home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Князь Петр Багратион состоял в должности адъютанта полковника. Он и до этого участвовал вместе с Пиери в двух походах на Чечню в 1783 году. О сражении под селом Алды, о своем пленении и удивительном возвращении Петр Багратион рассказал известному историку академику П. Г. Буткову. Благородный жест горского вождя имама Мансура спас жизнь юному поручику, ставшему впоследствии генералом от инфантерии, известным российским полководцем. Особенно прославился Петр Багратион в Отечественной войне 1812 года и умер от ран, полученных в Бородинском сражении…

Но это было намного позже. А пока сражение возле аула Алды подходило к концу. Восставшие жители Алдов и Алхан-Юрта стекались к знамени Мансура, которое было установлено на видном месте, сразу на выходе из леса. Объединив силы, имам решил довершить разгром русских войск, не давая им выйти из вагенбурга. Не имея больше возможности развернуть боевые действия против восставших и думая только о том, как спасти остатки отряда, полковник Томара, разместив раненых по повозкам и составив каре, двинулся прямо в гору. Это было спасительное решение. Отдалившись от злополучного леса, где большая партия восставших уже собиралась добить русские войска, отряд полковника вышел на дорогу, по которой накануне отряд полковника Пиери прибыл в Алды. Вооруженная партия восставших горцев, до пятисот конных и множество пеших, до десяти часов вечера преследовала отступавший отряд. Изнуренные солдаты отступали, непрерывно отстреливаясь от наседавших чеченцев. Только с наступлением темноты им удалось оторваться от погони.

Никогда еще регулярные русские войска не терпели столь жестокого поражения от горцев. Отряд Пиери не выполнил поставленной задачи и при этом потерял более трети своего штатного состава. Большие потери были и в рядах восставших, но их настроение было совершенно иным. Они победили и, как все победители, были счастливы. Если до битвы на Сунже алдынцы были просто храбрыми горскими джигитами, то после нее они стали армией имама Мансура.

После боя имам, как истинный вождь своего народа, обошел все семьи, где были погибшие, и выразил родственникам шахидов свое глубокое сочувствие. Он говорил, что воины отдали жизни за веру и свой народ и уже находятся в раю. Были проведены зикры и мовлиды, а через неделю после похорон состоялись торжества по поводу знаменательной победы. На праздник собрались люди не только из Чечни, но и со всего Кавказа. Алдынцы резали коров и овец и угощали гостей, раздавали милостыню бедным. Провести такие торжества было не просто — ведь родной аул имама был совершенно разорен царскими войсками. Мансур, как и его земляки, лишился всего: его сакля была сровнена с землей, старший брат погиб, семья лишилась всего имущества.

Утрата жилья и скота, родных и близких не сломила дух алдынцев, но лишь укрепила их решимость мстить обидчикам. Так начинался газават — «священная война» горцев против царских войск, вторгшихся на землю Кавказа. Газават, к которому Мансур до этого призывал в политических и религиозных целях, стал теперь глубоко личным делом самого имама и многих тысяч его сторонников. Это проявилось в речи, произнесенной имамом после сражения и бережно сохраненной в памяти потомков:

«Прославленные в легендах сыны чеченского народа!

Я низко кланяюсь вам сегодня. Благодаря великому Аллаху, вам и вашему непоколебимому духу мы одолели коварного неприятеля, вторгшегося в наши пределы. Враг хитер и хотел уничтожить нас, застав врасплох. Но он не учел, что с нами Аллах, что Он в наших сердцах, в наших молитвах. Да, это он помог нам в нашем праведном деле. Захватчики рассчитывали окружить наше село ранним утром, когда мы еще спали, и потопить нас в море крови. Они просчитались и нашли то, что несли нам, — смерть. Но в наших сердцах нет радости. Потеря наших лучших сыновей стала для нас трагедией. Их уже никто не вернет, но они навсегда останутся в нашей памяти.

У тех, кто отдал за нас свои жизни, остались семьи — матери, отцы, жены, дети. С сегодняшнего дня мы будем заботиться о них и помогать во всех делах. Все те, кого мы похоронили сегодня, были лучшими и храбрейшими сынами нашего народа, всех народов Кавказа. Они вновь показали, что нас, горцев, можно убить, но победить нас, сломить наш дух невозможно. И в этом наша сила. Теперь нам надо быть бдительными, надо благодарить Бога, молиться, подавать милостыню и готовиться к отражению новых вылазок неприятеля. То, что произошло, — это только начало. Только наша готовность дать достойный отпор, наша твердость и сплоченность могут отрезвить врага и заставить его задуматься. Хотя с трудом верится, что поражение чему-нибудь научит царских командиров. Их беда в том, что они считают нас дикарями, неспособными к сопротивлению. Они думали, что мы разбежимся от одного выстрела из пушки. Мы доказали им, что это не так. Посмотрим, поймут ли они этот урок.

Мой храбрый народ! Я горжусь тем, что я мусульманин и сын Чечни. Я всегда с вами, в радости и в горе. Мы будем стараться избегать войны не потому, что боимся врага, а потому, что война ненавистна Всевышнему. Не нужна она и нам. Но если нам не дадут спокойно жить, мы все как один встанем на защиту нашей земли. Да поможет нам в нашем праведном деле Всемогущий Аллах!»


предыдущая глава | Шейх Мансур | cледующая глава