home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



К вопросу о некоторых аспектах петербургского гендера

Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Кто-то может спросить: «А почему просто не написать “Сексуальная история Санкт-Петербурга”?» А потому что нельзя! Потому что в России в первые десятилетия XXI в. многие предпочитают продолжать думать и спорить в рамках формулы «Секса у нас нет!». И это притом что по количеству абортов Россия по-прежнему держит одно из самых первых мест в мире – «мы впереди планеты всей!». К тому же речь пойдет о более широком круге проблем взаимоотношений между мужчинами и женщинами в городе на берегах Невы, которые охватываются общепризнанными понятиями гендера, гендерной истории, гендерных отношений.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Неизвестный художник конца ХVII в. Портрет царицы Н. К. Нарышкиной, матери Петра I


У истоков богатой сексуальной истории Санкт-Петербурга находится могучая фигура родителя нашего города – Петра Алексеевича Романова, или Петра I. «Петр I был любвеобилен, причем привлекательность женщины не имела особого значения. Среди них были красавицы вроде Марии Гамильтон (ей отрубили голову в 1719 г. за то, что она имела любовников и уничтожала своих детей) и дурнушки вроде свояченицы Меншикова маленькой горбуньи Варвары Арсеньевой. Его любовницей, по сообщению Кампредона, была дочь князя Дмитрия Кантемира – Мария. В день смерти Петра Мария Андреевна Румянцева была беременна сыном, будущим знаменитым фельдмаршалом Румянцевым», – так обрисовывают ситуацию авторы весьма солидного издания[52]. «Незаконные потомки Петра равнялись по числу потомкам Людовика XIV. Может быть, предание допустило здесь некоторое преувеличение», – находим мы у дореволюционного польского историка[53].

Основатель Санкт-Петербурга неплохо знал предмет, был как правитель озабочен демографическими проблемами и внес огромный вклад в регулирование отношений между мужчинами и женщинами, которые в последние десятилетия XX в. стали называть гендерными. Вот лишь некоторые нововведения.

Разумный правитель, опираясь на данные науки своего времени, существенно повысил возраст, начиная с которого можно было вступать в брак. Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь подсчитает демографические потери на территории Русского государства, связанные с тем, что женщины в соответствии с нормами византийского канонического права могли вступать в законный брак с 12 лет, а мужчины – с 15 лет. Петр I посчитал, что организм человека и сам человек готов к брачным отношениям в более зрелом возрасте. Для мужчин возраст вступления в брак был установлен с 20 лет, а для женщин – с 17 лет.

При этом Петр I особым указом запретил помещикам принуждать крестьян к вступлению в брак. Впрочем, это запрещение абсолютное большинство помещиков благополучно игнорировало.

Первый российский император напрямую увязывал вступление в брак для дворян с получением образования и несением государственной службы. Как это не покажется странным современным читателям, но для беспроблемного вступления в брак государственным служащим вплоть до 1917 г. требовалось не только обязательное согласие со стороны папеньки и маменьки, но и разрешение от начальства. Автору приходилось в личных делах инженеров путей сообщения, относящихся к концу XIX – началу XX вв., читать соответствующие ходатайства, которые весьма оперативно рассматривались и удовлетворялись начальством. Игнорирование общепринятого правила оборачивалось появлением неприятных характеристик в личном деле провинившихся.

Нельзя не отметить, что петровское законодательство защищало женщин от возможного насилия со стороны мужчин. За изнасилование военнослужащим полагалась смертная казнь. Разрешалось насиловать женщин лишь в тех случаях, когда город, находившийся в руках противника, отказывался сдаться без боя.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

При вступлении в интимные отношения с дамами военнослужащие должны были четко понимать существовавшую альтернативу: или суровое наказание в случае жалобы пострадавшей в зависимости от обстоятельств дела, либо… жениться. Как говорится, взялся за фигуру – ходи.

Петр I и Санкт-Петербург покончили с эпохой теремного затворничества для русских женщин из первого сословия. Теремов в Санкт-Петербурге не строили. Зато ассамблеи, на которых жены, дочери, сестры были обязаны присутствовать, получили постоянную прописку. Вряд ли будет большим преувеличением утверждать, что благодаря Петру I и Петербургу в России появилось такое явление, как мода, стремление походить на Европу. Многое изменилось в женском (как и в мужском) гардеробе, в арсенале средств для подчеркивания женской красоты россиянок.

Петр в немалой степени поспособствовал раскрепощению женщин в России. С его именем связано начало решения так называемого женского вопроса, если под таковым подразумевать наличие комплекса проблем, связанных с неравноправным положением женщин в обществе.

Во всяком случае взгляд на роль женщины в российском обществе настолько переменился, что в XVIII в. за 75 лет после смерти Петра Великого (1725–1800) мужчины возглавляли Российскую империю лишь около 8 (!) лет. Этими представителями мужского пола на русском престоле были так и не ставший взрослым внук Петра I Петр II (1727–1730), грудной ребенок Иван VI Антонович (1740–1741), еще один довольно жалкий внук Петра I Петр III (1761–1762) и его вроде бы сын Павел I (1796–1801).


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Кто-то может сказать, что у кормила государственного корабля рядом с женщинами находились фавориты, ставшие таковыми, по-видимому, прежде всего благодаря своим мужским достоинствам. У Екатерины I был А. Д. Меншиков, у Анны Иоанновны – К. Э. Бирон, у Елизаветы Петровны – Разумовские и некоторые другие товарищи, наконец, у Екатерины II – братья Орловы, Г. А. Потемкин и многие другие. Однако никто из них не стал царем-императором. Да и последнее слово в большинстве случаев оставалось за очередной матушкой-государыней. В XVIII в. фаворитизм не стал причиной сколько-нибудь крупных провалов во внешней или внутренней политике. А для развития и украшения Санкт-Петербурга женское правление оказалось вполне благотворным.

Сами венценосные дамы, особенно такие умницы, как Елизавета Петровна (1741–1761) и Екатерина II (1762–1796), хорошо разбирались в гендерных отношениях и умело их регулировали.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Несмотря на то что на протяжении трех четвертей XVIII в. Россией управляли женщины, Петербург не переставал оставаться во многих отношениях сугубо мужским городом. Мужчины в городе служили в армии или по гражданской части. И на государственную службу женщины не допускались почти до конца XIX в. Мужчины строили корабли, дворцы, каналы, плавали, торговали, работали на мануфактурах. Только мужчины до 1870-х гг. учились в высших учебных заведениях. Работы для женщин на протяжении XVIII – первой половины XIX в. практически не было. Абсолютное большинство женщин могло претендовать лишь на одну социальную роль – быть женой.

Вступление в брак на протяжении всего дореволюционного периода представляло собой весьма ответственный шаг в жизни мужчин и женщин. Женщин же все время не хватало.

Выходом из столь сложного положения во все исторические периоды и в любых регионах мира была… да, да, увы, проституция. Тема проституции в столичном городе, где мужское население преобладало, длительный период находилась в центре общественных дискуссий. Но это была отнюдь не единственная тема в сфере гендерных отношений.

«Здесь, на невских берегах, в салонах великосветских дам и в разночинных кругах обсуждались проблемы равенства полов, женской эмансипации и женского образования. Здесь появилась первая в России женская благотворительная организация – Женское патриотическое общество, первая община сестер милосердия, первый институт благородных девиц, первая женская гимназия и многие другие новшества российской женской жизни.

Многие из обыденных реалий нашей современной жизни в свое время были неимоверными инновациями, женским “прорывом”, а сами женщины – нарушительницами конвенций (существующей общественной “договоренности” о положении вещей) и с трудом воспринимались современниками», – написали авторы замечательной книги[54], которую лучше внимательно прочитать, чем портить реферативным изложением в собственной книге.

Какими минимальными знаниями по огромной и важной теме достаточно обладать? На что именно в первую очередь необходимо обратить внимание?

Думается, что после пяти, а то и десяти тысяч лет абсолютного преобладания мужского начала практически во всех цивилизациях, разместившихся на земном шаре, только в XIX в. в действительно цивилизованных странах начинается борьба за женское равноправие, за признание в качестве важного общественного факта того, что «женщина – тоже человек». Можно ли удивляться тому, что именно Санкт-Петербург оказался в авангарде борьбы за женское равноправие, начавшейся в нашей стране в последней трети XIX в.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Одной из первых на путь борьбы за права женщин вступила Анна Павловна Философова, урожденная Дягилева. Она родилась в Санкт-Петербурге в 1837 г., получила домашнее образование. На поприще общественной деятельности вступила в начале 1860-х гг., когда вся страна обновлялась благодаря великим реформам Александра II. Как и многие прогрессивные люди того времени, А. П. Философова начало женской эмансипации видела в повышении уровня образованности женщин. Если домашнее, начальное и среднее образование девочки, девушки могли в России получать, начало было положено Екатериной II, то в высшие учебные заведения, в университеты России женщин просто не пускали. За реформу женского образования выступали педагоги Н. А. Вышнеградский, И. Т. Осинин, К. Д. Ушинский и др. Женское образование считалось главным условием для последующего решения женского вопроса.

Еще в 1859–1860 гг. занятия в Петербургском, Московском и некоторых других университетах, в Медико-хирургической академии в Петербурге начали посещать женщины-вольнослушательницы. После студенческих волнений 1861 г., в которых женщины приняли активное участие, правительство отказало женщинам в посещении вузов. По университетскому уставу 1863 г. женщинам запрещалось посещать лекции в университетах. Некоторые поехали за границу и учились в Цюрихе, Париже, Берлине и других европейских городах. В 1867 г. Н. П. Суслова первой вернулась из Швейцарии после полного курса обучения с дипломом врача.

А. П. Философова выступила одной из горячих защитниц необходимости высшего научного образования для женщин. В 1867 г. журналистка и публицист Евгения Ивановна Конради[55] вынесла на рассмотрение I съезда естествоиспытателей и врачей записку о необходимости научного образования женщин, поддержанную съездом и имевшую большой общественный резонанс. В 1868 г. Философова вместе с Е. И. Конради, Н. В. Стасовой и другими стояла во главе кружка женщин, представивших на имя ректора Санкт-Петербургского университета прошение об устройстве лекций или курсов для женщин. Благодаря энергии этих деятельниц в Санкт-Петербурге при Петербургском университете открылись в 1870 г. публичные лекции для мужчин и женщин, получившие впоследствии название «Владимирских курсов». В 1872 г. открылись общеобразовательные курсы Герье в Москве и курсы ученых акушерок при Медико-хирургической академии в Петербурге (с 1876 – Женские врачебные курсы). По примеру Бестужевских Высшие женские курсы появились в Киеве и других городах России. Так что и в деле высшего женского образования Петербург как настоящая культурная столица показал всем достойный пример.

Новое дело нуждалось в поддержке общественности. Для поддержки Бестужевских курсов Философова стала одной из учредительниц и деятельных сотрудниц «Общества для доставления средств Высшим женским курсам». В руководящий комитет, кроме нее, вошли Н. В. Стасова, С. В. Ковалевская и др. За счет денежных вкладов О. Н. Рукавишниковой, А. М. и И. М. Сибиряковых, Ю. А. Воронцовой-Вельяминовой в 1885 г. было построено здание курсов. На курсах преподавали выдающиеся ученые, профессора Петербургского университета А. М. Бутлеров, А. Н. Веселовский, Н. И. Кареев, Д. И. Менделеев, И. М. Сеченов и др. В 1878 г. на Бестужевских курсах было свыше 800 слушательниц, в 1916 г. – свыше 6 тыс.

Передовые женщины того времени хорошо понимали, что раскрепостить женщину сможет лишь труд, дающий необходимый для независимости источник доходов. Финансовая зависимость от отца, мужа, брата, сына, любовника делала все разговоры о равноправии беспочвенными. Решить данную проблему можно было несколькими путями. Во-первых, развитием городской экономики, созданием в ней достаточно числа женских рабочих мест. Второй способ заключался в допущении женщин на государственную службу, к тем видам деятельности, которые были на протяжении длительного времени монополизированы мужчинами. Третьим важным направлением представлялось совершенствование российского законодательства и правоприменительной практики, которые по отношению к женщинам оставляли желать много лучшего.

В 1861 г. члены кружка М. В. Трубниковой предприняли попытку создания «Общества женского труда», устав которого составил знаменитый П. Л. Лавров. В 1863 г. было создано «Товарищество для издания книг» («Артель переводчиц»). В 1865 г. свыше 800 женщин преподавали в учебных заведениях Петербурга. В конце 1860 – начале 1870-х появились первые женщины-врачи, телеграфистки, стенографистки, канцелярские служащие.

В 1871 г. женщинам была официально разрешена преподавательская деятельность, а также работа акушерками и фельдшерицами, телеграфистками, счетоводами в благотворительных и женских заведениях. Но в другие правительственные и общественные учреждения путь женщинам открывался крайне медленно.

Философова проявила себя и в области благотворительности. Было понятно, что женщины, ставшие слишком самостоятельными, могут оказаться в весьма трудных жизненных обстоятельствах. В 1859 г. Философова вместе с Н. В. Стасовой, Н. А. Белозерской, А. Н. Энгельгардт, М. В. Трубниковой стала одной из учредительниц «Общества дешевых квартир и других пособий нуждающимся жителям Санкт-Петербурга» с мастерскими, общей кухней, детским садом, школой. В качестве председательницы она руководила всеми делами общества в течение более 15 лет. В начале 1860-х гг. Философова первой попыталась организовать медицинскую помощь сельскому населению с бесплатной раздачей лекарств. В 1873–1874 гг., во время самарского голода, энергичная общественница Философова состояла председательницей комитета для сбора пожертвований и помощи голодающему населению. За последующие десятилетия Философова состояла в числе учредительниц ряда обществ, имевших целью поднятие образовательного и нравственного уровня женщин: «Общества пособия слушательницам врачебных и педагогических курсов», «Русского женского взаимно-благотворительного общества», «Общества содействия сельскохозяйственному образованию женщин», «Общества защиты женщин», «Общества усиления средств женского медицинского института» и др. В 1901 г. в ознаменование 40-летней общественной деятельности Анны Павловны Философовой была учреждена стипендия ее имени на Санкт-Петербургских высших женских курсах.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Небезызвестный Карл Маркс предлагал уровень цивилизованности того или иного общества, страны определять по отношению к женщинам, по тому положению, которое в конкретном обществе, данной стране они занимают. В Австралии, Англии, Дании, США, некоторых других странах каждая образованная женщина знает о родоначальницах женского движения в своих странах, о суфражизме, о том, когда женщины получили избирательные права и смогли добиться каких-то качественных изменений в своем положении. В России очень небольшой процент женщин сможет вспомнить об основательницах, ключевых вехах и достижениях женского движения. Об этом мало книг, практически нет документальных или художественных фильмов, отечественное телевидение ни персонами, ни проблемами прошлого и настоящего «женского вопроса» не интересуется.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Подлинная революция в гендерных отношениях произошла после революции политической, случившейся в 1917 г. Советская власть провозгласила полное равенство между мужчинами и женщинами. Церковный брак был отменен. Отныне граждане, желающие зафиксировать свои отношения в государственном, официальном порядке, должны были делать это в отделах ЗАГС (записи актов гражданского состояния). До революции развод представлял собой достаточно сложную процедуру. Революция сделала его простым и быстрым. Как и после Великой Французской революции, в революционной Советской России выстроились очереди из желающих развестись.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Среди молодежи довольно широкое распространение получила теория «стакана воды», согласно которой вступление в половую связь рассматривалось как простая физиологическая потребность, удовлетворение которой сравнивалось с таким несложным процессом, как удовлетворение жажды. Огромное распространение получили обычные сожительства, которые в современных условиях называются гражданским браком. Студенческие пары заявляли, что являются мужем и женой. Этого было достаточно, чтобы получить комнату в студенческом общежитии. Автору приходилось слышать рассказ одного уважаемого человека, который сделал подобное заявление вместе со своей девушкой и получил отдельную жилплощадь в общаге. Рассказчик уверял, что в течение последнего года обучения в вузе молодая пара усердно грызла гранит науки, но никакими глупостями не занималась. Они без всяких документов получили жилье и другие социальные блага. При распределении на работу было достаточно заявить, что оба распределяемых являются мужем и женой.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы

Некоторые советские граждане по инерции продолжали оформлять свои отношения, что хорошо описано в рассказах М. М. Зощенко и некоторых других авторов. Очень часто браки оказывались непрочными, и молодые «разбегались». В 1920-е гг. средняя продолжительность браков в Москве и Ленинграде не превышала 8 месяцев. Число разводов с 1922 по 1928 г. увеличилось в 5 раз. На одного рожденного ребенка приходилось три зарегистрированных аборта.

Отцовство в первые двадцать лет советской власти определяла мать ребенка. Из всех возможных кандидатов. Реальность повседневных гендерных отношений в 1920-е и начале 1930-х гг. изучена крайне плохо.

В связи с резким ухудшением материально-бытового положения большинства советских людей в годы индустриализации и коллективизации прирост населения происходил медленно. Высшее руководство страны и в этой сфере обратилось к репрессивным мерам. С 1935 г. и в течение последующих 20 лет аборты были запрещены под страхом уголовного наказания. В то же время в ходе Великой Отечественной войны было установлено, что только официально зарегистрированный брак порождает соответствующие юридические последствия. Вышеупомянутый рассказчик, прошедший всю войну отец двух дочерей и член партии, счел за благо узаконить свои отношения с супругой, когда старшей дочери исполнилось шестнадцать лет.

После войны мужчины, численность которых резко сократилась, были надежно защищены законодательством от посягательств искательниц алиментов. Жизнь продолжалась, и у многих родившихся детей в графе «отец» появились прочерки.

Развитие семейно-брачных отношений в СССР на протяжении всего советского периода происходило в условиях далеких от благоприятных. Острой была жилищная проблема. Не иссякали очереди в детские ясли и сады. Значительная часть мужчин была сосредоточена в армии, на ударных стройках пятилеток, в лагерях. Советские женщины выносили на своих плечах и проблемы, возникавшие на производстве, и тяготы ведения домашнего хозяйства, и многое другое. Ежегодно, в дни празднования Международного дня солидарности всех женщин 8 Марта, с высоких трибун, в средствах массовой информации, за праздничными столами произносилось немало красивых слов о советских женщинах, о необходимости облегчить их тяжелый труд, быстрее решать различные социальные проблемы. Но изготовление ракет и танков всегда считалось более важной задачей. Только в последнее десятилетие XX в. на домашних кухнях стала появляться удобная бытовая техника, в основном зарубежного производства. Постепенно женская косметика и различные аксессуары женской красоты перестали быть дефицитом.


Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы


Примечательные и легендарные места Северной Пальмиры | Санкт-Петербург. Культминимум для жителей и гостей культурной столицы | Кому и за что ставят памятники в Петербурге