home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Приложение 1

СРАВНЕНИЕ Ришелье С НАПОЛЕОНОМ БОНАПАРТОМ

Кардинала де Ришелье по праву считают выдающимся государственным деятелем. Во всяком случае, среди франкофонов с ним мог бы сравниться разве что император Наполеон I, захвативший власть в стране и на много лет поколебавший равновесие во всей Европе.

Этих двух людей нередко сравнивают, и в этом смысле весьма интересными могут быть рассуждения британского историка XIX века Генри-Томаса Бокля, изложенные в его книге "История цивилизации в Англии".

Он, в частности, пишет:

"С одной весьма важной точки зрения Ришелье стоял гораздо выше Наполеона. Жизнь Наполеона представляет собой непрерывное усилие подавить свободу человечества; его беспримерные способности истощались на борьбу с тенденциями его великого времени. Ришелье также был деспот, но деспотизм сто принял более благородное направление. Он доказал, чего никогда не было у Наполеона, способность к верной опёнке духа своего времени. Впрочем, и он в одном весьма важном предмете ошибся. Усилия его подавить могущество французской аристократии оказались совершенно тщетными, ибо благодаря долгому ряду событий авторитет этого надменного сословия был так глубоко укоренён в понятиях народа, что потребовались усилия ещё одного столетия на то, чтобы уничтожить это старинное влияние. Но, хотя Ришелье не мог уменьшить социальной и нравственной силы французских аристократов, он обрезал, однако, их политические привилегии и наказывал преступления их с такой строгостью, которая должна была, хотя на время, смирить прежнее их своеволие. Впрочем, так бесполезны усилия даже самого даровитого государственного мужа, когда ему не содействует общее настроение того времени, в котором он живёт <…>.

Хотя в этом отношении Ришелье не достиг своей цели, но в других делах он имел значительный успех. Это произошло потому, что <…> этот замечательный человек хотя и был епископом и кардиналом, никогда не позволял интересам своего сословия заслонить высшие интересы отечества. Он знал — а это слишком часто забывается, — что правитель народа должен смотреть на дела исключительно с политической точки зрения и не должен обращать внимания ни на притязания какой-либо секты, ни на распространение каких-нибудь мнений, иначе как в отношении к настоящему, практическому благосостоянию нации. Вследствие этого управление его представляло беспримерное зрелище — сосредоточение всей государственной власти в руках духовного лица, нисколько не радеющего об усилении духовного сословия. Более того, он даже нередко проявлял в отношении к духовным такую строгость, которая тогда казалась беспримерной. Так, королевские духовники, по важности их обязанностей, всегда пользовались особенным уважением; их считали людьми безукоризненного благочестия, и до того времени они всегда имели огромное влияние, так что даже самые могущественные из государственных людей вообще считали полезным оказывать им уважение, соответствующее их высокому положению. Но Ришелье был слишком хорошо знаком со всеми хитростями, свойственными тому сословию, к которому он сам принадлежал, чтобы чувствовать большое уважение к этим блюстителям королевской совести. Коссен, духовник Людовика XIII, по-видимому, последовал было примеру своих предшественников и попытался внушить духовному сыну свои собственные воззрения на политические дела. Но Ришелье, как только узнал об этом, удалил его от должности и послал в изгнание, сказав с презрением, что "батюшке Коссену" не следует вмешиваться в дела правительственные, так как он принадлежит к людям, "воспитанным в невинности чисто религиозной жизни". Коссену наследовал знаменитый Сирмон[30], но Ришелье до тех пор не дозволил новому духовнику вступить в отправление своих обязанностей, пока он торжественно не обещал никогда не вмешиваться в государственные дела <…>.

Всё доказывает нам, что Ришелье имел сознание великой борьбы, происходившей между прежней духовной и новой светской системами управления, и что в нём была решимость ниспровергнуть старую систему и поддерживать новую. Не только в его внутренней администрации, но и во внешней политике его мы видим то же беспримерное дотоле пренебрежение к теологическим интересам <…>. Ришелье сделал великий шаг к приданию светского характера всей системе европейской политики <…>.

Уже по одним этим делам следовало бы признать правление Ришелье великой эпохой в истории человеческой цивилизации".


Часть пятая КОНЕЦ | Ришелье. Спаситель Франции или коварный интриган? | Приложение 2 РИШЕЛЬЕ И БУРЖУАЗИЯ