home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16.



  В город я вернулась уже поздно вечером - в аккурат перед закрытием ворот. Шарахаться за городом по ночи удовольствия нет, а мне еще своими пациентами заняться бы не мешало - все же раз взялась их лечить, то необходимо закончить начатое дело, а не бросать на полпути.

  Морок на лицо, морок на одежду и вот в дом бонны Наримы стучится мальчишка посыльный, чтобы уже через несколько мгновений проскользнуть в открытую дверь и уже внутри дома внушить хозяйке, что он от бонни Вионы и его необходимо отвести к выздоравливающей малышке и оставить одних.

  - Да-да... - Усердные кивки хозяйки и она жалостливым взглядом окидывает щуплую фигурку паренька. - Тебе может ужин разогреть, парень? А то больно уж тощенький...

  - Нет, не стоит, я уже ужинал. Идите, отдыхайте. - Импульс силы и хозяйка, кивнув очередной раз, удаляется в свою комнату.

  А мне стоит заняться делом.

  Первой я осмотрела девочку - от ран не осталось ни одного следа, кроме самого глубокого и грубого шрама в районе сердца. Нет, органы на месте, это я проверила первым делом, но именно из этой раны шел канал, через который Отступник качал из нее силы - он обновлял его каждый раз и поэтому зарастал он из рук вон плохо. Впрочем она еще совсем ребенок и регенерация у нее превосходная, так что и он со временем исчезнет.

  Вот только исчезнут ли шрамы памяти?

  Проведя большим пальцем по ее лбу, наслала очередной оздоравливающий сон - время... оно лечит почти все. Почти...

  Теперь к неприятному, но необходимому.

  Стриженый храшхен лежал на подстилке в другом углу, так что, усевшись прямо на пол, я сначала окутала его коконом из нитей смерти, а уже потом разбудила. Я конечно не умру от его зубов, но приятного будет мало.

  - Как себя чувствуешь?

  Распахнув чернильные глаза, дернув головой и сообразив, что обездвижен, Хранитель ощутимо напрягся.

  "Ты вылечила меня?"

  - Да.

  "Чего боишься, что спеленала?"

  - Не боюсь, опасаюсь неадекватной реакции. Скажи, как получилось так, что младшая наследница Ясеневого леса стала жертвой Отступника?

  Не став отвечать сразу, лишь еще больше напрягшись, храшхен прикрыл глаза и словно начал смотреть внутрь себя. Ответил лишь спустя десять минут.

  "Предательство, Госпожа".

  - Госпожа? - В свою очередь прищурив глаза, недоверчиво качнула головой. - Ой, ли?

  "Только так. На мне двойной долг жизни. Моя маленькая Хозяйка..." - Косой взгляд на спящую малышку, отметка того, что она цела и невредима и снова прямой взгляд на меня. - "Она слишком мала и не может считаться полноценной Старшей. Теперь именно ты наша Старшая. Не знаю, известно ли тебе, но посольство, направляющееся в вашу столицу, так до нее и не доехало. Мертвы все".

  - Да, я знаю... А дальняя родня?

  "Нет. Там нас ждет смерть"

  - Знаешь, я никогда не любила эльфов... А теперь еще и презираю их.

  "Ой ли? Человеческие властители ничем не лучше. Или тебе рассказать пару известных мне случаев?"

  - Не стоит. Твое решение, пес?

  "Готов служить и подчиняться, если ты согласишься стать нашей Старшей".

  А вот тут я задумалась... Сильно и серьезно. Это очень большая ответственность и очень серьезный шаг. Исходя из собранной информации, получалось так, что в состав посольства входила мать малышки - младшая принцесса Ясеневого леса лори Анариновиэль. Естественно в сопровождении супруга и еще порядка десятка эльфов около месяца назад они направлялись в славную столицу нашего государства для подписания кучи всего необходимого. Чего конкретно не суть важно, но важно то, что примерно на середине пути посольство подверглось нападению и в итоге в живых остались мать, ребенок и охраняющий их храшхен. Мать убили на очередном запрещенном ритуале десять дней назад, на очереди была малышка Анабэль, но тут пришла я.

  И теперь, являясь "дарителем жизни", я, как единственная, кому мог довериться храшхен, обязана взять на себя заботу о ее воспитании и содержании. Могу не взять, могу просто убить. Но вот отдать в чужие руки не имею права - у девочки не осталось близких родственников, а отдавать неблизким это значит обречь ее на верную смерть - в Ясеневом лесу началась грызня за внеочередное право наследования и мало кому будет нужна чудом выжившая малолетняя наследница.

  В общем очередные эльфийские заморочки на тему жизни и долга. Но как ни странно они распространены повсеместно и у меня лишь два варианта - жизнь или смерть.

  "Твое решение?"

  - Клятву принесешь?

  "Взаимно"

  - Согласна.

  Почему нет? Зря что ли лечила? Да и Ингрид уже недели через три должна вернуться - подберем ей тело посимпатичнее и купим домик на окраине... а пока моя приемная дочь поживет под защитой гостеприимной бонны Наримы. С нее не убудет.

  - Только еще вопрос. Что с психикой?

  "Полное отключение сознания с момента пленения. Я не мог допустить, чтобы она видела все это... Включу, как только ты посчитаешь нужным"

  Ого! О таком я только читала... Значит малышка не помнит абсолютно ничего. Вот это действительно важно и существенно.

  - Но уничтожение посольства она успела увидеть?

  "Частично".

  Понятно... ладно, будем сочинять по мере необходимости.

  - Слушай, не могу понять - почему ты мне доверяешь?

  "Уже говорил - ты светлая. Ты та, кому можно довериться".

  Ничего не объясняющий ответ и я морщусь, но уже достаю кинжал, чтобы провести ритуал - тянуть ни к чему, так что пожалуй начнем.

  Снять путы с Хранителя, вместе с ним подойти к спящему ребенку и скомандовать.

  - Лапу, пес. Начнем.

  "Я, храшхен Ррххрангроу, Хранитель Анабэль Мэринико, отдаю себя в услужение Виолетте Инари и признаю ее своей Госпожой и Старшей. Клянусь служить и подчиняться, быть верным слугой и ответственным Хранителем ее тела и души".

  - Я, Виолетта Инари, принимаю служение храшхена Ррххрангроу, Хранителя Анабэль Мэринико и признаю его своим слугой и Хранителем своего тела и души. Принимаю старшинство над Анабэль Мэринико и отныне являюсь опекуном ее тела и души до полного ее совершеннолетия.

  Надрез на своей ладони, надрез лапы пса и надрез на ладошке ребенка. Смешать жидкости наших тел и полученной массой поставить точку в устном договоре. Капля на висок Анибэль, капля на лоб Хранителю и капля на висок себе.

  Вот и все...

  Отток сил был существенным, так что поморщившись и кинув взгляд на Хранителя, я скомандовала.

  - Ты можешь принять вид пособачистей? Шерсть я конечно с тебя остригла, но все равно...

  "За одно это тебя стоило убить..." - Недовольно проворчав, храшхен тем не менее передернулся всем телом и вот напротив меня уже сидит мощный, патлатый, темного, но тем не менее неопределенного окраса пес, и настолько дворового вида, что заподозрить в нем самого загадочного из обитателей эльфийского леса было абсолютно невозможно.

  - Имя для общего пользования?

  "Хран".

  - Отлично. Ну что ж, Хран, приступай к обязанностям Хранителя. Накосячишь с Анни - не просто душу вытрясу... а с наслаждением.

  Последний взгляд на неожиданно обретенную воспитанницу и, кивнув своим мыслям, я ухожу в сад, чтобы лечь на ночную траву и отпустить свой разум в свободное плавание. Мне нет необходимости спать, но день был слишком насыщенным... стоит немного помедитировать и разложить все случившееся по своим местам. Стоит... однозначно стоит.



  - Свободен.

  С каменным выражением лица выслушав отчет подчиненного, Тео не сменил его даже тогда, когда за Акуром закрылась дверь. Вот так... и все? Была и нет? Немногочисленные мгновения их нескольких встреч пронеслись перед глазами и ноздри оборотня неприятно затрепетали.

  Черт!

  Ее слова, ее действия, ее поступки и решения один за одним ставят его в тупик. Чертова малявка! Недовольно поморщившись, инквизитор опустил голову на ладони и запустил пальцы в волосы. Как таковых четких мыслей не было - было лишь неприятное опустошение, да странно ныло там, где под ребрами находилось сердце.

  Нет, все-таки хорошо, что он не успел к ней привязаться... И все-таки - почему??? Что произошло? Когда? Почему он ничего не может понять?!

  Наверное, стоит нанести "дружеский" визит Мастеру Винсенту... и разобраться. Да, прямо с утра. Раннего-раннего утра...



  Не став дожидаться, когда утренняя роса напитает ткань и без этого пострадавшего платья, чью целостность я поддерживала иллюзией, зашла в дом и, снова проверив состояние спящей Анни, удовлетворенно кивнула - пора будить и приводить в сознание. Пора знакомить подопечную с временным домом и временной бабушкой.

  - Хран?

  "Она просто спит, сознание я ей вернул еще ночью".

  - Отлично.

  Кивнув, что поняла, первым делом отправилась к уже проснувшейся бонне Нариме, чтобы сообщить ей весьма приятную новость - стоит сварить легкий завтрак для малышки, которую зовут Анни. Вернувшись от хозяйки, которая с тройным усердием захлопотала на кухне, застала уже просыпающуюся девочку.

  Малышка терла глазки и с недоумением рассматривала комнату, не забывая прижимать к себе сидящего возле постели пса.

  - Доброе утро, Анни. - Неторопливо подойдя и не делая резких движений, попыталась улыбнуться как можно приветливей, хотя стопроцентно я не была уверена, что у меня получится. - Меня зовут Ви, я твоя Старшая.

  - А мама? - Ясные зеленые глазки доверчиво прошлись по моему лицу и малышка нахмурилась, почему-то скосив глаза на Храна. - Где она?

  - Детка... - Поморщившись от неудобного вопроса, присела на край кровати. - Понимаешь... так получилось, что она ушла за грань. Не по своей воле...

  - Ушла? Совсем? Навсегда? - Глаза кнопки становились все больше и в уголках уже скопились слезинки. Оставалась всего секунда до начала грандиозного слезоразлива. - А я?

  - А с тобой буду я. И Хран. Не плачь, маленькая...

  - А папа? А дядя Сиривинэль? А тетя Норалинивэль??? Где они???

  Черт...

  - Хран... - Взгляд на пса и я мысленно прошу у него помощи. Я не умею обращаться с маленькими плачущими девочками... - Прости, Анни, но они ушли... все. Я не могу их тебе вернуть, но я попробую позаботиться о тебе и не позволить убийцам уйти от возмездия.

  - Ты их накажешь? - Обняв пса и зарывшись в его куцую шерсть пальчиками, ребенок смотрел на меня, сурово поджав губки. - Накажи их, Ви! Они плохо поступили, что забрали у меня моих родителей. Плохо! Так нельзя!

  Сорвавшись на крик, девочка не выдержала и разрыдалась, размазывая кулачком слезы по лицу, но так и не отпустив пса, так что ему доставалась бОльшая часть слез и соплей. Мда...

  - Не грусти, солнышко... теперь им больше не больно и ты обязательно встретишься с ними, но потом, когда придет твое время.

  - Когда? - Шмыгнув снова, на меня посмотрели вопросительным, но в то же время и требовательным взглядом.

  - Только тогда, когда придет твое время. Не гневи судьбу, дитя и не требуй невозможного. Плетельщицы судеб творят нить для каждого разумного и не в наших силах изменить это. Прими это и пойми - твоя мама и папа хотели, чтобы ты жила. Причем как можно дольше и как можно счастливей. Сделай это, стань сильной, смелой, доброй, счастливой и достойной своих родителей и они порадуются за тебя там... а тех, кто будет против... - Протянув, прищурила глаза и сурово закончила. - Тех мы накажем, это я тебе обещаю.

  - Спасибо... - Шмыгнув очередной раз, Анни стиснула Храна так, что он страдальчески закатил глаза, но все равно молча стерпел подобное обращение. - А где мы?

  Следующие десять минут я рассказывала любопытной кнопке, что мы в гостях у бабушки Наримы, но недельки через три приедет одна моя хорошая подруга и если все хорошо сложится, то мы купим свой дом. Может даже не здесь, а где-нибудь поближе к лесу - может в одной из близлежащих деревень, может вообще в другую страну поедем, но пока она не приехала, а у меня очень много дел в будние дни - Анни будет жить с доброй бабушкой, которая очень обрадовалась, что у нее в гостях такая удивительная маленькая леди.

  А вот и она - бонна Нарима собственной персоной, причем не одна, а с подносом с кашей, свежей булочкой и молоком. Сердобольная женщина, увидев, что девочка наконец-то пришла в себя, тут же заохала и засуетилась, начав всплескивать руками и причитать, какая же она маленькая, худенькая и бледненькая. Я же, дернув носом на запахи еды, попыталась не кривиться и сдержано попрощавшись, договорилась, что приду завтра после обеда и, поцеловав кнопку в щечку, улыбнулась снова.

  Живая, теплая... моя. Моя кнопка. Никому не отдам!


  Вот только стоило мне распахнуть дверь, как я чуть ли нос к носу не столкнулась с сосредоточенным господином инквизитором, который уже поднял руку для стука.

  - Ой... - От неожиданности отпрянув назад, попыталась захлопнуть перед ним дверь, так как выражение его лица было не очень приятным - озадаченность и изумление, а затем напряжение и злость.

  Вот только не получилось у меня захлопнуть - сильная рука надавила на створку, а ботинок встал в щель, не позволяя двери закрыться.

  - А ну-ка, прекрати. Адептка!

  Внутренне скрипя зубами, сама же постаралась натянуть чуть испуганное выражение на мордашку.

  - Простите, это я от неожиданности... - Отпустив дверь, потупилась и, поправив сумку на плече, которую из-за вчерашнего неприятного происшествия забыла в коридоре, промямлила. - Здравствуйте, господин инквизитор...

  Сама же лихорадочно соображала - какого лешего??? И самое главное - к кому? Вот уж точно нелегкая принесла!

  - Доброе утро, адептка Тихонко. Позволь узнать, что ты здесь делаешь? - Все так же стоя на пороге и не делая попыток войти, инквизитор буравил меня неприязненным взглядом и мне казалось, что готов был меня убить. Странный какой-то... может случилось что?

  - Я... я к бонне Нариме заходила, у нее внучка приболела. Сейчас в Академию пойду, к завтрашним занятиям готовиться. Можно я пройду?

  - Позволь узнать, где ты была вчера и всю эту ночь? - Странно-напряженный голос и сверкнувший звериный зрачок насторожили, так что пришлось нахмуриться.

  - Что-то случилось?

  - Адептка, будь любезна ответить на вопрос.

  - Я... гуляла я... - Не понимая сути допроса, нахмурилась еще больше.

  - Весь день?

  Взгляд исподлобья на настырного оборотня и молчаливый кивок вместо ответа. Неужели за мной вчера следили? Черт... Тогда понятно, что он такой... не в себе. А я ведь совсем это из вида упустила...

  - А ночь?

  - Внизу спала, с ребенком. У Анни была температура, так что я делала ей компрессы. Господин инквизитор, я не понима...

  - Цыц. - Резко прервав меня на полуслове, оборотень сурово припечатал. - Вопросы задаю я. Твое дело - отвечать.

  - Ну, знаете! - Не удержавшись, вскинулась и, прищурив глаза, уперла кулачки в бедра. - Я что, подозреваемая?!! Я ничего не сделала! И не давала вам право обращаться со мной подобным образом!

  - Всё сказала? - Гневно полыхнув волчьими глазами, инквизитор облокотился рукой об косяк и навис надо мной как неминуемое возмездие.

  Эх, а как он шикарен в своем суровом образе...

  Взгляд непроизвольно прошелся по лицу и задержался на губах, затем скользнул на шею и после затормозил на широкой груди. Ниже я смотреть не решилась...

  Моментально растеряв весь запал, невесело усмехнулась - такой близкий и такой недоступный.

  - Да. Всё. Я могу идти?

  - Нет.

  Подняв взгляд выше, чтобы с некоторым удивлением заглянуть в его глаза, поняла, что попала - инквизитор смотрел тем самым всепроникающим взглядом, собираясь считать мои воспоминания. Шаг назад, но кривая усмешка и свободной рукой он хватает меня за плечо.

  - Далеко собралась?

  - Не надо... - Голос получился жалобным, отчего я тут же поморщилась, но вырваться увы, пока не могла.

  - Надо. - Взгляд хищника, поймавшего жертву и шаг ко мне. - Не хочешь говорить - узнаю сам.

  Вторая рука придерживает лицо, а глаза приближаются и становятся просто огромными.

  - А теперь расскажи мне...

  А вот теперь я разозлилась. Ах, рассказать? Да не вопрос! Я тебе еще и покажу! Я тебе ВСЁ покажу!!! В три секунды нарезав солянку из воспоминаний, буквально вывалила на него фрагменты вчерашнего дня. Вот я захожу в спальню к Винсу и обнаруживаю там постороннюю девку, вот я спускаюсь по лестнице и бреду, куда глаза глядят, и вот я сижу на пристани, а затем прыгаю в реку. И все это сдобрено неслабой порцией горечи и отчаяния. Не моими, нет, но их несложно подделать...

  Последним фрагментом я показала то, как выбиралась из реки на песчаную косу. Уставшая и опустошенная. Пусть думает, что просто плавала. Пусть думает...

  Все это у меня получилось уложить минуты в три воспоминаний, так что на последнем кадре, дернувшись, я зло выплюнула.

  - Довольны?!

  Немного отстраненный и рассредоточенный взгляд вместо ответа, а затем происходит невероятное - этот... этот блохастый рывком притягивает меня к себе и... обнимает.

  Минута молчания, за которую я пытаюсь понять - "какого лешего???", а он просто молча стоит и обнимает.

  - Ви? Что тут происходит??? Господин инквизитор? - Винс, непонятно почему решивший подняться в такую рань, стал именно тем, кто разрушил все очарование момента - я уже закрыла глаза и начала тихо млеть от близости горячего мужского тела, наплевав на все то, что меня останавливало раньше.

  Инквизитор же, после слов полурекша убрав руки и даже как-то неуловимо отодвинувшись, снова стал отстраненным и непостижимым господином инквизитором. Быстрый взгляд на меня, а затем сурово прищурив глаза на Винса. А мне же стало безумно интересно - девка дело рук инквизитора или нет? Если нет, то... будет "ой".

  Затянувшееся молчание начало давить, так что пришлось робко подать голос.

  - Ну, я пойду? Мне заниматься надо...

  - Да. - Разрешение словно нехотя, причем не сводя взгляда с напряженного Винса, а затем он переводит взгляд на меня и заканчивает. - Идем.

  Одно единственное слово, а мои брови непроизвольно ползут вверх. Это еще как понимать???

  В итоге, пока я стояла и хлопала глазами, инквизитор подхватил меня под локоток и развернувшись, причем еще и не став прощаться с Винсом, вышел на улицу, ведя меня так крепко, словно я не могла идти сама.

  - Э... господин инквизитор? - Решив уточнить один момент, попыталась придать голосу побольше вопросительности. - Можно вопрос?

  - Спрашивай. - Шагая по улице, причем абсолютно не глядя на меня, а словно углубившись в себя, следователь кивнул.

  - А мы куда идем?

  - Ты завтракала?

  - Нет, но...

  - Значит, идем завтракать. - Неоспоримость его тона покоробила, так что я даже нахмурилась. Очередной самэц... черт.

  - Я не хочу. Я не завтракаю по утрам...

  - Диета? - Косой взгляд на меня и быстрый на фигуру, а затем не менее уверенное. - Значит поговорим, а чуть позже пообедаем. Но худеть тебе не стоит, нет смысла.

  То ли охаял, то ли комплимент сказал... нет, с этим разберемся потом. Сейчас меня интересует другое.

  - О чем?

  - М?

  - О чем вы хотите поговорить?

  - О тебе и о твоем круге общения.

  Если бы я могла - я бы его покусала. Тон - один в один, как у отца, когда мне было пятнадцать и я отправилась на городское кладбище в компании выпускников академии, чтобы они мне показали, как призывать умертвие. Ну что поделать, если они были частыми гостями в нашем доме? А все потому, что отец был их куратором... Вот и общалась с теми, с кем была возможность... И вообще!

  Впрочем все это возмущение пронеслось лишь внутри меня - снаружи я лишь поджала губы и стиснула челюсти. Тоже мне, папочка нашелся!

  - А куда мы идем? - Вопрос был не праздный, потому что допустим появляться в их управлении у меня желания не было. И вообще, у меня на платье несколько дырок! Мне бы переодеться... Пускай они и прикрыты иллюзией, но дискомфорт все равно присутствует.

  - Ко мне домой.

  Тоже вариант не из лучших. Как вспомню, что я у него в кабинете учудила... Косой взгляд на сосредоточенного оборотня и тяжелый вздох. Такое не забудешь...

  - И что вздыхаем? - Вопрос с неуместной иронией, а мне хочется нахмуриться и огрызнуться. Тоже мне, юморист... по любому же понял, по какому поводу я вздыхаю...

  - Уроки... - Весьма неожиданный для него ответ, так что искры веселья, пляшущие в его глазах гаснут, а ехидна, живущая внутри меня радостно потирает лапки. Так тебе!

  - Успеешь. - Четкий кивок, словно он ничуть не сомневается в моих способностях и продолжение. - Ну, вот и пришли. Проходи.

  Хмурый взгляд, которым я одарила оборотня не произвел на него никакого впечатления, а судя по вновь появившимся искрам веселья в глазах даже позабавил. Так... или я что-то упускаю, или я сама себя загоняю в ловушку... В чем подвох?





Глава 15. | Виолетта. Жила-была лич | Глава 17.