home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement







3

Произошло это следующим образом. Анна Австрийская, видевшая в кардинале злейшего врага своих венских и мадридских родственников, как-то раз пришла на приём к Марии Медичи, и флорентийка сказала ей:

— Мой сын запуган и слаб, и мне очень жаль, что он не уделяет вам должного внимания. Сколько раз я говорила ему об этом. Но, вы же понимаете, он теперь меня совершенно не слушает. Совсем другой голос нашёптывает ему на ухо и днём, и ночью.

Как видим, королева-мать лишь "закинула удочку", и её сноха моментально "клюнула".

— Я в курсе, — с тоской в голосе сказала Анна. — Мы обе понимаем, о ком идёт речь. Этот человек всё шепчет и шепчет, отравляя мозг короля и настраивая его против меня. Он будит в короле всё новые и новые подозрения, придумывает всё новые и новые запреты… И всё для того, чтобы сломить мой дух. Но его не сломить, мадам! Во всяком случае, до тех пор, пока меня поддерживает ваша дружба и привязанность ко мне!

Мария Медичи заботливо погладила её по голове.

— Дорогая моя дочь, поверьте, я ваш друг. Мы оба, я и мой сын Гастон, очень сочувствуем вам. С вами обращаются постыдно, и я разделяю ваше мнение о том, кто является главным виновником всего этого.

— Не могли бы вы заступиться за меня? — прошептала Анна. — Ведь король вам всем обязан. Он просто обязан прислушаться к вам.

Мария Медичи нахмурилась:

— Да, Людовик обязан мне всем, но теперь он забыл об этом. Он даже позволил злодеям убить моего бедного Кончино Кончини. О, тогда он был ещё совсем мальчишкой, но тем не менее он осмелился пойти на это. Впрочем, он никогда не испытывал чувства благодарности ко мне. Поверьте мне, Анна, он очень завидует мне, потому что я знаю, как надо управлять государством, а он — нет. Теперь он меня вообще не слушает, и знаете почему? Во всём виноват Ришелье! Эта змея запустила свой яд в нас обеих!

Мария Медичи решительно встала:

— Клянусь Богом, я уже устала от этого человека! Вы просите меня заступиться за вас перед Людовиком? Но из-за этого дьявола в человеческом обличье он не станет меня и слушать!

— Я ненавижу и презираю это ничтожество! — воскликнула Анна Австрийская. — Этот выскочка должен быть уничтожен!

— Какие громкие слова, — усмехнулась королева-мать, — смотрите, как бы ему их не передали.

— Я уже ничего и никого не боюсь! — продолжала Анна. — Вы, мадам, создали этого человека! Вы возвысили его! А теперь он перешёл на другую сторону и отбросил вас как переставшую быть нужной вещь. Мадам, вы не должны мириться с этим. Мы обе — королевы Франции, и мы должны объединить наши усилия, чтобы свергнуть этого человека. Одна я беспомощна, но вместе мы можем стать непреодолимым препятствием на пути кардинала…

— О да, — сказала Мария Медичи. — Мать и жена — союз достаточно мощный, чтобы при благоприятных обстоятельствах устранить кардинала. Клянусь Богом, дочь моя, мы должны объединиться! У меня есть права настаивать на том, чтобы Людовик примирился с вами.

— Да и я могу быть полезна, — горячо подхватила Анна Австрийская. — Я встречусь с испанским послом и заручусь поддержкой Испании, буду помогать вам всеми доступными мне способами, и мы скинем виновника всех наших несчастий в пропасть.

В ответ Мария Медичи потрепала Анну по щеке и кивнула.

— С этого момента, мадам, — торжественно заявила Анна, — мы с вами — одно целое. И пусть кардинал де Ришелье нас боится…


Казалось бы, гугенотская Ла-Рошель пала, и теперь нашему герою можно было и облегчённо вздохнуть. Но не тут-то было. В Париже партия так называемых политических католиков, пользовавшаяся поддержкой Марии Медичи, вдруг резко выразила своё недовольство по поводу того, что ла-рошельские гугеноты не были строжайшим образом наказаны. Но ещё более Мария Медичи оказалась возмущена тем, что на заседании Совета, состоявшемся 26 декабря 1628 года, кардинал де Ришелье высказал мнение о том, что политические интересы Франции требуют немедленной посылки войск в Италию.

В Италию! На её родину! Да как этот неблагодарный посмел даже подумать об этом!


предыдущая глава | Ришелье. Спаситель Франции или коварный интриган? | cледующая глава