home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11. Craft

     Сюр.

Полигон выглядел серым. Плотная, точно бетон, чуть шершавая, темносерая земля. Вертикальные стенки цилиндрических ям и столбов. Картина справа напоминала тушу гигантского ежа. Холм, покрытый четырехметровым каменными иглами.

Проходя мимо, я посмотрелся в стоящую вертикально ледяную пластину. В ней промелькнула, от края до края, как бы не быстрее меня скользящая, серая тень. Лед кажется одновременно грязным, испачканном в чемто сером, и оплавленным. Как старое плохонькое зеркало. А я уже иду дальше.

Если справа, за несколькими стоящими линией Ледяными Щитами, лежит покрытый Каменными Пиками, Похоронный Холм, то слева...

Я развернулся и вытянул вбок правую руку. Воздух, поднимающийся со дна колодца, был теплым. В эту погоду, этого хватало, чтобы казалось, будто кожу жжет. Да, в мороз, и костер жар.

Подойдя еже ближе, я заглянул за край. Внизу, на глубине метров восьми, было темно. Хотя в особом режиме глаз еще были видны светлоголубые, призрачные черты особой энергии, которая породила Лавовую Яму.

Идти дальше, к разлому, не хотелось. Все равно, тот уже остыл. В такую погоду ходить только чтобы посмотреть на трещину в земле... Както нет настроения.

Лава, Пар и Лед. Земля, Огонь, Вода и Ветер. Иллюзии. Ужасающе просторный арсенал. Столько техник, энергоемких и не очень, медленных и не совсем... Кажется, перепробовал все. И до сих пор задумываюсь, есть ли мне польза от большей части полученных знаний?

Закончил испытывать Трофеи я только сейчас, два дня спустя. Чудовищно разнообразный арсенал, который весь хотелось перепробовать. Приходилось пытаться, делать передышку, и снова пытаться. Всетаки, некоторые умения крайне энергоемки.

Пасмурно и стыло. Как будто и не возвращался из Скорбных Земель.

Свежий Трофей, нездоровое возбуждение от новых возможностей и подспудное ожидание, что вот теперь я стал ну очень сильным. Плюс погода. Какоето странное состояние души.

А еще вокруг парит слабый, холодный туман. Естественный, насколько я могу понять.

Повернувшись, я вышел из полигона и направился в штаб. Мне нужна не Мэй, а коекто другой. Собственно, вот он. Идет туда, где я его хотел искать.

Ао, мне нужно тренировать тело.

Довольно высокий, выглядящий почти старым, мужчина со стоящими торчком волосами какогото оттенка синего. Правый глаз, закрытый похожей на резиновую затычку от ванной, повязкой... Он не родной. С какимто секретом. Как и бумажки, болтающиеся под ушами на манер серег. Уж ято вижу.

Левый глаз у него черный. А вот закрытый, наверное, красный или серый. Не стоит ли проявить любопытство и спросить у него? Хотя... наверное, все же, не стоит. Моя полезность еще не настолько подтверденна, чтобы я был не на птичьих правах.

Одежда Ао тоже не проста. Впрочем, как и всех. Традиционное кимоно шиноби Страны Воды имеет ряд сообенностей, скрадывающих отрицательные стороны такой одежды в бою. Печати в ткани, усиливающие прочность, придающие при команде ткани твердость, служащие карманами... Даже Генины знают, как удобно иметь ножны на предплечьях, носящему одежду с широкими и длинными рукавами. Хотя некоторые все же предпочитают более континентальный стиль одежды. Больше выпендрежа, конечно. Но и глупого консерватизма, с другой стороны...

Я заметил обрывает мои размышления Ао твои способности несбалансированны. Но сначала я хочу знать, что ты умеешь кроме управления стихией. Не здесь он поднял ладонь, останавливая мой порыв есть тут небольшой полигончик.

Доверенное лицо Мэй, с чего он так легко согласился возиться со мной? Хотя, к чему мне думать и пытаться найти нижележащие смысловые слои, если этим я вполне могу извести себя, стимулируя паранойю? Хватит того, что, значит, мое развитие контролируется одним из ключевых людей восстания, можно сказать, лично.

Хватит думать, во всяком случае, сейчас. Пора догонять Ао и следовать его командам.

Пот тек с меня ручьями. Хотелось воздуха. Больше, чем есть во всем мире.

Мм, а вот и идея. Я, конечно, еще не пробовал сепаровывать воздух на составляющие, но...

Что ты делаешь?

Собираю кислород из воздуха.

Интересная техника... начал Ао и вдруг замер только осторожно, ты понял, Хаку?

Да.

Как я и думал, мои умения бороться ножом, копьем, мечом, посохом и молотом, оказались никуда негодными. Трофейные, что поделать. Другое тело, другие пропорции. Все это требуется подогнать под себя.

Если бы сейчас было мирное время, ты бы только готовился к началу обучения. А сейчас... противно, что ты ведешь себя взрослее некоторых моих ровесников. Убийство слишком старит душу, Хаку.

Все, дыхание восстановилось. Я поднялся с земли.

Я отдохнул, Аосан. Какие будут указания?

Слушаем, но не слышим, Хакукун грустно усмехнулся тренер хорошо, вот тебе задание. Отжимания, сколько можешь. И не пытайся подкачивать кислород во вдыхаемый воздух.

На ужин я ушел в поздний вечер. Мышцы слушались плохо.

А сквозь сон, кажется, ощущал, как меня обрабатывают салатового цвета чакрой. Интересно...

Я сидел под деревом. В смысле, уполз под землю в месте, где два больших корня встречались со стволом. Как ни странно, тут была очень удобная ниша, свободная от мелких корешков. Не надо сдвигать лишней живой органики, значит, не надо тратить лишнюю чакру, рискуя засветиться.

Так, ледяная трубочка, покрытая землей, чтобы не белела, дает доступ к воздуху. Сидим на десятисантиметровой глубине, ждем. А пока можно и подумать.

Вторая неделя тренировок. Заданий новых пока не было, зато Ао гонял нещадно. А затем по ночам мне тело рихтовали чемто, похожим по цвету на применяемую в нашей больничке, лечебную медчакру. Надо бы, кстати, научиться там паре фокусов. Мало ли, пригодиться.

Все же, Ао, явно, специалист на несколько порядков более высокого уровня, чем я мог себе представить. Почувствовать, как я творю почти незаметную технику обогащения вдыхаемого воздуха кислородом, попытаться влезть в доверие задушевными разговорами, нарисовать мне несколько предпочтительных тактических схем чуть ли не на все случаи жизни... А я ведь ему и правда доверяю. Странно. Сам не заметил, как немного привязался к человеку, который всегото дюжину дней гонял меня по полю до полудохлого состояния, дал десятокдругой достаточно общих советов...

Или, может, он просто первый, кто сделал это правильно? Прошлым, и единственным, кто пытался чемуто научить, был Забуза. Но Момоичи был нахрапист, а оттого его предложение о сотрудничестве выглядело так... Все же, я даже тогда не был бедным одиноким сироткой, готовым пойти за каждым по первому зову. Наверное...

Все же, это доверие к Ао кажется мне... странным. Но ни в коем счете не подозрительным. Хотя...

"Если есть чтото, что кажется не подозрительным, это подозрительно вдвойне." Хм. Я бы даже сказал, хмм.

Положительно, надо заглянуть в больничку. Вдруг научат.

Физические тренировки утром. Завтрак. Личное время Ао на совещаниях, а я сижу в учебных аудиториях. Да, хотя идет гражданская война, и у Мэй, и у Ягуры, активно обучают сторонников. Лекции по теории чакры, по печатям. Не ручным, а бумажным. Их столько видов... Сегодня, к слову, семинар по тактике действий в одиночку. Помоему, для меня гениальнейшим ходом пока что будет применение тактики "Пара мало не бывает". Слишком я медленный и хилый, по сравнению с теми же чунинами. Хотя знаю и могу применять техники, которые им недоступны. Трофеи...

После обеда тренировки контроля. Их Ао, как оказалось, знал немало.

А после ужина я занимался своим хобби.

Идея эксперимента пришла мне в голову через день после того, как я увидел эту кузницу. Ао и Мэй на вопросы пожимали плечами, но пользоваться старой кузней разрешили активно использовалась другая, более новая.

Даже не знаю, чем это было вызвано. То ли я увидел, как в той, новой, куют мечи. А может, не вид обмазанного глиной перед закалкой клинка, а сама старая, брошенная кузня, вызвала это навязчивое желание? Или откликнулась детская мечта когото из Трофеев? Я не жалуюсь и не сожалею о Сделках. Но, тем не менее, знаю о их механизме и побочных эффектах так мало...

А сон повторялся. Идея, полуоформленный образ, постоянно зудела на краю сознания, не то чтобы мешая сосредоточиться, не отвлекая... Но, все же, хотелось уже попытаться воплотить эту непонятную фантазию или успокоиться, признав ее неосуществимость.

Чтобы создать устойчивую, всегда горячую Лаву, пришлось постараться даже больше, чем в создании теплого Льда вокруг. Зато через три недели моих мучений это смотрелось очень красиво хранящее тепло по нескольку суток озеро лавы в окружении сияющего отраженным оранжевым светом, льда.

Противоположности. Свет расплавленного до иного состояния камня и уплотненного до консистенции жидкой каши, пламени. Пепел, сера и немного огня. И это пленено теплым лишь для меня, Льдом. Символом зимы и ночей далекого севера...

Долой поэзию. Мне выделили немного сырья, но моего резерва чакры надолго не хватит. Пора приступать.

Это ведь так просто ковать оружие, если начальные знания были у нескольких Трофеев, глаза видят гораздо больше обычных, а температура в горне полностью подконтрольна!

Сначала я превратил в ржавчину весь лом, который сумел выпросить. Немного Пара, по сути, Воды, чьи коррозийные свойства усилены Огнем, как ферментов. Пара минут, и вместо десятка килограммов поломанных кунаев и сюрикенов, в ледяном коробе осыпается невесомая рыжая пыль.

Затем пропитал ее своей силой, даже кровью полил. И начал выплавлять металл в крицну. Ржавое стало желтым, греясь в условиях, когда я Ветром изгнал воздух из пространства над расплавом. И отгонял то, что выделялось из жидкой массы. Остывающий металл застыл в форме, похожей на самородок. Я дал ему и себе отдохнуть, уйдя отсыпаться в каморку у входа. Кузня за спиной отсвечивала тем оттенком синеголубой чакры, что я считаю своим.

А сколькото часов спустя, проснувшись, я вновь прошел внутрь. И моя сила, чакра моих Трофеев, слитая воедино, свободно, точно запертый ветер, вырвалась, пропитывая ранее порожденные ею Лаву и Лед. И я кинул на решетку, лежащую над желтой, без пепловой корки, чуть вязкой массой, железо, что в моих глазах приобрело оттенок, напоминающий тот, что имели в них мой Лед и Лава.

Отблескивающее красным железо затем снова пропиталось моей силой, чтобы быть расплавленным и смешанным с небольшим количеством угля. Нагрев в вакууме, который я поддерживал своим контролем Ветра, длился четыре дня, медленно и неторопливо настолько я боялся переборщить. И все это с вливанием стихии Огня.

Получившийся сплав перемешали, снова расплавили, чтобы затем получить слиток, буквально пропитанный моим Огнем, Воздухом и Лавой. Отливающая то светлосерым, то багряным, сталь. Память Трофеев говорила мне, что это необычно, но признаков грубых ошибок нет.

Я к тому времени уже определился, что я хочу сделать. И какую форму придать.

Слиток был разделен на два, после чего из каждого было сделано по крестообразной заготовке. А затем заготовки были оставлены на границе Льда и Лавы. Словно в спячке. Ожидающие пробуждения.

Я искал рецепты.

Понимаешь, оружейники хранят свои секреты получше иных боевых кланов почесал затылок человек, которого посоветовала Мэй так что лучше тебе не надеяться на библиотеку, а искать рецепт самостоятельно. Может, и найдешь.

Я стоял на полигоне и рассеянно пускал в небо Огонь и Лаву. Придумай сам...

Я машинально отметил складываемые печати. А ведь действительно, Тигр всегда используется при призыве Огня, Дракон для придания направления, формы струи, а Змея для создания Земли. Может, в это все дело?

Я сложил печати и рассеянно наблюдал за слабо пшикнувшим при создании оранжевосером облачке. Просто Облако Пепла.

Даже если я подберу печати как их перенести на металл? Металл. Печати.

Хм. Я бы даже сказа, Хмм.

А что, если выпросить еще хлама?

Облака в небе. Наверное, должны быть. Мой взгляд теряется в кажущейся голубоватой глубине ледяной глыбы, скрывающей потолок. До него всего полметра, но даже в специальном режиме, глаза не могут пробиться сквозь такой толщины слой Теплого Льда.

Тело... тянет. Чертовы артефакты на руках и ногах светятся наполняющей их силой. Энергия, чакра. Как ни назови, суть одна. Питающая основа техник и артефактов. В том числе и тех, изза которых я лежу.

Печати на поножах и наручах создают толстые нити, по которым течет равномерно просачивающаяся из глубины артефактов, чакра. Эти переплетения ее потоков должно быть и создают такой странный эффект, что на любое действие приходится тратить гораздо больше сил, чем обычно. Даже кулак сжать и то тяжеловато. А все почему?

Ао прекратил тренировки по контролю, заверив, что для своего возраста он у меня почти идеальный, и сосредоточился на тренировке тела. В темах занятий от тактики в составе групп перешли на командование группами. Я слушал и запоминал. Знания лишними не будут.

Вот, например, эти утяжелители, которые между собой ветераны вроде Ао, зовут совсем нецензурным словом... Без них, я бы, наверное, и не догадался, что можно сделать с задумкой, лежащей сейчас совсем рядом.

Техника, реализуемая через артефакт. Всегото и надо, встроить то, что заставит текущую сквозь оружие чакру, преобразовывать ее в поток нужного направления и природы. Ход, казалось бы, старый. Таким образом делают одноразовые свитки. Особые чернила, пропитанный чакрой, высохнув, становятся проводником. Чакра течет по линиям. Сформировавшийся конструкт срабатывает. Иногда. Если бумага не служит проводником, контур написан верное, и чакры достаточно и по количеству, и качеству.

Конечно, бумага и чернила срабатывают, как правило, только один раз. Поэтому свитки, в большинстве своем, артефакт одноразовый. Мне нужно нечто другое.

К счастью, в памяти Трофеев ответ был. Специальный сплавы, проводящие чакру. Значит, всегото и надо, сделать конструкцию нужной формы и поместить в оружие...

Щас. Ао, криво улыбнувшись, предложил подумать, что станет с оружием, через которой течет полусформированная техника. Что станет с техникой, каркас которой, даром что из чакры, деформируется, проходя через напитанный чакрой для усиления прочностных свойств в бою, клинок.

Проклятые Ками, как говорил старый Тоширо из клана Йоган.

Я хочу, чтобы оружие можно было использовать в бою. Значит, техника должна слетать по клинку. Иначе применять будет сложнее. Значит, каркас лучше расположить непосредственно в клинке. Тогда силовой каркас техники будет преодолевать меньшее сопротивления со стороны материала оружия.

А если врежут сильно или тем более сломают клинок? Проблема.

Так, конструкцию из чакропроводящего металла закатаю в изолятор. Прочный, сохраняющий форму. Если и упругий, то будет служит сердцевиной клинка. Она как раз по свойствам должна быть ближе к пружине.

А оружие будет короткоклинковым. Саи, парные кинжалы. За счет формы рукояти, можно вырвать из рук даже длинный меч или копье. К тому же, на пару саи металла хватит вернее, чем на понастоящему большой меч. Как показывает память старика, парное оружие лучше как раз ковать из изначально одного куска металла. Отлично. За работу.

Надеюсь, сработает.

Не стучат молоты, не воет пламя. Я работаю с металлом и пламенем на своей силе, воле и фантазии. И в этой кузне прохладно.

Только резерв опустевает с пугающей скоростью, да держится прослойка из лишенной вещества Земли и Воздуха вокруг горячей Лавы, греющей металл, но не смешивающейся с ним. В отличии от моей чакры, пропитавшей в этом помещении, наверное, даже воздух.

Похоже на идеально симметричный крест. Теперь один отросток станет гораздо тоньше и длиннее. Впрочем, два других тоже. Так, а теперь загнуть их вперед. Отлично. Короткую часть не буду изменять. Для рукояти хватит. А из длинной части заготовок проглядывают клинки с ромбовидным сечением.

Да, саи делают так. Из крестообразной заготовки. А получается гибрид кинжала и трезубца. Да простят меня любители оружия за такое сравнение.

Перекладины на концах загибаются вперед и тоже затачиваются.

Теперь главное. И я вливаю в оба клинка свою силу. Всю, без остатка, пока не падаю от усталости.

Чакра, синеголубая Сила, хлещет из очага, струится по каналам, выливается в энергетических точкахтенкетсу, течет из тела. Все это богатство уходит в светлосерый металл, как в прорву. А тот только чуть изменяется в цвете, словно нагреваясь.

Запах горелой кости мне кажется, или как?... Плевать. Боли нет, а начит, нчто не мешает закончить.

Както на краю сознания остается мелькнувшая последняя капля чакры. Какоето странное ощущение, словно ее природа был чуток изменена.

Плевать. Спаать.

Клинки чуть отдают рыжиной. Гарда крестообразная, но на концах перекладины, вперед выходит по ветви. Кажется, на соседнем материке, есть дуэльный кинжал сложной формы, служащий парой для более длинного клинкового оружия. Им можно ломать оружие противника. Или вырывать его из рук. Саи служат для сходных целей. Только парой для кинжала служит такой же, близнец. А не старший собрат.

Близнецы.

Так уж повелось, что, кроме общего, разговорного языка, есть и высокий. На нем именуются титулы, называются техники и оружие. Не правитель ПоселенияСкрытоговТумане, а Мизукаге. Не просто князь, а Дайме. Вернее даже, Дамьо, хотя кому нынче нужна правильная транскрипция?

Страшно представить, как в официальных документах называется меч Забузы Момоичи. Попростому Обезглавливатель, а на высоком... "Язык сломаешь, пока скажешь, кисть вывихнешь, пока... "

Это его владелец назвал, не я.

Взгляд зацепился за изъян. Вместо острия, клинок левой саи заканчивается треугольной вызубриной. Правой, что характерно, тоже. Не хватило металла?

Да и сам металл в режиме красных глаз смотрелся странно.

Клетчатый от деревянных реек, бумажный стены просвечиваются лампами. Отличное средство, чтобы заметить тень убийцы или шпиона, пытающегося подобраться ближе. В то же время, постороннему снаружи не видно тех, кто находится в глубине зала.

Бросив взгляд на жилистую руку, свою руку, принадлежащую все еще крепкому сорокатрехлетнему шинобиоружейнику, чтобы скрыть истинноый интерес, направленный на браслет артефакт, я перевожу взгляд вперед и вниз. Согласно камням и печатям в железке на моей руке, в поместье все нормально. Никаких сигналов тревоги. Можно приступать к передаче моего творения.

Меч велик. Тридцатисантиметровой ширины, толстый клинок имеет длину более полутора метров. Не всякий сможет эффективно использовать это оружие. Впрочем, кого интересуют слабаки, не способные свободно пользоваться оружием всего лишь в тричетыре раза легче взрослого шиноби? Такие недостойны не то, что меча, но и знака Поселения.

Принимающий, светловолосый хлыщ в стилизованном под камзол, кимоно, принимает оружие с нагловатой улыбкой. Проклятый, как говорят родственники твоего отца, ловелас. Что ты сделал, чтобы Поселение сделало этот заказ?

Тоши, если этот дрын сломается, за сколько ты возьмешь его обломки обратно?

Всего же этот полукровка, чью матьХодзуки соблазнил какойто там Жуан, явно характером пошел в папашу. Совершенно не думает, что говорит. Ох, нарвется еще...

Хотя судьба зла. С его успехом у женщин, ками станется, он станет следующим Мизукаге.

Кубикирибочо создан не для столкновений лоб в лоб. Вырезы в клинке как бы намекают. Впрочем, если тебе не понятно, разъясню. Если вместо захвата пленных ты все же сломаешь его в лобовой атаке об голову когото вроде тебя, то, значит, Совет ошибся, назначив... я специально делаю паузу, обозначая, какое слово, пусть и близкое по смыслу, следует сказать ...полукровку. Тем не менее, ты еще сохранишь возможность продолжить подрывать генофонд своего клана. Тебе всеголишь нужны будут живые противники. С твоим уровнем, наверное, генины...

Вот так. Колкость за колкостью. Не скрою, я недоволен, что тебя взяли в Семерку, хлыщ. По мне, племянник гораздо лучше тебя в кендзютсу. В конце концов, меч я делал под него.

А название, просто моя маленькая месть за амбиции родственника. Мелкая гадость, конечно. Но, надеюсь, даже с твоим языком без костей, имя меча будет произносить тяжеловато...

Я, например, час учился произносить без запинки и шпаргалки.

Хлоп. Я снова вижу оледенелые стены, а не обставленный в нарочито традиционном стиле, парадный зал.

Память патриарха клана владеющих Лавой както резко выдала мне эту сцену. Словно... нет, это бред. Но что, если... Интереесно.

Если это правда, назову вас близняшками. ФутагоноСаи, если повысокому.

Ками, я говорю вслух? Наверное, все же, пора пообщаться с живыми людьми.

Мне срочно нужно чтото, имеющее кровь. Конечно, моя надежда почти беспочвенна. Для ТОГО свойства, потребовалась серия сложнейших ритуалов, угробивших тринадцать первых заготовок. Тем не менее, я хочу убедиться. В конце концов, от лишившегося крови кролика, никто не обеднеет, верно?...

Уверен?

Да.

Ао направляет саи в сторону, после чего из них вырываются по струе пламени. Присев, одноглазый втыкает их в землю, и грунт полигона превращается в багровосерую поверхность.

Пустив еще несколько раз пламя в разные направления, Ао бросает один из кинжалов в бетонную стену на краю полигона. Следом летит второй.

Можешь охладить грунт?

Я призываю небольшое количество Льда, посылая смерчик вперед по покрытому магмой полю, охлаждая его.

Не мелочись. Все равно, полигон после нас ремонтировать Ао, очевидно, неохота ждать, пока земля, им же и нагретая, остынет в достаточной степени.

Не мелочится? Хорошо.

В Приливную Волну я выпустил половину доступной мне энергии. А затем потратил еще четверть, пока отгонял образовавшийся пар с полигона.

Ао быстро прошел по слою заполнившего испытательную площадку кипятка к ограде. Я последовал за ним.

Хм глубокомысленно сказал тренер, вынимая оба кинжала из стены и проверяя их остроту а если затупятся?

По идее, они должны восстанавливаться за счет железа и углерода вражеской крови и оружия честно ответил я но проверять бы не хотелось.

Хотя в голове крутится воспоминание двухдневной давности. Кролик... ты погиб ради высшей цели. Ну, по крайней мере, зазубрины на Близняшках, исчезли. Так что, видимо, память Трофея подсказала верно.

Восстанавливаться, в смысле и затачиваться тоже?

Базовая форма, к которой они должны возвращаться та, которую я вынес вам из кузни.

Ответ был почти честным. Ведь, проверив предположение на кролике, я вернул кинжалы туда, где их породил. И только потом ушел звать своего тренеранаставниканадзирателя.

Впечатляет, учитывая, что это первый опыт. Если еще чтото задумаешь, скажи. И на следующем твоем творении должно быть клеймо. Понял?

Да, Ао.

Я покажу их Мэй, ладно?

Я неожиданно почувствовал, что покраснел.

Ао снова хмыкнул.

Возвращаясь вечером, после теоретических занятий, в уже обжитую кузню, я заметил, что ктото перенес в предбанник все мои вещи. Там же, рядом, лежали слитки железа и угольантрацит. Хорошее сырье.

Кажется, неподалеку, в засаде, я заметил несколько силуэтов в знакомых, непробиваемых для моих глаз, масках.

Следующей миссией мне назначили нечто странное и непонятное.

"Сделай еще чегонибудь, только лучше катану. Хорошо?"

Нет, нормально, сделай "чегонибудь"? А?


Глава 10. Penetration. | Холодный оружейник. Трилогия | Глава 12. Destination