home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



//- СМЕРТЬ ПОД «ПЕСНЮ МИРА» НА ПЛОЩАДИ ЦАРЕЙ ИЗРАИЛЯ — //

Исследователи вопроса терроризма заметили, что иногда обстоятельства, при которых фанатикам удаются покушения, либо повторяются, либо во многих чертах сходны. Как тут не подумать о вмешательстве чертовщины с ее губительными происками? Или же как не поразмыслить о существовании каких-то «запрограммированных» неведомыми силами эпизодах истории, которые нет-нет, да и повторяются? На эту мысль наводит убийство израильского премьер-министра Ицхака Рабина, когда стечение обстоятельств отдаленно было сродни покушению на Индиру Ганди.

Индира была убита 31 октября, а Рабин — 4 ноября. Мистики считают, что для террористов в календаре существуют «благоприятные» для покушения дни и периоды, о которых знают лишь «черные оккультисты», к помощи и совету которых прибегают некоторые террористы. Прибегают, правда, крайне редко — если это религиозно-фанатичные преступники.

…4 ноября 1995 года ситуация с гибелью Рабина складывалась следующим образом. В 8 часов вечера на забитой народом площади Царей Израиля в центре Тель-Авива начался митинг в поддержку мирного политического курса Израиля. Перед манифестантами, сторонниками этого курса, выступил премьер Ицхак Рабин, выразивший уверенность в том, что «многолетнему конфликту между Израилем и арабскими соседями будет положен конец, и мир воцарится в регионе».

Проводя параллель, отметим, что Ицхак, как и Индира, искал (и в отличие от Индиры находил!) пути мирного урегулирования вооруженных конфликтов. Индира искала мира с ультрарелигиозными сикхами, а Рабин — сне менее фанатичной частью палестинцев, «готовых биться с оружием в руках до последнего за обретение Палестиной автономии». Впрочем, требования трезво мыслящих палестинцев во многом справедливые, поскольку этот народ проживает столетиями на территории рядом и вместе с евреями.

Митинг окончился около 23.00 под специально написанную «Песню о мире», которой и подпевал премьер, стоя на балконе мэрии вместе с другими представителями власти. Листок с текстом песни Рабин затем положил в пиджак. Есть что-то символичное в том, что через несколько минут текст «Песни, о мире» обагрился кровью премьера-миротворца. Спустившись с трибуны и идя к машине сквозь толпу, взволнованный народной поддержкой своей политики, Рабин с благодарной улыбкой на ходу пожимал руки обступившим его участникам митинга.

Рабин уже садился в машину, когда один за другим раздались три выстрела. Две пули попали в премьера, а одна — в охранника, который попытался прикрыть его в последний момент. Вот как эту трагическую, ошеломительную для публики ситуацию в своих показаниях описывал водитель Рабина:

«Все произошло мгновенно и неожиданно. Я вышел из машины и открыл дверцу для Леи Рабин, которая шла за супругом. Вдруг я заметил, как кто-то из толпы выкинул руку с пистолетом и стал стрелять в Ицхака Рабина, крича: „Это просто так! Это не специально! Патроны не настоящие — холостые!“ Мне хотелось верить в это, но все же я бросился на руль. Охранник уже втолкнул Рабина, и мы поехали. Но куда ехать, я не знал. Премьер застонал, и мы спросили: „Где болит?“ „Спина, — прошептал он и добавил, как бы успокаивая нас — Ничего страшного“. Затем голова Рабина упала на грудь, и он умолк. Мы помчались в ближайшую больницу».

Какие же предположения и выводы можно сделать на основании показаний водителя? Во-первых, как мог убийца подойти так близко к премьеру, почему его не оттеснили в сторону сотрудники службы безопасности в штатском, которые так делают при охране любого государственного деятеля в цивилизованных странах? А израильская СБ (служба безопасности) ведь считается одной из самых лучших в мире! Входе расследования выяснился ряд промахов, совершенных ответственными сотрудниками службы безопасности ШАБАК, которым была поручена охрана премьера.

Еще большее изумление вызывает тот факт, что люди из СБ бездействовали, когда за несколько дней до митинга неизвестный по телефону предупредил их о. готовящемся покушении на Рабина! Однако служба безопасности не удосужилась проверить информацию неизвестного, пытавшегося предотвратить громкое преступление, потрясшее весь Израиль и цивилизованный мир.

А между тем, как стало известно прессе из материалов расследования, аноним даже описал внешность убийцы и верно сообщил, что это студент Барне-Иланского университета! Чем же объяснить непринятие должных мер усиления охраны Рабина со стороны ШАБАК? Ведь там служат профессионалы. До сих пор убедительных, конкретных объяснений по данному вопросу нет, есть только отговорки вроде «потери бдительности, допущения промаха в охране в тот роковой день».

Поневоле поверишь мистикам, утверждавшим, что преступнику помогал в толпе маг с огромными способностями психовоздействия на людей (охрану): это он якобы на несколько минут дезориентировал сознание и внимание охранников и тем самым помог убийце приблизиться к жертве на расстояние выстрела в упор, наверняка. Но реально мыслящих юристов, следователей интересуют конкретные, мотивированные факты, а не оккультные версии, доказательств которым в случае с Рабином нет.

Но так или иначе, создалась ситуация, как и в последние минуты жизни Индиры Ганди: тогда с ней рядом оказались только два охранника — ини одного человека из специальной службы безопасности, ни одного офицера. А почему ШАБАК не отреагировал на предупреждение по телефону и не усилил охрану? Наиболее распространенное мнение, что вокруг Рабина в те дни были слишком самоуверенные люди. Они посчитали анонимный звонок просто провокацией со стороны палестинцев, живущих на территории Израиля.

Так почему же в те несколько экстремальных минут, оставшихся до смертельного ранения Рабина, вдруг были парализованы внимание и бдительность людей из ШАБАК? И опять невольно возвращаемся к современным мифам (мифам ли?) о возросших возможностях «черных магов» из толпы, усовершенствовавших свое мастерство на основе использования древних знаний психологии человека!

Некоторые современные ученые считают, что удобнее всего применять массовый гипноз не тогда, когда гипнотизер находится на сцене и на нем сосредоточены сотни глаз зрителей, а как раз в толпе, охваченной эйфорией восторга или гнева. Как раз при исполнении «Песни мира» на площади Царей Израиля возникло массовое радостное чувство единения на основе одной политической идеи, восторженное выражение веры в скорый прочный и долгий мир с соседними арабскими народами, и с палестинцами в том числе.

Вполне логично звучит эта версия. Но где подтверждающий факт, где тот новый Вольф Мессинг, способный экспериментально в толпе подтвердить наши предположения? Вот в том-то и вопрос. «Мы никогда не открываем своих запредельных тайн и знаний простым смертным. Мы всегда находимся в тени, даже если достигаем величайшего совершенства в применении древних знаний», — записал в 70-х годах слова тибетского монаха английский географ и этнограф В. Андерсон.

Кстати, из дневниковых записей Андерсона мы знаем, что этот монах, разговаривая с ним, одновременно держал под контролем действия пятерых крестьян, работавших в сотне метров от беседующих, и эти люди выполняли действия, которые заранее Андерсон предложил монаху. Подобных свидетельств об уникальных способностях тибетцев, индусов, китайских и японских магов накоплено немало. Причем свидетельствуют как рядовые путешественники из разных стран, так и высокообразованные люди с авторитетными именами.

Рабин был поражен двумя разрывными пулями и скончался около полуночи. Никому из охранников не пришло в голову, что это преступление сотворит молодой еврей — Игал Амир, студент 3-го курса юридического (!) факультета Бар-Иланского университета в Тель-Авиве. Амир был вторым из восьми детей семьи, иммигрировавшей из Йемена. Семья была глубоко религиозной (опять фанатик-убийца из религиозной семьи, по-своему понявший Святое Писание — на этот раз Талмуд), отец был раввином местной синагоги. Сам Игал учился в религиозной школе, где постоянно проповедовалось единство еврейской нации и взаимное уважение между евреями. Но Игал, видевший отношения к арабам иными, чем Рабин, по-своему «уважил» премьера-миротворца — двумя разрывными пулями.

Отличавшийся в ранней юности прилежанием и патриотическими взглядами, Игал прошел действительную армейскую службу в элитной дивизии «Голани» и затем поступил в университет с религиозным уклоном. Казалось, что этот юноша будет истинным защитником государственной политики.

Но по мере познания жизни через призму Талмуда, по мере знакомства с ровесниками и старшими людьми разных политических убеждений в его душе начало произрастать отнюдь не семя защитника политики государства, которое в первую очередь ищет выгоду для своих подданных. Уж что касается заботы о своих гражданах, то тут Израиль — одно из самых примерных и показательных государств в мире. Но Игал был из тех, кому политика государства казалась более непримиримой к оппонентам и противникам Израиля и иудаизма.

Это был юношеский политико-религиозный максимализм, сдобренный развившимся фанатизмом. Примечательно, что даже близких знакомых Игала поразила весть о том, что он убил самого премьера, некоторые не хотели в это даже верить, думая, что допущена чудовищная ошибка. Не верили они потому, что Игал с детства прослыл «кротким и замкнутым», как охарактеризовала журналистам его мать. Это лишнее подтверждение русской поговорки, что «в тихом омуте.». На самом деле, как считают психологи, изучавшие биографию Игала, именно стремление заявить в обществе о себе как о сильном, решительном человеке и было использовано теми, кто постепенно готовил его к экстремистскому акту.

Зерна фанатизма упали на благодатную почву, именуемую тщеславием, скрываемым за замкнутостью, неприметностью. Это очень важный фактор при подборе кадров руководителей религиозно-экстремистских организаций во всем мире. Именно таким незаметным человеком в толпе 4 ноября оказался подготовленный к теракту Игал Амир — смуглый, невысокого роста, худощавый, но готовый умереть, чтобы осуществить покушение на премьера.

О том, что его действия были заранее обдуманы (и не только им, но и его хитроумными, коварными наставниками), свидетельствуют и его выкрики во время стрельбы: «Это просто так!

Это не специально! Патроны не настоящие — холостые!» Этими фразами он отвлекал внимание находившихся рядом людей и сотрудников службы безопасности, которые теряли драгоценные мгновения, соображая, что же это значит на самом деле. По свойству своей психики и разума любой человек прислушивается к выкрикам агрессивного нападающего и тем самым теряет время, находится в некотором замешательстве. Как известно, резкими выкриками расслабляют волю противника и убеждают его в своем превосходстве мастера восточных единоборств. И этот тонкий психологический фактор был учтен организаторами покушения, направившими руку молодого убийцы.

Игал Амир, при задержании не оказавший никакого сопротивления, на следствии довольно спокойно признал, что убивал премьера сознательно и еще ранее дважды пытался его застрелить, но не находил для этого удобного момента. Спокойствие Игала, отсутствие паники говорят о том, что он внутренне, психологически был подготовлен к самому худшему наказанию за содеянное. Преступники с воспитанным хладнокровием — криминальные и политические — как правило, самые опасные и целеустремленные в действиях. Это и есть главная черта проявления экстремизма на религиозной, ортодоксальной почве. Ортодоксы слепо следуют вековым догмам, записанным в древних священных книгах, и любое современное явление в обществе, любая новая мораль, не вписывающаяся в канон, не принимаются, резко отрицаются догматиками. Любого человека, чьи поступки фанатики посчитают несовместимыми с Писанием, они стремятся уничтожить. Вот в общих чертах мораль, которая и двигала, на наш взгляд, Игалом.

Он посчитал политические действия Рабина противоречащими Писанию и убил премьера «за отступничество». На допросах он так и заявил, что «хотел спасти еврейский народ и страну от предателя». При этом сослался на «Галах» — свод законов иудаизма, в котором «предписывается убивать любого еврея, который отдаст в руки врагов свой народ и его землю». Рабин же хотел часть отвоеванной Израилем земли во имя установления мира отдать под палестинскую автономию.

«Моей целью было всколыхнуть общественное мнение от равнодушия к тому, что на еврейской земле создают палестинское государство и армию террористов!», — с пафосом заявил убийца Рабина. Поэтому, чтобы «всколыхнуть общественное мнение», Игал Амир выбрал пистолет марки «Беретта» калибра 9 миллиметров и обойму с разрывными пулями.

На допросах он открыто радовался, что ему удалось привести свой черный замысел в исполнение. Это была радость фанатика, одержимого маниакальной идеей. Он показал, что, узнав о митинге, заранее пришел на место и укрылся на ближайшей автостоянке. Он даже снял «кипу» (ермолку), чтобы не выделяться среди водителей. Когда митинг закончился, Амир примкнул к толпе, окружившей машину Рабина, протиснулся в первый ряд на расстояние полутора метров (!) от машины и в удобный момент выстрелил в премьера. Пока он протискивался к машине, говорил Амир, никто из полицейских не интересовался им и не останавливал его. Затем Амир заявил, что хотел убить и министра иностранных дел Шимона Переса, и сожалел, что это ему не удалось.

В ходе следствия, естественно, возникла мысль о причастности Амира к групповому террористическому заговору против премьера, так как вряд ли один человек мог в одиночку продумать план и подготовить себя к его исполнению. Ему нужна была духовная опора, единомышленник. (Мы одновременно не отрицаем, что в мире есть случаи и единоличного террора, по собственной инициативе). Версия оказалась верной, поскольку во дворе дома Амира был обнаружен целый склад оружия, боеприпасов и взрывчатки. Амир же упрямо твердил: «Я действовал в одиночку и, возможно, Бог помогал мне».

Несмотря на заверения Амира, что он действовал самостоятельно, по подозрению в причастности к заговору были задержаны восемь человек, в том числе старший брат Игала Амира — 27-летний Хагай Амир, сослуживец убийцы 26-летний Дрор Адани, сокурсник по Бар-Иланскому университету 23-летний Охед Скорник, руководитель правоэкстремистской «Боевой еврейской организации» («Эял») Авишай Равив, а также военнослужащий, который поставлял оружие террористам. Также следствием было установлено, что Амир получил от группы ортодоксальных раввинов «религиозное благословение». Вот подтверждение нашей версии о воспитании религиозного фанатизма в рядах организации, к которой был причастен Амир.


//- „ГОЛУБАЯ ЗВЕЗДА“, ПОГУБИВШАЯ ИНДИРУ — // | Правда о зомби. Секретные проекты спецслужб | //- КРОВАВЫЙ ВТОРНИК В КАИРЕ — //