home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement







6

Последней попыткой свергнуть кардинала де Ришелье был заговор Анри Куаффье де Рюзе, маркиза де Сен-Мара.

В своё время наш герой сам обратил внимание короля на этого молодого красавца, второго сына маршала Франции Антуана д’Эффиа, бывшего, кстати, близким другом кардинала, с которым они вместе осаждали Ла-Рошель. Маркиз де Сен-Мар в качестве доверенного лица короля сменил придворную даму Марию де Отфор, так как кардинал считал, что она плетёт интриги против него.

Жедеон Таллеман де Рео пишет об этой истории так:

"Он [кардинал. — Авт.] заметил, что король уже питает некоторую склонность к молодому сеньору, который был красив и хорошо сложен, и решил, что, будучи сыном его ставленника, тот станет послушнее ему, нежели кто-либо другой. Сен-Мар противился этому возвышению целых полтора года; он любил удовольствия и достаточно хорошо знал короля: в конце концов он покорился своей судьбе. Король никогда никого не любил так горячо. Король называл его "любезным другом". При осаде Арраса, когда Сен-Мар находился там с маршалом де л’Ониталем <…>, ему пришлось писать королю по два раза на дню; и однажды государь даже заплакал, долго не получая от него вестей. Кардиналу хотелось, чтобы Сен-Мар докладывал ему обо всём до самых мелочей".

Но новый фаворит, став главным шталмейстером короля, не захотел быть послушной марионеткой в руках кардинала де Ришелье, на что тот очень рассчитывал.

Дело в том, что молодой маркиз собирался жениться на княгине Луизе де Гонзаг-Невер, опытной, честолюбивой придворной кокетке, которая поставила ему условие — чтобы он получил титул герцога или коннетабля Франции. И конечно же де Сен-Мар обратился за помощью к кардиналу де Ришелье, но тот ледяным тоном ответил:

— Не забывайте, месье, что вы лишь простой дворянин, возвышенный милостью короля, и мне непонятно, как вы имели дерзость рассчитывать на такой брак. Я думаю, что княгиня не унизит себя столь незначительной партиен. А если она действительно думает о таком замужестве, то она ещё более безумна, чем вы.

Ничего не ответив, маркиз де Сен-Мар покинул кабинет кардинала. Он был взбешён и дал себе клятву отомстить могущественному правителю страны за подобные слова.


Опытные заговорщики Гастон Орлеанский и герцог Буйонский — с готовностью откликнулись на инициативу де Сен-Мара. Они вместе составили проект соглашения с Испанией; точнее, оба герцога с важным видом диктовали, а де Сен-Мар собственноручно писал этот крайне компрометировавший его документ. Согласно атому соглашению, король Испании Филипп IV Габсбург должен был выставить 12 000 человек пехоты и 15 000 кавалерии, а также обеспечить руководителей заговора деньгами. Гастон Орлеанский намеревался в случае удачи заговора заня ть престол, де Сен-Мар — место кардинала де Ришелье, а испанцы — получить выгодный мир, которого они давно и тщетно добивались, воюя с французами.

Одним из наиболее оборотистых участников заговора был друг де Сен-Мара Луи д'Астарак, виконт де Фонтрай. Это был калека с двумя горбами. Однажды он вместе с несколькими молодыми дворянами осмеял спектакль, поставленный, как потом выяснилось, по распоряжению кардинала де Ришелье. Кардинал не забывал подобных выходок. Встретив через несколько дней виконта в приёмном зале своего дворца в минуту, когда докладывали о прибытии иностранного посла, он громко произнёс:

— Посторонитесь, господин де Фонтрай. А лучше не показывайтесь вовсе. Посол прибыл во Францию не для того, чтобы рассматривать уродов.

После этого оскорблённый де Фонтрай стал смертельным врагом кардинала, превратившись в энергичного и инициативного участника заговора. В частности, именно он, переодетый монахом-капуцином, ездил в Мадрид для встречи с главой испанского правительства Гаспаром де Гузманом, графом Оливаресом. Этот человек, которого все называли "испанским Ришелье", долго тянул с подписанием бумаг и решился лишь после того, как узнал, что кардинал вместе с Людовиком XIII двинулся во главе сильной армии на юг, чтобы перенести военные действия на территорию Каталонии.

По-видимому, заговорщики не сумели сохранить свои замыслы в тайне. По крайней мере Луиза де Гонзаг-Невер, непримиримая противница кардинала де Ришелье и в недалёком прошлом любовница Гастона Орлеанского, писала де Сен-Мару, что о "его деле" много болтают в Париже. Молодой маркиз и в самом деле был окружён шпионами кардинала, и последнему было прекрасно известно о том, что заговорщики решили осуществить очередное покушение на него. Более того, кардинал даже получил от своих агентов копию соглашения, заключённого заговорщиками с Испанией, и настоял на аресте виновников.

Виконт де Фонтрай первым смекнул, что игра проиграна, и бежал за границу.

В романе Альфреда де Виньи о Сен-Маре утверждается, что тот решил умереть, узнав, что Луиза де Гонзаг-Невер обручилась с королём Польши Владиславом IV Ваза. Что он якобы отказался возглавить многотысячное войско, собранное заговорщиками, и сам благородно отдал свою шпагу Людовику XIII.

Действительность была много проще. Обручение Луизы де Гонзаг-Невер произошло в 1646 году, то есть уже после ареста де Сен-Мара. А тот не только не вручил шпагу королю, а ещё до подписания приказа об аресте пытался бежать. Его нашли скрывавшимся в бедной лачуге на одной из столичных окраин: городские ворота были закрыты, и беглец просто не имел возможности покинуть Париж.


После ареста первым, как обычно, предал своих сообщников Гастон Орлеанский. Он выдал всех просто за то, чтобы его избавили от утомительных очных ставок и допросов. Так же поступил вскоре и герцог Буйонский. Взамен они оба получили помилование.

Граф Суассонский, активно сотрудничавший с герцогом Буйонским, в июле 1641 года нал от руки неизвестного убийцы. Смерть его была какая-то странная, ведь он был окружён верными людьми. Некоторые даже утверждают, будто бы граф случайно застрелился сам, поднимая дулом пистолета забрало своего шлема. Якобы у него была такая привычка, и его не раз предупреждали, что это может быть опасно… В любом случае нуля, сразившая этого принца крови, нанесла смертельный удар по заговору.

Историк Антуан Жэ в связи с этим пишет:

"Победа открывала графу Суассонскому дорогу на Париж и давала ему возможность свергнуть Ришелье. Смерть этого принца была необходима министру, и почему бы не подумать, что именно он всё это и организовал?"

А вот несчастный маркиз де Сен-Мар 12 сентября 1642 года взошёл на эшафот. Ему было тогда всего двадцать два года.

Главным сподвижником де Сен-Мара в задуманном им предприятии по устранению "тирана-кардинала" был его лучший друг тридцатипятилетний Франсуа-Огюст де Ту, у которого тоже были свои сугубо личные мотивы для ненависти к Ришелье. Этот человек был обезглавлен в тот же день[27].

Говорят, что, уже стоя перед палачом, господин де Ту спросил маркиза де Сен-Мара:

— Кто же из нас умрёт первым?

— Будет так, как вы сочтёте нужным, — последовал ответ.

И тут отец Малавалетт, исповедник де Сен-Мара, спросил, указав на господина де Ту:

— Вы — старший?

— Да, — ответил тот, а потом продолжил, обратившись к де Сен-Мару: — Но вы отважнее меня, так, может быть, вы и покажете мне путь к славе?

— Увы, я открыл вам путь в бездну, — вздохнул де Сен-Мар, — и я пойду первым.

По свидетельствам очевидцев, палач был настолько стар и неловок, что ему потребовалось двенадцать ударов, чтобы отрубить голову несчастного де Сен-Мара. Народ, наблюдавший за казнью, рыдал…


предыдущая глава | Ришелье. Спаситель Франции или коварный интриган? | Часть пятая КОНЕЦ