home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сорок минут спустя.

Свет горел по всей зале и на полную мощность, но глаз не резало. Сёма в очередной раз пощёлкал перед лицом Евгения. Бесполезно, хакер в себя не приходил. Взгляд застыл, рот приоткрыт.

— Давай его током, а?

— Не трогай его. Привыкнет — оттает. Отвиснет, если использовать его терминологию, — буркнул Вася, в очередной раз приглаживая опалённые волосы. На плечо вновь взгромоздился Велет.

— А может его покормить? — Сёма вздохнул и перевёл взгляд в сторону Марии и Леры. Обе чернявые сидели друг напротив друга и если прислушаться, можно было услышать обрывки разговора:

— Ещё раз увижу тебя рядом с ним и мне всё, равно кто тебя драться учил, — воинственно донеслось от Марии. Так нагло лезть к моему парню не позволю. Тем более бывшей подруге.

— Я не лезла! Мы дурачились! Нет, признаю, первые три дня я не раз пыталась его убить. Но потом как-то разговорились, сдружились. Не то, что с моим новым преподавателем, — Лера, однако, посмотрела не на Скорпиона, а на Владлену.

Та покраснела и опустила лицо, буркнув:

— Не трогай его. Ты знаешь, у нас будет ребёнок.

— Сдружились они! Знаю я таких как ты. Сначала волосы красят, а потом парней уводят! — добавила Маша. — У нас тоже с Сёмой будет ребёнок!

— Да мне-то что до вас всех?! Плодитесь, размножайтесь! Меня только не трогайте. Я что-то вроде собачки. Куда палочку кинули, туда и бегу… — на последних словах в голосе Леры зазвучала горечь, в глазах встали слёзы. Воинственная дева замолчала, справляясь с нахлынувшими эмоциями.

Наталья с Еленой обняли девушку за плечи с двух сторон и принялись утешать. Маша и Владлена чуть потеплели, сменили тон.

«У каждого своя судьба», — подумал Сёма: «Но даже мне видно, что и ей до ужаса хочется семью и детей, а не эти боевые приключения, от которых лишь опалённые волосы и сломанные рёбра».

Леопард вздохнул и прошёлся взглядом дальше. На софе возле Леры сидели Наталья с Еленой. Ёруш прыгал на коленках Лены. Жена Дмитрия с радостью возилась с ребёнком. Только долго присматриваясь, можно было заметить, как вздыхает, поглядывая на Ладу. А Лада развалилась в кресле в самом углу помещения и следила за всеми в зале, выполняя наказание Скорпиона.

— Кстати, а где Саныч, Никитин и Михалыч? А то кислород ещё есть, может, запихаем всех до кучи? — Вернулся к разговору Сёма.

Василий невольно посмотрел на потолок, на вмятину в металлической плите от тела полубога, пожевал губу и ответил:

— Саныч и Никитин — координаторы генералитета. Они ушли из Совета по собственному желанию. Во-первых, чтобы генералы имели представления о наших возможностях, во вторых, всё равно не успевают за нашими скоростям. Признались. Хотя, чёрт побери, я сам с сего дня уже ничего не понимаю… А Михалыч — гений созидания, Конструктор, но не управленец, совсем не кшатрий. Он главный координатор научно-технического отдела. Всё, что не касается космоса. Космос — это прерогатива Космоведа. Правда, Дмитрий Александрович? Вы всё ещё кшатрий или уже совсем браман?

Дмитрий оторвал умоляющий взгляд от Лады и кивнул. Грудь сдавливало. Перед глазами воочию стояла картина, где Лада без тени жалости втыкает в грудь нож. Упустил ребёнка… Годы отданные работы оборачивались против него. И ему было глубоко всё равно, кшатрий он брахман, шудра, вайша или вовсе неприкасаемый.

— Но сложив на Михалыча круг обязанностей, твой отец, Скорпион, по крайней мере, может за нами успевать. Если только больше не полезет в аномальные зоны с интересом молодого научного очкарика.

— Откуда такое презрение к очкарикам? Сам пять лет назад носил очки! — буркнул Кот, сильнее придавливая мешок с сухим льдом к гематоме на груди. До перелома ребёр не дошло, но синяк расползался по всей груди.

Дмитрий продолжил:

— Я не знал, что это переход в Иномирье. К счастью, Родослав любезно объяснил. Заодно и базу товарища Меченого показал. Если это слово приемлемо. Я уже не знаю что приемлемо, что нет. Без обид, если что.

— Это научно-исследовательский комплекс! — возразил Меченый. — И скажите спасибо, что не забираю у вас образцы техники с «Тени-3».

— Это твои вертолеты? — Искоса глянул Скорпион.

— Нет, но это технологии не этого мира. Могут навредить.

— Могли и навредили. Трофеи достаются победителям. — Сказал, как отрезал Сергий.

— Ага, Михалыч за них зубами вцепится! Не отдаст… технарь! — Хихикнул Сёма.

Вася поднял руки, требуя внимания:

— Смысл в том, что Совет снова в малом составе и требует дополнительных лиц из молодых.

— Семья, так семья. Мы согласны на некоторое время войти в ваш коллектив, — обронил Миромир.

— Кто вас пустит? — Возразил Андрей.

— Рысь же пустили!

— Его я видел больше, чем один раз!

— Поверь мне, мальчик. Тебе повезло, что ты видишь меня впервые, — глаза рыжего полубога загорелись предостерегающим огоньком.

— Хватит пугать меня зеньками! Не с того начинаете знакомство! Не я пришёл на чужую встречу, вы пришли. Значит, вам тоже чего-то нужно. Чего?

Миромир замолчал и отвернулся.

— Старый состав возражает против новых лиц, — добавил Скорпион. — Про вас, дядя, мать, отец и брат, просто никто ничего толком не знает. Явились тут, устроили семейные разборки.

— Тем весомее твоё слово в Совете — половина голосов, — подметил Меченый.

— Не согласен. Я долго отсутствовал, упустил курс дел. Моё слово за одного человека. Не больше.

— Нас двенадцать. Значит, по многим вопросом может возникнуть равное положение. Предлагаю ввести в Совет тринадцатого… гм… человека, — Василий спиной ощутил оплавленный пролом в стене за плечами. По спине пробежались мурашки. — Я предлагаю ввести в состав Ладу.

— Ей одиннадцать лет! — Возразил Сёма.

— Она всё равно нужна на Совете, чтобы какой-нибудь полубог не разнёс базу в гневе, — добавил Даниил. — И я не раз наблюдал, как она разбрасывает группу спецназа. Разве что с иномирским не справилась. Но я бы тоже с первого раза испугался.

— Её уровень интеллекта на тридцать единиц больше, чем у Эйнштейна, — добавил от себя Кот, поддерживая.

— Да с кем ты сравниваешь? — Хихикнул Сёма. — Эйнштейн человечество в тупик поставил своими скоростями света. Я на летающей тарелке в семь раз быстрее летал. И Космовед с Конструктором двигатели помощнее световых строят. Что, физика допускает погрешности?

— Если не на полных обязанностях, то хотя бы как ученицу, — робко добавил Вася, продолжая нужную тему.

— С каждым годом вы будете осознавать, что не успеваете за ней. Пусть растёт лучше на глазах, — подмигнул Скорпиону Меченый.

— Если ты что-то задумал в отношении моей сестры, смерть тебе. Признайся сразу, скинь груз с души. — Жёстко ответил Сергий.

— Я? Нет. А вот у Василия свои интересы. Правда, не меркантильные. Так, Вася? — улыбка Меченого перепугала половину людей в зале. Прочих насторожила.

Василий малость побледнел.

— Это угроза? — Слетело с губ Васи то, что должен был сдержать. Веские слова могут произноситься без продолжения только в кругу людей своего уровня.

— Как быстро мы обретаем храбрость. Поразительный скачок от встречи с «бандитами» у подъезда и до сего момента, — усмехнулся Меченый.

— Встреча с бандитами? Откуда ты знаешь? — Василий невольно припомнил, как старшеклассники чего-то требовали от него поздним вечером. Он тогда зажмурился, моля любые силы о защите и в какой-то момент все оказались на полу. Но сам принял это за состояние аффекта, за годы решив для себя, что сам разобрался с обидчиками… и вдруг на тебе — помогли?

— Вихрастые тогда тебя подстраховали. У них и спроси, — припомнил Меченый случай, когда наблюдал за подрастающим братом.

Василий посмотрел на переглянувшихся Сёму и Скорпиона, на лице застыл безмолвный вопрос.

— Ты много говоришь, братец. — Тяжело обронил Скорпион. — Неужели следил за мной всю мою жизнь?

— Только с момента побега из больницы, куда запихали тебя твои же любящие родители. — Подметил Меченый, с усмешкой окинув Лилит и Родослава.

— Возможно…у них была необходимость… — через силу выдавил из себя Скорпион, стараясь не глядеть на родителей по крови. Меченый знал, куда бить больнее всего и раз за разом этим пользовался, ломая собеседника, играя ситуациями.

— Да, были кое-какие проблемы, но я бы не сказал, что ты рождался и жил первые годы в адских условиях.

Скорпион поднял взгляд на Родослава, перевёл на Лилит.

— Мать, отец, о чём он?

Родослав тяжело начал:

— Ты мог быть рядом с нами, но…

Прервал Миромир:

— … но посмотри, что стало с характером моего сына. Он как раз был всё время до момента первого вольного путешествия с нами. Сравни себя и его. Сам сравни. Этот эгоистически настроенный неудачник способен только разрушать и…

— Отец! Я когда-нибудь всё-таки убью тебя! — Прервал Меченый реплику рыжего полубога.

— Я обещал больше раз убить тебя! — Вспыхнул Миромир.

Лада предостерегающе приподнялась. Естественно каждый из четырёх высоких гостей был намного сильней её, но только по отдельности. Собравшись же вместе, они нейтрализовывали силы друг друга. Так что вблизи, в замкнутом пространстве козыри были в руках молодой новонареченной княгини совета.

Вася замахал руками, пробормотал:

— Так. Не стопоримся на одной точке. Есть круг вопросов, который ставит под сомнение всё наше существование как вида, так что… есть у кого варианты, как закупорить Иномирье?

— Я не могу полагаться на совет, если в него вошёл такой состав! — Нахмурился Даня. — Как я могу доверять им, если они сами друг другу не доверяют?

— Иди этажом выше. Там сегодня заседают генералы. — Подметил Рысь. — Там градус страстей пониже, доверия больше…наверное.

— Ладу принимаем, — оборвал Скорпион и посмотрел на Меченого. — А ты войдёшь в Совет лишь на время.

— И до какого срока?

— Пару дней. Пока не разбужу Славу себе на замену. Время пришло.

Кот поморщился:

— Не Совет, а черте что. Полубоги кругом, заменяющие людей. Меня вы скоро тоже на свалку отправите?

— Да, будешь править какой-нибудь европейской страной, — хихикнул Сёма.

— Так, может созвать генералов? — Добавил Василий.

— И что ты собрался им говорить? — Подметил Сёма.

— Что мы не играем в тёмную, — парировал Вася.

— А давайте ещё подерёмся все? А то столько не виделись. Чем не повод? А иномирцы пока Землю под колонии поделят. — Веселился Леопард.

— Успокойся. — Утихомирил Сергтий.

— Ладно, это обсудим позже, а тут новый вопрос на повестке дня правительство ставит, — посуровел Леопард. — Наши люди в системе спрашивают, что дальше делать? Кто поможет решить — тому плюсик. Кто не поможет, тому два плюсика и на выход вперёд ногами. Решается так вопрос о строительстве новой тюрьмы. Старые многие мы позакрывали, так что тема актуальная для страны в целом. И будущего содружества.

Предложения посыпались, как из полной пачки печенье.

— Правильно, для маньяков должна быть отдельная тюрьма, — подал голос Меченый.

— Ага, где-нибудь на Новосибирских островах, — добавил Даня.

— Просто больных не держат вместе с выздоравливающими, — кивнул Кот. — Скорп, ты же хотел убрать вообще все тюрьмы. Зачем новую строить, ещё и на таком отшибе?

— Кто сказал, что что-то надо строить? Это для прессы, — повёл плечом Сергий.

— Но ты же сказал…

— Я не сказал, я обозначил вектор. — Улыбнулся светлый князь совета. — Пусть выделяют деньги, создают видимость строительства, а средства плавно перетекают в струнные трассы. Лучше, чем в карман «нищенствующему» госаппарату.

— А-а видимость… это можно. Ну, там, шпалы потаскать. Для успокоения совести следящих спутников. Не обязательно же после суда везти осуждённых дальше крематория, — кивнул Меченый.

— У меня патологическая неприязнь к тем, кто за мной следит. На орбите пятнадцать наших систем истребителей спутников, — намекнул Сёма. — Активируем?

Рысь поджал губы:

— Со штатовской авиацией так же хорошо справишься?

— И не надо бить меня по слабому месту.

— Бить по сильному?

— Кто сказал, что меня надо бить?

— Скорпион.

— Он не сказал, он только обозначил вектор.

Даня скосил брови на переносице, нахмурился как грозовая туча, чуть повысил голос, стараясь не сорваться на крик:

— Педофилам тоже тюрьмы будем строить? Ну, как вы там сказали, «таскать шпалы, создавая видимость»…

— Доказанным, стопроцентным. Есть же частности — любовные отношения не по возрасту, например. Без насилия

— Любовь — да, но дети — это святое. Пожизненное — формально для прессы. По факту — расстрел в течение суток. Короче, есть непопулярные решения. Их так называют непопулярные, но необходимые. Больной организм лечат. Гангрену вырезают, выжигают, отрезают. Снотворное и слабительное для отвлечения больше не помогает, — расставил по полкам Скорпион. — Стоит лишь определить планку, за которой падение.

Сёма всплеснул руками:

— Господи, ну почему мы всегда оправдываемся? Вон стоматологи из рекламы, у которых зуб бегает с четырьмя корнями, как у мутантов каких-то, ни фига не оправдываются и ничего. А мы оправдываемся. За все провокации, за все реплики, за все единственно возможные действия. Мы исторически на это обречены? Старший брат за все в ответе? А исторически именно мы — старший брат, а не тот, который ходит за всей семьей с камерой.

— Так, — прервал Родослав. — Пока повестка дня совсем в детские вопросы не ушла, вернёмся к проблемам Иномирья, Дальнего космоса и кое-каких происшествий на надфизическими планами.

— Я пока только про Иномирье расслышал и то краем уха. — Обронил оздаченный Вася. — Что там происходит? Почему вертолеты прислали?

— И что значит «детские»? — Обиделся Сёма.

— Мы тоже с братом, — Родослав кивнул на Миромира. — Первые десяток тысяч лет идеальные общества строили. Во главе поочерёдно ставили мудрецов, управленцев, королей, вождей, полководцев, рабочих, торговцев, рабов, крестьян, магов, шаманов, пророков, отшельников, сирых, убогих, гениев, глупцов… Смысл был один и тот же. От одиночек с обыденным сознанием толку мало. Касты, ордена, различные собрания, объединённые общей целью, правили дольше, но и они подвергались слабостям. Самым разумным строем был полностью взаимодействующий между всеми сословиями строй. Но и те до идеальных не дотягивали. Разваливались и погибали, не проживая и жалкой тысячи лет.

— Грустно это всё. — Вздохнул Сёма. — Но почему Лилит всё время молчит? Должна же единственная в совете женщина обронить хоть слово. Я ни разу не слышал её голоса.

Скорпион вдруг понял, что тоже ни разу не слышал, как говорит мать.

— Поверь мне, она сказала достаточно, — ответил за неё Родослав. — И сейчас лишь наблюдает, как растут её дети… — Лицо полубога на миг затуманилось в дымке воспоминаний, но довольно быстро взял себя в руки. Синеокий полубог собрался, обводя всех долгим взглядом. — А теперь слушайте меня по-настоящему. Есть в нашем мире пару секретов, некоторые сейчас станут для вас доступны. Что делать — решайте сами. Моё дело информировать. Действия — ваша забота….

Зала затихла.

Отец Скорпиона неспешно начал своё повествование…

По окончании рассказа, обсуждений и первых планов, поднялся из-за стола Скорпион. Странными были его слова:

— Прежде, чем все разойдутся готовить действие, я хочу, чтобы Меченый, Миромир, Лилит и Родослав пообещали мне лично, что ничего с моими друзьями в момент операций не случится. Каждый пообещает за вверенную ему группу.

Без проблем согласился Родослав. Кивнула согласная Лилит. Помедлив с ответом, Согласился Меченый.

Дольше всех не спешил соглашаться Миромир.


* * * | Вектор Пути | Совет.