home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement
















2

На самом деле цель столь внушительной экспедиции заключалась в другом: Ла-Рошель осталась последним портом, открывавшим англичанам вход во французское королевство. К тому же Англия хотела пресечь намерения французского короля распространить своё господство на Атлантику, владычицей которой британская корона считала себя с незапамятных времён.

Что же касается герцога Бекингэма, то он хоть и ставил превыше всего честь Англии, но стремился к удовлетворению личной мести и хотел вернуться во Францию как завоеватель.

Со своей стороны, кардинал де Ришелье приказал сосредоточить небольшую, но сильную армию в провинции Пуату, нацелив её на Ла-Рошель.

25 июля 1627 года британские корабли появились у берегов Ре, и трёхтысячный гарнизон отого острова оказался осаждён в форте Сен-Мартен.

В это время Людовик XIII также отбыл из Парижа в Пуату, чтобы лично возглавить войска, но в дороге он неожиданно заболел. В такой ситуации кардинал до Ришелье показал себя следующим образом: он выделил из собственных средств полтора миллиона ливров на нужды армии и получил от кредиторов ещё четыре миллиона ливров. Более того, он приказал конфисковать все торговые корабли, оказавшиеся на Атлантическом побережье Франции, вооружить их и отправить в район боевых действий. А ещё он пообещал премию в 30 000 ливров тому отважному капитану, который сумеет доставить осаждённому гарнизону Сен-Мартена необходимое продовольствие. И конечно же он занялся спешным сбором войск для переброски под Ла-Рошель.

Всем этим он в очередной раз доказал, что интересы государства не были для него пустым звуком. Он прекрасно понимал, что в создавшемся критическом положении самое главное — не допустить установления английского контроля над островом Ре.

А тем временем муниципалитет Ла-Рошели, воспользовавшись трудным положением правительства, выдвинул целый ряд невообразимых требований, больше похожих на ультиматум. Однако кардинал де Ришелье отверг все эти претензии, пригрозив решить все проблемы силой. В результате 10 сентября 1627 года гугеноты Ла-Рошели начали боевые действия против королевской армии.

11 сентября в армию прибыл Людовик XIII, оправившийся от болезни. Он тут же приступил к осаде Ла-Рошели, и это затянулось на два с лишним года.

Важнейшим условием успеха операции было изгнание англичан с острова Ре.

К октябрю месяцу численность королевской армии, собранной вокруг Ла-Рошели, возросла до 20 000 человек. На самом деле кардинал де Ришелье планировал сосредоточить здесь ещё более мощные силы, но в это время герцог Анри де Роган организовал мятеж на юге Франции, в Лангедоке. Поэтому пришлось сформировать ещё одну армию, и командовать ею был назначен принц де Конде, непримиримый враг гугенотов.

Осада Ла-Рошели осложнялась ещё и распрями между герцогом Ангулемским, Франсуа де Бассомпьером и братом короля Гастоном, что затрудняло осуществление единого стратегического плана, выработанного Людовиком XIII и его советником, украсившим своё кардинальское облачение военными доспехами. Тем не менее форт Сен-Мартен продолжал сопротивляться, а в армии герцога Бекингэма моральный дух падал буквально с каждым днём. Это и понятно — не хватало продовольствия, росло число заболевших, да и попытки штурма, предпринятые 20 октября и 5 ноября, не удались, принеся лишь серьёзные потери.

В конечном итоге герцог приказал снять осаду форта и эвакуировать потрёпанные войска с острова на корабли. Это стоило англичанам ещё до двух тысяч человек, и это уже была не просто неудача, но крупное поражение с потерей пушек, лошадей и знамён. Герцог Бекингэм бежал, заверив ларошельцев в том, что очень скоро он вернётся с ещё более сильной армией.

С этого момента все силы кардинал де Ришелье нацелил на Ла-Рошель, и положение защитников города стало угрожающим. Стоит отметить, что укрепления города включали двенадцать больших бастионов, на которых были расположены полторы сотни крепостных орудий, а перед мощными крепостными стенами были вырыты двойные рвы. Население города к началу осады составляло примерно 28 000 человек, из которых в активной обороне могло участвовать до 10 000 человек. За всю историю Ла-Рошели не в первый раз приходилось выдерживать осаду, и попытки взять город прямым штурмом всегда терпели неудачу.

Учитывая это, кардинал де Ришелье пришёл к выводу, что осада может принести результат только при условии полной блокады Ла-Рошели как со стороны суши, так и с моря. А ещё он приказал начать строить плотину, которая должна была полностью перекрыть водный путь, ведущий в порт.

Строительство плотины началось 30 ноября 1627 года. Оно осуществлялось силами солдат, каждому из которых за это ежедневно выплачивали дополнительно по двадцать су. Внешняя сторона плотины состояла из затопленных кораблей, торчащие из воды мачты которых походили на частокол, а внутренняя сторона представляла собой груду наваленных камней и мешков с песком. При этом в плотине были предусмотрительно оставлены проёмы для свободной циркуляции воды во время приливов и отливов.

Работы, за которыми наблюдали лично Людовик XIII и кардинал де Ришелье, шли медленно. Но в конечном итоге они были завершены в марте 1628 года: плотина высотой до двадцати метров протянулась примерно на полтора километра, наглухо перекрыв вражеским кораблям доступ в ла-рошельский порт. Таким образом, к началу апреля 1628 года строптивый город оказался в плотном кольце блокады, и всем стало ясно: оплот гугенотов обречён, и его падение — лишь дело времени.

Понятно, что подробное промедление с осадой влекло за собой огромные расходы. Размышляя о дополнительных источниках финансирования, наш герой решил прибегнуть к помощи духовенства. В конце концов, речь шла о войне с еретиками, а посему церковь была просто обязана внести свою лепту. Людовик XIII поддержал эту мысль и созвал 6 февраля 1628 года в Пуатье специальную ассамблею духовенства. Выступая 10 февраля на этой ассамблее, кардинал де Ришелье сказал:


Ришелье. Спаситель Франции или коварный интриган?

Герцог Бекингэм. Неизвестный художник


— От взятия Ла-Рошели зависят спасение государства, спокойствие Франции, а также благополучие и авторитет короля на будущие времена.

Все принялись аплодировать, но при этом никто не проявил должного энтузиазма при обсуждении вопроса о материальной помощи правительству. В результате работа ассамблеи продлилась до 24 июня 1628 года, что ещё больше затянуло осаду Ла-Рошели. И всё же под сильнейшим давлением кардинала было принято решение о выделении государству чрезвычайной субсидии в размере трёх миллионов ливров. Казалось бы, много, но это была весьма скромная сумма, если учитывать, что церкви в то время принадлежало более четверти всего недвижимого имущества в королевство. Но большего не смог добиться даже всесильный кардинал де Ришелье.

А тем временем болезненный Людовик XIII вернулся в Париж, и командование армией кардинал вынужден был взять на себя — к нескрываемому раздражению молодого Гастона и других принцев крови, чьё чувство собственного достоинства было уязвлено подобной "несправедливостью".

Сам кардинал воспринял отъезд короля с двойственным чувством: с одной стороны, он обрёл под Ла-Рошелью полную свободу действий, с другой — его беспокоила возможность постороннего влияния на короля в Париже. Он ведь хорошо знал, какие умонастроения господствуют при дворе, где многие желали прекращения затянувшейся войны. К тому же лондонская агентура уже успела донести ему о подготовке новой экспедиции герцога Бекингэма.


Обеспокоенный приготовлениями англичан, кардинал де Ришелье решил поторопиться со штурмом Ла-Рошели.

И наступление началось в ночь с 12-го на 13 марта 1628 года. Однако плохая координация действий штурмовых отрядов не позволила развить наметившийся в какое-то время успех, и операция закончилась неудачей.

И теперь кардинал каждый день с тревогой ожидал появления у берегов Франции британского флота.

И вот 8 мая 1628 года из бухты Портсмута вышел английский флот в составе полусотни кораблей. На этот раз флот шёл под вымпелом Вильяма Филдинга, первого графа Денбига. Адмиралу была поставлена задача — прорваться к Ла-Рошели и доставить осаждённым боеприпасы и продовольствие. Другая цель экспедиции графа Денбига заключалась в том, чтобы вынудить Людовика XIII вообще снять осаду Ла-Рошели и заключить мир с гугенотами.

Погода благоприятствовала англичанам, и уже через неделю флот графа Денбига показался вблизи берегов Ла-Рошели. Но тут адмирала ждал пренеприятный сюрприз. Конечно же в Лондоне он слышал о какой-то плотине, которую строили по приказу кардинала де Ришелье, но он и предположить не мог, что всё окажется так серьёзно. Как выяснилось, бессмысленно было даже пытаться пройти сквозь неё, и граф Денбиг принял решение разрушить плотину огнём корабельной артиллерии. Было произведено несколько залпов… Никакого результата… Зато французские батареи, открывшие ответный огонь, серьёзно потревожили непрошеных гостей.

16 мая граф Денбиг попытался взорвать плотину, направив к ней корабль, нагруженный легкогорючими веществами, однако и эта попытка была сорвана метким огнём французской артиллерии. А через два дня английский флот, к изумлению французов и к полному отчаянию защитников Ла-Рошели, вышел в открытое море и взял курс к берегам Англии.

Что там произошло, никто так и не понял. Поговаривали даже, что это был приказ самого герцога Бекингэма, сделанный по просьбе Анны Австрийской. А может быть, граф Денбиг и его офицеры были банально подкуплены агентами кардинала де Ришелье. Так или иначе, но до сих пор мотивы действий британского командующего так и остаются загадкой для историков.

В любом случае в конце июля 1628 года герцог Бекингэм прибыл в Портсмут…

А дальнейшие события хорошо известны, в том числе и по произведениям Александра Дюма: герцог был убит в Портсмуте неким лейтенантом Джоном Фелтоном, нанёсшим ему два удара кинжалом. 30 октября 1628 года войска кардинала де Ришелье вошли в Ла-Рошель, и 20 мая 1629 года был подписан мир с Англией.

В своих "Мемуарах" потом кардинал де Ришелье написал об этом так:

"Этот достойный слёз инцидент со всей очевидностью показывает всю суетность величия".

Из 28-тысячного населения до капитуляции Ла-Рошели дожило немногим более пяти тысяч человек. Город был буквально завален трупами: они лежали повсюду — на площадях, улицах, в домах. Оставшиеся же в живых были до такой степени ослаблены, что не могли даже нормально похоронить умерших…

Удивительно, но взятие Ла-Рошели не сопровождалось, как это бывало во многих других местах, ни грабежами, ни насилием, и это в значительной степени стало результатом усилий кардинала де Ришелье. Более того, никто из защитников города не был предан суду или наказан, а ещё объявили, что протестанты поверженной Ла-Рошели могут свободно исповедовать свою религию. Кроме того, по совету кардинала Людовик XIII приказал доставить хлеб для населения города. Что же случилось? Просто кардинал был убеждён, что в определённых обстоятельствах милосердие — это не менее действенный инструмент власти, чем устрашение.

Впрочем, прежние органы городского самоуправления всё же были уничтожены, а все городские укрепления со стороны суши — разрушены.


Итак, в октябре 1628 года Ла-Рошель капитулировала. Другими словами, эта мощная крепость была отнята у гугенотов, много десятилетий считавших её оплотом своего могущества. Таким образом, был навсегда положен конец сепаратистским устремлениям протестантского меньшинства и его мечтам о создании собственной республики, независимой от французской короны.

Свидетель этих событий Франсуа де Ларошфуко так пишет о кардинале де Ришелье:

"Все, кто не покорялся его желаниям, навлекали на себя его ненависть, а чтобы возвысить своих ставленников и сгубить врагов, любые средства были для него хороши".

И действительно, в борьбе со своими противниками кардинал не брезговал ничем. Прежде всего он прибегал к доносам и шпионству. Но по тем временам это было "нормально", и этим пользовались все. Но кардинал пошёл значительно дальше: грубые подлоги и подкупы — в ход у него пошло всё.

А что оставалось делать? Ведь происходившее на юго-западе Франции — это фактически была гражданская война, которая потребовала отъезда Людовика XIII и кардинала де Ришелье из Парижа. Король, как мы уже говорили, сильно болел. Кардинала и самого мучили бесконечные мигрени, но он день и ночь проводил у постели Людовика, лично ухаживая за ним. Это и понятно, ведь он ни на минуту не забывал о том, что смерть Людовика повлекла бы за собой восшествие на престол его брата Гастона.

Правление в Париже во время отсутствия короля было передано его матери, а посему ситуация для кардинала явно перестала быть предсказуемой и управляемой. Да что там — ситуация стала просто опасной, таившей в себе всё новые и новые проблемы. И точно, пока кардинал находился под Ла-Рошелью, в Париже сформировался "женский заговор" против него.


предыдущая глава | Ришелье. Спаситель Франции или коварный интриган? | cледующая глава