home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Квартира Казановы на улице Бароцци

Аренда хорошей квартиры в Венеции времен Джакомо Казановы стоила от 70 до 80 дукатов в год (от 1540 до 1760 лир), аренда скромной квартирки в плохом приходе — от 3 до 9 дукатов в год (от 66 до 198 лир). При этом, например, квалифицированный рабочий зарабатывал не больше 20 дукатов в год, и этого ему вполне хватало для жизни (на эти деньги можно было купить, например, почти 200 кг мяса).

Улица Бароцци находится между палаццо Тьеполо, выходящим фасадом на Большой Канал, и церковью Святого Моисея. От статуи Коллеони сюда по прямой идти метров семьсот. Пройти к снятой Казановой квартире можно было через площадь Сан-Марко.

Филипп Моннье («Венеция в XVIII веке»):

«Переодетая кавалером, монашенка с Мурано встретилась с Казановой под статуей Коллеони».

Герман Кестен («Казанова»):

«К назначенному часу приплыла барка, из нее вышла фигура в маске. Это была Мария-Маддалена.

Они пересекли площадь Сан-Марко и пошли в казино, меньше ста шагов от церкви Святого Моисея. Она сняла маску и восхитилась всем, рассматривая себя в зеркалах. Она носила костюм из розового шелка с золотым шитьем, модный тогда жилет с очень богатой отделкой, черные атласные брючки до колен, пряжки с бриллиантами на туфлях, очень ценный солитер на мизинце и кольцо на другой руке. Она позволила рассмотреть себя, и он ею любовался. Он изучил ее карманы и нашел золотую табакерку, бонбоньерку, украшенную перламутром, золотой маникюрный приборчик, роскошный лорнет, батистовый платок, двое часов с алмазами, брелок и пистолет, образец английского огнестрельного оружия из красивой полированной стали.

В соседней комнате она распустила корсет и волосы, достигавшие колен. Они уселись к огню. Он расстегнул бриллиантовую пряжку на кружевном воротничке. Есть ощущения, уверяет он, которые не могут быть разрушены временем, он имеет в виду ее груди. Более красивых он никогда не видел и не касался…

Он пылал от желания, она же была голодна. Он сказал, что она первая женщина, которую он принимает в казино, что она не первая его любовь, но станет последней. Ему было двадцать девять лет».

Казанова был покорен непревзойденным физическим совершенством М.М. Как назло, это произошло именно тогда, когда он пребывал в самом добродетельном периоде своей жизни. И тут вдруг — такая красивая женщина, высокая, с белой кожей, голубыми глазами и чувственными губами… Она просто не могла не понравиться нашему герою, да еще в собственной квартире, где потолок, стены и пол были весьма эротично покрыты зеркалами.

Джакомо Казанова («История моей жизни»):

«Это была совершенная красавица, выше среднего роста, белолицая, с видом благородным и решительным, но в то же время сдержанным и робким, с большими голубыми глазами; нежное и улыбчивое лицо, красивые влажные губы, приоткрывающие великолепные зубки; монашеское покрывало не давало разглядеть волосы, но были ли они у нее или нет, их цвет должен был быть светло-русым; ее брови уверили меня в этом; но чудеснее и удивительнее всего показалась мне ее рука, которая была видна до локтя: трудно вообразить себе нечто более совершенное. Вен не видно, а вместо мускулов — только ямочки».

Ален Бюизин («Казанова»):

«Готово дело! Обольститель попался на крючок. На сей раз охотник превратился в дичь. Самое главное, Казанова, чрезвычайно удивленный «свободой, какой пользуются святые девственницы», был восхищен смелостью М.М., которая идет на столь большой риск».

Как же хорошо иметь собственную квартиру в Венеции! Впрочем, ее хорошо иметь не только в Венеции и не только для любовных встреч. И тут следует заметить, что Джакомо Казанова снял квартиру не только для встреч с прекрасной М.М., но и для игры в карты («он снял казино и вместе с партнером держал там банк фараона»).

Филипп Соллерс («Казанова Великолепный»):

«Каза, хоть он и выигрывает в карты, худеет и скучает. Вот почему он и устраивает неподалеку от площади Сан-Марко свое «казино» — это квартирка во вкусе не желающих выставлять свою жизнь напоказ патрициев и развратников. Баффо описал нам этот тип «домов свиданий» (как называли их в Париже), где уже в прихожей чувствуются ароматы лимона, апельсина, розы, фиалки и где стены украшены непристойными картинками. Казанова в своем казино: язык забавляется — Казиново.

Теперь очередь Казы стать объектом кадрёжа, да еще какого настойчивого!»

Дом, где снял квартиру Казанова, располагается очень удобно. Совсем рядом — площадь Сан-Марко, центр Венеции. Квартира эта издавна имела совершенно определенную репутацию. Сначала она служила патрициям, желавшим уединения, потом ее стали снимать приезжие гости, наконец — она стала салоном тайного игрока.

Надо сказать, что в Венеции даже женщины владели такими импровизированными казино. С 1704 года инквизиция вела войну против «игорного бизнеса», однако ни в одном другом городе игра в карты не была распространена столь повсеместно и бесстыдно, как в Венеции.


Памятник Коллеони, рядом с которым Казанова встречался с М.М | Венеция Казановы | Церковь Святого Моисея, рядом с которой Казанова снял квартиру







Loading...