home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 12

Это пробуждение было еще хуже предыдущего. Хеан чувствовал себя так, словно его снова отбросили в ранее детство, сразу после завершения слияния.

Раздражавшая духота бесследно исчезла, сменившись безумным холодом. Ему казалось, что стены вот-вот покроет слой густого инея.

Хеан с трудом встал, стараясь не обращать внимания на ноющую головную боль. Тысячи невидимых молоточков с отвратительной настойчивостью били по затылку, будто желая расколоть череп.

Шаарель исчезла, пока он спал. Если бы не кровавые пятна на разворошенной постели да не следы от когтей на плече, он бы решил, что девушка тоже была сном. Но опухшие порезы убеждали в обратном.

Ловец устало вздохнул. Почему он так странно отреагировал? И что только на него нашло?

— Освободи меня от повязок… — колючим шорохом прокатились мысли шальры. — Кажется, кости уже срослись…

Хеан подошел к прикроватному столику. Птица, нахохлившись, уставилась на него немигающим взглядом.

— Зачем ты блокировала связь? — сухо поинтересовался он, снимая лубки.

— Так было лучше для тебя. И для меня. — Шальра расправила крылья и несколько раз взмахнула ими, проверяя, оправданны ли ее ощущения.

— Что за бред?

— Это не бред! Ты не в состоянии адекватно оценить ситуацию.

Ловец фыркнул, отбрасывая назад спутанные со сна волосы.

— А ты, выходит, в состоянии? Да ты даже не дала мне как следует рассмотреть, кого прислал Реххас!

— Зачем? Тебе приятней было бы спать с демоном?

— Да это вообще случайность! — отмахнулся Хеан. — Если бы она не выбила нож… А она бы его не выбила, если бы я дрался не вслепую!

— Ты абсолютно ничего не понимаешь.

— То есть?

— Во-первых, ты забываешь, что она куда сильнее обычной женщины. И, скорее всего, сильнее тебя. Соответственно, шансы ее убить были весьма… сомнительны. Во-вторых. Даже если бы тебе и удалась твоя сумасшедшая затея, ты не смог бы воспользоваться ее результатом. Как ты помнишь, для поимки души необходима крайне высокая концентрация, а напиток, которым тебя угостили, помешал бы ее достичь. Видишь ли, состав его довольно специфичен.

— Все-таки яд? — насторожился Ловец. — Но почему ты тогда не предупредила меня?

— Потому что я сочла, что Реххас хочет насладиться твоими мучениями. Если бы ты узнал правду, то, скорее всего, отказался бы пить. В то время как мучения от принятия напитка куда слабее, чем процесс превращения тебя в мясной фарш. Я слишком устала от боли, чтобы добровольно провоцировать ее увеличение. К тому же ситуация оказалась лучше, чем я предполагала вначале.

— Поясни. Я тебя не понимаю.

— Этот состав насчитывает многие века использования. Демоны любили его применять для наказания неугодных. Препарат вызывает сильное физиологическое вожделение, которое нарастает до того момента, пока не будет удовлетворено. Если жертва выпивает состав добровольно, его действие проходит более мягко и без болезненных побочных эффектов. Если нет — человек чувствует себя так, словно с него живьем содрали кожу. Во втором случае шанс сохранить рассудок очень и очень мал.

Когда демонов удовлетворяют мучения жертвы, они разрешают… снять напряжение. Я думала, что Реххас затянет пытку, но он проявил странное великодушие.

— Подожди… — Хеан потер виски. — Что-то вроде афродизиака? Но ты могла бы так и сказать… — он осекся, осененный неприятной догадкой. — Викаима!

— Совершенно верно. — Шальра щелкнула клювом. — Ты бы не согласился на… хм… порчу своего имущества. В итоге тебя бы избили, а с ней все равно поступили, как было задумано. А я, как уже говорила, устала от постоянной боли.

Хеан витиевато выругался и долбанул кулаком по столешнице.

— Не стоит так нервничать, — флегматично заметила шальра. — Все равно ты не смог бы ничего изменить.

— Но зачем им это?!

— Это же очевидно. Самый красивый вариант издевки — заставить служительницу Герлены нарушить свои клятвы по собственной доброй воле.

Ловец сделал несколько нервных шагов по комнате.

— Ее надо найти! И поскорее!

Птица недоуменно воззрилась на него.

— Прошло несколько часов. Никто не в состоянии так долго сопротивляться данному напитку.

— Да причем тут напиток! Они же не ожидают, что я сейчас побегу искать ее, верно? Значит, именно так и надо сделать. И закончить уже с этой сделкой.

— С учетом случившегося… тебе не хватит ее души, чтобы вырваться отсюда.

— Если промедлить, они скорее всего попросту ее уничтожат, и тогда я и вовсе останусь ни с чем! Чтоб им издохнуть… Да разве мог я догадаться, что они оставили ее в живых только для своего развлечения? — горестно выдохнул он. — Теперь все мои старые планы теряют всякий смысл.

— Твой новый план ничуть не разумней старого, — холодно заметила шальра. — Если вдруг случайно забыл, ты — пленник, запертый в четырех стенах. Как ты собираешься искать ее? Да еще и совершать ритуал — при том, что у тебя отобрали оружие.

Хеан изогнул уголок рта в усмешке, продолжая разглядывать напольную мозаику.

— Мое — да. Но, кажется, моя недавняя гостья слишком торопилась сбежать. И кое-что забыла, — он нагнулся, выдергивая застрявший между плитками тонкий кинжал. А искать… попробую повторить те руны, что рисовал мой проводник.

Шальра издала протестующий крик.

— Ты уже пробовал и допустил ошибку!

— В темнице? Но там стояла защита, и защита крайне мощная. А здесь я не чувствую даже тени подобного. Значит, если я подберу правильный ключ…

— Но у тебя больше нет запаса сил! Ты растратил абсолютно все! Если рискнешь снова… Это же самое настоящее самоубийство! Даже если удастся преодолеть стены, ты погибнешь сразу, как закончится магия рун!

Ловец поморщился.

— Необязательно… Если верить книгам, один шанс у меня будет…

Птица нервно взмахнула крыльями, но осталась на месте.

— Книгам! Книгам, а не опыту твоих предшественников! За все время, прошедшее после установки Барьера, не было ни одного успешного случая такого восстановления!

— Ну, во-первых, точно ты это знать не можешь. Ты помнишь только то, что произошло с твоими спутниками, а не с каждым из Ловцов. А, во-вторых, никто ведь и не пытался.

— Дурак… — прокатились в сознании мысли шальры. — Тебе так часто и так много везло, что ты уверовал в свое бессмертие… Когда же ты прекратишь играть с огнем?

— Да если бы я продолжал слепо следовать твоим советам, то давным-давно был бы мертв! И никакое везение бы не помогло! Именно благодаря этим моим «играм с огнем», как ты изволила выразиться, я достиг высот! И достигну еще большего, когда выберусь отсюда.

— Если не упокоишься, — съязвила шальра.

— Я сразу же восстановлюсь, заполучив душу девчонки. Кроме того, раз Реххас солгал и напиток не является противоядием от здешнего воздуха, медлить уже опасней, чем действовать. Если я не сбился со счета, мне осталось совсем мало времени, прежде чем отравление станет необратимым.

Птица неуверенно клацнула когтями по столешнице.

— А если послушницу охраняют? — спросила она. — Или тебя? Ты же не видишь, что происходит снаружи. Бывший помощник Киренха хитер. Я не верю, что отсутствие преграждающего контура — случайность.

— Рискнем! — не слушая доводов шальры, Ловец стремительно полоснул по ладони острием кинжала и зашептал нужное заклинание.

Руна, создаваемая капельками крови, формировалась медленно и нехотя, забирая последние крохи жизненных сил. Если ему удастся пробить переход, то только один раз и только в одну сторону. Хеан закусил губу, прогоняя опасные мысли. У него получится.

Наконец одна из стен дрогнула, поддаваясь настойчивому воздействию. Алые сполохи стайкой светлячков порхнули в образовавшийся лаз, указывая путь.

Удача сопутствовала ему — переход оказался коротким. Сполохи еще даже не начали тускнеть, когда, пройдя сквозь очередную стену, Ловец оказался в «темнице» Викаимы. И едва успел отскочить в сторону, уворачиваясь от направленной силовой волны.

— Прочь!

Послушница забилась в самый дальний угол кровати, вытянув вперед руку с подрагивающими на кончиках пальцев зелеными огоньками. Второй рукой она судорожно сжимала разодранное на груди платье.

Ловец замер, ошарашенно уставившись на огоньки. Она ведь должна была потерять всю свою силу! Огоньки слепили, мешая ему рассмотреть ладонь девушки.

— Что здесь происходит? — как можно более спокойно поинтересовался он.

— Г-господин Ловец? — неуверенно уточнила Викаима, встречаясь с ним взглядом. Зеленые искры полыхнули еще раз и погасли. Девушка всхлипнула, зажимая рот. Теперь Хеан мог увидеть метку богини — тонкий контур ветви остролиста. Белый контур, лилейно-белый.

Сердце дрогнуло, пропуская удар, пальцы непроизвольно сжали резную рукоять кинжала. В сознании стремительным потоком промчались удивленные мысли шальры.

— Везение, говоришь? — не удержался он от подколки. — Неоправданный риск?

— Этого не может быть… — растерянно прошелестела птица. — Как ей удалось?

— Может, на служителей Храма напиток действует по-иному? — пробормотал себе под нос Хеан.

— Сомневаюсь, что Реххас не знал бы об этом. Тут что-то не так.

— Неважно.

— Она явно с кем-то дралась. А я не верю, что послушница могла запросто одержать верх над демоном. Даже с ее потенциалом.

Хеан покосился на сжавшуюся в комочек девушку. Тихие всхлипы постепенно перешли в неприкрытые рыдания, по смуглым щекам заструились слезы.

— Почему нет? Если наш чрезмерно гостеприимный хозяин не отдавал приказа убивать… И потом, мы не знаем, какого ранга демон навестил ее.

— Сейчас не время спорить! Поторопись и забери ее душу! — нетерпеливо прервала его птица. — Разве ты забыл, какую цену заплатил за переход? Если немедленно не восполнить потери…

— Не мешай. Девчонка явно еще в силах драться. А я — уже нет, — хмуро возразил Ловец. — Сомневаюсь, что она так запросто согласится умереть.

— А цепь? Договор с Маэром в силе…

— Но я ее почти не чувствую, и тебе это известно. Значит, контроль ослаблен.

Хеан шагнул вперед, размышляя, как лучше отвлечь внимание девушки. Ритуал изъятия душ требует времени. Но когда до кровати оставалось всего несколько шагов, Викаима неожиданно дернулась и стремительно спрыгнула ему навстречу.

— Вы… вы говорили, что император, — она всхлипнула и едва слышно закончила, — отдал вам мою душу…

Ловец напрягся. Неудачно… Лучше бы она продолжала плакать.

— Это так, — медленно ответил он. — Ты, наконец, поверила моим словам?

Девушка нервно куснула губу и отвела глаза.

— Я не знаю… Но… Если вы не лгали… Почему вы до сих пор… не воспользовались?

Хеан небрежно пожал плечами.

— По условиям Хартии у меня есть год. Я вправе сам выбирать, когда привести договор в исполнение.

Она глубоко вздохнула и вдруг вцепилась в рубашку у него на груди, Ловец даже не успел отстраниться.

— Вам, наверное, покажется это непозволительной наглостью… Но не могла бы я вас попросить… — она запнулась, облизнула губы и стремительно выпалила: — Убейте меня прямо сейчас! Умоляю!

Наверное, Хеан удивился бы куда меньше, если бы девушка неожиданно растворилась в воздухе, а на ее месте возник огнедышащий аагир.

— Что ты сказала?!

— Пожалуйста… Я не могу так больше! Это место… мне нельзя здесь находиться… Вы… вы не видели… Ночью ко мне приходили странные существа. Они выглядели совсем как люди, но внутри у них горела смерть. Они… пытались заставить меня сделать… ужасные вещи. Я боюсь! Что, если в следующий раз у меня не хватит сил воспротивиться? Я не переживу такого позора!

Шальра запрокинула голову назад и издала булькающее клекотание, перешедшее в хриплый крик. Звук отразился от стен жутковатым эхом, никак не желавшим затихать. Послушница испуганно прервала свою путаную речь и воззрилась на птицу.

— Чт-то это?

У Хеана возникло сильное желание сжать шальре горло и как следует придушить — подумать только, нашла время смеяться! Проклятье, ему тоже хотелось заорать от радости — Ловец и надеяться не мог на такой подарок судьбы, но послушница не должна понять, что происходит. Ни в коем случае — сейчас у него уже нет права на проигрыш!

И Хеан лишь спокойно пригладил взъерошенные белые перья, старательно удерживая на своем лице бесстрастное выражение.

— Ей крыло сломали. Видишь, как мучается, бедная…

— А-а… — в глазах Викаимы мелькнуло сочувствие.

— Твоя просьба… — вернул он диалог в нужное русло. — Она несколько нарушает мои планы.

Девушка посерела и начала оседать на колени.

— Господин Ловец, молю вас… Я… мне нечего вам предложить и я могу лишь надеяться на вашу добросердечность… На ваше милосердие… Если вы мне откажете, мне придется покончить с этим самой… и…

— Ты пытаешься меня шантажировать? — с ленивой небрежностью уточнил он.

— Нет! Конечно нет, — поспешно возразила Викаима. — Но я… я не смогу же жить… Если эти… — она вцепилась в края разорванного лифа, удерживая их на месте. — Вы же знаете… наш устав… Мне не будет пути обратно… А если вы заберете мою душу… я смогу принести хоть какую-то пользу…

Хеан выдержал достаточно долгую паузу, откровенно наслаждаясь. Пожалуй, он растянул бы разговор, но время подгоняло. Да и демоны могли вернуться.

— Хорошо, — он изобразил легкое недовольство. — Конечно, это очень несвоевременно, но я тебя понимаю.

Она подняла мокрые от слез глаза.

— Так вы… согласны?

— Да, я же сказал. Встань, мне неудобно с тобой говорить. — Девушка послушно поднялась, будто завороженная змеей птица. — И сними платье. Мне нужно нанести на твое тело ряд знаков.

Викаима немного замешкалась, но все-таки беспрекословно потянулась к уцелевшим застежкам. Черная ткань мягко скользнула к ее ногам.

Хеан задумчиво повертел в руках позаимствованный кинжал, не обращая особенного внимания на зардевшуюся от смущения девушку. Да, с ритуальным клинком было бы куда быстрее и эффективнее, но хорошо, что хотя бы такой есть. С учетом ситуации жалеть о небольшой потере силы было недопустимой роскошью.

— Не шевелись, — приказал он, поднося острие к ямке между ключицами. — Процесс очень болезненный, но тебе придется терпеть.

Викаима молча кивнула и зажмурилась. Конечно, превратиться в неподвижную статую не получилось, ее колотил озноб, а грудь вздымалась от учащенного дыхания. Последнее несколько отвлекало Ловца. Вероятно, сказывалось остаточное воздействие напитка.

Хеан сосредоточился, собирая жалкие крохи неиспользованного до конца путевого заклинания и преобразовывая их. Лезвие кинжала подернулось черной дымкой. Ловец медленно, тщательно выверяя движения, провел клинком вниз, оставляя на смуглой коже глубокий кровоточащий след. Девушка слабо дернулась и прикусила губу, сдерживая невольный крик. Он едва заметил ее реакцию, продолжая чертить на коже сложный рисунок из сплетающихся над сердцем рун, с каждым новым изгибом углубляя разрезы. Капли теплой крови, стекая по клинку, обращались в черный пепел и облачной спиралью обвивали тело жертвы.

— Открой глаза! Тебе необходимо глядеть на меня.

Это не было частью ритуала. Но Хеану нравилось смотреть, как смешиваются в глазах обреченных боль и ужас, скрывая плещущиеся на самом дне остатки надежды. В ее взгляде тоже была надежда, несмотря на то, что она сама согласилась умереть.

Еще один штрих, и сложный рисунок завершен. Огоньки темного пламени устремились по кровоточащим разрезам, с каждым сполохом подбираясь все ближе и ближе к сердцу. Миг до удара. Голова кружилась от упоения властью и предвкушения запредельного, невыразимого наслаждения.

— Теперь ты должна мне помочь. Возьми. — Ловец сжал мелко подрагивающие пальцы на рукояти кинжала и сдвинул его так, чтобы острие оказалось прямо напротив центра соединившихся рун. — Последний удар тебе придется нанести самой.

Она непонимающе округлила подернутые дымкой страдания глаза. Терзавшая тело боль мешала связно мыслить. Мешала понять, что требуемое действие практически ничем не отличается от самого обычного самоубийства.

— Один удар. Это несложно. У тебя получится, — он ласково огладил ее пальцы, стараясь сдержать волнение в голосе. — Ты же сама хотела, верно? Давай. Я обещаю, все сразу же кончится.

Она кивнула, не в силах оторвать от него взгляда. Пойманная в смертельную ловушку певчая птица, сама слетающая в руки охотника. Тонкие пальцы судорожно стиснули рукоять. Короткий замах…

С протяжным звоном клинок ударился о невидимую преграду и разбился на тысячи крошечных осколков. Не успели они долететь до пола, как исказились, проседая, стены, и в маленькую комнату дуновением ледяного ветра скользнули смазанные тени.

— Давно я так приятно не проводил время, — раздался хриплый голос Реххаса.

Хеан пошатнулся, еще не в состоянии поверить в случившееся. Нет! Не так, не сейчас… Невозможно!.. Он ведь уже чувствовал ее душу — сладкое предвкусие в крови. Уже видел, как она изгибается туманной дымкой, уже почти схватил ее! Дурман чужой жизни уже почти мелькнул перед его взором… Оставалось меньше, чем миг!

Девушка вскрикнула и безжизненным кулем осела на пол, потеряв сознание. Незавершенное заклинание угасало, распадаясь черными хлопьями.

— А ты действительно умеешь развлечь, гость. Я и ожидать не мог, что это окажется настолько забавно, — демон издал короткий смешок.

Ловец дернулся, как от удара кнутом, и резко развернулся в сторону Реххаса. Тот стоял, лениво облокотившись о стойку кровати, и с откровенным любопытством разглядывал процарапанный на груди послушницы рисунок.

— Да как ты посмел?! — Слова с трудом прорывались сквозь рождавшийся в груди звериный рык. Эта добыча принадлежала ему! Ему и никому больше! Никто не вправе прерывать ритуал! Волна бешенства захлестнула Ловца с головой, сметая последние остатки здравого смысла. — Убью!!!

— Остановись! — Шальра попыталась вмешаться, но Ловец не желал ее слушать. Резкий толчок — и надоедливая птица сброшена с плеча.

Хеан прыгнул на своего обидчика, выставив вперед скрюченные судорогой пальцы. Нет ножа? Плевать! Он руками задушит эту мразь, осмелившуюся встать у него на пути! Он сотрет эту самодовольную ухмылку с чешуйчатой рожи и заставит навсегда погаснуть зарево лесного пожара в нечеловеческих глазах!

Бешенство придало ему сил — и скорости. Ловцу даже удалось опрокинуть своего обидчика на спину — прежде, чем подоспевшая свита оттащила наглеца назад, скручивая за спиной руки.

— Прекрасно! — Реххас расхохотался, наблюдая за безуспешными попытками Хеана вырваться. — Просто прекрасно! Пожалуй, мне стоит позаботиться, чтобы ты задержался у нас подольше.

— Подлец! — в бессильной ярости прошипел Хеан. — Решил сделать из меня шута? Не выйдет!

— Уже вышло, — насмешливо протянул демон. — Тебе лучше смириться, гость. Только силы зря тратишь.

Хеан с неприкрытой ненавистью уставился на него. Едва не сбив с ног, накатила волна предательской слабости. Его время заканчивалось.

— Один раз — быть может… Но повторить это у тебя не получится.

— Почему нет?

— Потому что даже демоны не властны над всеми мертвыми, — с толикой горького наслаждения бросил ему Ловец.

Реххас хмыкнул.

— Сколько пафоса. Хотя информация не безынтересная. Я проверю ее. Позже. — Чешуйчатые пальцы неторопливо вытащили из кармана маленький кристалл, наполненный мягким свечением. — Что-то ты неважно выглядишь, гость мой. Не иначе, переутомился, забавляя нас.

Хеан сглотнул, глядя, как перекатывается на ладони демона хрупкая вещица.

— Откуда?… — слетело с его губ непрошеное слово.

— Ты не первый, кто заглядывает в наши владения, — фыркнул Реххас, швыряя кристалл в сторону пленника. Тонкие грани зазвенели, перекатываясь по полу.

Ловец прикрыл глаза, не желая видеть остановившуюся у его ног подачку.

— Так как, гость? Или предпочтешь героически покинуть нас? — Повинуясь безмолвному приказу, демоны ослабили хватку, позволяя Хеану высвободить руки.

Ловец подавил вздох. Кристалл мерцал, переливаясь лиловыми искрами. Всего одна душа… Целая душа. Наверное, так чувствуют себя приговоренные к казни, когда на эшафоте им зачитывают помилование. Но какова цена?

— Чего ты добиваешься? — процедил он.

— Какая разница? — вопросом на вопрос ответил Реххас. — Я предоставил тебе выбор. Тебя по-прежнему что-то не устраивает? Кстати, чуть не забыл… — демон скользнул к лежащей без сознания послушнице. — Твоя спутница весьма важна для тебя, не так ли? У меня родилась интересная мысль…

— Меня не интересуют твои мысли.

— Врешь. Но это несущественно. — Демон подцепил когтем длинную прядь каштановых волос и накрутил себе на палец. — У тебя неплохо получилось развеять мою скуку. Если ты приложишь еще немного усилий — я не трону служительницу Герлены.

— То есть? — Ловец нахмурился.

— Завтра мы празднуем одно достойное событие… По традиции, будут устроены бои между демонами низшего круга. Я желаю, чтобы ты принял участие в представлении. Разумеется, не с пустыми руками — этот кристалл у меня не последний. Одна схватка. Если выиграешь — я отдам тебе девушку. И не буду препятствовать твоим забавным опытам. Если нет — что ж, значит, тебе не повезло. Что скажешь?

— А если я откажусь?

Реххас выпрямился, надменно вскинув голову. В провалах нечеловеческих глазниц полыхнуло пламя.

— Тогда ее убьют немедленно.

Хеан скрипнул зубами. Да, послушница для него — единственный шанс вырваться из Бездны. Но где гарантия, что это не очередная ловушка?

— Я жду твоего ответа, — напомнил демон.

Ловец нагнулся, подбирая брошенный кристалл.

— Будь по-твоему, Реххас. Посмотрим, держишь ли ты слово. — Прозрачные грани треснули в его пальцах, рассыпаясь в прах.


ГЛАВА 11 | Пепел сгорающих душ | ГЛАВА 13