Теперь это ваш птенец.

— Птенец? — мужчина снова устремил взгляд своих практически черных глаз на меня и неприятно усмехнулся. — Что ж птенец, добро пожаловать в род Олейро клан Шинайо.

И всё?

Позволив себе всего секунду на раздумье, я послушно кивнула и предпочла уставиться в пол, а он снова усмехнулся. Хоть бы представился что ли…

Молчание затягивалось, моё сопровождение тихо и без слов прощания вышло и мы остались одни. Ещё несколько минут мужчина думал о чём-то своём, иногда скользя по мне взглядом, а затем кивнул сам себе и, указав рукой на другие двери, располагавшиеся в дальнем углу, приказал:

— Идём.

Как скажете, дядя.

Поправив сумку на плече, я почему-то подумала о том, что как и шесть лет назад я снова на распутье, причем с минимальным багажом. Тогда, в восемнадцать, когда мне дали положенную сироте комнату в комуналке и предоставили самой себе, у меня тоже была одна единственная сумка с личными вещами. Вот только тогда я четко знала, чего хочу и чем буду заниматься, потому что прекрасно понимала — кроме меня самой мне никто не поможет и никто не спасет.

Наверняка сейчас всё то же самое, вот только условия мне пока неизвестны. И этот молчит…

Шли мы кстати довольно быстро, причем по намного более симпатичному и приятному взгляду коридору. Создавалось ощущение, что «там» действительно была тюрьма, а «здесь» — просто административное здание.

Мало того, мы поднялись по лестнице этажа на два вверх и я наконец увидела первое окно. Второе окно, третье… И вот мы вышли на улицу.

И из моей груди раздался стон разочарования и обреченности.

Да, мы были в ином мире, не на Земле.

Бирюзовое небо, белое, маленькое солнце, две больших голубых луны и зеленоватые облака. Да-а-а… Добро пожаловать в иной мир, Вика, теперь попробуй не сдохнуть здесь.

— В чём дело? — недовольно нахмурившись, мужчина слегка приподнял бровь, требуя объясниться. Именно требуя. Весь его вид, весь его тон, да и он весь вел себя так, что не просил, а требовал.

— Простите, не ожидала оказаться в ином мире, — снова потупившись и понимая, что от меня ждут лишь послушания и покорности, я вела себя именно так, как он и хотел. Я чувствовала, что он этого хотел. — В нашем мире нет иных рас, кроме людей и нет возможности путешествовать в иные миры.

— Я знаю, — холодно усмехнувшись и оборвав мои невнятные объяснения, мужчина указал рукой направление. — Идём, я и так потратил слишком много времени, нас ждут в замке. Кстати, не советую бежать или думать о сопротивлении — любой высший, которому ты попадешься на глаза, будет обязан вернуть тебя в клан. А за побег положено наказание и вряд ли оно тебе понравится. Поняла?

— Да, — сразу кивнув, потому что поняла это ещё со слов Икуро, я уточнила: — Простите, я не знаю, как к вам обращаться…

— Лорд Минайдо Олейро, коршун клана Шинайо, для тебя «милорд» и «хозяин».

Да ладно?

Постаравшись даже мысленно не выдать своей злой иронии на подобное гипертрофированное эго, я снова послушно кивнула, всё так же послушно идя следом за «милордом». Кстати, он ко мне ещё ни разу не прикоснулся, словно знал, что и без этого я не буду упрямиться.

А шли мы по широкой красивой улице, больше всего напоминающей улицу старой Европы. Никогда не была там лично, но картинки видела. Каменная мостовая, каменные дома не больше трех этажей, черепичные крыши, цветники на подоконниках, немногочисленные прохожие, одетые в симпатичные и яркие, но довольно строгие одежды — женщины в длинных юбках, закрытых блузках и косынках, мужчины неизменно в брюках и рубахах с жилетами. Ни мини-юбок, ни футболок, ни джинс, ни кроссовок.

Мой спутник кстати одет был не в пример элегантнее и дороже — почти черный, чуть отливающий серебром костюм, состоящий из узких брюк и приталенного пиджака. Рубашка тоже была черной и лишь шейный платок был нестерпимо серебряного цвета.

И я — в джинсовых шортах, синей футболке и кедах. Милота!

Хорошо хоть температура приемлемая, градусов двадцать, а то было бы совсем уж неловко, если бы тут была зима.

Кстати на меня особо не смотрели, словно это не было таким уж вызывающим и необычным зрелищем, предпочитая вообще обходить нас по широкой дуге.

Хм…

И ещё я заметила, что жители делятся на три условных вида (ну или расы): маленькие, едва ли мне по плечо, но при этом широкие и коренастые (гномы?), средние, примерно как я, но все как один голубоглазые и русоволосые (люди?) и высокие и черноволосые, как милорд и те бугаи, которые привели меня сюда (пресловутые высшие?).

Черт возьми, а когда мне расскажут обо всём? У меня уже голова пухнет от переизбытка вопросов!

Тем временем мы дошли до конца улицы и остановились перед большим сараем, очень похожем на конюшню. Лорд Минайдо пальцем указал мне куда встать, жестким тоном приказал ждать, а сам прошел внутрь, крикнул там кого-то из работников и спустя всего минуту нам вывели…

— Э…

— Это вран. Животное, выведенное высшими специально для полетов.

Абзац…

Не скажу, что испугалась, но выглядело это «животное» не самым привычным образом. Больше всего оно было похоже на дракона. Осёдланного дракона. Большого такого, размерами с три лошади и пятиметровыми крыльями, которые он сейчас разминал. Ноги кстати у него было всего две, как у птицы, и передних лап не было. Шкура была чешуйчатой и серо-зеленого цвета, а на голове был небольшой гребень, как у петуха, но черный.

А морда умная…

На секунду встретившись с враном взглядом, я не то, чтобы увидела в нем мысль, но ощущение было схожим — таким, словно я переглянулась с человеком.

— Иди сюда, — не дав мне в полной мере придти в себя и осмотреть незнакомое средство передвижения, уже устроившийся в переднем седле лорд махнул рукой и стоило мне приблизиться, как он дернул меня вверх и я практически влетела во второе седло, закрепленное четко за первым.

Кстати, едва не перелетела.

— Пристегивайся, если не хочешь выпасть, — раздался язвительный голос спереди и я моментально последовала его совету, довольно быстро разобравшись в имеющихся ремнях и расположив сумку перед собой.

Нет-нет, дядя, так просто вы от меня не избавитесь!

Затем вран немного отошел от конюшни, послушно следуя приказам лорда, обошел её слева и, выйдя на специальную «взлетную полосу» (ну, я думаю, это была именно она), разбежался и взлетел.

У-у-ух!

Это вам не мультики и фильмы! Это, скажу я вам, в разы круче и страшнее!

Кстати, холодно.

Как можно компактнее сжавшись за мужчиной, чтобы меня обдувало как можно меньше, я мысленно скрипнула зубами — судя по его безразличию, его абсолютно не интересовал мой комфорт. Ничего-ничего… я-то справлюсь, а вот вам это будет занесено в список с заголовком «отрицательные моменты моего пребывания в птенцах». И додумались же до названия! Птенец! Какой я им птенец? Сам-то вообще себя коршуном обозвал. Пф! Ни разу не похож. Понятно, что это скорее всего условные обозначения, а может и вообще особенности перевода, потому что я точно знаю — мы разговариваем не по-русски. Отчего? Почему? Наверняка это те бугаи что-то со мной сделали во время перехода, что теперь я всё понимаю. Радует, не может не радовать, но я бы не отказалась и от брошюрки с названием «Куда ты, Виктория, попала и как дальше».

Да уж, попала, так попала.

Думая, одновременно не забывала следить за дорогой — летели мы не очень высоко, намного ниже облаков, но довольно быстро, километров сто — сто двадцать в час, примерно со скоростью автомобиля. Вылетели из города, пролетели над полями, над несколькими стадами кажется коров и, взяв курс на горы, виднеющиеся вдали, полетели четко по прямой.

И вот летим мы, летим… долго летим. Ноги затекли от неудобной позы, замерзли и я точно знала, что к моменту нашего прилета я буду выглядеть, как скрюченная буковка «зю». Сволочь он, конечно… Если он знает о нашем мире, то не может не знать, что подобный экстрим для обычного обывателя неприемлем.

К счастью, замерзнуть окончательно я не успела, как мы прилетели. Заметила я это только тогда, когда вран начал закладывать вираж за виражом, постепенно снижаясь над посадочной площадкой кругами.

Последний взмах крыльями, толчок… и покой. О-о-о… если меня ещё кто-нибудь снимет, то это будет идеально!

— Виктория!

Вздрогнув от недовольного окрика, я с тоской посмотрела на уже спешившегося мужчину и попыталась заледеневшими пальцами расстегнуть первый из трех ремней, но всё, что я смогла — это сломать ноготь под корень. Черт!

— Суло, лежать! — новый приказ, но уже врану, а затем несколько невнятных, но точно матерных слов уже мне, пока он сам расстегивает все без исключения ремни.

Из седла меня вытащили за шкирку. Обидно, унизительно, но терпимо. И не такое бывало…

Послушно переставляя закоченевшие ноги, которые начали покалывать болезненные иголочки, я, вцепившись в сумку, понуро плелась за шедшим впереди лордом и думала лишь о том, чтобы не упасть прямо тут. Судорога свела левую ногу и я её практически не ощущала, так что приходилось тщательно контролировать, чтобы стопа шагала ровно и не подворачивалась.

— Виктория, быстрее!

Очередной недовольный приказ от лорда, уже стоящего в дверях посадочной башни и неожиданный ироничный свист слева.

— Ого! Вот так птенчик!

Стиснув зубы и мысленно проклиная тупых и эгоистичных уродов, которые не потрудились поинтересоваться, в порядке ли я и как себя чувствую и могу ли передвигаться сама, а вместо этого стоят и недовольно сверкают черными провалами глаз, я прибавила шагу и уже через секунду поняла, что сделала это зря — затекшая нога только этого и ждала и тут же подвернулась.

Удивительно, но я не упала, меня подхватили.

Подхватили, поставили на ноги, при этом так нескромно прижав к себе, что не была бы я такой замерзшей и уставшей от перелета — врезала бы, не задумываясь.

— Элидайро, отпусти птенца, — раздраженно процедил лорд и, шагнув к нам, почему-то недовольно глянул на меня. — Виктория, я сказал идти, а не падать.

— Простите, милорд… — сказала я вслух, мысленно расчленяя его на много кровавых милордиков. — У меня затекла нога и я немного замерзла.

— Немного? — хмыкнул мне в ухо тот, кто до сих пор крепко держал меня за талию. — Да она ледяная. Ты что, вёз её прямо так? Ещё наверное и первый её полёт?

— Элидайро, тебя это не касается. Отпусти моего птенца, у нас дела.

— Дела… — мужская рука скользнула чуть выше, случайно задела мои пальцы и неожиданно меня шибануло током, да так, что выгнуло дугой и отбросило прямо к ногам лорда.

Кстати того, кто меня держал — тоже отбросило, но в другую сторону. Это я поняла по тому мату, что раздался в пяти метрах позади меня.

Мотая головой, чтобы хоть как-то разогнать разноцветные круги перед глазами, я не торопилась вставать, даже несмотря на то, что камень площадки был холодным. Лучше так, чем снова упасть.

— Минайдо, какого шэта?!

— Мне тоже интересно… — шагнув ещё ближе и присев передо мной на корточки, лорд был задумчив и хмур. — Виктория? Объяснись.

— Я не знаю…

Кто бы мне объяснил! Горазды приказывать!

— Что у тебя с рукой? — кивнув на мои пальцы, судорожно сжимающие сумку, лорд обратил и моё внимание на них.

Твою кочерыжку!

Моя левая ладонь, которая была расчерчена голубыми линиями после того, как я раздавила в ней ампулу… теперь линий стало больше и они пошли дальше. Теперь уже вся кисть и даже её тыльная сторона была в голубых росчерках. Основные линии шли по сосудам, но были и те, что пересекали их под углом.

Я в кого превращаюсь?!

— Это… — сглотнув, потому что моментально накатили самые жуткие страхи, я с трудом договорила: — Это последствия моей инициации. Я не знаю, что это. Я ничего не знаю. Мне никто и ничего не говорил!

Не выдержав и сорвавшись на крик, я сжала пальцы в кулак и сразу почувствовала пульсацию крови. Не просто крови — голубой перламутровой крови, захватывающей моё тело капля за каплей.

— Не кричи, — недовольно дернув плечом, лорд встал и грубо скомандовал: — Вставай, необходимо показать тебя главе, — и уже отправившись к дверям, через плечо язвительно бросил: — Если конечно не хочешь сдохнуть прямо здесь…

Мразь!

Могла бы — убила бы. Кстати в сумке до сих пор лежит Димкин нож…


Глава 1 | Совушка ее величества | Глава 3