home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Упадок Египта и потеря независимости

О деяниях Рамсеса IV и семи его преемников, которые в стремлении быть признанными потомками и достойными соперниками великого Рамсеса II при воцарении также принимали имя Рамсес, мало что известно и еще меньше того, что заслуживает описания. Нубия продолжала оставаться под властью Египта, и ею по-прежнему управлял «царский сын Куша». С другой стороны, Палестина и Сирия для империи на Ниле были потеряны. Это было время, когда Тиглатпаласар I основал Ассирийскую империю и укрепился в Северной Сирии, а южнее еврейские племена Израиля и Иудеи постепенно наступали из пустыни и со временем приобретали власть над укрепленными городами обжитой земли. В Египте нарастала смута, страна была раздроблена политическими волнениями и гражданской войной. Фиванские некрополи страдали от непрекращающихся грабежей, которым подвергались не только гробницы древних царей, похороненных в северной части кладбища, напротив Карнака, но даже священная Долина царей. Охрана больше не была достаточно сильной, чтобы предотвратить это разграбление, и, наконец, настала необходимость забрать мумии великих фараонов — многие из которых уже пострадали от рук гробничных воров — из их собственных роскошных гробниц и найти для них безопасное место. Тела владык успешно переместили в неукрашенную шахту, расположенную в скалах неподалеку от храмов Дейр-эль-Бахри, где они пролежали нетронутыми, пока их около семидесяти пяти лет назад не обнаружили современные потомки древних грабителей.

В то время как при последних Рамессидах государственная власть становилась все слабее, могущество и престиж Амона и его жречества пропорционально возрастали. Все важнейшие общественные и частные дела регулировались и решались либо жрецами, либо оракулом, который действовал неким таинственным способом в имперском храме Карнака или в храме Хонсу, расположенном поблизости (см. вклейку фото 90). Однако реальной властью располагала армия, верхнеегипетским и нубийским контингентами которой командовал наместник Нубии. Этот чиновник появлялся со своим отрядом в Фивах во время кризиса, чтобы восстановить порядок. Именно такой наместник — человек по имени Панехси — во времена правления Рамсеса XI назначил Херихора, одного из своих младших командиров, верховным жрецом Амона в Карнаке. Спустя всего несколько лет Херихор сам стал наместником Нубии и главнокомандующим. Через некоторое время он также получил должность визиря Верхнего Египта и объединил в своих руках все высшие духовные, военные и гражданские функции государства. Это был единственный шаг к отстранению слабого Рамсеса XI от власти и восшествию на престол вместо него. Благодаря этой узурпации (1085 г. до н. э.) светское государство империи фараонов было «сведено в могилу», а вместо него возникло «теократическое» государство, где главный бог Фив правил через посредничество своих жрецов. Несомненно, его власть не распространялась далеко за пределы Фиваиды, и ей не суждено было продлиться долго.

Некий Смендес провозгласил себя «царем Верхнего и Нижнего Египта» в Танисе, который последние Рамессиды, вероятно, сделали своей столицей. Империи снова грозил распад на те же две части, что существовали до начала истории. Однако жрец-царь Херихор оказался на высоте положения. Он заключил со Смендесом союз, в соответствии с которым они вдвоем делили власть над всем государством. В свою очередь, внук Херихора Пиноджем I содействовал единству, женившись на дочери второго танисского царя Псусеннеса, после смерти которого он стал править всей страной единолично, тогда как его сыновья были назначены верховными жрецами Амона.

Четыреста лет, последовавших за учреждением «теократического» государства (1085–670 гг. до н. э.), были для Египта периодом политического, экономического и культурного упадка. Центр власти империи переместился в Нижний Египет. Династию Смендеса в Танисе сменили две династии военачальников ливийских наемников, резиденцией которых являлся Бубастис, и династия мелких царьков, сделавших своей столицей Саис.

Воспользовавшись слабостью Египта, Нубия в середине VIII века до н. э. также добилась независимости. Династия местных князей основала независимое царство со столицей в Напате. Фиванский царь богов Амон стал национальным богом, государство должно было рассматриваться как образец теократии, а его царь — как истинный хранитель подлинного характера и культуры Египта. Пока мелкие правители дельты растрачивали свою энергию во внутренней борьбе, нубийцы постепенно наступали, пока не заняли Фивы и не захватили в конце концов практически всю страну. Вместо египетского фараона или узурпатора-ливийца трон Египта занимал чернокожий царь из Эфиопии! Однако его владычество не было долгим. В Азии новую силу после периода упадка набрала Ассирийская держава, и большая часть Сирии опять оказалась под ее властью. Незначительная помощь, которую нубийские правители Египта теперь могли оказать испытывающим сильное давление сирийским князьям и другим владыкам, включая Хусия в Израиле (2 Цар., 17: 1–6), не могла остановить продвижение ассирийцев.

Наконец ассирийцы вошли в Египет, победили незначительных царей нижнеегипетских городов и изгнали нубийцев. И все же спустя несколько десятилетий они были вынуждены отступить и увести свои гарнизоны в Азию. В стране на Ниле снова настал краткий период свободы. Правитель Саиса опять объединил страну, и при его преемниках, царях Двадцать шестой династии — Псамметихе, Априи и Амасисе, — Египет избавился от печальных воспоминаний о нескольких последних веках, чтобы насладиться краткими днями новой славы.

Эта вновь достигнутая свобода дала жизнь новому чувству жизни. Однако существовало отчетливое понимание, что настоящая эпоха пуста. Неизбежным следствием этого стала тенденция обращаться к былым дням. Египтяне пришли к выводу, что эпоха пирамид была золотым веком, когда появилось все, что было важным для Египта. Тем не менее в дополнение к этому изменению в национальном сознании, которое страстно стремилось вернуться к далекому прошлому, не следует забывать, что новая эпоха обладала собственным характером. Ведь теперь Египет сделался более доступным для иноземцев, чем когда-либо прежде. Развивались торговые отношения с Грецией, возобновилось прежнее взаимодействие с Финикией. Результатом стало заметное возрождение экономического процветания.

Сорокачетырехлетнее правление Амасиса стало одним из самых благополучных и мирных за пять прошедших веков. Однако, когда оно близилось к концу, снова произошло ужасное потрясение, которое во время правления следующего царя, Псамметиха III, вызвало разрушение Египетского царства и потерю жителями долины Нила политической независимости. Как и прежде, буря пришла с востока. В 525 году до н. э. персидская армия под командованием Камбиза пересекла восточную границу, и Египет был включен в качестве персидской провинции в эффективно объединенную структуру новой мировой державы с центром в Персеполе. Хотя в последующие двести лет египтяне время от времени сбрасывали иноземное иго, за каждый краткий час свободы в конце концов нужно было платить все более горькую цену. Когда Александр Македонский в 332 году до н. э. с триумфом вошел в долину Нила, египтяне приветствовали его как спасителя и освободителя их страны. Едва ли они осознавали, что тот, кого они чествовали поднятием рук, пришел, чтобы отнять у них национальное правление навеки. Александр превратил древнюю империю фараонов в провинцию греческого мира, и она оставалась таковой в течение трехсот лет, пока не пала жертвой алчной Римской империи. С трагической смертью Антония и Клеопатры закончилась и древняя слава Египта.


Глава 16 Эпоха Рамессидов | Когда Египет правил Востоком. Пять столетий до нашей эры | Основные события египетской истории